Ответственность судей за вынесение неправосудных решений

Проблема установления умысла судьи на вынесение заведомо неправосудных решений Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Титова Анна Владимировна

Тема данной статьи представляется актуальной, так как вина является неотъемлемой частью субъективной стороны любого преступления . Установление умысла на совершение преступления позволяет правильно квалифицировать деяния. Употребление в ст. 305 УК РФ термина «заведомо» неправосудные приговор , решение или иной судебный акт дает право утверждать, что это преступление совершается только умышленно. Вынесение заведомо неправосудного приговора , решения или иного судебного акта это не ошибка, а результат прямого умысла, преследуемый в уголовном порядке.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Титова Анна Владимировна

The problem of identifying the intent of judge on passing notorious unjustifiable decision

The subject of given clause is represented actual as the fault is integral the subjective party of any crime. The establishment of intention on fulfilment of a crime allows to give correct qualification of act. The use in an item 305 УК “obviously illegal verdict, the decision or other judicial certificate allows to assert the Russian Federation of the term, what is it the crime is made only deliberately. Removal obviously an illegal sentence, the decision or other judicial certificate is not a mistake, and the result of direct intention pursued in the criminal order.

Текст научной работы на тему «Проблема установления умысла судьи на вынесение заведомо неправосудных решений»

ПРОБЛЕМА УСТАНОВЛЕНИЯ УМЫСЛА СУДЬИ НА ВЫНЕСЕНИЕ ЗАВЕДОМО

Единственным основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего признаки всех элементов состава преступления: объекта и объективной стороны, субъекта и субъективной стороны. При отсутствии любого из названных элементов не может быть уголовной ответственности. Но если субъект, объект и объективная сторона преступления представляют собой объективную реальность, существующую независимо от человеческого сознания, то субъективная сторона является непосредственным продуктом сознания, и с этой ее сущностью связаны все трудности ее установления, понимания и оценки [1, с. 3].

Конечно, трудности юридической квалификации существуют при установлении и оценке всех элементов состава. Но если, например, лицо, совершившее преступление, выявлено, то уточнение его юридических признаков как субъекта преступления не представляет особых трудностей. Юридическая характеристика объекта преступления тоже не всегда однозначна, но его объективные признаки требуют лишь квалифицированной оценки. Установление объективной стороны преступлений связано с затратой больших усилий, но все ее признаки можно, условно говоря, «пощупать»: действие (бездействие), способы совершения преступления, наступившие последствия. И даже причинная связь, которая часто бывает скрыта от непосредственного наблюдения, объективно и экспериментально проверяема.

Главным признаком, образующим субъективную сторону преступления, является вина, в соответствии с ч. 1 ст. 5 УК РФ, лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасное последствия, в отношении которых установлена его вина [2, с. 4].

Употребление в ст. 305 УК РФ термина «заведомо» неправосудные приговор, решение или иной судебный акт позволяет утверждать, что это преступление совершается только умышленно.

В силу ст. 25 УК РФ, при совершении преступления с прямым умыслом лицо сознает общественно опасный характер своего деяния, предвидит неизбежность или реальную возможность наступления общественно опасных последствий и желает их наступления. Интеллектуальный момент прямого умысла характеризуется, прежде всего, сознанием общественно опасного характера совершаемого виновным деяния, предвидением лицом неизбежности или реальной возможности (вероятности) наступления общественно опасных последствий. Волевой момент прямого умысла характеризуется желанием лица наступления тех последствий, которые охватывались его предвидением [2, с. 10].

При косвенном умысле лицо, совершая преступление, осознает общественно опасный характер совершенного деяния, предвидит возможность (вероятность) наступления его общественно опасных последствий и, хотя и не желает, но сознательно допускает их наступление. Косвенный умысел отличается от прямого умысла как по интеллектуальному, так и по волевому моменту. Интеллектуальный момент косвенного умысла в части сознания общественно опасного характера деяния аналогичен прямому умыслу. Отличия имеются в характере предвидения общественно опасных последствий: интеллектуальный момент прямого умысла включает предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий, что исключено в косвенном умысле.

Основное отличие между прямым и косвенным умыслом заключается в волевом моменте, характеризующем направленность воли человека. Волевой момент косвенного умысла характеризуется сознательным допущением виновным общественно опасных последствий совершенного деяния.

Но в ст. 25 УК РФ определены виды умысла применительно к преступлениям с материальными составами, ведь интеллектуальный и волевой моменты законодательно определенных видов умысла устанавливаются в зависимости от наличия предполагаемых или наступивших последствий.

Однако основной состав вынесения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта по конструкции является исключительно формальным – его объективная сторона предполагает совершение виновным определенных действий вне зависимости от наступления или не наступления каких-либо последствий.

В преступлениях с формальными составами допускается только прямой умысел, при этом его интеллектуальный момент заключается в осознании лицом фактического характера своего общественно опасного деяния, а волевой – в желании его совершения [3, с. 209-218]. Сам факт допущения косвенного умысла по отношению к деянию противоречит презумпции вменяемости – ибо невозможно допущение виновным собственного действия, возможно только желание совершения такового.

Итак, субъективная сторона изучаемого преступления может выражаться только в прямом умысле виновного. Тем не менее существует немало особенностей в понимании и установлении субъективной стороны вынесения заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.

В мыслительном процессе судей установление фактов составляет область неформализованного, содержательного мышления с преобладанием индуктивных процессов, тогда как правовая оценка деяния представляет собой строгий силлогизм, где большая посылка (в виде, например, состава преступления) заранее определена законом [4, с. 87].

Как следует из диспозиции ст. 305 УК РФ, уголовная ответственность по этой статье наступает в случае вынесения судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта, не соответствующего объективной истине (фактическим обстоятельствам дела).

