Возврат уголовного дела прокурору: судебная практика

Возвращение дела прокурору, как альтернатива оправдательному приговору.

Судьи не очень любят выносить оправдательные приговоры. Один мой знакомый, ныне судья в отставке, говорил мне, что написать оправдательный приговор гораздо труднее, чем обвинительный. Кстати, по статистике примерно половина оправдательных приговоров отменяется вышестоящим судом. Именно поэтому судьи не очень любят дела, где маячит оправдательный приговор. Поэтому они с радостью вернут уголовное дело прокурору, если для этого появится возможность, вместо вынесения оправдательного приговора.

Итак, что такое возврат уголовного дела прокурору и в каких случаях суд должен вернуть дело прокурору?

Ст. 237 УПК РФ предусматривает следующий случай возврата дела прокурору:

Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления.

Конечно же, возврат дела прокурору не является гарантией того, что уголовное дело после устранения нарушений не вернется снова в суд. Тем не менее, в моей практике адвоката по уголовным делам в тех случаях, когда перспективы обвинительного приговора были весьма туманными и суд возвращал дело прокурору, оно обратно в суд не направлялось, а прекращалось следователем. Я в будущем коротко напишу о некоторых из этих дел.

Теперь перейдем к примеру из моей уголовной практики.

А. обвинялся по двум эпизодам кражи леса. На самом деле А. был собственником автомобиля, на котором пытались вывозили с делянки лес. А. категорически отрицал то, что он посылал автомобиль с целью вывоза спиленного леса. Более того, А. неоднократно инструктировал своих водителей, чтобы они при погрузке леса проверяли документы, подтверждающие, что лесозаготовители действуют законно. Тем не менее, А. было предъявлено обвинение, что он по предварительному сговору с неким неизвестным следствию гражданином совершил кражу леса.

В первом же судебном заседании я заявил ходатайство о возврате дела прокурору. Основания для его заявления были следующими.

А. обвинялся в совершении кражи по предварительному сговору с неким лицом. В то же время в фабуле обвинения отсутствовали сведения о том, какие конкретно действия совершило неизвестное лицо, каковы были его функции в совершении преступления. Между тем, если А и неизвестное лицо были соисполнителями, но тогда надо описать его действия. Из обвинительного заключения невозможно было установить в чем заключались преступные действий неизвестного. Возможно он был пособником, или подстрекателем, или соисполнителем, или вовсе ничего преступного не совершал. Как суд мог бы вынести любой приговор, если в обвинительном заключении не говорилось, что делал неизвестный.

Суд не удовлетворил данное ходатайство и сал рассматривать дело. Но чем больше доказательств исследовалось, тем становилось яснее, что участие А и, тем более, неизвестного лица в преступлении не подтверждается.

Выступая в прениях я описал всю абсурдность обвинения А, который на месте преступления не находился, который инструктировал своих водителей перед поездками в лес, чтобы они убеждались в законности лесозаготовки. Также я отметил, что сотрудники полиции не захотели искать лицо, на которое указывали водители, как на возможного похитителя леса.

В итоге суд удалился в совещательную комнату и вместо приговора огласил постановление о возвращении дела прокурору, ссылаясь на те основания, которые я ранее приводил в своем ходатайстве. После возврата дела в следственный отдел оно было прекращено в связи с отсутствием в действиях А состава преступления.

Для меня, адвоката по уголовным делам, данное событие было такой же победой, как и оправдательный приговор.

Всё об уголовных делах

НОРМАТИВНАЯ база о возвращении дела прокурору

Возврат дела прокурору из I-й инстанции

– 237 УПК возвращение уголовного дела прокурору

– п. 14 Пленума № 28 нарушения влекущие возврат дела прокурору

– п. 14 Пленума № 1 нарушения в обвинительном заключении, акте

– п. 18 Пленума № 29 возврат дела при нарушении права на защиту

п. 19 Пленума № 51 возврат не должен быть связан с восполнением неполноты

Возврат дела прокурору из апелляции

– п.7 ч.1 389.20 УПК отмена приговора в апелляции с возвратом дела прокурору

ч.3 389.22 УПК возврат дела прокурору если суд не может устранить сам

п. 19 Пленума № 26 возврат дела прокурору из апелляции

Возврат дела прокурору из кассации

п.3 ч.1 401.14 УПК отмена приговора с возвратом дела прокурору

Возврат дела прокурору из надзора

– п.6 ч.1 412.11 УПК отмена приговора с возвратом дела прокурору

Когда это возможно

Когда возможен возврат дела прокурору: на разных стадиях уголовного процесса

Цель возврата дела

Цель возврата дела прокурору, обвиняемый должен четко усматривать выгоду

Прогноз дальнейшей ситуации по делу после возврата дела

Возврат дела прокурору, в чем суть этого механизма

237 УПК возврат дела прокурору

– возврат дела прокурору, это механизм, позволяющий устранить нарушения, допущенные в предыдущих стадиях уголовного производства.

– необходимо отличать два разных формы возвращения уголовного дела “вниз” (т.е. на предыдущие стадии уголовного процесса).

Отличия возврата прокурору от передачи на новое рассмотрение в I-й инстанции

– возвращение прокурору – это самая радикальная форма поворота уголовного процесса “вспять”. Она применяется, когда ситуация требует таких действий, которые суд (любой инстанции) осуществить просто не может.

