Тайна совещательной комнаты в гражданском процессе

Если судьи нарушают тайну совещательной комнаты

Принятие судебного решения в совещательной комнате при соблюдении тайны — одна из гарантий реализации принципа независимости судей при осуществлении правосудия и подчинения их только Конституции РФ и федеральному закону. Нарушение этого требования на практике дает повод отменить решение суда.

Требование о соблюдении тайны совещания в первую очередь имеет целью исключить влияние на содержание принимаемого судом решения, что возможно, в частности, в случае несоблюдения запрета на присутствие в помещении, в котором арбитражный суд проводит совещание и принимает судебный акт, лиц, не входящих в состав суда, рассматривающего дело. Несоблюдение этого условия свидетельствует о нарушении тайны совещания судей, даже если дело рассматривается судьей единолично (постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.04.2006 по делу № А56-36057/04).

В силу ч. 2 ст. 194 ГПК РФ решение суда принимается в совещательной комнате, где могут находиться только судья, рассматривающий дело, или судьи, входящие в состав суда по делу. Присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается.

Аналогичная норма содержится и в ч. 4 ст. 167 АПК РФ. В ст. 298 УПК РФ, посвященной вопросам тайны совещания судей, дополнительно предусмотрено следующее. По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора (ч. 2).

Частью 5 ст. 167 АПК РФ, кроме того, предусмотрено, что судьи арбитражного суда не вправе сообщать кому бы то ни было сведения о содержании обсуждения при принятии судебного акта, о позиции отдельных судей, входивших в состав суда, и иным способом раскрывать тайну совещания судей.

Особое мнение судьи не нарушает тайну

В то же время, судьи не лишены права в соответствии со ст. 20 АПК РФ изложить свое особое мнение, что не может рассматриваться как нарушение тайны совещания судей.

В соответствии с абз. 3 ч. 2 ст. 20 АПК РФ при изложении особого мнения судья не вправе сообщать кому бы то ни было сведения о содержании обсуждения при принятии судебного акта, о позиции отдельных судей, входивших в состав суда, и иным способом раскрывать тайну совещания судей.

Так же не будет считаться нарушением принципа тайны совещания судей общедоступность резолютивной части судебного акта до ее объявления в судебном заседании, учитывая, что размещение в информационной системе судебных актов производится с использованием технических средств (Определение ВС РФ от 18.12.2015 по делу № 306-ЭС15-16036, А65-4255/2013).

Когда нарушение налицо

Нарушением принципа тайны совещания судей будет наличие доступа в помещение, в котором суд проводит совещание и принимает судебный акт, других лиц и общение других лиц с лицами, входящими в состав суда, в момент совещания и принятия судебного решения (постановление ФАС Уральского округа от 05.09.2012 № Ф09-10495/10).

Нарушение данного принципа можно установить на основе анализа содержания протокола судебного заседания, а в арбитражном процессе — аудиозаписи, если из них следует, что судья для вынесения решения не удалялся в совещательную комнату (постановление Суда по интеллектуальным правам от 06.02.2014 по делу № А14-10532/2013) и вынес решение прямо на месте, даже не удалив стороны из зала судебного заседания (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 10.09.2015 по делу № А56-71283/2014).

Напомним, что в условиях, обеспечивающих тайну совещания судей, арбитражный суд принимает определение в виде отдельного судебного акта по правилам, установленным для принятия решения (ч. 4 ст. 184 АПК РФ).

При отсутствии совещательной комнаты арбитражный суд для обсуждения и принятия решения остается в помещении, в котором рассматривается дело. На время совещания судей лица, участвующие в деле, и иные лица, присутствующие в заседании суда, удаляются из помещения (абз. 2 п. 42 главы 9 Регламента арбитражных судов, утв. постановлением Пленума ВАС РФ от 05.06.96 № 7 1 ).

Нарушением тайны совещания судей будет ситуация, когда суд не удаляется в совещательную комнату, резолютивную часть решения выносит и оглашает без удаления в совещательную комнату (Обзор кассационной практики за 2009 год по гражданским делам, подготовленный Кировским областным судом). К таким же выводам пришел ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 23.08.2004 № Ф04-5772/2004(А02-3932-20).

Процессуальные последствия

Необходимость обеспечения тайны совещания судей является не декларативной нормой, а имеет важные процессуальные последствия. В силу ч. 4 ст. 330 ГПК РФ и п. 7 ч. 4 ст. 270 АПК РФ данное нарушение является основанием для отмены решения суда независимо от доводов поданной жалобы.

Предусмотренный законом процессуальный порядок вынесения судебных решений включает в себя принятие решения в совещательной комнате в условиях соблюдения ее тайны, а именно в условиях, исключающих возможность получения судьей каких-либо рекомендаций, советов, участие в обсуждении решения лиц, не имеющих отношения к составу суда.