В советской юридической науке была сформулирована точка зрения, согласно которой содержание истины составляют как установленные по делу факты, так и их правовая оценка [5, с. 51].

Доказывание по делу – не просто установление фактов. Это процесс «идентификации сущности» [6, с. 7] – той, которая была абстрагирована законодателем из единичных общественно опасных деяний и воплощена в законе, и той, которая характеризует данное конкретное деяние.

С учетом уголовно-правовых составов формулируется предмет доказывания по уголовному делу, производится «отбор» фактов и их уголовно-правовая оценка – тесно связанные между собой мыслительные процессы, протекающие, как правило, параллельно. Однако на отдельных этапах доказывания один из этих мыслительных процессов может стать преобладающим.

Так, убедившись в относимости исследуемого факта и допустимости средства доказывания (здесь может преобладать правовая оценка), суд переходит к выяснению вопроса о его доказанности, которая правом не установлена и определяется на основе внутреннего убеждения суда. Дифференцированное (а не только совместное) рассмотрение вопросов о доказанности фактических обстоятельств дела и уголовно-правовой оценке деяния предпринимается судом и при постановлении приговора.

Следует согласиться с мнением М.С. Строговича, отметившего: «При всей связи вопросов фактической и юридической сторон рассматриваемого судом дела, каждая из этих групп вопросов представляет самостоятельную научную проблему большого практического значения и потому может быть предметом самостоятельного исследования» [7, с. 14].

Так, при установлении умысла на вынесение виновным судьей неправосудного судебного решения судебными коллегиями судов субъектов Российской Федерации при допущении судьями сходных нарушений выносятся противоположные решения.

Например, судебной коллегией по уголовным делам Тюменского областного суда 14.11.2006 было удовлетворено представление и.о. Генерального прокурора РФ и дано заключение о наличии в действиях судьи Г. признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ, при следующих обстоятельствах.

При принятии исковых заявлений граждан к производству суда и при рассмотрении гражданских дел по существу судья Г. грубо нарушила нормы процессуального права: 1) приняла к своему производству фиктивные исковые заявления трех граждан; 2) при подготовке дел к судебному разбирательству не уточнила обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дел; 3) не установила необходимые доказательства, подлежащие представлению в суд; 4) не опросила ни одного истца по существу заявленных ими требований, ни ответчика – об обстоятельствах дела; 5) при этом умышленно не дала должной оценки несоответствию поданных исков требованиям ГПК РФ; 6) не потребовала от истцов предоставления доказательств в подтверждение своих исков и приняла решение без установления обстоятельств дела и получения доказательств обоснованности исков, – чем, занимая государственную должность Российской Федерации, наделенная в конституционном порядке, согласно ст. 118 Конституции РФ, полномочиями по осуществлению правосудия, грубо нарушила требования п. 1 и 2 Закона «О статусе судей в Российской Федерации», действуя из иной личной заинтересованности, выразившейся в желании оказать услугу своим знакомым А.А. Пашкевичу и Т.В. Шмаковой, 02.04.2004 и 20.10.2004 вынесла заведомо неправосудные решения по гражданским делам по исковым заявлениям Т.В Чайковской, Е.К. Половниковой и В.М. Рубцова [8].

В данном примере налицо нарушение норм процессуального права, которое, однако, повлекло вынесение неправосудных решений по существу.

Другой пример. В квалификационную коллегию судей Республики Алтай поступило представление Генерального прокурора РФ В.В. Устинова о даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи Б. по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 305 УК РФ.

В обоснование представления прокурором указано, что 03.06.2004 Б. в нарушение ч. 1 ст. 30 ГПК РФ, согласно которой иски о правах на земельные участки предъявляются в суд по месту их нахождения, на личном приеме принял от представителя трех истцов о признании недействительным договора купли-продажи доли земельного участка сельскохозяйственного назначения, расположенного в Истринском районе Московской области и принадлежащего на праве общей собственности

гражданам, вынес определение о принятии искового заявления к производству суда, а также нарушение ст. 139, ч. 1 ст. 140 ГПК РФ о соразмерности мер по обеспечению иска, которым наложил арест на весь земельный участок общей площадью 3 257 778 кв. м и запрет Московской регистрационной палате осуществлять любые регистрационные действия в отношении указанного земельного участка. При этом государственная пошлина истцами уплачена в размере 10 рублей.

05.06.2004 Б. в нарушение требований ч. 1 ст. 113, ч. 2 ст. 144 ГПК РФ об извещении лиц, участвующих в деле, вынесено определение о прекращении производства по делу и об отмене обеспечительных мер. Таким образом, судьей Б. вынесены заведомо неправосудные постановления по гражданскому делу.

Рассмотрев представление прокурора, квалификационная коллегия судей 26.02.2006 в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи Б. отказала, поскольку Б. признал факт нарушения норм ГПК РФ, раскаялся, достаточного опыта рассмотрения земельных споров не имел, характеризуется положительно, ранее нарушений закона не допускал. На судью Б. наложено дисциплинарное взыскание в виде предупреждения.

Однако определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 07.02.2007 по делу № 52-Г07-1 решение квалификационной коллегии судей Республики Алтай 26.02.2006 об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи Б. отменено [9].

Мотив преступления, за совершение которого наступает ответственность по ст. 305 УК РФ, для квалификации содеянного значения не имеет, однако он может свидетельствовать о наличии умысла у виновного (как в первом приведенном примере).

В то же время, когда действительно судьей была допущена ошибка вследствие неправильной оценки доказательств, неверного применения материального и процессуального закона, это не дает оснований для привлечения его к уголовной ответственности по ст. 305 УК РФ. Однако небрежность, ненадлежащее исполнение судьей своих обязанностей вследствие недобросовестного отношения к службе, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, могут квалифицироваться как преступление, предусмотренное ст. 293 УК РФ.