– ч.2 252 УПК изменение обвинение в суде только в сторону улучшения

Ухудшение положения осужденного на стадии суда I-й инстанции

– например, суд не вправе изменить обвинение в худшую сторону ( ч.2 252 УПК и п. 20 Пленума № 55). То есть, для устранения нарушений не достаточно возврата дела в I-ю инстанцию, и требуется вернуть дело на более низшую стадию уголовного процесса, т.е. стадию досудебного производства .

– возврат дела на новое судебное рассмотрение происходит в тех случаях, когда нарушения могут быть устранены в рамках судебного производства. При этом наиболее широкими возможностями обладает суд I -й инстанции, поэтому устранять недочеты поручается именно ему (а не вышестоящим судам).

Когда возможен возврат дела

Возврат дела от прокурора к следователю

– первый момент, собственно даже не является возвратом дела прокурору. Это возврат дела от прокурора – следователю ( ч.1 221 УПК ).

– но этот механизм практически идентичен механизмам возврата на дальнейших стадиях процесса. То есть у него такой же правовой смысл и цели: исправление недочетов уголовного дела.

– поэтому его необходимо считать не отдельным механизмом, а частью механизма возврата дела прокурору.

Возврат прокурору до начала рассмотрения по существу

– по общему принципу, возращение дела желательно должно быть произведено до начала непосредственного судебного разбирательства, это следует из цепочки взаимосвязанных норм:

– ч.1 227 УПК (по поступившему делу судья должен определить требуется ли предварительное слушание).

– п.2 ч.2 229 УПК (суд обязан назначить предварительное слушание, если есть основания – для возвращения дела прокурору).

п.2 ч.1 236 УПК (решение о возврате прокурору принимается именно на предварительном слушании).

– то есть, по общему принципу (не железному правилу, а общему принципу) предполагается, что те недочеты и препятствия, что мешают рассмотрению дела должны быть обнаружены до начала судебного рассмотрения. То есть до того, как запущен громоздкий механизм с вызовом участников процесса.

Возврат прокурору возможен из любой стадии процесса

– но нет категорического запрета на возврат дела уже после начала рассмотрения дела. Иногда такая необходимость возникает уже в ходе рассмотрения. И например в норме п.6 ч.1 237 УПК прямо говорится, что дело возвращается прокурору, если в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства (именно такая формулировка в этом пункте, то есть прямо указывается о возможности возврата из стадии разбирательства) – выявлена необходимость ужесточения обвинения.

Требовать возврата можно в любой момент

– не будет никакой ошибки, если любая из сторон обратится с требованием о возврате дела в любой момент процесса (например, в ходе прений). То есть, было бы ошибкой (и правовой безграмотностью) если бы Вы просили суд о том, что вне его полномочий. Но как Вы видите, это вполне в рамках его прав.

– более того, ничто не препятствует Вам заявлять это требование и позже, так как суд имеет право возвращать дело и в следующих стадиях:

Должна быть правильная цель

– распространенная ошибка стороны защиты: когда обвиняемый и его защитник предпринимают активные усилия для возврата дела прокурору – но при этом не осознают для чего, собственно, оно им нужно ?

– ведь следует понимать: прокурор возвращает дело следователю ( ч.1 221 УПК ) или судья возвращает дело прокурору ( 237 УПК ) вовсе не в интересах стороны защиты. Отнюдь: задача прокурора и судьи совершенно иная. Она заключается в том, чтобы очистить дело от всех ошибок и заноз и обеспечить вынесение обвинительного приговора.

– нужна ли стороне защиты и выгодна ли такая очистительная процедура ? Далеко не всегда, чаще всего гораздо выгоднее чтобы в уголовном деле оставались неустраненные сомнения , на которые можно ссылаться позже.

I. Для процессуальных действий

Возврат дела для дополнения следствия

– самая частая цель, которую имеет смысл преследовать защите: вернуть дело для того, чтобы дополнить следствие.

– например: допросить свидетелей, провести экспертизу. Эти примеры не очень хороши, потому что процессуальные действия могут дать обратный эффект, не ослабить доказательственную базу , а наоборот ее усилить.

– хороший пример: обвиняемый на стадии следствия полностью отказался давать показания, воспользовавшись статьей 51 Конституции. Теперь, после того как он прочитал все материалы дела (в конце следствия согласно 217 УПК ) он получил возможность дать такие показания, которые максимально гибкие, их трудно будет опровергнуть. В данной ситуации есть определенная выгода в том, чтобы давать показания именно следователю, а не в суде.

Возврат для переквалификации

– довольно часто нам встречаются такие объяснения защитников: мы требуем возврата дела прокурору, чтобы обвинение было переквалифицировано на более мягкую статью.

– чаще всего заявлять такие требования не имеет смысла, объясняем почему:

а) Требования о переквалификации будут отвернуты. Ни судье, ни прокурору, ни следователю это просто не нужно. Более того, самому судье даже лучше если дело поступит ему с избыточно тяжелой квалификацией, а он вынесет приговор смягчив квалификацию. Всякому приятно быть в роли доброго судьи. Поэтому зачем ему возвращать дело для этого ?