Даже непреднамеренное отклонение от требований тайны совещательной комнаты — разговор по телефону, оставление совещательной комнаты без объявления перерыва для отдыха, общение иным образом с посторонними лицами даже по личным вопросам — может служить основанием для оценки данных фактов как нарушения тайны совещательной комнаты.

Сведения о том, как происходило обсуждение и принятие судебного акта, образуют тайну совещания судей.

В одном деле после исследования всех материалов дела и удаления сторон из зала судебного заседания во время совещания судей в зале было обнаружено работающее записывающее устройство, принадлежащее истцу. Суд взыскал с него 100 000 руб. штрафа за неуважение к арбитражному суду (постановление ФАС Северо-Западного округа от 19.12.2002 № А56-18952/02).

Однако не будет нарушением тайны совещания судей случай, когда суд, удалившись в совещательную комнату для принятия решения, в зале судебного заседания оставит включенный диктофон, поскольку в этом случае решение он принимает в отдельном кабинете без доступа в него посторонних лиц (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.02.2014 по делу № А19-424/2011).

Гражданское процессуальное законодательство не предусматривает оснований, при которых можно, удалившись в совещательную комнату, сделать перерыв и огласить принятое решение на следующий день. Поэтому суду следует после судебных прений и реплик сторон удалиться в совещательную комнату, принять решение по делу и огласить его.

Так, из протокола судебного заседания по одному делу следовало, что судебное разбирательство происходило 15 апреля 2010 г., по окончании которого стороны выступили в прениях, реплик от сторон не последовало. После этого суд удалился в совещательную комнату, объявив, что резолютивная часть решения будет оглашена 16 апреля в 2010 г. в 9 час. 00 мин. На следующий день (16 апреля 2010 г.) в 9 час. 00 мин. суд огласил резолютивную часть решения в отсутствии сторон.

Установив данное нарушение, городской суд состоявшееся судебное решение отменил, а дело направил на новое рассмотрение в ином составе судей (Определение Московского городского суда от 29.07.2010 по делу № 33-22605/2010).

Как доказать, что тайна совещания судей нарушена

Доказывать факт нарушения тайны совещания судей заинтересованное лицо вправе любыми допустимыми доказательствами.

Так, в одном деле вышестоящий суд в качестве таковых принял приобщенные к делу письменные заявления истца в адрес председателя Великолукского городского суда и председателя Псковского областного суда, из содержания которых следовало, что решение суда не только не было изготовлено, но и не было оглашено. Оснований не доверять этим данным не имеется, отметил суд, так как истец в силу своего процессуального положения является лицом, заинтересованным в наиболее скором разрешении дела (Определение Псковского областного суда от 11.10.2005 № 33-930).

Первичную информацию о порядке вынесения решения по существу рассмотренного дела можно получить из протокола судебного заседания. На нарушение тайны совещания суда можно указать в замечаниях на протокол (постановление ФАС Поволжского округа от 21.05.2010 по делу № А57-21099/2009). Однако если из протокола не следует, что резолютивная часть принятого судьей решения по делу была объявлена в тот же день, когда суд его рассмотрел, это свидетельствует о нарушении тайны совещания судей (Определение Московского областного суда от 14.05.2005 по делу № 33-3085).

Также необходимо учитывать, что отсутствие в протоколе судебного заседания сведений об удалении суда в совещательную комнату для принятия решения без доказательств фактического нарушения условий, обеспечивающих тайну совещания судей, само по себе не свидетельствует о нарушении. Такими доказательствами, как было указано выше, являются замечания на протокол судебного заседания, поданные в установленный срок (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 31.03.2015 по делу № А20-1022/2013), заявление на имя председателя суд, рассматривавшего дело, и др.

В одном деле заявитель нарушение тайны совещания судей обосновывал тем, что вход в совещательную комнату судьи возможен как из зала судебного заседания, так и через отдельную дверь, выходящую в общий коридор на этаже суда. Но как указал суд надзорной инстанции, данный довод не может повлечь отмену состоявшихся судебных постановлений, поскольку доказательств того, что решение принималось в условиях, не обеспечивающих тайну совещательной комнаты, к жалобе не приложено, в связи с чем указанный довод голословен, никакими доказательствами не подтвержден (Определение Московского городского суда от 15.03.2011 по делу № 4г/3-1881/11).

Необходимо также учитывать, что незначительный период времени, в течение которого суд находился в совещательной комнате при вынесении решения, не свидетельствует о нарушении тайны совещания судей (Определение Новосибирского областного суда от 26.09.2011 по делу № 22-5004/2011).

Не могут послужить основанием для удовлетворения жалобы такие обстоятельства, которые сами по себе не повлекли и не могли повлечь нарушение тайны совещания судей, а также явно надуманные причины.

Так, в одном деле заявитель в кассационной жалобе ссылался на нарушение принципа тайны совещания судей при вынесении решения. Свои доводы он мотивировал тем, что под дверью зала в Девятом арбитражном апелляционном суде г. Москвы была щель. Видимо, кассатор считал, что наличие этой щели не делает тайны из совещания судей. Однако суд по результатам рассмотрения кассационной жалобы не нашел оснований для отмены вынесенного постановления и отклонил его доводы (постановление ФАС Московского округа от 23.05.2006 № КА-А40/3142-06).