Читайте также:  Ответственность продавца за продажу товара ненадлежащего качества

В отдельных случаях законодатель, устанавливая ответственность за совершение тех или иных общественно опасных деяний, вносит в диспозицию статей Особенной части УК специфические субъективные признаки, уточняющие характер совершенного действия или бездействия.

В качестве такого признака изучаемого преступления надо назвать «заведомость», которая определяет качественную субъективную характеристику деяния. Нельзя не отметить, что в подобной характеристике содержится и особенное психическое отношение субъекта к совершаемому поступку.

Значение слова «заведомый» в уголовном праве зависит от конкретного преступления, состав которого содержит данный признак. Заведомость означает «осведомленность, несомненность, т.е. достоверность, неоспоримость» [10, с. 536]. Толкование слова «заведомость» имеет важнейшее значение для уяснения правильного содержания и смысла уголовно-правовой нормы.

Исходя из исторического и современного толкования слова «заведомость» [11, с. 177] можно утверждать, что совершая то или иное преступление виновный бесспорно знает об истинном характере своего поведения.

Неправильные действия судьи могут быть допущены и в самом процессе установления фактических материалов дела, и именно они нередко служат причиной вынесения заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта.

Судья может преднамеренно нарушить требования процессуального закона. Например, в целях ускорения судопроизводства судья преднамеренно не вызывает в суд всех необходимых свидетелей, экспертов, переводчиков или допускает существенную неполноту судебного следствия. Налицо явная недобросовестность судьи, за которую он может быть привлечен к уголовной ответственности, даже если выводы в приговоре, в конечном счете, подтвердятся.

Судья может нарушить требования закона также по незнанию, и это помешает ему в установлении истины. Например, не зная научных возможностей экспертизы, суд может отклонить обоснованное ходатайство участника процесса в ее проведении, а это, в свою очередь, повлечет за собой судебную ошибку в выводах. Небрежность судей в обеспечении строгого соблюдения процедуры судебного разбирательства может привести к появлению процессуальных оснований для отмены приговора.

В широком смысле слова понятием «вынесение неправосудного приговора, решения или иного судебного акта», охватывается любое неправильное решение суда по каждому из вопросов, подлежащих разрешению в суде. В частности, суд может неосновательно отклонить или удовлетворить гражданский иск или неправильно исчислить его сумму, неправильно разрешить вопросы о том, как поступить с вещественными доказательствами, на кого возложить судебные издержки, оставить или отменить меру пресечения. Возможны ошибки в установлении причин и условий, способствовавших преступлению.

Вопросам возникновения судебных ошибок посвящено большое количество исследований, в частности, Д.И. Уемов в популярном изложении показал, как нарушение элементарных законов логики порождает такого рода ошибки.

Вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта – это не ошибка, а результат прямого умысла, преследуемый в уголовном порядке.

Судебная ошибка как результат незнания фактов или искажения их правовой оценки представляет собой добросовестное заблуждение судей, что в свою очередь исключает уголовную ответственность.

В ряде случаев судебные ошибки с субъективной стороны не вполне охватываются понятием добросовестного заблуждения. Речь идет о тех случаях, когда судья понимает, что вывод, который он сделал, не вытекает в полной мере из имеющихся в деле доказательств.

1. Лунев В.В. Субъективное вменение. М.: СПАРК, 2000.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: ГроссМедиа, 2008.

3. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. М., 1996.

4. Резник Г.М. Оценка доказательств по внутреннему убеждению в советском уголовном процессе: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1969.

5. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972.

6. Сизякин О.Т. Гносеологическая природа судопроизводства: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Львов, 1971.

7. Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М.-Л., 1955.

8. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РФ от 06.02.2007 по делу № 89-007-1 // КонсультантПлюс.

9. Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 07.02.2007 по делу № 52-Г07-1 // КонсультантПлюс.

10. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1979. Т. 2.

11. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984.

Судья принял незаконное решение. Его кто-то накажет?

Вы часто рассказываете изумительные истории о том, как суды принимают незаконные решения и их потом отменяют.

А несет ли судья ответственность за свое решение? И можно ли его оштрафовать?

Судья принимает решение на основании своего убеждения и не должен отвечать, если его мнение не сходится с вышестоящим судом. Поэтому по закону судью нельзя привлечь к ответственности за принятое решение.

Верховный суд добавляет: судью нельзя наказывать и за допущенную судебную ошибку, из-за которой был принят неправильный судебный акт, — п. 2 ВС от 14.04.2016 № 13. То есть даже если судья принял решение, противоречащее закону, его все равно не накажут.

Но судья ответит, если нарушил сам процесс принятия решения. В некоторых случаях за такие нарушения можно потребовать денежную компенсацию. При этом деньги надо требовать не с судьи и не с суда, в котором он работает, а с государства. Давайте рассмотрим все подробнее.

Уголовная ответственность судьи

Если судья знал, что принимает заведомо незаконное решение, то его могут привлечь к уголовной ответственности по ст. 305 УК РФ . За это положен штраф — до 300 000 рублей. Штраф выплачивается государству, а не пострадавшему. Еще могут привлечь к принудительным работам на срок до 4 лет или лишить свободы на тот же срок. Возбуждение уголовного дела на судью — это исключительный случай, решение об этом принимают председатель следственного комитета и специальный орган — Квалификационная коллегия судей.

Вот в 2018 году судья из Волгоградской области принял решение без проведения судебного заседания. Не вызывал в суд обвиняемого, его адвоката, прокурора, а просто составил фальшивый протокол, в котором указал, что заседание было и все участники процесса на нем присутствовали. Судью оштрафовали на 200 тысяч рублей. Правда, потом освободили от наказания по амнистии в честь 70-летия победы в Великой Отечественной войне.

