Статус стороны обвинения

Фактам, которые говорят против задержанного, может впоследствии найтись другое объяснение. А вот факты, которые имеются во втором случае, уже доказаны, и их достаточно, чтобы обвинить человека.

Чем отличается подозреваемый от обвиняемого?

Подозреваемый и обвиняемый — процессуальные статусы одного и того же человека в разные временные отрезки, которые отличаются друг от друга. Имеются в виду отрезки времени в рамках уголовного процесса. Подозреваемый может стать, а может и не стать обвиняемым, а затем и подсудимым.

Каждое из этих процессуальных положений влечет соответствующий набор процессуальных прав и обязанностей. Так в чем же отличие подозреваемого от обвиняемого?

Если так случилось, что вы оказались в роли подозреваемого или обвиняемого, значит, дела ваши не слишком хороши. И те, и другие имеют право на защиту. Нужно ли говорить, что гораздо эффективнее услуг бесплатного государственного адвоката будет помощь специалиста, которого вы выберете сами.

Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения

Обвинение – это утверждение о совершенном определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в установленном процессуальным законом порядке (п.22 ст.5 УПК).

Обвинение как процессуальная деятельность и функция возникает в подавляющем большинстве случаев по всем делам публичного и частно-публичного обвинения в досудебных стадиях уголовного процесса и реализуется в ходе предварительного расследования, проявляясь в процессуально-правовой форме с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого или составления обвинительного акта.

Возникнув в стадии предварительного расследования, обвинение осуществляется непрерывно на протяжении ряда последующих стадий, особенно в ходе судебного разбирательства.

Прокурор (ст. 37 УПК РФ) является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной УПК, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Следователь (ст.38 УПК РФ) – должностное лицо, уполномоченное в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу.

Руководитель следственного органа (ст.39 УПК РФ) – должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель.

Органы дознания (ст.40 УПК РФ) – государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с УПК РФ осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия (п.24 ст.5 УПК РФ).

Начальник подразделения дознания (ст.40.1 УПК РФ) – должностное лицо органа дознания, возглавляющее соответствующее специализированное подразделение, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания, а также его заместитель.

Дознаватель (ст.41 УПК РФ) – должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания, осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

Потерпевший (ст.42 УПК РФ) – это физическое лицо, которому преступлением причинён физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда.

Частный обвинитель (ст.43 УПК РФ) – это лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения в порядке, установленном ст. 318 УПК РФ, и поддерживающее обвинение в суде.

Гражданский истец (ст.44 УПК РФ) – это физическое лицо или юридическое лицо, предъявляющее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинён ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя (ст.45 УПК РФ)могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. По постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец.

Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетнимиили по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участиюв уголовном деле привлекаются их законные представители или представители.

Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты

Защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод является принципиальным требованием, заложенным в назначении уголовного судопроизводства. Такой подход определяет особую значимость реализации функции защиты, осуществляемой участниками уголовного процесса со стороны защиты, к которой в соответствии с п.46 ст.5 УПК РФ относятся: обвиняемый, а также его законный представитель, защитник, гражданский ответчик, его законный представитель и представитель.

Кроме перечисленных лиц, в главе 7 УПК, раскрывающей полномочия участников этой группы, называется еще и подозреваемый. Данное обстоятельство связано с тем, что подозреваемый не является субъектом, против которого выдвинуто обвинение, но в отношении него есть подозрения о причастности к совершению преступления, от которых он вправе защищаться.

Сторона защиты включает в себя всех тех участников процесса, которые противостоят уголовному преследованию, исходя из своего личного правового интереса в результатах уголовного судопроизводства (подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный), или оказывают этому содействие, исходя из выполняемых обязанностей (защитники, представители).

Подозреваемый (ст.46 УПК РФ) – это лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо лицо, которое задержано по подозрению в совершении преступления, либо лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения, либо лицо, которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в ходе дознания (ч.1 ст.46 УПК).

Обвиняемый (ст.47 УПК РФ) – – это лицо, в отношении которого:

1) вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого;

Новый статус обвиняемого: проблемные моменты

Как мы видим, статус лица, с которым заключено досудебное соглашение, очень близок к статусу свидетеля. Не случайно новая ст. 56.1 УПК РФ, регламентирующая указанный статус, помещена в главу 8 УПК РФ, которая определяет статус иных участников уголовного судопроизводства, сразу после статьи 56, посвящённой вопросам регламентации статуса свидетеля (первоначальные предложения поместить статью в главу, посвящённую участникам судопроизводства со стороны обвинения, рядом со статьей «Обвиняемый» была законодателем отвергнута). По этой причине многие специалисты таких обвиняемых неофициально именуют «особыми свидетелями». Нам представляется, что такое положение дел некорректно, поскольку статус свидетеля предполагает нейтралитет – он не заинтересован в исходе уголовного дела, чего нельзя сказать об обвиняемом.

Читайте также:
УПФР Мытищинского района Московской области

Правильнее было бы обозначить лицо, в отношении которого выделено дело в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, как лицо с двумя статусами: ведь такое лицо изначально является обвиняемым по основному делу, после заключения с ним соглашения и выделения его дела из основного он по прежнему остаётся в статусе обвиняемого но уже по выделенному уголовному делу, при этом одновременно по основному делу его статус трансформируется в статус лица, в отношении которого дело выделено в связи с заключением досудебного соглашения.

Именно невозможность сочетать в статусе нового участника несочетаемое, изначальную презумпцию беспристрастности и не заинтересованности свидетеля и полную заинтересованность обвиняемого, которого нельзя привлечь за дачу ложных показаний обусловила наличие споров как до принятия рассматриваемых изменений в УПК РФ, так и после вступления закона в силу. Полагаю, что любые попытки сместить акценты в новом статусе в сторону свидетеля или обвиняемого заведомо обречены на провал: лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, обладая отдельными признаками статуса свидетеля и статуса обвиняемого, тем не менее не является ни обвиняемым, ни свидетелем. Это именно новый особый участник уголовного судопроизводства со своим специфическим набором прав и обязанностей.

Есть еще пара проблемных моментов.

  1. Ничто не мешает «особому свидетелю» оговорить своих подельников, чтобы максимально смягчить наказание. Подобная практика распространена по делам об экономических преступлениях: субъект может перекладывать часть своей вины на подельника, например, в связи с участием в мошеннических схемах. Показания таких обвиняемых, полученные с соблюдением норм УПК РФ, признаются допустимыми доказательствами наравне с показаниями обычных свидетелей. Однако, как мы выяснили ранее, обвиняемый, с которым заключено соглашение, имеет свой интерес в деле.
  2. Другие обвиняемые оказываются в заранее невыгодной для себя ситуации – они не могут допрашивать «особых свидетелей» и настаивать на том, чтобы эти субъекты были допрошены. Ситуация осложняется, если личность обвиняемого, с которым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, по его ходатайству была засекречена.
  3. Процедуры допроса обвиняемого, с которым заключено соглашение о сотрудничестве, и свидетеля фактически идентичны; допрос и оглашение показаний нового участника уголовного судопроизводства в суде проводятся по правилам допроса и оглашения показаний свидетеля и потерпевшего. Хотя Конституционный Суд РФ ранее заявил, что правила допроса обвиняемого, заключившего соглашение, должны отличаться.

«Отсюда следует, что внесенные в УПК РФ поправки фактически ухудшают положение основных обвиняемых по делу. Они не имеют возможности в полной мере защищать свои права и интересы».