б) Изменение квалификации возможно произвести в суде (согласно ч.2 252 УПК и п. 20 Пленума № 55) и именно так оно чаще всего и происходит.

II. Для затягивания дела

Затягивание с целью истечения сроков

– если сроки давности совершенного деяния близки к границам, установленным статьей 78 УК , то возврат дела может дать месяц-два времени и позволить в дальнейшем прекратить дело.

– подробнее об этом механизме можно прочитать здесь: Затягивание уголовного дела с целью истечения сроков давности.

III. Для зачета срока в СИЗО

Возврат дела для зачета срока в СИЗО

– если обвиняемый заключен под стражу и если обстоятельства дела подпадают под требования нормы ч.3.1 72 УК , то может иметься смысл подольше находится в следственной изоляторе чтобы сократить срок лишения свободы в расчете 1 день в СИЗО = 1,5 дня лишения свободы.

Читайте также:  Порядок возврата некачественного товара в магазин

– подробнее об этом механизме можно прочитать здесь: День за полтора в СИЗО, как учитывается время нахождения под стражей.

Прогноз дальнейшего развития ситуации (по мере пресечения)

– если суд апелляционной, кассационной инстанции возвращает дело вниз, то есть возможность предсказать (отчасти), что будет происходит по делу далее (точнее – какой именно итог повторного рассмотрения дела суд полагает желательным).

п. 58 Пленума N 41 мера пресечения при отмене приговора

– возвращая дело вниз суд обязан принять решение о том, продолжать ли осужденному оставаться по стражей (п. 58 Пленума N 41).

– это правило (обязанность решать по мере пресечения) распространяется:

– п. 23 Пленума N 26 мера пресечения при возврате из апелляции

– на стадию апелляции (п. 23 Пленума N 26).

– п. 25 Пленума № 19 мера пресечения при возврате из кассации

– и на стадию кассации (п. 25 Пленума № 19).

– освобождение из под стражи: это вернейший признак смягчения приговора.

– оставление под стражей может свидетельствовать, что причины возврата суд полагает “техническими” и не предполагает, что приговор будет смягчен (по крайней мере до такой степени, чтобы изменить вид наказания на иной, не связанный с лишением свободы).

НОРМАТИВНАЯ база о мере пресечения при возврате дела

п. 58 Пленума N 41 мера пресечения при отмене приговора

– п. 23 Пленума N 26 мера пресечения при возврате из апелляции

– п. 25 Пленума № 19 мера пресечения при возврате из кассации

Публикации

Неполная, с точки зрения суда, экспертиза не является основанием для возврата уголовного дела в прокуратуру, разъясняет Верховный суд РФ.

Высшая инстанция также указала, что в обвинительном заключении по делам о растрате необязательно расписывать доказательства корыстного мотива, поскольку диспозиция этой статьи УК и так содержит такие признаки.

Суть дела

Высшая инстанция рассматривала кассационное представление заместителя генпрокурора РФ на возврат дела против экс-руководителей Центра имени Хруничева в прокуратуру.

Трое бывших высокопоставленных сотрудников ведущего предприятия космической отрасли страны обвиняются в совершении растраты чужого имущества с использованием служебного положения, организованной группой, в особо крупном размере.

Дорогомиловский суд Москвы вернул дело прокурору на основании пункта 1 части 1 статьи 237 УК РФ для устранения препятствий рассмотрения его судом.

В постановлении суд сослался на отсутствие в обвинительном заключении описания преступных действий, свидетельствующих о намерениях или действительном получении фигурантами незаконного вознаграждения. Также в нем не содержится описания доказательств личной корыстной заинтересованности обвиняемых в совершении растраты, указал суд.

Он также полагал, что экспертное заключение по делу является неполным, а следствию необходимо было допросить специалистов и экспертов, включенных в список свидетелей.

Автор представления счёл, что выводы суда первой инстанции о необходимости возвращения уголовного дела прокурору являются преждевременными, сделанными без оценки всех представленных доказательств.

Верховный суд с его доводами согласился.

Позиция ВС

Высшая инстанция напомнила позицию Пленума ВС РФ от 22 декабря 2009 года No28 (с последующими изменениями), который уточнил нарушения, позволяющие вернуть уголовное дело прокурору:

– обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого;

– обвинительное заключение не подписано следователем либо не согласовано с руководителем следственного органа или не утверждено прокурором;

– в обвинительном заключении отсутствуют указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он был установлен по делу.

В рассматриваемом деле в обвинительном заключении указаны существо обвинения, место и время совершения преступлений, его способы, мотивы, цели, последствия, суммы причиненного ущерба и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, а также перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и доказательств, на которые ссылается сторона защиты.

Действительно, в обвинительном заключении отсутствует описание преступных действий, свидетельствующих о намерениях или действительном получении обвиняемыми незаконного вознаграждения и описания доказательств личной корыстной заинтересованности обвиняемых в совершении растраты.

«Однако по смыслу закона как растрата квалифицируются противоправные действия лица, которое в корыстных целях истратило вверенное ему имущество против воли собственника, в том числе путем его передачи другим лицам, включая юридические, круг которых не ограничен соучастниками виновного и близкими ему лицами», — поясняет ВС РФ.