Заявить о том, что судья принял заведомо незаконное решение, может любой потерпевший, то есть тот, чьи права это решение нарушило. Для этого достаточно написать письмо в любой правоохранительный орган, занимающийся борьбой с коррупцией: в следственный комитет, прокуратуру или ФСБ .

За заведомо ложный донос тоже предусмотрена уголовная ответственность по ст. 306 УК РФ .

Компенсация морального вреда

Если судья принял решение по уголовному делу, а его потом отменили, то несправедливо осужденный получит право на компенсацию неполученных доходов и морального вреда.

Заявление о такой компенсации можно подать в суд, прекративший уголовное дело, или в суд по месту жительства заявителя. Есть детальное разъяснение Верховного суда о получении компенсации.

Например, в 2017 году по решению суда москвича посадили под домашний арест: он не мог выходить из своего дома и пользоваться интернетом. Прошло 6 месяцев, и уголовное дело прекратили, признав мужчину невиновным. Он потребовал компенсировать 4 млн рублей морального вреда. Суд, правда, компенсировал только 50 тысяч.

За незаконный судебный вердикт можно также требовать компенсации в Европейском суде по правам человека. Как подать заявление о компенсации, подробно рассказано на сайте суда.

Потребовать компенсации в Европейском суде можно не только по уголовным делам. Например, одному гражданину РФ запретили в течение 5 лет выезжать за границу, потому что до увольнения у него был доступ к государственной тайне. Мужчина безуспешно пытался обжаловать отказ в российских судах, а потом обратился в Европейский суд и отсудил у государства 5 тысяч евро.

Замечание, выговор и увольнение судьи

Судья лично отвечает за нарушение правил рассмотрения дел. Еще он обязан соблюдать кодекс судейской этики. На мелкое нарушение никто не обратит внимания, но за существенный проступок судья может получить замечание, выговор и даже досрочное прекращение полномочий: ст. 12.1 закона о статусе судей.

Замечание — это самый легкий вид наказания. Если в течение года судья уже получал замечание или если за проступок замечания явно недостаточно, то выносят предупреждение.

Например, по правилам в ходе заседаний судья сначала должен предложить разрешить спор миром. Если он этого не сделает, вряд ли он получит замечание: это мелкое нарушение процесса. Все понимают, что оно почти наверняка не повлияет на исход дела. Но вот если судья не вызвал ответчика в суд, то он однозначно нарушил его права. Судье Советского районного суда Брянска в 2018 году за такой проступок вынесли замечание. Другой пример: судья Нижегородского районного суда получил предупреждение за частую отмену его определений о возврате исков.

А вот за то, что судья обращается к сторонам спора, используя нецензурную лексику, его могут и уволить — так случилось в 2018 году в Краснодаре. Еще одного судью уволили в 2017 году за то, что он не хотел передавать в вышестоящий суд жалобу на свое решение.

В сентябре 2019 года введут новое наказание для судей — понижение в квалификационном классе. Чем выше класс, тем более важную должность может занимать судья. Например, судья с 5 классом может быть председателем районного суда, а с 4 — возглавлять вышестоящий областной суд.

Кто принимает решение

Решение о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности принимает Квалификационная коллегия судей. Жаловаться надо в коллегию региона, где работает судья. Контакты нужной коллегии можно узнать на сайте Высшей квалификационной коллегии судей.

Жалобу составляют в свободной форме, но в ней должны быть указаны личные данные: фамилия, имя, отчество лица, подающего жалобу, его почтовый адрес, описание допущенного судьей нарушения, подпись и дата подачи. Анонимную жалобу не примут.

Если судья затягивает сроки

В России действует закон о компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства. Его применяют, когда судья слишком долго принимает решение или когда принятое им решение многократно отменялось и направлялось обратно на доработку.

Максимальный срок рассмотрения гражданского дела — 2 месяца. В арбитражном суде — 3 месяца. Но часто этот срок возобновляется из-за вступления в дело новых лиц или, наоборот, приостанавливается — например, из-за назначения экспертизы. Срок могут продлить в связи с особой сложностью дела. Поэтому обоснованность превышения сроков оценивают каждый раз индивидуально. Участник процесса, который сам же его и затягивал, теряет право на компенсацию.

По делам, рассмотрение которых затянули мировые и районные суды, заявление о компенсации надо подавать в суд соответствующего субъекта. Он может называться областным, краевым и т. д. Если рассмотрение дела просрочил арбитражный суд, то надо обращаться в арбитраж округа: ч. 2 ст. 3 ФЗ № 68- ФЗ .

За судебную волокиту платит не судья, который ее допустил, а Министерство финансов: ч. 2 ст. 5 ФЗ № 68- ФЗ .

К примеру, в ноябре 2015 года один предприниматель из Москвы попытался через суд вернуть свое полиграфическое оборудование. Дело было несложным, но арбитражный суд рассматривал его больше года. Все это время предприниматель не мог полноценно вести свой бизнес. В сентябре 2017 года истец выиграл дело, но на этом не остановился: в январе 2018 года он дополнительно взыскал с Министерства финансов 40 тысяч рублей за то, что суд долго рассматривал его иск.

Расписать все подробности судебного процесса в одном ответе невозможно. У нас есть целая серия статей, которые помогут вам в суде:

Ответственность судей за вынесение неправосудных решений

Условиями нормального судопроизводства является соблюдение своих обязанностей всеми сторонами процесса. Суд, наделенный важнейшими полномочиями, должен выносить обоснованные и правомерные решения. Виновные, в свою очередь, должны вынесенные акты соблюдать.