Прокуратура
Оренбургской области

Прокуратура Оренбургской области

11 октября 2021, 10:30

Государственный обвинитель – это должностное лицо органа прокуратуры, поддерживающее от имени государства в суде обвинение по уголовному делу.

В основе современного уголовного судопроизводства лежит конституционный принцип состязательности и равноправия сторон (ч.3 ст. 123 Конституции РФ). Принцип состязательности заключается в том, что один участник уголовного судопроизводства должен выполнять только одну уголовно-процессуальную функцию. В соответствии с положениями закона прокурор относится к стороне обвинения, содержанием которой является функция уголовного преследования.

На досудебных стадиях уголовного процесса уголовное преследование осуществляется в форме предварительного расследования, а в судебных стадиях- в форме поддержания государственного обвинения.

Уголовно-процессуальный закон требует от всех сотрудников органов прокуратуры, участвующих в судебном разбирательстве, высочайшей организации работы, профессионализма, личной ответственности. Активность и процессуальное мастерство гособвинителя в представлении доказательств являются решающим фактором в обеспечении неотвратимости наказания за совершенное преступление.

Государственные обвинителя назначаются заблаговременно, чтобы обеспечить тщательное изучение уголовного дела. По наиболее сложным делам могут создаваться группы государственных обвинителей, с распределением их обязанностей в соответствии с особенностями уголовного дела.

Стадия подготовки к судебному заседанию является важным этапом уголовного судопроизводства и начинается с изучения материалов дела, где разрешается вопрос о возможности рассмотрения дела судом первой инстанции, выясняются обстоятельства, препятствующие дальнейшему движению производства по уголовному делу. На этой стадии государственным обвинителем проверяется законность и обоснованность следственных действий, проведенных на досудебном этапе, разрешаются вопросы организационно-правового характера, позволяющие провести судебное заседание без волокиты, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Государственный обвинитель анализирует процессуальные документы на предмет законности проведенных процессуальных действий, исследует все доказательства, отсылка к которым указывается в обвинительном заключении. На совокупности имеющихся доказательств прокурор строит свое обвинение и делает вывод о степени фактической доказанности обстоятельств по уголовному делу.

Дополнительно государственный обвинитель знакомится с соответствующими нормами законодательства, постановлениями Пленума Верховного Суда, методической литературой. Тактика исследования доказательств в ходе судебного следствия продумывается заранее.

Судебное следствие начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, им определяется очерёдность предоставления доказательств. Первой доказательства предоставляет сторона обвинения, затем – сторона зашиты. Прокурор может ходатайствовать о вызове дополнительных свидетелей, экспертов, назначении экспертизы, истребовании вещественных доказательств и документов, производстве любых следственных действий, об исключении тех или иных доказательств, которые, по его мнению, получены в нарушение закона, и т.д.

После окончания судебного следствия суд переходит к судебным прениям, которые состоят из речей государственного обвинителя и защитника. В прениях также могут участвовать потерпевший и его представитель, гражданские истец и ответчик, а также подсудимый.

Произнесение судебной речи в прениях для гособвинителя является его обязанностью, от которой он не имеет права отказаться.

В обвинительной речи прокурора отражается общий характер совершенного преступления и степень его общественной опасности, излагаются фактические обстоятельства совершенного преступления, анализ и оценка доказательств, исследованных в ходе судебного следствия, анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, указание на квалификацию преступлений, оценка свойств личности подсудимого, предложения о мере уголовного наказания, порядке разрешения гражданского иска. При определении своей позиции о виде и размере наказания прокурор руководствуется требованиями закона о его соразмерности и справедливости с учётом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание, назначении дополнительного наказания, возмещения причинённого материального ущерба, компенсации морального вреда.

Читайте также:
Показатели KPI что это такое

Прокурор не поддерживает обвинение во что бы то ни стало. В своем решении он обязан руководствоваться обстоятельствами дела, сложившимися в суде. При этом он исходит из своего внутреннего убеждения и вправе в соответствующих случаях отказаться от обвинения частично или даже полностью.

Прокурор участвует в пересмотре приговора судом апелляционной инстанции, которым проверяется законность не вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам и сам вправе оспорить в апелляционном порядке любое судебное решение путем внесения апелляционного представления.

Суд кассационной инстанции рассматривает жалобы и кассационные представления прокурора на судебные решения, вступившие в законную силу. Участие прокурора в суде кассационной инстанции также обязательно.

Разъяснение подготовлено уголовно-судебным управлением прокуратуры Оренбургской области

Как «дискреционные полномочия» следователя нарушают принципы состязательности и равенства сторон

Лебедева-Романова Елена

Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей

Уголовное судопроизводство по смыслу ст. 6 УПК РФ предназначено для защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Уголовное преследование и назначение виновному лицу справедливого наказания отвечают назначению уголовного судопроизводства в той же мере, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно ему подвергся.

Принцип состязательности сторон является одним из основополагающих принципов уголовного судопроизводства и закреплен в ст. 15 УПК РФ. Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты, а обязан создавать условия для осуществления сторонами предоставленных им прав и исполнения процессуальных обязанностей. Стороны обвинения и защиты равноправны перед судом.

Согласно ст. 16 УПК РФ подозреваемому (обвиняемому) обеспечивается право на защиту. Суд, прокурор, следователь и дознаватель обязаны разъяснять указанному лицу его права и обеспечивать возможность защищаться всеми не запрещенными уголовно-процессуальным законодательством средствами и способами.

Перечисленные положения общих норм УПК РФ согласуются по смыслу с Конституцией РФ. Из Определения Конституционного Суда РФ от 4 ноября 2004 г. № 430-О следует, что согласно ч. 3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, что предполагает предоставление сторонам обвинения и защиты равных процессуальных возможностей по отстаиванию их прав и законных интересов. Как неоднократно указывал КС РФ, гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести их позицию относительно всех аспектов дела до суда, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на защиту, которая должна быть справедливой, полной и эффективной.

Таким образом, «конечный продукт» уголовного судопроизводства – справедливое, качественное итоговое решение, основанное на фактических данных и правильном применении закона. Фактические данные, на основе которых оно принимается, должны быть собраны с учетом равенства сторон (при условии возможности защищаться всеми не запрещенными УПК РФ способами и средствами) и на основе предоставленной сторонам реальной возможности довести их позицию до суда.

Однако на практике так бывает далеко не всегда, и одной из причин вынесения некачественных судебных решений в уголовном судопроизводстве, несмотря на провозглашение принципов равноправия и состязательности сторон, а также права на «реальную защиту», является перевес полномочий в пользу стороны обвинения на стадии предварительного расследования.

Недавно я столкнулась в своей практике с обвинительным приговором в отношении двух предпринимателей, совершивших преступление в сфере экономической деятельности. Ознакомившись с текстом приговора, я обратила внимание, что он был основан главным образом на признательных показаниях одного из осужденных, которому не избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу на стадии предварительного расследования и впоследствии было назначено относительно «мягкое» наказание. Второй осужденный вину не признал, пытался защищаться, и в итоге получил суровое наказание, а следствие провел под стражей. В основу приговора легли также оглашенные в суде показания одного из потерпевших, данные им в ходе предварительного расследования, и косвенных свидетелей.

Кроме того, на стадии расследования обвиняемый, не признавший себя виновным, в подтверждение его доводов ходатайствовал о назначении судебной финансово-экономической экспертизы, а также настаивал на проведении очных ставок с лицами, которые, как он полагал, оговорили его. Несмотря на здравый смысл, необходимость установления объективных обстоятельств по делу, отработки всех версий, реализации права на защиту всеми не запрещенными способами, использования специальных познаний, а также имеющиеся противоречия в показаниях, в удовлетворении ходатайств было отказано.