Он считает, что утверждение первой инстанции о необходимости допросов следователем специалистов и экспертов, включенных в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, поскольку противном случае обвинительное заключение не соответствует требованиям статьи 220 УПК РФ, является несостоятельным.

Эксперты и специалисты были включены следователем в список по ходатайству стороны защиты, которое было заявлено и удовлетворено по окончании предварительного следствия, уточняет ВС. При этом сторона защиты не ходатайствовала о допросе в ходе следствия специалистов и экспертов, а лишь просила включить их в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание.

«Преждевременным является и вывод суда о неполноте экспертного заключения, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, исследование доказательств по делу не завершено, а в случае возникновения у суда сомнений в правильности, объективности и полноте заключения эксперта они могли быть разрешены судом путем допроса в судебном заседании экспертов, участвовавших в проведении экспертизы, постановки перед ними соответствующих вопросов, исследования всех представленных сторонами доказательств, в том числе допросов специалистов, заявленных стороной защиты, и последующей оценки доказательств в совокупности. Кроме того, суд не лишен возможности назначения дополнительной либо повторной экспертизы», — отмечает высшая инстанция.

Таким образом, считает ВС, не завершив судебное следствие, не предоставив сторонам обвинения и защиты возможность в полном объеме представить все доказательства, не исследовав их в совокупности, суд фактически дал оценку доказательствам, а также сослался на обстоятельства, не предусмотренные статьей 237 УПК РФ при возврате дела прокурору.

В связи с чем судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ отменила постановление суда и последующие судебные решения, а уголовное дело передала на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции иным составом суда (Определение No5-УДП19-106).

Возврат уголовного дела прокурору: судебная практика

Президиумом Нижегородского областного суда

«15» июля 2015 года

ОБЗОР

судебной практики Нижегородской области по применению в 2014 году положений ст.237 УПК РФ при разрешении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий к рассмотрению дела судом

Институт возвращения судом прокурору уголовных дел, для устранения препятствий их рассмотрения, регламентированный в статье 237 УПК РФ введен в действие с 01 июля 2002 года новым Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (Федеральный закон от 18 декабря 2001 года N 174-ФЗ). С этого времени, он неоднократно подвергался кардинальной законодательной корректировке.

Всего в статью 237 УПК РФ изменения вносились пять раз Федеральными законами от 04.07.2003 №92-ФЗ, от 02.12.2008 №226-ФЗ, от 04.03.2013 №23-ФЗ (в связи с введением нового института дознания в сокращенной форме), от 26.04.2013 №64 (была введена ч.1.2 ст.237 УПК РФ во исполнение Постановления КС РФ от 16.05.2007 №6-П), от 21.07.2014 №269-ФЗ (введены п.6 ч.1 и ч.1.3 УПК РФ во исполнение Постановления КС РФ от 02.07.2013 года №16-П).

Для понимания правовой природы возвращения уголовного дела прокурору ключевую роль сыграли постановления Конституционного Суда РФ: от 04.03.2003 №2-П, от 08.12.2003 №18-П, а также другие.

В частности, наиболее знаковым является постановление Конституционного Суда РФ от 08.12.2003 №18-П, в котором выражена правовая позиция о том, что суд вправе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия. Этим же Постановлением положения ч.4 ст.237 УПК РФ, запрещавшей по возвращенному прокурору уголовному делу производство каких–либо следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных данной статьей УПК РФ, признаны неконституционными.

Во исполнение этого постановления Конституционного Суда РФ, Верховный Суд РФ, в постановлении Пленума от 05.03.2004 №1 «О применении судами норм уголовно-процессуального Кодекса РФ» (п.14), разъяснил, что при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в ст.237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона, следует понимать такие нарушения изложенных в ст.ст.220,225 УПК РФ положений, которые исключают возможность принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта. В частности, исключается возможность вынесения судебного решения в случаях, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение или обвинительный акт не подписан следователем, дознавателем, либо не утвержден прокурором; в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствует указание на прошлые неснятые и непогашенные судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем, если он установлен по делу.

Если возникает необходимость устранения иных препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в пп.2-5 ч.1 ст.237 УПК РФ, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с ч.1 ст.237 УПК РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном ст.ст.234 и 236 УПК РФ, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 N 28 “О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству” указанный перечень безусловных оснований для возвращения уголовного дела судом прокурору дополнен также случаями, когда обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа, а обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания.

В постановлении №6-П от 16.05.2007 «По делу о проверки конституционности положений статей 237,413 и 418 УПК РФ в связи с запросом Президиума Курганского областного суда», Конституционный Суд впервые признал, что не соответствуют Конституции РФ положения закона, в части не позволяющей суду возвращать уголовное дело прокурору для предъявления более тяжкого обвинения, если новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому обвинения наступили после направления уголовного дела в суд, и которое инициировало дополнение части 1 ст.237 УПК РФ новой частью 1.2.

Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 №16-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 237 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Республики Узбекистан Б.Т. Гадаева и запросом Курганского областного суда» отменило при возвращении дела прокурору запрет на поворот к худшему, то есть запрет на дополнение (изменение) обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, содержащегося в обвинительном заключении, и которое инициировало дополнение части 1 ст.237 УПК РФ пунктом 6 и новой частью 1.3 УПК РФ.