Читайте также:  Ответственность ИП по долгам

Но справедливость процесса может быть нарушена с обеих сторон. Вынесение судом заведомо незаконных решений, а также уклонение от наказания являются преступлениями, и ответственность за их совершение предусмотрена статьями 305 и 314 УК РФ соответственно.

Вынесение судьей неправомерного акта

Объект и объективная сторона

Вынесение заведомо неправосудного судебного акта наказывается по статье 305. Такое преступление посягает на отношения, связанные с нормальным осуществлением правосудия, а также затрагивает права и свободы того человека, в отношении которого было принято.

При принятии решений суд руководствуется принципами уголовного, гражданского и арбитражного законодательства, учитывает все обстоятельства рассматриваемого случая, после чего выносит обоснованный и мотивированный акт.

Уголовная ответственность наступает в том случае, если оглашенный акт является неправомерным, не соответствует основным принципам и требованиям законодательства.

Состав преступления является формальным, то есть окончено оно с того момента, как акт был принят, даже если он еще не успел вступить в силу.

Наступление последствий (тяжких) имеет значение только для второй части. К таковым можно отнести попытку самоубийства лица, в отношении которого было принято решение, причинение вреда его физическому и душевному здоровью, потерю им имущества и т.д.

Также ч.2 предусматривает ответственность за вынесение незаконного приговора по уголовному делу, назначающего наказание в виде лишения свободы.

Скачать для просмотра и печати:

Предмет

В ходе своей деятельности судья может выносить различные акты, которые можно разделить на две категории:

  • итоговые, разрешающие дело по существу (постановления, решения, определения, приговоры, приказы);
  • промежуточные, способствующие решению текущих вопросов (определения).

Под действие статьи попадают по общему правилу те акты, которые решают существенные вопросы и непосредственно влияют на права и свободы людей.

Важно! Неправомерные промежуточные определения обычно не влекут за собой ответственность, но в некоторых случаях могут расцениваться как подготовка к совершению преступления.

Не имеет значения, какой характером обладает судебный акт, он может нести как положительный, так и отрицательный смысл для человека, в отношении которого вынесен. Ответственность наступает в любом случае, так как подобное деяние нарушает нормальный ход судопроизводства.

Субъективная сторона и субъект

Привлекаются к ответственности по ст.305 судьи (по гражданским, уголовным, арбитражным делам), а также другие лица, которые участвуют в принятии решения и могут повлиять на него, такие как присяжные заседатели. Хотя они напрямую не выносят акт, их вердикт влияет на содержание документа.

С точки зрения субъективной стороны преступление характеризуется только прямым умыслом, принятый акт должен быть заведомо неправомерным. В случае совершения судьей ошибки он несет не уголовную, а дисциплинарную ответственность.

Важно! Виновными в совершении преступления могут быть как отдельные судьи, так и коллегии. Но наказания понесут только те члены, которые имели прямой умысел на совершение преступного деяния, то есть знали о незаконности своего решения.

Наказание

По ч.1 судья и другие лица, участвовавшие в принятии заведомо незаконно акта, могут понести одно из следующих наказаний:

  • выплату (штраф) в размере до 300 тыс. рублей (или в размере дохода за период до двух лет);
  • принудительные работы продолжительностью до 4 лет;
  • лишение свободы на тот же срок.

Если же акт повлек лишение человека свободы или наступление тяжких последствий (ч.2), то судья может понести наказание в виде лишения свободы продолжительностью 3-10 лет.

Как привлечь судью к ответственности

Любое решение суда может быть обжаловано в вышестоящую инстанцию. Даже в тех случаях, если такой инстанции нет (например, когда акт был вынесен Конституционным судом), решение может быть признано незаконным.

Сама по себе отмена решения вышестоящим судом не влечет привлечение к ответственности. Но если будет доказан заведомый характер незаконности вынесенного акта, то судья понесет наказание по ст.305.

Если есть подозрения, что судья относится к делу с пристрастием, можно подать заявление на его отвод.

Свою жалобу на неправомерные действия судьи также можно направлять в специальный орган — ККС — указывая в ней все личные данные, а также саму суть обращения.

Судебная практика

Случаев привлечения судей к ответственности по данной статье не так много, так как требуется наличие сразу нескольких условий: наличие отмененного незаконного решения, доказанная цель вынести неправомерный акт, а также разрешение Высшей квалификационной коллегии судей.

Одним из примеров является следующая ситуация: В. занимал пост судьи по гражданским делам. В 2003 году он вынес неправомерное решение по передаче земельных участков своим знакомым предпринимателям. Далее участки были проданы, а через некоторое время сам В. стал значиться как владелец земли.

В отношении В. было возбуждено уголовное дело сразу по нескольким статьям, в том числе и по 305.

Уклонение от отбывания наказания виновными

Объект, объективная сторона

Уклонение от отбывания наказания является деянием, которое посягает на отношения по полноценному исполнению решений суда, принятых в отношении лиц, признанных виновных в совершении преступных деяний.

С точки зрения объективной стороны, преступление может быть совершено несколькими способами, каждый из которых квалифицируется по конкретной части.

Статья 314 устанавливает три отдельных вида противоправных деяний, связанных с уклонением от определенного вида наказания (а также мер принуждения):

  • нарушение требований закона, относящихся к ограничению свободы, носящее злостный характер — ч.1;
  • уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы, а именно невозвращение в места заключения человека, который имел права выезжать с территории заключения, а также неявка в исправительное учреждение лица, в отношении которого действовала отсрочка исполнения наказания — ч.2;
  • уклонение лица, страдающего педофилией, от назначенного судом психиатрического лечения — ч.3.