Таким образом, следователь действовал в интересах стороны обвинения, а не установления объективной истины по делу. Очевидно, де-факто право на защиту было нарушено, что, несомненно, могло повлиять на качество итогового решения по делу, однако де-юре следователь поступал в рамках предоставленных ему законом так называемых «дискреционных» полномочий.

Термин «дискреционный» заимствован из французского языка – «discretionnaire», означает «зависящий от личного усмотрения».

Использование следователем дискреционных полномочий предопределено законодателем по-разному и с точки зрения юридической техники. В одних случаях закон прямо предусматривает возможность выбора следователем его поведения. На это указывают, в частности, словосочетания «по усмотрению следователя» (ч. 1 ст. 191 УПК РФ), «в случае необходимости» (ч. 1 ст. 152, ч. 7 ст. 162 УПК РФ) и др.

В других ситуациях возможность применения дискреционных полномочий определяется такими формулировками, как «следователь вправе» (например, ст. 25, ч. 1 ст. 28, ч. 1. ст. 91, ч. 1 ст. 97, ст. 181, ч. 1 ст. 427 УПК РФ и др.), «следователь может» (ч. 1 ст. 193 УПК РФ). Так, «следователь вправе провести очную ставку», если имеются существенные противоречия в показаниях (ст. 192 УПК РФ).

Читайте также:
Сколько стоит оценка квартиры для ВТБ 24 по ипотеке?

Кроме того, следователь имеет право не проводить очную ставку, даже если она объективно необходима для установления обстоятельств по делу, а в случае ее проведения вправе отводить вопросы защиты по своему усмотрению, пользуясь теми же дискреционными полномочиями 1 .

В юридической литературе термин «дискреционные полномочия следователя» отсутствует, но есть определение понятий, составляющих его или являющихся смежными. Например, Л.В. Головко полагает, что дискреционное начало – не более чем универсальный процессуальный прием из традиционного арсенала юридической техники, заключающийся в том, что законодатель наделяет правоприменителя правом действовать в определенной ситуации по собственному усмотрению, исходя из обстоятельств дела 2 .

По моему мнению, некоторые дискреционные полномочия, которыми располагает сторона обвинения на стадии предварительного расследования (закрепленные в УПК РФ), противоречат основополагающим принципам уголовного судопроизводства, изложенным в ст. 6, 15 и 16 УПК РФ, а именно – принципам равенства и состязательности сторон, а также обеспечения права на защиту.

Это способно порождать судебные ошибки. Для их минимизации и гарантирования соблюдения основных принципов уголовного судопроизводства необходимо устранить указанный конфликт норм, приведя положения всех статей Кодекса в соответствие с основными принципами уголовного судопроизводства, изложенными в ч. I разд. I гл. 2 – ст. 6, 15, 16.

На мой взгляд, не все дискреционные полномочия, которыми наделен следователь, влияют на качество итогового решения по делу и противоречат принципам, изложенным в ст. 6 УПК РФ. Так, из ст. 152 «Место производства предварительного расследования» следует, что предварительное расследование ведется по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Однако в случае необходимости производства следственных или розыскных действий в другом месте следователь вправе осуществить их лично либо поручить другому следователю или органу дознания. Дознаватель, в свою очередь, также вправе лично произвести их либо поручить другому дознавателю или органу дознания.

Очевидно, что с учетом добросовестного и профессионального исполнения каждым сотрудником правоохранительных органов его обязанностей и выполнения законно принятых поручений, а также для качественного итогового решения по делу не имеет значения, какой конкретно сотрудник провел следственные действия. То есть не все нормы права, предусматривающие дискреционные полномочия следователя, создают дисбаланс равенства сторон в процессе и влияют на качество решения по уголовному делу.

Рассмотрим устанавливающие дискреционные полномочия следователя нормы УПК РФ, которые влияют на качество итогового решения по делу, а также препятствуют реализации право на защиту, создают дисбаланс равенства сторон и не отвечают принципу состязательности.

В частности, ст. 191 гласит, что при проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего 16 лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, обязательно участие педагога или психолога. В то же время при производстве указанных действий с участием несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, педагог или психолог приглашается уже по усмотрению следователя.

В соответствии со ст. 181 УПК РФ для проверки и уточнения данных, имеющих значение для дела, следователь вправе провести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств конкретного события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов. Из этого вытекает: если ходатайство о проведении следственного эксперимента для подтверждения или опровержения каких-либо обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дела, будет заявлено стороной защиты, следователь вправе отказать в его удовлетворении.

Согласно ст. 427 УПК РФ если в ходе предварительного расследования дела о преступлении небольшой или средней тяжести будет установлено, что исправления несовершеннолетнего обвиняемого можно достичь без применения наказания, следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и ходатайствовать перед судом о применении к обвиняемому принудительной меры воспитательного воздействия, предусмотренной ч. 2 ст. 90 УК РФ.

Таким образом, по двум совершенно одинаковым делам («делам-близнецам», как их нередко называют практикующие юристы) могут быть приняты кардинально разные решения, влияющие на дальнейшую судьбу обвиняемого, – в зависимости от усмотрения следователя.

Адвокаты чаще всего указывают ст. 192, 195, 198 УПК РФ как нормы, наиболее существенным образом нарушающие принцип равенства сторон и право на защиту. Так, из текста ст. 192, регламентирующей основания назначения и порядок проведения очной ставки, следует: если в показаниях ранее допрошенных лиц есть существенные противоречия, следователь вправе провести очную ставку.

Соответственно, если от стороны защиты поступит ходатайство о проведении очной ставки с лицом, в показаниях которого есть существенные противоречия с показаниями подзащитного, или указанное лицо явно оговаривает подозреваемого (обвиняемого), следователь также вправе отказать в удовлетворении ходатайства.

Согласно ст. 195 УПК РФ, признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит соответствующее постановление или ходатайство. Необходимо отметить, что обязательное назначение судебной экспертизы предусмотрено ст. 196 УПК РФ, если требуется установить:

  • причину смерти;
  • характер и степень вреда, причиненного здоровью;
  • психическое или физическое состояние подозреваемого (обвиняемого), когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать его права и законные интересы в уголовном судопроизводстве;
  • психическое состояние лица старше 18 лет, обвиняемого в совершении преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет, для решения вопроса о наличии или отсутствии расстройства сексуального предпочтения (педофилии);
  • психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда имеются основания полагать, что он болен наркоманией;
  • психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности адекватно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания;
  • возраст подозреваемого (обвиняемого, потерпевшего), когда это имеет значение для дела, а подтверждающие документы отсутствуют или вызывают сомнение.

Во всех остальных случаях для установления иных обстоятельств судебная экспертиза назначается по усмотрению следователя.

Рассмотрим с точки зрения дискреционных полномочий следователя ст. 198 УПК РФ, регламентирующую права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы. На мой взгляд, наиболее незащищенными здесь являются права, предусмотренные п. 3–5 ч. 1 указанной нормы, а именно: право ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных подозреваемым (обвиняемым, потерпевшим, свидетелем) лиц либо о производстве экспертизы в конкретном экспертном учреждении; право ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту; присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы, давать объяснения эксперту. Это связано с тем, что конечная реализация указанных прав подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля полностью зависит от личного усмотрения, разрешения или запрета следователя.

Читайте также:
Проверка автомобиля по номеру кузова в ГИБДД бесплатно

Таким образом, полагаю необходимым внести изменения в УПК РФ, приведя все нормы, регламентирующие дискреционные полномочия следователя на стадии предварительного расследования, в соответствие с назначением уголовного судопроизводства и его основными принципами.