Согласно статистическим данным в 2014 году городскими и районными судами Нижегородской области по основаниям и в порядке ст.237 УПК РФ прокурорам было возвращено 161 уголовное дело в отношении 231 лица ( в 2013 году было возвращено прокурору 151 уголовное дело в отношении 220 лиц, в 2012 году 171 уголовное дело в отношении 259 лиц). Из них обжалованы постановления по 48 уголовным делам в отношении 119 лиц (в 2013 году по 71 уголовному делу в отношении 142 лица, в 2012 году в отношении 137 лиц), отменены постановления в отношении 57 лиц (в 2013 году отменены постановления в отношении 64 лиц, в 2012 году в отношении 99 лиц).

Читайте также:  Возврат машины после покупки с рук

Обобщенные данные по судам выглядят следующим образом.

Общее количество рассмотренных дел/в отношении лиц

% дел возвращенных прокурору от общего числа рассмотренных

Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору

1. Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:

1) обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления;

2) копия обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном частью четвертой статьи 222 или частью третьей статьи 226 настоящего Кодекса;

3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера;

4) имеются предусмотренные статьей 153 настоящего Кодекса основания для соединения уголовных дел, за исключением случая, предусмотренного статьей 239.2 настоящего Кодекса;

5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 настоящего Кодекса;

6) фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении, постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния либо в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства установлены фактические обстоятельства, указывающие на наличие оснований для квалификации действий указанных лиц как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния.

1.1. При наличии обстоятельств, указанных в статье 226.2 и части четвертой статьи 226.9 настоящего Кодекса, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке.

1.2. Судья по ходатайству стороны возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом в случаях, если:

1) после направления уголовного дела в суд наступили новые общественно опасные последствия инкриминируемого обвиняемому деяния, являющиеся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;

2) ранее вынесенные по уголовному делу приговор, определение или постановление суда отменены в порядке, предусмотренном главой 49 настоящего Кодекса, а послужившие основанием для их отмены новые или вновь открывшиеся обстоятельства являются в свою очередь основанием для предъявления обвиняемому обвинения в совершении более тяжкого преступления.

1.3. При возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, предусмотренным пунктом 6 части первой настоящей статьи, суд обязан указать обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого, лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, как более тяжкого преступления, общественно опасного деяния. При этом суд не вправе указывать статью Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой деяние подлежит новой квалификации, а также делать выводы об оценке доказательств, о виновности обвиняемого, о совершении общественно опасного деяния лицом, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера.

2. Утратила силу.

3. При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого. При необходимости судья продлевает срок содержания обвиняемого под стражей для производства следственных и иных процессуальных действий с учетом сроков, предусмотренных статьей 109 настоящего Кодекса.

4. Утратила силу.

5. Утратила силу.

Комментарий к Ст. 237 УПК РФ

1. Возрождение института, о котором идет речь (начало такому возрождению было положено еще в 2003 г. Постановлением Конституционного Суда РФ N 18-П // Российская газета. 2003. 23 дек.), означает, что суд по результатам предварительного слушания уголовного дела вправе по инициативе сторон или по собственной инициативе при наличии оснований, перечисленных в части первой комментируемой статьи, возвратить данное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, что означает его возвращение для производства дополнительного расследования, т.е. производства необходимых следственных действий, связанных с такой работой. На это указывает содержание части третьей комментируемой статьи. Понятием «возвращение для производства дополнительного расследования» УПК пользуется и в части шестой статьи 162, устанавливающей, что дополнительное расследование должно быть завершено в месячный срок со дня поступления возвращенного уголовного дела следователю. Вместе с тем неполнота предварительного расследования в числе оснований возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования (в отличие от УПК РСФСР) не значится. Такая неполнота по возможности должна быть устранена в ходе судебного следствия, а при отсутствии такой возможности суд обязан принять соответствующее итоговое решение по уголовному делу, включая оправдательный приговор.

2. По основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой комментируемой статьи, уголовное дело подлежит возвращению прокурору, в частности, когда обвинение, изложенное в обвинительном заключении или обвинительном акте, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого; обвинительное заключение или обвинительный акт не подписаны следователем (дознавателем), обвинительное заключение не согласовано с руководителем следственного органа либо не утверждено прокурором, обвинительный акт не утвержден начальником органа дознания или прокурором; в обвинительном заключении или обвинительном акте отсутствуют указание на прошлые судимости обвиняемого, данные о месте нахождения обвиняемого, данные о потерпевшем (пункт 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28).

3. Отсутствие в материалах уголовного дела расписки в том, что копия обвинительного заключения обвиняемому вручена (см. часть вторую статьи 222 УПК), не может служить основанием основания уголовного дела прокурору, если по утверждению обвиняемого она фактически ему вручена (пункт 15 названного Постановления).

Причины возвращения прокурорам уголовных дел судами в порядке, предусмотренном статьей 237 УПК РФ Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Сабанин Александр Сергеевич

Статья посвящена рассмотрению причин возвращения прокурорам уголовных дел судами на основе анализа данных за 1 полугодие 2016 года.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Сабанин Александр Сергеевич

The reasons for return to prosecutors of criminal cases by courts pursuant to article 237 of Code of Criminal Procedure of Russian Federation

Тhe article is devoted to consideration of reasons for return to prosecutors of criminal cases by courts on the basis of analysis of data for the first half of 2016 year.