Злостное нарушение правил ограничение свободы предполагает совершение следующих проступков:

  • повторное нарушение порядка, если ранее было вынесено предупреждение и прошло не более года;
  • изменение места жительства и дальнейшее укрывательство от органов в течение месяца;
  • пренебрежение использованием специальных технических средств, отслеживающих местоположение осужденного;
  • неявка в исправительную инспекцию с целью постановки на учет.

Для квалификации преступления по данной статье необходимо, чтобы ограничение свободы было назначено виновному в качестве дополнительного, а не основного наказания.

Интересно: ответственность будет нести лицо, которое уклонялось от наказания и делало это как активно (меняло место жительства, выезжало за пределы населенного пункта и др.), так и пассивно (не приходило отмечаться в уголовно-исполнительную инспекцию).

Уклонение от отбывания лишения свободы — деяние, которое совершается в форме бездействия. Осужденный не является в исправительное учреждение назначенному сроку.

Важно! Опоздание не является преступлением, так как не подразумевает наличие мотива именно уклониться от наказания.

Осужденные имеют право покидать воспитательные и исправительные колонии в исключительных случаях, например, в связи со смертью родственника (до 7 дней), на период отпуска, для посещения детей (на 10 дней два раза в год) и др. Если к назначенному моменту человек не является, то он совершает длящееся преступление, которое будет окончено в момент поимки виновного. Это касается также случаев, когда осужденному была дана отсрочка исполнения наказания.

Ч.3 определяет, что совершеннолетнее лицо, которое было осуждено за преступление, связанное с половой неприкосновенностью детей, не достигших 14 лет, отбыло свое наказание и должно проходить лечение у психиатра, но не делает этого. При этом наличие такого психического расстройства, как педофилия, должно быть установлено при помощи судебно-медицинской экспертизы.

Особенности субъективной стороны. Субъект

Субъективная сторона у всех трех форм деяния одинаковая — прямой умысел. Для квалификации необходимо обязательно устанавливать цель, а именно стремление человека уклониться от назначенного ему судом наказания.

Субъекты же везде разные, подробнее можно посмотреть в таблице, приведенной ниже.

Ч.1лицо, достигшее возраста 16 лет, которому в качестве дополнительного наказания назначено лишение свободы
Ч.2лицо, достигшее возраста 16 лет, отбывающее лишение свободы или имеющее отсрочку исполнения данного наказания (приговора)
Ч.3лицо, достигшее возраста 18 лет, страдающее педофилией, в отношении которого судом назначены меры медицинского характера, отбывшее основное наказание

Наказание

Если лицо не выполняло требования законодательства, касающиеся назначенного ему судом наказания за совершение преступления с целью уклониться от такого наказания, то оно несет ответственность по соответствующей части ст.314 в рамках санкции.

Ч.1принудительные работы или лишение свободы продолжительностью до одного года
Ч.2принудительные работы или лишение свободы продолжительностью до двух лет
Ч.3лишение свободы продолжительностью до одного года

Судебная практика

П. был осужден за кражу. Ему было назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы и года ее ограничения. После отбытия из места исполнения наказания П. должен был явиться в инспекцию для постановки на учет, а также ежемесячно отмечаться там. Ему было также запрещено менять место жительства.

Освободившись, П. на учет не встал, покинул место жительства и скрылся. В это время он снова совершил кражу кошелька у С., после чего был задержан. Ему было назначено наказание по совокупности преступлений (ст. 314 и 158) в виде 1 года и 2 месяцев лишения свободы.

Требуем повысить ответственность судей за вынесение заведомо неправосудных приговоров

0 людей подписали. Следующая цель: 2 500

Требуем повысить ответственность судей за вынесение заведомо неправосудных приговоров и судебных решений

Обращаемся к Вам, Владимир Владимирович, Президенту Российской Федерации, гаранту Конституции РФ и Органу государственной власти, к Председателю Государственной Думы РФ Вячеславу Викторовичу и к Председателю Верховного суда РФ Вячеславу Михайловичу, поскольку признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, согласно Ст.2 Конституции РФ, является обязанностью государства.

Согласно ч.ч. 1,2 Ст. 3 Конституции РФ единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, а осуществить свою власть народ может непосредственно, а так же через органы государственной власти.

Одним из органов государственной власти является Суд. Однако ситуация в нашей стране такова, что современное судопроизводство практически в каждом деле любого рядового гражданина насчитывает многочисленные нарушения норм закона и прав человека, закрепленных Конституцией РФ. Законы не работают, начиная с задержания человека, фабрикования обвинений против него и заканчивая незаконными судебными решениями, выносимыми в районных и вышестоящих судах, вопреки отсутствию доказательств выдвинутых обвинений.

Люди загнаны в тупиковую ситуацию, когда свои права невозможно защитить только потому, что нормы закона нарушаются самими судьями. Именно суд нарушает закон РФ и права человека как во время самого судебного процесса, так и в предоставлении недостоверно – отображенных действий участников судебного разбирательства в протоколе судебного заседания. Протоколы судебного заседания составляются с существенными искажениями как в отображении показаний участников процесса, так и в отсутствии фиксирования заявляемых ходатайств.

При этом, пока судебного решения нет, жалобы граждан о нарушениях их прав ни одна надзирающая инстанция не проверяет, аргументируя свое невмешательство тем, что во всем должен разобраться суд. Обращения граждан отсылаются собственно тому, чьи незаконные действия обжалуются.

Вместе с тем, с появлением судебного решения, обжаловать его в нашей стране фактически невозможно, поскольку после вынесенного решения или приговора ни одна вышестоящая инстанция тем более ничего уже не проверяет, поддерживая выводы суда первой инстанции, какими бы неправосудными они ни были. Отсутствие вины и отсутствие доказательств вины при имеющихся доказательствах невиновности не гарантирует справедливого и законного приговора, если перед судом рядовой и небогатый человек из обычной семьи.