Например, ч. 1 ст. 192 Кодекса необходимо привести в соответствие со ст. 6, 15 и 16 УПК РФ, чтобы указанная норма содержала основания для проведения очной ставки по инициативе стороны защиты. В частности, ввести указание о проведении очной ставки не только по усмотрению следователя, но и когда в показаниях ранее допрошенных лиц есть существенные противоречия, и (или) лицо дает показания против обвиняемого или подозреваемого.

Норму ч. 1 ст. 196 Кодекса следует дополнить положениями о том, что назначение и производство экспертизы обязательно при расследовании преступлений в сфере экономики, если подозреваемый (обвиняемый) ходатайствует об этом, и если для установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 Кодекса, требуются специальные познания.

Наконец, в п. 5 ч. 1 ст. 198 УПК РФ целесообразно указать, что в постановление о назначении судебной экспертизы по ходатайству стороны защиты могут быть внесены дополнительные вопросы. Кроме того, наделить подозреваемого (обвиняемого), а также его представителя правом давать объяснения эксперту, а также присутствовать при проведении исследования.

На днях в Центре общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей состоялся круглый стол на тему «Дискреционные полномочия следователя на стадии предварительного расследования и принцип равенства сторон», по итогам которого было принято решение о создании рабочей группы по разработке предложений о внесении изменений в законодательство с целью соблюдения основных принципов уголовного судопроизводства.

В заключение отмечу, что, на мой взгляд, некоторые дискреционные полномочия следователя на стадии предварительного расследования не только идут вразрез с основными принципами уголовного судопроизводства, но и при определенных обстоятельствах могут создавать благоприятную почву для злоупотреблений и коррупции.

1 Толкушкин А.В. Энциклопедия российского и международного налогообложения // Юристъ. 2003.

2 Головко Л.В. Новый УПК РФ в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. 2002. № 5.

Участники уголовного процесса

Участники уголовного процесса — это лица, принимающие в нём участие:

  • Государственные органы
  • Должностные физические лица
  • Юридические лица

Полномочия участников уголовного процесса:

  • Выполнение определённой процессуально -уголовной функции
  • Обладание соответствующим уголовно-процессуальным статусом
  • Вступление в правоотношения с государственными органами и должностными лицами, осуществляющими уголовное судопроиз­водство.

Участники уголовного процесса:

  • Суд – единственный орган, осуществляющий правосудие
  • Сторона обвинения
  • Сторона защиты
  • Иные участник уголовного процесса : понятые, секретарь судебного заседания, специалисты, эксперты, переводчики и др.

Оглавление

  • Принятые сокращения
  • Лекция № 1. Понятие и назначение уголовного процесса
  • Лекция № 2. Уголовно-процессуальное право как отрасль права
  • Лекция № 3. Суд как участник уголовного судопроизводства
  • Лекция № 4. Участники уголовного процесса со стороны обвинения

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Конспект лекций по уголовно-процессуальному праву предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Лекция № 4. Участники уголовного процесса со стороны обвинения

1. Процессуальный статус прокурора

2. Процессуальный статус следователя и начальника следственного отдела

3. Процессуальный статус органа дознания и дознавателя

4. Процессуальный статус лиц, пострадавших от преступления

1. Процессуальный статус прокурора

Прокурорэто должностное лицо, уполномоченное в пределах компетенции, установленной УПК РФ, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37 УПК РФ).

Все полномочия, которыми наделяется прокурор в уголовном судопроизводстве, можно разделить на две группы:

— полномочия в ходе досудебного производства по уголовному делу;

— полномочия в ходе судебного производства.

В ходе досудебного производства согласно ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор осуществляет свои полномочия в трех направлениях:

— координация деятельности органов предварительного расследования;

— надзор за деятельностью органов предварительного следствия и дознания.

Осуществляя уголовное преследование на досудебных стадиях, прокурор вправе:

— возбуждать уголовное дело и поручать его расследование дознавателю, следователю, нижестоящему прокурору либо принимать его к своему производству;

— участвовать в производстве предварительного расследования и лично производить отдельные следственные действия;

— продлевать срок предварительного расследования;

— приостанавливать или прекращать производство по уголовному делу.

С целью координации деятельности органов предварительного расследования прокурор вправе:

— в необходимых случаях давать письменные указания о направлении расследования, производстве следственных и иных процессуальных действий;

— разрешать отводы, заявленные нижестоящему прокурору, следователю, дознавателю, а также их самоотводы;

— отстранять дознавателя, следователя от дальнейшего расследования уголовного дела, если при производстве ими допущено нарушение требований УПК РФ;

— поручать органу дознания производство следственных действий, а также давать ему указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий;

— изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю либо у органа предварительного расследования и передавать его следователю прокуратуры;

— передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому, от одного следователя прокуратуры другому.

С целью осуществления надзора за деятельностью органов предварительного расследования прокурор вправе:

— проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлении;

— давать согласие дознавателю, следователю на возбуждение уголовного дела, на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;

— утверждать постановление дознавателя, следователя о прекращении производства по уголовному делу;

— утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт и направлять уголовное дело в суд;

Читайте также:
Переименование должностей

— возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования.

Этот перечень полномочий не является исчерпывающим, и прокурор вправе осуществлять иные полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом.

Полномочия прокурора в ходе судебного производства по уголовному делу ст. 37 УПК РФ определяет лишь в общей форме. Она гласит, что прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. В случаях, когда предварительное расследование проведено в форме дознания, прокурор вправе поручить поддержание обвинения в суде дознавателю либо следователю, производившему дознание по данному уголовному делу. Более определенно о полномочиях прокурора на этой стадии уголовного процесса говорится в статьях третьей части УПК РФ, регулирующих процессуальные вопросы судебного производства. Например, к его компетенции относится:

— заявлять ходатайства (ст. 230, 235 УПК РФ);

— участвовать в судебном разбирательстве (ч. 1 ст. 246 УПК РФ);

— представлять доказательства (ч. 5 ст. 246 УПК РФ) и др.

Все приведенные выше полномочия осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами. Юридическая сила решений прокурора установлена в ч. 3 ст. 37 УПК РФ, в которой сказано, что письменные указания прокурора органу дознания, дознавателю, следователю, данные в порядке, установленном УПК РФ, являются обязательными.

Прокурор не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично (прямо или косвенно) заинтересован в исходе данного уголовного дела. Такими обстоятельствами признаются случаи, когда прокурор:

— является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

— выполнял функции какого-либо иного субъекта в производстве по данному уголовному делу. Исключение из этого правила сделано для тех случаев, когда прокурор принимал участие в производстве предварительного расследования и в судебном разбирательстве;

— состоит в родственных отношениях с кем-либо из участников производства по данному уголовному делу;

— ранее принимал участие в рассмотрении данного уголовного дела;

— иные обстоятельства, например неприязненные или дружеские отношения, а иногда и просто факт знакомства, совместной работы и т. п. (ст. 61 УПК РФ).

При наличии указанных обстоятельств прокурор должен устраниться от участия в производстве по уголовному делу. В противном случае участники уголовного процесса могут заявить ему отвод (ст. 66 УПК РФ).

Решение об отводе прокурора в ходе судебного производства по уголовному делу принимает вышестоящий прокурор, а в ходе судебного производства — суд, рассматривающий уголовное дело.