Текст научной работы на тему «Причины возвращения прокурорам уголовных дел судами в порядке, предусмотренном статьей 237 УПК РФ»

Причины возвращения прокурорам уголовных дел судами в порядке, предусмотренном статьей 237 УПК РФ

Сабанин Александр Сергеевич,

прокурор учебно-методического отдела прокуратуры Свердловской области – межрегионального центра профессионального обучения прокурорских работников и федеральных государственных гражданских служащих e-mail: proc-centre@yandex.ru

Статья посвящена рассмотрению причин возвращения прокурорам уголовных дел судами на основе анализа данных за 1 полугодие 2016 года.

Ключевые слова: прокурор; уголовное дело; суд; нарушения; анализ.

The reasons for return to prosecutors of criminal cases by courts pursuant to article 237 of Code of Criminal Procedure of Russian Federation

Sabanin Alexander Sergeevich,

Prosecutor of the Teaching and Methodical Department of Public Prosecutor’s Office of Sverdlovsk region

The article is devoted to consideration of reasons for return to prosecutors of criminal cases by courts on the basis of analysis of data for the first half of 2016 year.

Key words: prosecutor; criminal case; court; violations; analysis.

На стадии утверждения обвинительного заключения прокурорами выявляются многочисленные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, препятствующие направлению дела в суд.

В этих условиях действенным способом защиты конституционных прав граждан на досудебной стадии уголовного судопроизводства и повышения качества направляемых дел в суд является реализация предоставленных прокурору полномочий по возвращению уголовных дел на дополнительное расследование.

За первое полугодие 2016 г. прокурорам из органов предварительного расследования МВД России, Следственного комитета Российской Федерации, ФСКН России1 поступило для утверждения обвинительного заключения (акта, постановления) 250,6 тыс. уголовных дел.

При этом в порядке, предусмотренном п. 2 ч. I ст. 221 УПК РФ, прокурорами принято 11,1 тыс. решений о возвращении уголовного дела следователям с письменными указаниями о производстве дополнительного следствия, изменении объема предъявленного

1 ФСКН России упразднена указом Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. № 156 «О совершенствовании государственного управления в сфере контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров и в сфере миграции».

обвинения либо квалификации действий обвиняемых или о пересоставлении обвинительного заключения и устранении выявленных недостатков.

В органах предварительного следствия СК России и МВД России удельный вес возвращенных прокурором дел составил соответственно 2,9 % и 3,9 %. В органы дознания для производства дополнительного расследования прокурорами в первом полугодии 2016 г. возвращено 7,4 тыс. уголовных дел, причем подавляющая часть из них – в МВД России (6,4 тыс.).

В ходе осуществления надзорной деятельности некоторые нарушения, допущенные на этапе предварительного следствия, были оставлены прокурорами без внимания и надлежащего реагирования, что обусловило возвращение уголовных дел судами в порядке ст. 237 УПК РФ.

В первом полугодии 2016 г. судами принято 3 045 решений о возвращении прокурорам в указанном порядке уголовных дел, оконченных органами предварительного следствия, и 1 257 – дознавателями.

Однако анализ правоприменительной практики показывает, что прокуроры не во всех случаях соглашались с решениями судов о возвращении дел в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ. Ими было обжаловано 1 786 таких решений, удовлетворено 600 апелляционных представлений, т. е. каждое третье.

Например, в Красноярском крае Назаровским городским судом прокурору возвращено уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ в связи с тем, что в обвинительном заключении изложены, по мнению суда первой инстанции, противоречивые и взаимоисключающие формулировки о направленности умысла обвиняемого – указано на его безразличное отношение к наступлению смерти потерпевшего. В своем решении суд первой инстанции указал, что данное обстоятельство свидетельствует о косвенном умысле на убийство и противоречит предъявленному обвинению по ч. 4 ст. 111 УК РФ, предусматривающей неосторожность по отношению к наступившим последствиям в виде смерти.

Однако суд апелляционной инстанции, отменяя решение, отметил, что наличие в обвинительном заключении данного недостатка само по себе не препятствовало постановлению по уголовному делу законного решения, поскольку основания для возвращения этого уголовного дела могут возникнуть лишь в том случае, если по итогам судебного разбирательства суд придет к убеждению о наличии у обвиняемого умысла на убийство потерпевшего и необходимости предъявления более тяжкого обвинения. Между тем судебное разбирательство по делу не проводилось, фактические обстоятельства и материалы дела, подтверждающие направленность умысла обвиняемого, не исследовались, в связи с чем постановленное судом первой инстанции решение является необоснованным.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда решение суда первой инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрение, по результатам которого был вынесен обвинительный приговор.

Лишь в единичных случаях прокуроры по объективным причинам не могли выявить обстоятельства, установленные впоследствии судом и послужившие основанием для возвращения уголовного дела (представление в суд стороной защиты дополнительных документов, производство повторных судебных экспертиз и др.).