Избегайте надуманных причин.

Аналогичным образом суд отклонит такой надуманный и в буквальном смысле слова притянутый за уши довод о том, что отправление судьей правосудия без мантии и других отличительных знаков является нарушением, влекущим отмену принятого им решения (постановление Московского городского суда от 02.02.2012 № 4а-3345/11). Участие судьи в процессе без мантии в принципе никак не может повлиять на правильность вынесенного решения по существу спора и не может рассматриваться как существенное нарушение норм процессуального права (Определение Пермского краевого суда от 28.02.2011 по делу № 33-1896).

Помимо этого суд отклонит и ходатайство об отводе судьи, если оно ничем не мотивировано либо обосновано малоубедительными аргументами, например, тем, что судья надзорного суда учился у арбитра третейского суда, решение которого стало предметом проверки, и под его руководством защитил диссертацию и получил научную степень, поскольку сам по себе этот факт не подтверждает то, что он будет не объективно рассматривать дело (постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 № 11861/10).

В другом же деле, наоборот, при решении вопроса об объективности и беспристрастности судьи нижестоящего суда надзорный суд принял во внимание и учел фотографии со страницы судьи на сайте «Одноклассники», размещенных самим судьей, где он был запечатлен с истицей по рассмотренному делу. Судья и истица по делу являлись выпускниками одной школы, были зарегистрированы на личных страницах сайта как друзья. С учетом указанного обстоятельства имелись достаточные основания сомневаться в беспристрастности судьи, поэтому принятое им решение по делу было отменено (постановление Президиума Рязанского областного суда от 22.11.2011 № 44-г-131).

Тайна совещания судей в уголовном процессе

При рассмотрении уголовных дел, удалившись в совещательную комнату, судьи по общему правилу не должны покидать ее до момента провозглашения приговора. Перерыв для отдыха, предусмотренный УПК РФ, судьи при рассмотрении уголовных дел обязаны использовать только по прямому назначению. При удалении в совещательную комнату суд не вправе рассматривать иные дела (Кассационное определение Нижегородского областного суда от 23.10.2010 по делу № 22-6634).

Судья одного гарнизонного военного суда удалился в совещательную комнату для вынесения постановления 3 февраля 2004 г., а возвратился из нее и огласил постановление только лишь… 6 февраля 2004 г. В указанный период он в соответствии с требованиями ст. 298 УПК РФ был обязан был находиться в совещательной комнате, мог выйти оттуда лишь во время перерыва для отдыха и, следовательно, не вправе был рассматривать другие дела.

Однако помимо постановления, для вынесения которого он удалился в совещательную комнату, им было вынесено еще 17 судебных постановлений по гражданским делам, среди которых было 14 определений об оставлении иска (заявления) без движения, одно определение об отказе в принятии искового производства, одно определение о возврате искового заявления, одно определение об индексации взысканных сумм, причем последнее определение вынесено с рассмотрением вопроса в судебном заседании.

Допущенное судьей нарушение повлекло отмену принятого им решения (п. 4 Обзора судебной практики ВС РФ от 23.06.2005 «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2004 г.»).

При рассмотрении одного уголовного дела, заслушав последнее слово подсудимого, суд удалился в совещательную комнату для постановления приговора. Однако в нарушение требований ст. 298, 310 УПК РФ после возвращения суда в зал судебного заседания приговор не был провозглашен. Без постановления какого-либо определенного решения суд снова удалился в совещательную комнату, по выходу из которой было оглашено постановление, которым провозглашение приговора было отложено и в отношении подсудимого была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

Таким образом, суд, без вынесения какого-либо определенного решения повторно удалялся в совещательную комнату, что не предусмотрено уголовно-процессуальным законом. Вопросы отложения судебного разбирательства и избрания меры пресечения в отношении подсудимого были разрешены судьей с нарушением тайны совещательной комнаты, без возобновления судебного следствия и участия сторон, что послужило основанием к отмене принятого решения (Определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 14.08.2008 № 22-2404).

После вынесения решения в совещательной комнате по существу рассмотренного дела судья возвращается в зал судебного заседания и объявляет его. Несоблюдение данного правила свидетельствует о нарушении тайны совещания.

Из протокола судебного заседания по одному уголовному делу было видно, что судебное разбирательство закончилось 15 мая 2009 г. последним словом подсудимого, после чего суд удалился в совещательную комнату, объявив, что приговор будет оглашен 18 мая 2009 г. В этот день суд возвратился в зал судебного заседания, но приговор не огласил, постановив, что в связи с неявкой подсудимой провозглашение приговора откладывается на 29 июня 2009 г. Таким образом, приговор, вынесенный 18 мая, был оглашен 29 июня после выхода судьи из отпуска (находился в отпуске с 19 мая по 26 июня 2009 г.), а не из совещательной комнаты, что является грубым процессуальным нарушением, влекущим отмену судебного акта (Обзор Приморского краевого суда и Управления судебного департамента при ВС РФ в Приморском крае от 31.12.2009 г. «Обзор кассационной и надзорной практики по уголовным делам Приморского краевого суда за 2009 г.»).