2. Процессуальный статус следователя и начальника следственного отдела

Следовательэто должностное лицо, уполномоченное в пределах компетенции, установленной УПК РФ, осуществлять предварительное следствие по уголовному делу (п. 41 ст. 5 УПК РФ).

Следователь наделен широким кругом полномочий организационно-процессуального характера по расследованию уголовного дела в форме предварительного следствия. Но процессуальный статус следователя предусматривает исполнение им определенных обязанностей еще до наступления стадии предварительного следствия:

— принять сообщение о совершенном или готовящемся преступлении;

— проверить полученное сообщение и принять по нему решение в пределах своей компетенции;

— возбудить уголовное дело по факту совершения преступления;

— принять уголовное дело к производству либо направить его по подследственности.

С момента возбуждения уголовного дела и принятия его к производству следователь самостоятельно направляет ход расследования и принимает решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда эти действия затрагивают конституционные права граждан. В таких случаях в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения и (или) санкции прокурора. В связи с этим следователь уполномочен:

— давать органу дознания письменные поручения о проведении оперативно-розыскных или иных процессуальных мероприятий (например, о задержании, приводе или аресте лица). При этом он может лишь поставить перед ними задачу по установлению обстоятельств, но не вправе указывать, какие конкретно мероприятия должны быть для этого выполнены;

— вызывать в законном порядке любое лицо для допроса или дачи заключения в качестве эксперта;

— требовать от предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц и граждан представления предметов и документов, которые позволяют установить необходимые фактические данные по делу. Такие требования являются обязательными для исполнения всеми без исключения (ч. 4 ст. 21 УПК РФ).

Этот перечень не является исчерпывающим, и следователь при необходимости может осуществлять и другие полномочия, предусмотренные специальными статьями УПК РФ.

Так как следователь обладает довольно широкими властными полномочиями, от него зависит ход предварительного следствия, закон ограничивает возможность следователя участвовать в производстве по уголовному делу при наличии определенных обстоятельств, чтобы исключить возможность злоупотребления им своими полномочиями либо его предвзятость при производстве предварительного следствия.

Следователь не может участвовать в производстве по определенному уголовному делу, если он:

— является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по этому делу;

— выполнял функции иного участника по данному делу (например, был свидетелем или привлекался в качестве специалиста);

— является родственником любого из участников производства по данному делу.

При наличии любого из указанных оснований следователь должен устраниться от участия в производстве по уголовному делу.

В противном случае любой из участников уголовного процесса может заявить ему отвод.

Правовой статус начальника следственного отдела определяется ст. 39 УПК РФ.

Термин «начальник следственного отдела» охватывает начальников следственных управлений, отделов, отделений органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности РФ и их заместителей, действующих в пределах компетенции.

Процессуальное назначение начальника следственного подразделения заключается в осуществлении ведомственного контроля за производством предварительного следствия подчиненными ему следователями. Об этом свидетельствует круг его полномочий, которые содержатся в ст. 39 УПК РФ. Согласно указанной статье начальник следственного отдела уполномочен:

— поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, создавать следственную группу или изменять ее состав;

— изымать уголовное дело у одного следователя и передавать его другому (при этом он обязан указать основания такой передачи);

— отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия либо вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя;

Читайте также:
Как можно получить гражданство Новой Зеландии россиянину

— возбуждать уголовное дело, принимать его к своему производству и производить предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя.

При осуществлении своих полномочий начальник следственного отдела вправе проверять материалы уголовного дела и давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Все указания начальника следственного отдела по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы им прокурору. Однако в отношениях между следователями и начальниками следственных подразделений должны строго соблюдаться правила о процессуальной самостоятельности следователя.

3. Процессуальный статус органа дознания и дознавателя

Орган дознанияэто государственный орган или должностное лицо, уполномоченное Уголовно-процессуальным кодексом осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия (п. 24 ст. 5 УПК РФ).

Исходя из определения, данного в ст. 5 УПК РФ, органом дознания являются в одном случае государственные учреждения (органы внутренних дел, таможенные органы, органы Государственной противопожарной службы и др.), а в другом — руководители учреждений (Главный судебный пристав РФ, старшие судебные приставы, командиры воинских частей, капитаны морских судов и т. д.). Более полный перечень органов дознания дан в ст. 40, 151 УПК РФ.

Круг полномочий, отнесенных к компетенции органа дознания, нацелен на организацию производства предварительного расследования в форме дознания. В связи с этим органы дознания уполномочены:

— осуществлять дознание по уголовным делам, отнесенным уголовно-процессуальным кодексом к их компетенции;

— выполнять неотложные следственные действия по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, в порядке, установленном ст. 157 УПК РФ;

— возбуждать уголовные дела в порядке, установленном ст. 146 УПК РФ.

Указанные полномочия начальник органа дознания или его заместитель возлагают на дознавателя, за исключением случая, когда это лицо проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия.

Тема 16. Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения

Прокурор – должностное лицо, уполномоченное в пределах компетенции, установленной УПК РФ, осуществлять от имени государства уголовное преследование, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного следствия.

В ст. 37 УПК РФ определено, что прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной УПК РФ, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Основные полномочия прокурора:

1. Широкими полномочиями прокурор обладает в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. В них он осуществляет уголовное преследование и надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия и для обеспечения режима законности в их деятельности реализует властно-распорядительные полномочия.

2. Прокурор возглавляет всю деятельность по уголовному преследованию – процессуальной деятельности, осуществляемой в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). Он поручает органу дознания производство следственных действий, а также дает ему указания о проведении оперативно-розыскных мероприятий (п. 3, 5,11 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

3. Прокурор осуществляет надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

4. Прокурор утверждает обвинительное заключение или обвинительный акт и направляет уголовное дело в суд, где поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность.

5. Прокурор обязан использовать все предоставленные ему процессуальные полномочия для защиты прав и свобод человека, охраняемых законом интересов общества и государства (ст. 11 УПК РФ). Он должен предотвращать или отменять незаконные решения о привлечении лица в качестве обвиняемого; принимать меры к обеспечению прав потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и всех иных участников уголовного судопроизводства; рассматривать и разрешать их ходатайства и жалобы (ст. 122, 124 УПК РФ).

В судебном разбирательстве прокурор поддерживает перед судом государственное обвинение, пользуясь равными правами с другими участниками судебного разбирательства (ст. 35 ФЗ «О прокуратуре РФ», ст. 15 УПК РФ).

Государственный обвинитель принимает активное участие в исследовании доказательств, высказывает суду свое мнение по сущности обвинения и по другим вопросам, возникающим в судебном разбирательстве, о применении уголовного закона и меры наказания в отношении подсудимого. Как государственный обвинитель прокурор действует от имени государства и как ответственный перед ним поддерживает обвинение в строгом соответствии с законом, в пределах закона и в той мере, в какой оно находит подтверждение на судебном следствии. Если в ходе судебного разбирательства обвинение не находит подтверждения, прокурор обязан отказаться от него, а суд – прекратить производство по делу.

Если государственный обвинитель не согласен с вынесенным в судебном заседании приговором, считает его незаконным и необоснованным, он вправе в пределах своей компетенции принести в соответствующую судебную инстанцию представление (ст. 354, 375,404 УПК РФ).

В стадиях апелляционного, кассационного и надзорного производства участвующий в них прокурор поддерживает представление, принесенное им или другим полномочным на то прокурором, и высказывает свое мнение по поводу законности и обоснованности обжалованных решений и обоснованности принесенных жалоб другими участниками процесса.

В стадиях исполнения приговора прокурор принимает меры к своевременному и законному обращению приговора к исполнению, вносит на рассмотрение суда вопросы, возникшие в связи с исполнением приговора, и участвует в рассмотрении судьей этих вопросов.