Подобная плачевная ситуация при рассмотрении многих гражданских дел – люди годами не могут добиться справедливости в соответствии с нормами действующего законодательства, поскольку судьями безнаказанно выносятся заведомо неправосудные судебные решения.

В Ст.18 Конституции РФ сказано : права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием.

Читайте также:  Материальная ответственность водителя за служебный автомобиль

Согласно ч.ч.1,2 Ст.15 Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применение на всей территории РФ. Органы власти, к которым относятся не только Президент, Совет Федерации, Государственная Дума и Правительство РФ, но и Суды, обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

Однако на практике суды в нашей стране нарушают нормы закона и не соблюдают Конституцию, так как не заинтересованы в справедливости, законности выносимых судебных решений и чести собственного мундира, поскольку их деятельность никто не проверяет.

На наши жалобы в вышестоящие инстанции мы получаем отписки.

На свои письменные обращения к Вам, Владимир Владимирович, мы не получаем от Вас ответы, вместо них нам приходят отписки из Администрации Президента РФ, которые прямо указывают на то, что аргументы, доводы и доказательства, перечисленные нами, даже не проверяются. В каждом таком ответе ссылка на независимость судей при осуществлении правосудия и их подчинение только Конституции Российской Федерации, даются разъяснения о невмешательстве в деятельность судов.

Таким образом получается, что Администрация Президента РФ признаёт Конституцию только частично, поскольку ею игнорируются все остальные нормы Конституции и УПК РФ, нарушенные судопроизводством в отношении граждан России.

Поскольку перед законом в соответствии Ст.4 УК РФ, ч.1 Ст.19 Конституции РФ все равны; назначением уголовного судопроизводства, согласно п.2 ч.1 Ст.6 УПК РФ, является защита личности от незаконного, необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод; при осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы и в соответствии с ч.1 Ст.8.1 УПК РФ должны подчиняться только Конституции и Федеральному закону РФ – несоблюдение этих норм закона судьями России должны быть признаны недопустимыми и уголовно-наказуемыми .

Опираясь на вышесказанное,

МЫ, ГРАЖДАНЕ РОССИИ, ТРЕБУЕМ:

1. Принять закон об уголовной ответственности за недостоверное содержание протоколов судебных заседаний.

2.Законодательно и практически разрешить вопрос аудио и видео – записи судебных процессов.

3. Повысить ответственность судей за вынесение заведомо -неправосудных приговоров и судебных решений, внеся соответствующие поправки в Ст.305 УК РФ

Что есть неправосудный судебный акт и как с ним бороться?

Одной из наиболее важных статей в уголовном законе является на сегодня статья 305 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность судьи (судей) за вынесение им (ими) заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта. Её значимость заключается в том, что подобная уголовно-правовая норма должна выполнять превентивную функцию явно незаконного (пристрастного или формального) правосудия для всей судебной системы страны. Без действенной законодательной уголовной ответственности судьи (судей) за вынесение неправосудных судебных актов любая судебная реформа будет лишь формальной (несущественной, неэффективной), не меняющей должным образом правосудие в сторону его законности и справедливости.

Диспозиция статьи 305 УК РФ полностью дублирует её название, добавляя лишь указание на субъекта преступления – судью (судей).

ВЫНЕСЕНИЕ ЗАВЕДОМО НЕПРАВОСУДНЫХ ПРИГОВОРА, РЕШЕНИЯ ИЛИ ИНОГО СУДЕБНОГО АКТА

В данном случае именно диспозиция дублирует название статьи, а не наоборот, поскольку название статьи достаточно лаконично, а диспозиция достаточно пространна.

Исследователи ст. 305 УК смиренно толкуют ключевое слово ее диспозиции «НЕПРАВОСУДНЫХ» – как незаконных, и даже несправедливых судебных актов (приговора, решения, определения), разумеется, отмененных вышестоящей судебной инстанцией. Законодательство РФ определение данного термина «неправосудность» не содержит.

Ввиду уголовно-правового категорического запрета применения уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 2 УК РФ) нельзя подменять неправосудность судебного акта его незаконностью и (или) необоснованностью и (или) формальностью и (или) ошибочностью и (или) несоответствием «социальной справедливости» и т.д. При этом, эти понятия и не совсем аналогичны понятию »неправосудность».

Правосудием в соответствии с Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» именуется деятельность судов и судей. Поэтому неправосудное решение судьи – это тоже самое, что «неинженерное» решение инженера, или «непограничное» решение пограничника и т.п. То есть это решение, которое не свойственно (не соответствует) профессиональной деятельности лицу, его принявшего.

Таким образом, судебный акт может точно являться неправосудным, если он не входит в деятельность суда (судьи). Например: судье был заявлен обоснованный отвод по мотиву прямой родственной связи со стороной по делу, но судья, отклоняя его, скрыл эту родственную связь и, рассмотрев дело, вынес-таки неправосудное решение. Или с иском в суд никто не обращался, а судья «взял» да и вынес решение (осуществил правосудие без должных к нему предпосылок). Или суд вынес по гражданскому делу не решение, а приговор, (и назначив наказание, не предусмотренное уголовным законом) и т.п.

Однако не просто более реалистичные, а довольно частые неправосудные судебные акты выносятся сегодня такие, в которых судья уклоняется от осуществления правосудия посредством игнорирования законодательных установлений (понятных и обязательных). Просто в судебном акте не указывается о нормах закона, которые должны применяться в данном деле, и о которых в суде было заявлено стороной.

Таким образом, судья создает видимость правосудия, уклоняясь от его осуществления. Это и есть вынесения неправосудного судебного акта (с заведомостью отдельная тема).