Читайте также:  Обжалование в порядке надзора в гражданском процессе

Аналогичным образом и в другом деле судья два дня подряд по одному разу удалялся в совещательную комнату для вынесения решения, которое отменили как нарушающее тайну совещания судей (постановление Президиума Свердловского областного суда от 07.05.2008 по делу № 44-У-182/2008).

1 При применении документа следует учитывать, что ВАС Российской Федерации упразднен (Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 05.02.2014 № 2-ФКЗ). Регламент арбитражных судов действует до принятия Судебным департаментом при ВС РФ соответствующих решений по организации работы арбитражных судов в РФ и их утверждения Пленумом ВС РФ (ч. 5 ст. 3 Федерального конституционного закона от 04.06.2014 № 8-ФКЗ).

ВС не вернул мантию судье, который нарушил тайну совещательной комнаты

Судья из Владивостока попытался вернуть себе мантию после того, как местная ККС лишила его полномочий за нарушение тайны совещательной комнаты при рассмотрении уголовного дела. На заседании Дисциплинарной коллегии Верховного суда он и глава региональной квалифколлегии поспорили о тяжести такого проступка и обоснованности столь сурового наказания за него.

Успешную судейскую карьеру прервало дело бойца без правил

Денис Игнатьичев после окончания юрфака устроился на работу в прокуратуру еще в 2004 году. В дальнейшем он перебрался в Следственный комитет, где к 2012 году дослужился до заместителя руководителя следственного отдела следственного управления этого ведомства по г. Арсеньеву. В 2012 году началась уже судейская карьера Игнатьичева, тогда его назначили судьей Ленинского районного суда Владивостока. Несколько лет бывший следователь рассматривал и гражданские, и уголовные дела без особых нареканий. Успешную работу «нарушило» дело чемпиона мира по боям без правил Багамы Никабагамаева. Спортсмен подозревался в вымогательстве у владивостокского бизнесмена 6 млн руб. (дело № 1-13/2016 (1-39/2015; 1-454/2014). Судья затянул рассмотрение дела, в результате чего обвиняемый провел в СИЗО больше трех лет (с 2013 года).

А затем судья нарушил тайну совещательной комнаты, из-за чего приговор отменили (сейчас дело разбирают заново – дело № 1-252/2017). Нарушение обнаружил один из адвокатов спортсмена. Он изучил данные ГАС «Правосудие» и увидел, что судья якобы изготовил два акта по гражданскому и административному спорам, пока находился в совещательной комнате по делу Никабагамаева.

Апелляция согласилась с защитниками, что Игнатьичев нарушил тайну, о чем вынесла частное определение на судью. На основании этого решения председатель Приморского краевого суда Александр Хижинский написал в местную ККС представление с требованием лишить полномочий судью Ленинского райсуда Владивостока.

ККС и ВККС посчитали действия судьи серьезным нарушением

На заседании региональной квалифколлегии Игнатьичев не признал за собой вины. Он объяснил, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Игнатьичев добавил, что эти акты не связаны с рассмотрением дела по существу (например, административное дело было просто передано по подсудности).

По мнению Игнатьичева, он волен делать перерывы на другие дела в совещательной комнате, а ее тайна не нарушается, ведь на судью никто не влияет. Однако местная ККС не прислушалась к доводам Игнатьичева и лишила его полномочий летом 2017 года. Квалифколлегия приморского края поставила судье в вину еще ряд нарушений: Игнатьичев вовремя не выдал решения гражданам Коржу и Развозжаеву, которые подали на него жалобы. По словам самого судьи, задержка была незначительной и не повлекла негативных последствий: Корж получил по исполлисту всю сумму, а Развозжаев вовремя подал апелляционную жалобу.

Игнатьичев не согласился с решением местной ККС и попытался вернуть себе мантию в ВККС осенью этого года, но безуспешно (см. “ВККС оставила без мантии судью, который продержал подсудимого в СИЗО больше трех лет”).

В ВС обсудили причины длительного рассмотрения уголовного дела

Тогда Игнатьичев обратился в Дисциплинарную коллегию Верховного суда с жалобой на акты ККС и ВККС. На заседании ДК большая часть обсуждаемых вопросов касалась дела Никабагамаева.

– Вы все же нам скажите, почему это уголовное дело так долго рассматривали? – поинтересовался председательствующий Владимир Боровиков у заявителя жалобы.