Следователь – должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (ст. 38 УПК РФ).

Основные полномочия следователя:

1. В соответствии со ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен возбуждать, с согласия прокурора, уголовные дела, принимать их к своему производству или передавать прокурору для направления по подследственности, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или санкции прокурора.

2. Следователь обязан осуществлять все следственные и иные процессуальные действия, направленные не только на раскрытие преступления и уголовное преследование лица, его совершившего, но и на выявление всех иных обстоятельств, имеющих значение по делу.

Читайте также:
Что такое сокращение при реорганизации?

3. Следователь обязан обеспечить права всех участников процесса, в том числе подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и др. (ст. 6 УПК РФ).

4. В соответствии с ч. 2 ст. 38 (п. 2) УПК РФ следователь самостоятельно направляет ход расследования, принимает решения о производстве следственных и иных процессуальных действий за исключением случаев, когда требуется получение судебного решения или санкции прокурора.

5. Следователь может не согласиться с указаниями прокурора, непосредственно надзирающего за следствием, и обратиться к вышестоящему прокурору по вопросам избрания меры пресечения либо ее отмены или изменения, об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или производстве иных процессуальных действий, осуществляемых по решению суда, об отводе следователя или об отстранении его от дальнейшего ведения следствия, о передаче уголовного дела другому следователю (ч. 3 ст. 38 УПК РФ).

6. По расследуемым им делам следователь взаимодействует с органами дознания. Он вправе давать в случаях и порядке, установленных законом, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, аресте, производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении.

Начальник следственного отдела , а также его заместитель – должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение (п. 18 ст. 5 УПК РФ).

Основные полномочия начальника следственного отдела (ст. 39 УПК РФ):

1. Осуществляет непосредственное руководство и контроль за деятельностью следователей.

2. Уполномочен поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать дело у следователя и передавать другому следователю, отменять необоснованное постановление о приостановлении предварительного следствия и вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя.

3. Вправе возбудить уголовное дело, принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полном объеме, обладая при этом полномочиями следователя или руководителя следственной группы, если дело расследуется группой следователей.

4. Имеет право проверять материалы уголовного дела, давать следователю указания о направлении расследования (например, какие версии проверить и какие для этого совершить процессуальные действия), о производстве отдельных следственных действий (например, произвести следственный эксперимент), о привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления и объеме обвинения, об избрании меры пресечения в отношении подозреваемого и обвиняемого.

Надзор за законностью деятельности начальника следственного отдела осуществляет прокурор (ч. 1 ст. 37 УПК РФ). Но начальник следственного отдела не включен в круг лиц, для которых обязательны указания прокурора (ч. 3 ст. 37 УПК РФ).

Органы дознания – это государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с настоящим Кодексом осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия (п. 24 ст. 5 УПК РФ).

К органам дознания относятся (ст. 40, 151 УПК РФ):

1) органы внутренних дел РФ, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности. Перечень этих органов дан в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г.;

2) главный судебный пристав РФ, главный военный судебный пристав, главный судебный пристав субъекта РФ, их заместители, старший судебный пристав, старший военный судебный пристав, а также старшие судебные приставы Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ;

3) командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов;

4) органы государственной противопожарной службы;

5) капитаны морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании;

6) руководители геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от места расположения органов дознания, перечисленных в п. 1–4 ч. 1 ст. 40 УКП РФ;

7) главы дипломатических представительств и консульских учреждений РФ;

8) органы Госнаркоконтроля;

9) органы пограничной службы РФ;

10) таможенные органы РФ.

Начальник органа дознания – должностное лицо органа дознания, уполномоченное давать поручения по производству дознания, а также неотложных следственных действий и наделенное отдельными процессуальными полномочиями (п. 17 ст. 5, ч. 4 ст. 225 УПК РФ).

Дознаватель – должностное лицо органа дознания, правомочное или уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ (п. 7 ст. 5).

Функции дознавателя выполняют должностные лица, назначенные начальником органа дознания для производства дознания по конкретному делу (например, командиры воинских частей назначают в качестве дознавателей наиболее подготовленных офицеров).

В системе органов внутренних дел имеются специальные подразделения дознания. Право производить дознание в милиции имеют оперативные уполномоченные отделов уголовного розыска, борьбы с экономическими преступлениями, участковые уполномоченные.

Закон не допускает возложения полномочий по производству дознания на то лицо, которое производило или производит по данному делу оперативно-розыскные мероприятия с тем, чтобы исключить влияние данных, ставших им известными в ходе оперативно-розыскных мероприятий, на отношение к проведению следственных действий и оценку их результатов.

Основные полномочия дознавателя:

1. Дознаватель несет ответственность за законность и обоснованность своих действий.

2. В соответствии с п. 3 ст. 41 УПК РФ дознаватель может самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения за исключением случаев, когда на это требуется согласие начальника органа дознания, санкция прокурора или судебное решение.

3. По отдельным вопросам дознания решения принимаются от имени органа дознания (например, задержание – ст. 91 УПК РФ) или утверждаются начальником органа дознания (например, обвинительный акт – ст. 225 УПК РФ).

Потерпевший – это физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо, которому преступлением причинен вред его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда (ст. 42 УПК РФ).

Основанием для признания лица потерпевшим является наличие данных, дающих основание полагать, что преступлением причинен вред потерпевшему. Решение о признании лица потерпевшим принимается либо по его заявлению, либо по инициативе органов предварительного расследования при наличии любого вида вреда.

Читайте также:
Договор аренды помещения с оборудованием образец

С момента признания лица потерпевшим оно является участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения и приобретает широкие права для защиты своих прав и законных интересов. Конституция РФ устанавливает, что права потерпевших от преступлений охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшему доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции РФ). Судопроизводство обязано осуществлять защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ).

Для признания лица потерпевшим важное значение имеет установление вида, характера и размера причиненного преступлением вреда.

Физическим вредом является причинение гражданину телесных повреждений, расстройства здоровья и физических страданий. Имущественный вред может быть выражен в лишении лица принадлежащих ему материальных благ, имущества, ценностей, денег. Моральный вред может быть причинен оскорблением, унижением чести и достоинства, нравственными страданиями гражданина.

По делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть потерпевшего, его правами наделяется один из его близких родственников (п. 4 ст. 5 УПК РФ).

Потерпевший вправе требовать возмещения имущественного и морального вреда (в том числе в денежном выражении), а также расходов, понесенных в связи с его участием при производстве предварительного расследования и судебном рассмотрении дела, включая и расходы на представителя.

В целях защиты потерпевшего, а также его близких родственников предусмотрены меры государственной защиты в связи с их участием в производстве по данному уголовному делу, а также меры, принимаемые по правилам УПК РФ (ч. 3 cт. 11 УПК РФ).

Вместе с тем в силу ст. 51 Конституции РФ потерпевший вправе отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников (п. 3 ч. 2 ст. 42 УПК РФ). Если же потерпевший согласился давать такого рода показания, он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний (см., например, ч. 2 ст. 281 УПК РФ).

В случае неявки потерпевшего по вызову без уважительных причин он может быть подвергнут приводу (ст. 113, 188 УПК РФ). При отказе от дачи показаний или за дачу заведомо ложных показаний, а также за разглашение данных предварительного расследования потерпевший может быть привлечен к уголовной ответственности.