Не пора ли перенять немецкий уголовно-правовой опыт, содержащейся в параграфе 339 УК ФРГ? Название то же, что и нашей статье 305 УК, однако диспозиция не дублирует локаничность названия, а конкретизирует деяние для его эфективного, правильного и справедливого правоприменения:

«Судья. который при руководстве судебным разбирательством или при вынесении решения по делу обходит закон в пользу или во вред одной из сторон, наказывается лишением свободы. ».

И не надо установления никакой «заведомости» неправосудия. Настоящее неправосудие не может быть «по неосторожности» у сверхпрофессиональных юристов – судей (тем более, если о существовании и должном применении закона указывала сторона по делу).

Судебная безответственность

Согласно множественным сообщениям СМИ 15.06.2012 г. Министр юстиции РФ Александр Коновалов заявил в Совете Федерации, что пора ужесточить ответственность судей за неправосудные решения, вплоть до лишения их должностей.

Коновалов выразил сожаление, что это еще не реализовано. По его словам, сегодня удается лишь обеспечить стабильность и единообразие судебной практики за счет того, что высшие суды реагируют на все неправосудные или неадекватные решения.

На мой взгляд, поднятая проблема является насущной и предельно серьезной.

Законодательство РФ предусматривает ответственность судей за совершение дисциплинарного проступка, положений кодекса судебной этики.

Так согласно п. 4 ст. 17, Федерального закона от 14.03.2002 N 30-ФЗ (ред. от 03.12.2011) «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации наделена полномочиями по прекращению полномочий председателей, заместителей председателей федеральных судов (за исключением районных судов), судей Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, федеральных арбитражных судов округов, арбитражных апелляционных судов, военных судов, членов Совета судей Российской Федерации и Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации, председателей советов судей и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации и их заместителей.

Согласно п. 8 ч.2 ст. 19 того же закона квалификационные коллегии судей субъектов Российской Федерации налагают дисциплинарные взыскания на судей соответствующих судов (в том числе на председателей и заместителей председателей районных судов) за совершение ими дисциплинарного проступка.

Возможность привлечения судей к дисциплинарной ответственности предусмотрена статьей 12.1 Закона РФ от 26.06.1992 N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации».

Согласно указанной статье: «За совершение дисциплинарного проступка (нарушение норм настоящего Закона, а также положений кодекса судейской этики, утверждаемого Всероссийским съездом судей) на судью, за исключением судей Конституционного Суда Российской Федерации, может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде:

  • предупреждения;
  • досрочного прекращения полномочий судьи.

Решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания принимается квалификационной коллегией судей, к компетенции которой относится рассмотрение вопроса о прекращении полномочий этого судьи на момент принятия решения.

Порядок привлечения к дисциплинарной ответственности судей предусмотрен Федеральным от 14.03.2002 N 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и «Положением о порядке работы квалификационной коллегии судей» которое утверждено Высшей квалификационной коллегией судей Российской Федерации 22 марта 2007 года на основании статьи 14 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации».

Вместе с тем, как указывал Конституционный суд РФ в своем постановлении от 28 февраля 2008 года N 3-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 6.1. и 12.1. Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и статей 21, 22 и 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в связи с жалобами граждан Г.Н. Белюсовой, Г.И. Зиминой, Х.Б. Саркитова, С.В. Семак и А.А. Филатовой»:

«Основные требования, неисполнение которых может привести к досрочному прекращению полномочий судьи, сформулированы в статье 3 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»: судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации и другие законы (пункт 1); судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности (пункт 2).».

«В соответствии с пунктом 2 статьи 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», раскрывающей одну из сторон принципа неприкосновенности, судья, в том числе по истечении срока его полномочий, не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.».

Согласно тому же постановлению КС РФ: «Проверка законности и обоснованности судебных актов может осуществляться лишь в специальных, установленных процессуальным законом процедурах — посредством рассмотрения дела судами апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Иная процедура ревизии судебных актов принципиально недопустима, поскольку тем самым была бы, по существу, перечеркнута обусловленная природой правосудия и установленная процессуальным законом процедура пересмотра судебных решений и проверки правосудности (законности и обоснованности) судебных актов вышестоящими судебными инстанциями.».

Проще говоря, фактически, привлечь судью к ответственности, по мнению Конституционного суда РФ можно только в случае если им вынесено заведомо неправосудное решение. При этом, решение КС РФ как известно, окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

Уголовная ответственность за вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта предусмотрена статьей 305 УК РФ.

Однако, кроме вынесения заведомо неправосудного решения в работе судьи могут быть допущены различные ошибки. Говорить о них подробно не имеет смысла. Наверное каждый человек в России о них неоднократно слышал. Ценой этих ошибок может быть человеческая жизнь, судьба, карьера и т.д. При этом, закон действительно не предусматривает четкой процедуры и юридической ответственности судьи за допущенные при рассмотрении дела нарушения. Размытость формулировок не позволяет четко определить круг оснований лишения судьи его статуса.

Таким образом, при том, что вышестоящий судебный орган может признать решение судьи необоснованным и незаконным, допущенные им нарушения могут оставаться без внимания. Даже если они являются явными.

Соглашаясь с мнением Александа Коновалова, необходимо предусмотреть процессуальный порядок привлечения судьи к ответственности за допущенные в работе нарушения. Однако, этот порядок должен быть выверенным, четким и понятным. Иначе, как принято в нашей стране, он станет очередным «рычагом» воздействия на судебную власть. Которая согласно основному закону должна быть независимой. Поводами для дисциплинарной ответственности не должны стать политическое взгляды, личные отношения с председателем суда или иные неправовые мотивы.

Наряду с этим, высокий статус судьи, гарантии его независимости и неприкосновенности должны компенсироваться высокой мерой ответственности за принимаемые решения.

Ссылка на основную публикацию