Игнатьичев в ответ назвал целый ряд факторов, который повлиял на то, что разбирательство затянулось. Во-первых, он отметил, что в его производстве дело находилось всего два года: с сентября 2014-го по октябрь 2016-го. Среди других причин заявитель жалобы выделил: 1) значительное количество свидетелей (около 30) по делу Никабагамаева, которых допрашивали на судебных заседаниях; 2) замена защитников у обвиняемого; 3) болезнь спортсмена, из-за которой тоже пришлось откладывать рассмотрение дела; 4) самое главное – нагрузка на судью, которому одновременно приходилось рассматривать все категории разбирательств: уголовные, гражданские и административные. Игнатьичев отметил, что весной 2016 года адвокаты Никабагамаева обратились с ходатайством об ускорении процесса их подзащитного, но глава Ленинского райсуда Владивостока отказал в этой просьбе.

На заседании ВС Игнатьичев утверждал, что и тайну совещательной комнаты он не нарушил, повторив, что документы по другим делам подготовил заранее, а помощник внес их в ГАС в то время, когда сам судья находился в совещательной комнате. Могу поклясться на Конституции, что эти решения я выносил в другие даты, заверил Игнатьичев.

В то же время председательствующий Боровиков пытался добиться у главы ККС Приморского края Елены Демидовой ответа на вопрос: «В чем выражается дисциплинарный проступок Игнатьичева?».

Демидова пояснила, что их бывший коллега нарушил закон: «Он сорвал разумный срок рассмотрения дела, что привело к длительному содержанию под стражей обвиняемого и нарушило тайну совещательной комнаты».

Показатели судьи и прения сторон

На заседании ДК обсудили и показатели работы заявителя жалобы. Председатель региональной ККС обратила внимание на 39% отмен в 2016 году у Игнатьичева. Судья объяснил такую цифру большим количеством однотипных дел, практику по которым Приморский крайсуд в это время поменял.

– Причины отмен могут быть разные, вы вообще анализировали их, почему так произошло? – поинтересовался у Демидовой судья ВС Вячеслав Кириллов.

– Нет, – ответила представитель ответчика.

– Так все же, в чем вина Игнатьичева? – продолжил расспрос судья ВС.

– Он изготовил решения по другим делам, находясь в совещательной комнате, – повторила глава региональной квалифколлегии.

– Чем вы это можете подтвердить? – уточнил Кириллов.

– Технического исследования этих обстоятельств мы не проводили, – сказала Демидова.

В судебных прениях Игнатьичев продолжил настаивать на том, что лишение полномочий – слишком жесткое наказание за те действия, которые ставят ему в вину. Он добавил, что качество рассмотрения дел у него в первой половине 2017 года – 83%, что выше средних показателей по региону. А Демидова в ответ заявила, что проступок их бывшего коллеги носил исключительный характер, выводы ККС с ВККС обоснованы. Представители Высшей квалифколлегии тоже попросили отказать Игнатьичеву в удовлетворении жалобы.

Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей удалилась в совещательную комнату и спустя полчаса огласила итоговое решение: в удовлетворении жалобы отказать. Таким образом, Игнатьичеву не вернули мантию.

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Экс-председатель ВАС РФ

специально для ГАРАНТ.РУ

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты. Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты.

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно. К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться. Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ). ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования. При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает. Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий. А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей. Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения. Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта). Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты. Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения. Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению. Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело. Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

И никакой тайны совещания не может быть, если судья рассматривает дело единолично.

К вопросу о принципе тайны совещания судей Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Воронцова Ирина Викторовна, Сушкова Галина Александровна

В статье рассматриваются различные взгляды на институт тайны совещания судей в гражданском процессе . Несмотря на существование разных точек зрения, принцип тайны совещания судей является важным условием принятия законного и обоснованного решения по делу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Воронцова Ирина Викторовна, Сушкова Галина Александровна

TO THE QUESTION ON THE PRINCIPLE OF SECRET OF MEETING OF JUDGES

In article various sights at institute of secret of meeting of judges in civil process are considered. Despite of existence of the different points of view, a principle of secret of meeting of judges is the important condition of acceptance of the lawful and proved decision on case.

Текст научной работы на тему «К вопросу о принципе тайны совещания судей»

Воронцова И. В., Сушкова Г. А.

Читайте также:  Предварительные обеспечительные меры в арбитражном процессе

К ВОПРОСУ О ПРИНЦИПЕ ТАЙНЫ СОВЕЩАНИЯ СУДЕЙ

Воронцова Ирина Викторовна,

доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия», г. Саратов. E-mail: odiv@mail.ru

Сушкова Галина Александровна,

магистрант ФГБОУ ВО «Марийский государственный университет», г. Йошкар-Ола. E-mail: sustati@mail.ru

В статье рассматриваются различные взгляды на институт тайны совещания судей в гражданском процессе. Несмотря на существование разных точек зрения, принцип тайны совещания судей является важным условием принятия законного и обоснованного решения по делу.

Ключевые слова: гражданский процесс, тайна совещания судей, основания для отмены судебного решения.

Институт тайны совещания судей известен еще процессуальному праву России XIX века. Так, статья 693 Устава гражданского судопроизводства 1864 года предусматривала, что совещание судей должно проходить в совещательной комнате, куда никто из посторонних не мог быть допущен.