Статус стороны обвинения

3.1. Обязательность участия обвинителя. В советском уголовном процессе участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве не считалось обязательным . В науке уголовного процесса были сделаны попытки обосновать непротиворечие такого порядка принципу состязательности тем, что в обвинительном заключении отсутствующая сторона обвинения уже изложила суду свои взгляды по поводу предмета судебного рассмотрения, что “само по себе состязание сторон не предполагает присутствие в суде обеих сторон” .

Это обстоятельство привело крупного советского ученого-процессуалиста профессора М.А. Чельцова к выводу о несостязательной форме советского судебного разбирательства. Точнее говоря, судебное разбирательство могло быть состязательным, а могло и не быть таковым. При этом М.А. Чельцов замечал, что “нам неизвестны случаи отмены приговора высшими судебными инстанциями по мотиву неучастия прокурора-обвинителя в судебном заседании, если подготовительное заседание признало участие прокурора обязательным. Значит, отказ суда от проведения судебного разбирательства в состязательной форме не считается в нашей практике (вплоть до Верховного Суда СССР) существенным нарушением” (Чельцов М.А. Система основных принципов советского уголовного процесса // Ученые записки ВИЮН. 1946. Вып. 6. С. 142).

См.: Полянский Н.Н. Основные формы построения уголовного процесса // Ученые записки. Труды юридического факультета. М., 1949. Вып. 145. Кн. 4. С. 78 – 79; Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946. С. 80; Перлов И.Д. Подготовительная часть судебного разбирательства в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 33 – 34.

Однако мало выдвинуть обвинительный тезис, необходимо доказать его правильность суду в полемике со стороной защиты. Возможность такой полемики и составляет сущность состязательности. Когда же представитель стороны обвинения отсутствует в процессе, то его функцию по доказыванию обвинения был вынужден принимать на себя суд, чем нарушался первый постулат состязательного процесса: обвинение должно быть отделено от суда.

Вот почему в настоящее время участие обвинителя в судебном разбирательстве обязательно.

Прокурор может поддерживать обвинение в любом судебном разбирательстве. По делам частного обвинения обвинение, как правило, поддерживает потерпевший – частный обвинитель.

Положение прокурора в судебном разбирательстве коренным образом отличается от его положения в досудебных стадиях процесса. В судебном разбирательстве прокурор не имеет никаких властных полномочий и занимает положение стороны, равноправной со стороной защиты.

В ходе судебного разбирательства прокурор представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов (ч. ч. 5, 6 ст. 246 УПК РФ).

Подчеркнем, что мнение прокурора не имеет никаких преимуществ перед мнением стороны защиты.

Государственное обвинение могут поддерживать один или несколько прокуроров. На прокуроров, в отличие от судей, требование неизменности не распространяется: если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен, при этом замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства (кроме случаев, когда новый прокурор заявил об этом ходатайство и оно удовлетворено судом после выяснения мнения стороны защиты, ч. 4 ст. 246 УПК РФ).

3.2. Отказ прокурора от обвинения. Закон не возлагает на прокурора обязанность обвинять любой ценой. В силу ч. 4 ст. 37 УПК РФ прокурор поддерживает обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Часть 5 ст. 37 УПК РФ предоставляет прокурору право в порядке и по основаниям, установленным УПК РФ, отказаться от осуществления уголовного преследования. В силу ст. 17 УПК РФ прокурор оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению.

Читайте также:
Техосмотр автотранспорта будет ужесточен

Исходя из приведенных норм, отражающих положение прокурора как блюстителя законности, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что предоставленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он обязан отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа.

Такова воля законодателя. Следует учитывать, что Генеральный прокурор РФ возлагает на прокурора-обвинителя ряд дополнительных обязанностей:

– государственному обвинителю в случае существенного расхождения с позицией, выраженной в обвинительном заключении (обвинительном акте), предписано безотлагательно информировать об этом прокурора, поручившего поддерживать государственное обвинение. Последний в случае принципиального несогласия с позицией обвинителя заменяет его другим прокурором либо сам поддерживает обвинение;

– отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть представлен суду в письменной форме .

Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 “Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства” // СПС “Гарант”.

Подчеркнем, что неисполнение данных обязанностей может повлечь для прокурора дисциплинарное взыскание, но не влияет на законность судебного разбирательства.

Причина появления этих обязанностей заключается в том, что последствия необдуманного отказа государственного обвинителя от обвинения весьма сложно исправить. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой обязательное прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части за отсутствием события или состава преступления, либо в связи с непричастностью подсудимого к его совершению (ч. 7 ст. 246 УПК РФ). Таким образом, прокурору, утвердившему обвинительное заключение (акт, постановление) по делу, по которому государственный обвинитель отказался от обвинения, остается лишь обжаловать постановление суда о прекращении производства по делу в апелляционном порядке.

Вместе с тем следует признать, что, фактически запрещая государственному обвинителю принимать самостоятельное решение об отказе от обвинения, Генеральный прокурор входит в противоречие со ст. 71 Конституции РФ и ст. 1 УПК РФ, согласно которым уголовное судопроизводство регулируется только федеральным законом. Ведомственные акты, в том числе прокуратуры, могут лишь сугубо технически уточнять порядок действий должностных лиц государственных органов, но не предопределять принятие уголовно-процессуальных решений и не создавать новые уголовно-процессуальные нормы, затрагивающие права и свободы участвующих в уголовном процессе частных лиц, в том числе обвиняемого и потерпевшего (что происходит при отказе прокурора от обвинения) .

См. п. 1 § 5 гл. 6 настоящего курса.

Выступая в судебном разбирательстве в качестве государственного обвинителя, прокурор является таковым в процессуальном смысле. На время судоговорения он словно “выпадает” из иерархической системы прокуратуры, обретая необходимую для беспристрастного обвинителя самостоятельность.

Следует обратить внимание на ч. 9 ст. 246 УПК РФ, которая ранее запрещала пересмотр постановления судьи о прекращении дела в связи с отказом прокурора от обвинения. Постановлением Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. данная норма была признана противоречащей Конституции РФ, и одним из мотивов такого решения Конституционного Суда было ее противоречие принципу централизации и единства прокуратуры, закрепленному в ч. 1 ст. 129 Конституции . К сожалению, Конституционный Суд РФ также не проводит различие между понятием прокурора в организационном и процессуальном смыслах .

Редакция ст. 129 в соответствии с Законом РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ “О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации” (СЗ РФ. 2014. N 6. Ст. 548) уже не содержит указанных принципов.

Отменив запрет пересмотра постановления судьи о прекращении дела в связи с отказом прокурора от обвинения, Конституционный Суд РФ нарушил и принцип независимости судей. Дело в том, что пересмотр постановления судьи о прекращении дела в связи с отказом прокурора от обвинения, имеющий результатом отмену этого постановления ввиду его незаконности или необоснованности, фактически предрешает вынесение обвинительного приговора при новом рассмотрении дела.

Причиной путаницы, возникшей с институтом отказа прокурора от обвинения, следует признать множественность теоретических конструкций, на которых основан данный институт . В доктрине можно обнаружить следующие подходы к полномочию прокурора по отказу от обвинения:

См.: Головко Л.В. Институты отказа прокурора от обвинения и изменения обвинения в суде: постсоветские перспективы в условиях теоретических заблуждений // Государство и право. 2012. N 2.