Читайте также:  Возврат лекарственных препаратов в аптеку

Итоги проведенного анализа надзорной деятельности свидетельствуют о том, что, как правило, судами принимались решения о возвращении уголовных дел в порядке ст. 237 УПК РФ в связи с тем, что обвинительное заключение (акт, постановление) составлены с нарушением требований УПК РФ (50-100 % в зависимости от региона).

В Новосибирской области из-за нарушений уголовно-процессуального законодательства прокурорам возвращено 17 уголовных дел. В частности, Дзержинский районный суд г. Новосибирска вернул прокурору уголовное дело в отношении Р. в связи с тем, что действия обвиняемого по восьми эпизодам преступлений, совершенных в 2006-2007 гг., ошибочно квалифицированы по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 г. № 377-Ф3, которая не улучшает его положения. Кроме того, следователь, формулируя обвинение, не указал, что преступление совершено в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста.

В Архангельской области постановлением Онежского городского суда на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ прокурору возвращено уголовное дело в отношении С. и Я., обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260, ч. 3 ст. 191.1, ч. 3 ст. 327 УК РФ. Основанием для возвращения дела послужило то, что в обвинительном заключении не указано место совершения преступления, а обозначенная сумма причиненного ущерба не соответствовала материалам уголовного дела.

Нередко вне поля зрения прокуроров остаются нарушения уголовно-процессуального закона, связанные с назначением и проведением судебных экспертиз.

Например, в г. Москве постановлением Кунцевского районного суда прокурору возвращено уголовное дело в отношении А., совершившего запрещенное уголовным законом деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 318 УК РФ. Основанием для возвращения уголовного дела явилось то обстоятельство, что судебно-психи-атрическая экспертиза проведена А. неправомочным составом комиссии из двух экспертов, в то время как согласно п. 10 Положения об амбулаторной судебно-психиатрической экспертной комиссии, утвержденного Минздравом СССР 5 декабря 1985 г. № 06-14/30, экспертная комиссия должна включать не менее трех врачей-психиатров.

Судами также принимались решения о возвращении дела прокурору ввиду непроведения судеб-но-психиатрической экспертизы обвиняемому при наличии веских оснований для назначения такого исследования.

Зачастую прокурору возвращались уголовные дела в связи с иными невыявленными нарушениями положений УПК РФ, в частности регулирующих права лиц, подвергнутых уголовному преследованию.

Так, судами было установлено значительное количество нарушений права обвиняемого на защиту. Неисполнение требований ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации фиксировалось почти во всех регионах России.

Наиболее характерные из этих упущений выражались в защите одним адвокатом интересов нескольких обвиняемых, в показаниях которых имелись существенные противоречия.

К примеру, в Брянской области имел место случай возвращения судом уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ в связи с тем, что в ходе предварительного расследования интересы обвиняемых представлял один защитник при наличии существенных расхождений в позиции обвиняемых. Постановлением Брянского областного суда прокурору г. Клинцы возвращено уголовное дело в отношении К. и Р., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Приговором суда первой инстанции К. и Р. признаны виновными в совершении инкриминируемого им преступления. Не согласившись с указанным решением, обвиняемые обжаловали его в апелляционном порядке. При рассмотрении жалоб осужденных Брянским областным судом установлено, что в ходе предва-

рительного расследования интересы подозреваемого Р. защищал адвокат, ранее представлявший интересы подозреваемого К., при этом показания указанных лиц содержали существенные противоречия.

Не исключены из практики и случаи выявления судом скрытого конфликта интересов участников уголовного судопроизводства, который не удалось обнаружить прокурору при утверждении обвинительного заключения.

Так, в Алтайском крае постановлением Усть-Калманского районного суда прокурору района в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Судом установлено, что защиту Б. по делу осуществляет адвокат С. Ранее Б. был осужден за совершение преступления в отношении родного сына адвоката С., исходя из чего суд пришел к выводу о том, что интересы адвоката противоречат интересам подсудимого Б.

В ином случае приговором Московского районного суда г. Санкт-Петербурга А. осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к семи годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда данный приговор отменен, уголовное дело в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, возвращено прокурору для устранения нарушений, препятствующих его рассмотрению в суде. В судебном решении отражено, что расследование проведено и обвинительное заключение в отношении А. было составлено старшим следователем СУ УМВД России по Московскому району г. Санкт-Петербурга Л., в то же время из материалов уголовного дела усматривалось, что ранее Л., будучи оперуполномоченным УЭБиПК ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, осуществлял оперативное сопровождение данного уголовного дела.

Необходимо отметить, что нарушения прав обвиняемых выражались часто и в непредоставлении переводчика, проведении следственных, процессуальных действий на языке, которым они не владеют.

Типичным примером такого просчета является уголовное дело по обвинению Р. по ч. 2 ст. 167 УК РФ: в Волгоградской области Волжским городским судом прокурору оно возвращено в порядке ст. 237 УПК РФ, поскольку обвиняемый не владел русским языком, а услуги переводчика на стадии предварительного следствия ему не были предоставлены.

Анализ судебно-следственной практики в совокупности с результатами прокурорского надзора свидетельствует, что в деятельности органов предварительного расследования до сих пор носят распространенный характер недостатки и упущения, связанные с так называемыми «техническими ошибками» при составлении основных процессуальных документов, формировании материалов уголовного дела.