Согласно положениям Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ст. 192, ч. 2 ст. 194 ГПК РФ) после судебных прений суд удаляется в совещательную комнату для принятия решения, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания. Решение суда принимается в совещательной комнате, где могут находиться только судья, рассматривающий дело, или судьи, входящие в состав суда по делу. Присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается [1].

Соблюдение тайны совещания судей является одним из обязательных условий принятия по гражданскому делу законного решения. Выполнение требований о принятии решения в совещательной комнате при соблюдении тайны является гарантией реализации принципа независимости судей при осуществлении правосудия и подчинения их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону. В силу п. 7 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения по делу является безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции.

Стоит отметить, что количество решений судов первой инстанции, отмененных по рассматриваемому основанию, значительно меньше по сравнению с иными основаниями, предусмотренными законодательством. Данное обстоятельство позволило А. Т. Боннеру отнести случаи отмены решения судов по п. 7 ч. 4 ст. 300 ГПК РФ к одним из «уникальней-

ших казусов» [2]. Однако, несмотря на это обстоятельство, в научной литературе практический аспект тайны совещания судей вызывает достаточно острые дискуссии.

Как показывает анализ судебной практики, как правило, судебные решения отменяются на основании п. 7 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ в тех случаях, когда суд удалился в совещательную комнату в конце рабочего дня, а решение суда было оглашено в другой рабочий день.

Так, в постановлении Президиума Ивановского областного суда от 12 декабря 2014 г. по делу № 44г-13/2014, которым отменено решение мирового судьи Пучежского судебного района Ивановской области от 27 июня 2014 года, указано, что из системного толкования норм процессуального права, предусмотренных ч. 1 ст. 199, ч. 2 ст. 194 ГПК РФ, следует, что решение суда должно приниматься немедленно после разбирательства дела, то есть непосредственно в тот же день, в котором закончилось судебное разбирательство, и только в совещательной комнате. Таким образом, в случае удаления суда после судебных прений в совещательную комнату решение по делу или его резолютивная часть должны быть объявлены в тот же день.

Из материалов гражданского дела, решение по которому оспаривалось, следовало, что в судебном заседании 26 июня 2014 года рассмотрение дела по существу было окончено и мировой судья после судебных прений удалился в совещательную комнату, объявив об оглашении решения 27 июня 2014 года в 8 часов 30 минут, 27 июня 2014 года по делу оглашена резолютивная часть принятого решения.

Отменяя решение мирового судьи Пучежского судебного района Ивановской области, Президиум Ивановского областного суда указал, что факт огла-

Гражданское право и процесс

шения резолютивной части решения не немедленно после разбирательства дела, а лишь на следующий день свидетельствует о том, что мировым судьей при вынесении решения были нарушены правила о тайне совещания судей при принятии решения, что в силу положений п. 7 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ является безусловным основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке.

Противоположной точки зрения придерживается В. П. Зайцев. В своей статье автор указывает, что, удаляясь в совещательную комнату для принятия решения суда, судья не всегда сразу готов написать и объявить резолютивную часть решения. Ему иногда необходимо определенное время на анализ собранных и исследованных в судебном заседании доказательств. Объявление решения суда утром следующего дня никоим образом не нарушает статьи 157 и 199 ГПК РФ. Объявление решения суда происходит после проведения судебного заседания (время отдыха исключается, как это и предусмотрено ст. 157, ч. 3, ГПК РФ), в котором закончилось разбирательство дела.

Тайна совещания судей, по мнению В. П. Зайцева, четко изложена в ст. 298 УПК РФ. Согласно части 2 указанной статьи по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Таким образом, автор приходит к выводу о том, что Гражданский процессуальный кодекс РФ не запрещает перерывы на отдых, а что не запрещено законом, то разрешено [3].

Помимо случаев оглашения решения суда на следующий день после завершения разбирательства дела, нарушением тайны совещательной комнаты будет наличие доступа в помещение, в котором суд проводит совещание и принимает судебный акт, других лиц и общение других лиц с лицами, входящими в состав суда, в момент совещания и принятия судебного решения.

Нарушением тайны совещания судей будет и ситуация, при которой суд резолютивную часть решения выносит и оглашает без удаления в совещательную комнату.

Нарушения данного принципа можно установить на основе анализа содержания протокола судебного заседания, если из него следует, что судья для вынесения решения не удалялся в совещательную комнату. Так, постановлением Президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 22 июля 2016 г. № 44-г-46/2016 отменено решение Мирнинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 23 декабря 2015 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 14 марта 2016 года; дело направлено на новое рассмотрение в суд первой ин-

станции. Из протокола судебного заседания Мирнинского районного суда от 23 декабря 2015 года, который в силу ч. 1 ст. 229 ГПК РФ отражает все существенные сведения о разбирательстве дела, следовало, что после окончания судебных прений судья для принятия решения в совещательную комнату не удалялся и резолютивную часть итогового решения сторонам не огласил.