– “американская модель”, в рамках которой прокурор несет политическую ответственность перед избравшими его гражданами или назначившим президентом. Соответственно, существующие у прокурора возможности по отказу от обвинения будут соизмеряться с возможными последствиями: утратой политической популярности у населения либо при отказе от обвинения, либо при вынесении оправдательного приговора;

– континентальная модель, или “теория доверенности”, в рамках которой прокурор рассматривается как представитель общества, которое не наделило прокурора полномочием по отказу от обвинения. Иначе и быть не может, поскольку в рамках континентальной процессуальной логики над делом, переданным в суд, прокурор теряет право распоряжения. Это право переходит к суду вместе с обязанностью постановить приговор по итогам предварительного (если таковое имеется) и окончательного судебного следствия. Прокурор в данной модели может отказаться лишь от поддержания обвинения в прениях сторон, при этом суд не освобождается от обязанности постановить приговор.

Полномочие прокурора отказываться от обвинения существует в российском и советском уголовно-процессуальном законодательстве с 1864 г. (ст. 740 Устава уголовного судопроизводства, ст. 310 УПК РСФСР 1922 г., ст. 306 УПК РСФСР 1923 г., ст. 248 УПК РСФСР 1960 г.). Его содержание сводилось к следующим положениям:

– если по итогам судебного следствия,

– предъявленное подсудимому обвинение не нашло подтверждения,

– прокурор обязан заявить мотивированный отказ от поддержания обвинения,

– что не освобождает суд от продолжения разбирательства и принятия решения по существу дела.

Перед нами “континентальная модель”. Специфика данной модели в России состояла в том, что, поскольку прокурор рассматривался как блюститель законности, отказ от поддержания обвинения был вменен ему в обязанность .

“Если прокурор находит оправдания подсудимого уважительными, то обязан, не поддерживая обвинительного акта, заявить о том суду по совести”, – гласила ст. 740 УУС 1864 г.

Однако в 1999 г. Конституционный Суд РФ признал, что обязанность суда продолжить разбирательство дела после отказа прокурора от обвинения и разрешить вопрос о виновности или невиновности подсудимого противоречит конституционным принципам презумпции невиновности и состязательности, поскольку фактически возлагает на суд функцию поддержания обвинения. Конституционный Суд пришел к выводу, что отказ прокурора от обвинения должен приводить к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора либо влечь иные процессуальные последствия, исключающие продолжение производства по уголовному делу, в частности – прекращение дела .

Читайте также:
Как сдать отчетность в ПФР без СНИЛС работника

Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. N 7-П “По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород” // СЗ РФ. 1999. N 17. Ст. 2205.

Данная правовая позиция Суда, связавшая законодателя и получившая нормативное закрепление в УПК РФ, уязвима, так как необоснованность обвинения может быть выявлена только по результатам судебного следствия – единственного этапа судебного разбирательства, в котором исследуются доказательства. Следовательно, отказ от обвинения возможен не ранее прений сторон, т.е. когда осуществление функции уголовного преследования, основное содержание которой составляет доказывание обвинения перед судом, подходит к концу. Заметим, что и Конституционный Суд в 2003 г. указал, что отказ прокурора от обвинения должен заявляться именно в ходе прений сторон .

Такова позиция самого Конституционного Суда РФ (см.: Постановление от 8 декабря 2003 г. N 18-П “По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан” // СЗ РФ. 2003. N 51. Ст. 5026).

При отказе прокурора от обвинения на этапе прений сторон о возложении на суд осуществления уголовного преследования не может быть и речи: исследование доказательств уже окончено и состоялось с участием прокурора. Поэтому обязанность суда продолжить разбирательство дела при отказе прокурора от обвинения на этапе прений сторон принципу состязательности не противоречит.

Обязанность прокурора отказаться от обвинения именно по итогам судебного следствия после исследования доказательств является важной гарантией конституционного права потерпевшего на доступ к правосудию. Поскольку при нынешнем подходе законодатель не ставит возможность прекращения уголовного дела в связи с отказом прокурора от обвинения в зависимость от волеизъявления потерпевшего, он обязан гарантировать законные интересы потерпевшего в судебном разбирательстве иными способами, прежде всего обеспечив потерпевшему возможность участия в исследовании доказательств в судебном следствии, выступления в прениях сторон (ч. 2 ст. 292 УПК РФ) .

Право потерпевшего высказать мнение по поводу законности и обоснованности отказа прокурора от обвинения (ст. 244 УПК) не является достаточной гарантией его законных интересов, поскольку позиция потерпевшего при отказе прокурора от обвинения юридического значения не имеет.

Если прокурор обнаруживает иные основания для прекращения уголовного дела или уголовного преследования (например, истечение сроков давности, наличие в отношении обвиняемого неотмененного приговора по тому же обвинению и т.п.), он обязан не отказаться от обвинения, а заявить ходатайство о прекращении уголовного дела или уголовного преследования (ст. 254 УПК РФ). При этом в отличие от отказа от обвинения прекращение уголовного дела или уголовного преследования в данном случае является правом суда.

Таким образом, решение законодателя по вопросу об отказе прокурора от обвинения нельзя поддержать. Однако повторим еще раз, обязательность отказа прокурора от обвинения для суда не есть решение законодателя, а представляет собой воплощение спорной правовой позиции Конституционного Суда РФ.

3.3. Участие потерпевшего в судебном разбирательстве. Потерпевший может участвовать в судебном разбирательстве либо как частный обвинитель, либо как “просто” потерпевший. Если потерпевшим предъявлен гражданский иск, то он пользуется и правами гражданского истца.

Вопрос об обязательности участия потерпевшего зависит от его роли в судебном разбирательстве. Неявка частного обвинителя без уважительных причин в силу принципа состязательности сторон влечет прекращение производства по делу за отсутствием состава преступления (ч. 3 ст. 249 УПК РФ). Неявка потерпевшего, не являющегося частным обвинителем, не препятствует рассмотрению дела, если суд не принял иного решения (ч. 2 ст. 249 УПК РФ). Неявка потерпевшего, предъявившего гражданский иск, может (не обязательно) повлечь оставление иска без рассмотрения, что не препятствует его подаче в суд в порядке гражданского судопроизводства (ст. 250 УПК РФ).

Потерпевший отнесен законодателем к стороне обвинения, поэтому одним из ключевых его прав считается право на участие в уголовном преследовании (ст. 23 УПК РФ). Данное право в судебном разбирательстве реализуется посредством иных прав потерпевшего, предусмотренных ст. 42 УПК РФ: давать показания (при этом потерпевший, как и подсудимый, с разрешения председательствующего вправе давать показания в любой момент судебного следствия, ч. 2 ст. 277 УПК РФ), представлять доказательства, выступать в судебных прениях и т.д.

Однако Конституция РФ в ст. 52 определяет право потерпевшего от преступления как право на доступ к правосудию, что по содержанию шире права участвовать в уголовном преследовании. Поэтому потерпевший, защищая свои права всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ), вправе совершать действия, выходящие за рамки уголовного преследования. Так, он не обязан разделять позицию государственного обвинителя относительно виновности подсудимого (т.е. может утверждать, что подсудимый невиновен, что это не тот человек, который совершил преступление в его отношении), может просить о смягчении наказания подсудимому (например, если подсудимый является его родственником).

Таким образом, реальное содержание прав потерпевшего шире, чем предложенное законодателем. Значительный объем прав потерпевшего – достоинство отечественного уголовного процесса.

Представленное учебное пособие отражает современное состояние уголовно-процессуального права не только как науки, но и как учебной дисциплины. Пособие подготовлено на высоком научном и методическом уровне. В настоящем издании рассмотрены все стадии уголовного процесса и лица, в них участвующие, с учетом последних изменений в уголовно-процессуальном законодательстве. Пособие изложено доступным языком и рекомендуется студентам всех юридических специальностей.

Ссылка на основную публикацию