Во многом эта ситуация обусловлена поспешностью проведения следственных действий и нацеленностью органов следствия и дознания на формирование благоприятных статистических показателей путем направления в суд максимально возможного числа

уголовных дел без учета безусловной приоритетности соблюдения требований уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Большинство таких недостатков выявляется прокурорами на стадии изучения уголовных дел, о чем свидетельствует значительное число решений, принятых прокурорами в порядке ст. 221 и 226 УПК РФ.

Вместе с тем установлено немало случаев, когда без внимания и должного реагирования территориальных прокуроров оставались факты опечаток и неточностей в обвинительных документах в части указания даты, места совершения преступления, квалификации содеянного, а также существенных расхождений текста обвинения и обвинительного заключения. Такие упущения послужили основанием для возвращения в среднем от 5 до 10 % уголовных дел.

В Республике Дагестан прокурором Табасаранского района утверждено обвинительное заключение по уголовному делу по обвинению К., и дело направлено в районный суд, между тем руководителем следственного органа обвинительное заключение согласовано не было. В этой связи дело возвращено в порядке ст. 237 УПК РФ.

В целом приведенные сведения позволяют сделать вывод о широкой распространенности в деятельности прокуроров упущений, повлекших возвращение уголовного дела на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ. На порядок меньше зафиксировано случаев возвращения уголовных дел прокурору ввиду нарушения положений п. 2 ч. 1 данной нормы закона, т. е. в связи с тем, что копия обвинительного заключения (акта) не была вручена обвиняемому.

Одновременно следует отметить, что имели место единичные факты возвращения уголовных дел по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, а именно для составления обвинительного заключения по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера.

В некоторых случаях (около 5 % от общего числа возвращенных уголовных дел прокурору) суды указывали на наличие предусмотренных ст. 153 УПК РФ оснований для соединения уголовных дел.

Так, Ардонским районным судом Республики Северная Осетия – Алания в порядке п. 4 ч. 1 ст. 237 УПК РФ прокурору возвращено уголовное дело в отношении Е., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Принимая данное решение, суд отметил, что подсудимый обвиняется в совершении кражи по предварительному сговору совместно с М., при этом следователем вынесено постановление о выделении уголовного дела в отношении М. в связи с тем, что тот призван на военную службу и у него отсутствует реальная возможность участвовать в уголовном деле. Вместе с тем в судебном заседании установлено, что подозреваемый М. вернулся из рядов Вооруженных Сил Российской Федерации, что подтверждается его присутствием в зале суда.

Факты неразъяснения обвиняемому при ознакомлении с материалами уголовного дела прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ, также выявляются в судах.

В частности, в Хабаровском крае в связи с отсутствием в уголовном деле протокола ознакомления одного из обвиняемых с материалами уголовного дела и разъяснения ему положений названной статьи суд усмотрел нарушение права обвиняемого на защиту и вернул прокурору Центрального района г. Хабаровска дело по обвинению А. и других в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ. Апелляционное представление прокурора оставлено без удовлетворения.

Удельный вес уголовных дел, возвращенных прокурору по основанию, предусмотренному п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, составляет до 25 % от общего числа дел, возвращенных судами в этом порядке.

Следует отметить, что довольно часто судами по данному основанию возвращаются уголовные дела о посягательствах, направленных против жизни и здоровья человека, причем особые сложности и, как следствие, ошибки, возникают у органов предварительного расследования при расследовании преступлений, ответственность за совершение которых установлена ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

К примеру, Центральным районным судом г. Воронежа при рассмотрении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, было установлено, что его действия подлежат квалификации по более тяжкому составу преступления -п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ – в связи с тем, что тяжкие телесные повреждения обвиняемый причинил предметом, используемым в качестве оружия.

Рассматривая вопросы, связанные с реализацией правового механизма возвращения уголовного дела прокурору, нельзя недооценивать проблему соблюдения разумных сроков уголовного судопроизводства. Практически всегда этот процесс предполагает затраты времени, необходимого для подготовки дела к от-

правке, его пересылке, этапирования обвиняемого, последующего выполнения следственных и иных процессуальных действий, повторного направления дела в суд и т. п.

Поэтому особое значение приобретает своевременное принятие должных мер по изучению причин складывающейся негативной ситуации, выработка и реализация комплекса мероприятий по их устранению.

Укреплению законности способствует практика рассмотрения проблемных вопросов прокурорского надзора на межведомственных совещаниях руководителей правоохранительных органов, разработка и направление на места методических рекомендаций о порядке осуществления проверки уголовных дел, поступивших для утверждения обвинительного заключения.

1. Назарова К. Н. Возвращение уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ: проблемы правоприменения / К. Н. Назарова // Российская юстиция. -2014. – № 12.

2. Настольная книга прокурора / под общ. ред. С. Г. Кехлерова, О. С. Капинус; науч. ред. А. Ю. Винокуров. -4-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2016.

3. Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Ч. 2: Актуальные вопросы судебной практики, рекомендации судей Верховного Суда РФ по применению уголовно-процессуального законодательства на основе новейшей судебной практики: практ. пособие / В. А. Давыдов, В. В. Дорошков, Н. А. Колоколов и др.; под ред. В. М. Лебедева. – 7-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2016.

Ссылка на основную публикацию