При этом судебное заседание по делу было открыто 23 декабря 2015 года в 10 час. 11 мин., однако, как указано в протоколе судебного заседания, объявлено закрытым и рассмотрено судом по существу днем ранее – в 12 час. 40 минут 22 декабря 2015 года. То есть судья, не удалившись в совещательную комнату

22 декабря 2015 года, принял решение, вызвав стороны для разбирательства по делу на следующий день –

23 декабря 2015 года.

Таким образом, судом первой инстанции нарушена тайна совещательной комнаты и принцип непрерывности судебного разбирательства.

Апелляционным определением Московского городского суда от 12 июля 2016 г. по делу № 33-20969/2016 г. отменено решение Головинского районного суда г. Москвы от 10 ноября 2015 года в редакции определения того же суда от 21 декабря 2015 года. Из материалов дела следовало, что судебное заседание по делу в суде первой инстанции состоялось 10 ноября 2015 года и в материалах дела имеются резолютивная часть решения от 10 ноября

2015 года и мотивированное решение также от 10 ноября 2015 года. Однако из протокола судебного заседания от 10 ноября 2015 года не следует, что после оглашения материалов дела суд предоставил слово для заключения прокурору, принимавшему участие по делу, что по делу состоялись прения сторон и что суд удалялся в совещательную комнату, а по выходу -огласил резолютивную часть решения. Суд апелляционной инстанции указал, что поскольку в протоколе судебного заседания не указано, что суд удалялся в совещательную комнату, имеются основания для отмены решения суда первой инстанции в редакции определения того же суда об исправлении описок, так как нарушены правила о тайне совещания судей при принятии решения.

Незначительный период времени, в течение которого суд находился в совещательной комнате при вынесении решения, не свидетельствует о нарушении тайны совещания судей. Так, апелляционным определением Ростовского областного суда от 9 июня

2016 г. по делу № 33-9597/2016 оставлено без изменения решение Азовского городского суда Ростовской области от 21 марта 2016 года. В апелляционной жалобе сторона спора обращала внимание на то, что, удалившись в совещательную комнату, судья не про-

Воронцова И. В., Сушкова Г. А.

был там и 5 минут, что свидетельствует о том, что решение судьей было принято заранее и тем самым нарушены права ответчика, принцип равноправия сторон. Однако суд апелляционной инстанции указал, что количество времени, которое суд должен находиться в совещательной комнате при постановке решения, законодателем не определено. Таким образом, само по себе данное обстоятельство не может расцениваться как процессуальное нарушение.

Н. А. Батурина в своей статье ставит под сомнение целесообразность закрепления нарушения тайны совещания судей в качестве безусловного основания для отмены судебного решения, указывая на то обстоятельство, что норма п. 7 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ может создать предпосылки для злоупотребления процессуальным правом на обжалование судебного акта. Так, в судебной практике встречаются жалобы, в которых в качестве доводов приводятся открытое окно в совещательной комнате, приоткрытая дверь и т.п. По мнению автора, закрепление нарушения тайны совещания судей в качестве безусловного основания для отмены решения суда не обосновано, поскольку отступления суда от правил о тайне совещания судей в целом не могут сказаться на итоговом результате рассмотрения и разрешения дела [4]. Аналогичной позиции придерживается А. А. Иванов, который полагает, что гораздо важнее добиться того, чтобы на судью при принятии им судебных актов не оказывалось постороннего влияния, которое чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате.

Кроме того, по мнению автора, реагировать следует лишь на те нарушения тайны совещания судей, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи. Нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта [5].

Стоит отметить, что ряд исследователей обосновывают необходимость отмены тайного совещания судей. Так, А. Т. Боннер полагает, что нормы о совещании судей и совещательной комнате выглядят «явным анахронизмом»: во-первых, единоличному судье совещательная комната абсолютно не нужна, во-вторых, ГПК РФ позволяет по результатам рассмотрения дела ограничиться принятием и оглашением

только резолютивной части судебного решения, для составления которой нет необходимости удаляться в совещательную комнату [2]. В. Г. Бородкин также считает, что наличие нормы о необходимости соблюдения тайны совещательной комнаты абсолютно уместно и необходимо лишь при рассмотрении дел в коллегиальном составе [6].

Точку зрения об отсутствии необходимости тайного совещания судей при принятии решения также можно встретить в работах известного русского юриста второй половины XIX в. А. Л. Боровиковского, который писал: «Я бы счел желательной даже гласность совещания судей – чтобы дело обсуждалось ими тут же, в зале заседаний, в присутствии всех желающих слушать У судей вовсе нет и не должно быть такой свободы мнений, для проявления которой нужно удаление в особую комнату» [7].

Однако несмотря на существование различных точек зрения по рассматриваемому вопросу, принцип тайны совещательной комнаты является важным условием принятия законного и обоснованного решения по делу; гарантией независимости судей. Несоблюдение правила о тайне совещательной комнаты подрывает уровень уважения и доверия граждан к судебной власти.

1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 нояб. 2002 г. № 1Э8-ФЗ // Российская газета. 2002. № 220.

2. Боннер А. Т. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации. Проблемы применения. М.: ЛексЭст, 2005.

3. Зайцев В. П. Суть тайны совещательной комнаты: возможности ее соблюдения и нарушения // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 7.

4. Батурина Н. А. Тайна совещательной комнаты: реальность или видимость // Российский судья. 2014. № 2. С. 42-44.

5. Иванов А. А. За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://zakon.rU/blog/2015/4/8/za_semyu_pechatyami_ili_tajna_sov eshhatelnoj_komnaty

6. Бородкин В. Г. О совещании судьи с самим собой или о безусловном основании для отмены [Электронный ресурс]. Режим доступа https://zakon.rU/blog/2013/12/3/o_soveshhanii_ sudi_s_samim_soboj_ili_o_bezuslovnom_osnovanii_dlya_otmeny.

7. Боровиковский А. Л. Отчет судьи. Цит. по: Кони А. Ф. Воспоминания о писателях. М.: Правда, 1989. [Электронный ресурс]. Режим доступа http://az.lib.rU/k/koni_a_f/ text_0450.shtml.

rparndaHCKoe npaeo u npo^cc

I. V. Vorontsova, G. A. Sushkova TO THE QUESTION ON THE PRINCIPLE OF SECRET OF MEETING OF JUDGES

In article various sights at institute of secret of meeting of judges in civil process are considered. Despite of existence of the different points of view, a principle of secret of meeting of judges is the important condition of acceptance of the lawful and proved decision on case.

Key words: civil legal proceedings, secrecy of judges’ deliberation, reasons for court decision abolition.

Суть тайны совещательной комнаты: возможности ее соблюдения и нарушения

Зайцев В.П., председатель Череповецкого городского суда.

Споры о тайне совещательной комнаты периодически возникают, и иногда очень остро.

После опубликования Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2003 г., в котором описывалось понятие нарушения тайны совещательной комнаты, у нас в области стали отменяться решения суда как в кассационном порядке, так и в надзорном порядке по основанию нарушения тайны совещательной комнаты.

Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Определении указала, что судьей нарушена тайна совещательной комнаты, и в частности допущено нарушение непрерывности судебного разбирательства (ст. 157 ГПК РФ).

Президиум Вологодского областного суда, отменяя решение Череповецкого городского суда, в своем Постановлении указал, что суд удалился в совещательную комнату 16 октября 2003 г., а само решение было оглашено 17 октября 2003 г., следовательно, суд нарушил правила о тайне совещания судей.

Как видим, единого понимания тайны совещательной комнаты нет. И это неудивительно. В теории, мы знаем, понятие тайны совещательной комнаты есть. О нарушении тайны совещательной комнаты говорится и в обзоре. Гражданско-процессуальный кодекс такого понятия не содержит.

Читайте также:  Замена судьи в арбитражном процессе

Статьи 192, 194 ГПК РФ гласят о том, что суд удаляется в совещательную комнату и решение принимается в совещательной комнате. Пункт 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ предусматривает для кассационной инстанции основание отмены решения суда первой инстанции в случае, если при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей (но никак не о тайне совещательной комнаты). И если исходить из теоретического понимания тайны совещательной комнаты, то, на мой взгляд, необходимо строго следовать требованиям Гражданского процессуального кодекса и учитывать, что они включают в себя:

  • во-первых, понятие судебного разбирательства и судебного заседания;
  • во-вторых, понятие непрерывности судебного заседания и судебного разбирательства;
  • в-третьих, понятие решения суда и, в частности, правил о тайне совещательной комнаты.

Глава 15 ГПК РФ дает нам понятие судебного разбирательства. Судебное разбирательство включает в себя сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел (ст. 154 ГПК), т.е. с момента получения судьей гражданского дела и определения им срока рассмотрения конкретного дела, и заканчивается судебное разбирательство объявлением решения суда (ст. 193 ГПК РФ).

Понятие судебного заседания мы найдем тоже в главе 15 ГПК РФ. Статья 155 ГПК определяет: “. разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании. “. Судебное заседание открывает председательствующий (ст. 160 ГПК РФ). Заканчивается судебное заседание моментом удаления суда в совещательную комнату (ст. 192 ГПК РФ). И таким образом, следует однозначный вывод о том, что понятие судебного разбирательства шире понятия судебного заседания. Судебное разбирательство включает в себя судебное заседание. И если мы посмотрим ч. 3 ст. 157 ГПК РФ, то увидим: “. судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха”. Законодатель определил непрерывность для судебного заседания и прямо запретил суду рассматривать в одном судебном заседании несколько дел сразу. В то же время законодатель не определял непрерывности судебного разбирательства (касающейся решения суда). Напротив, законодатель разрешает отложение разбирательства дела в случаях, указанных в законе (ст. 169 ГПК РФ).

Как показывает практика нашего суда, судьи не допускают нарушений ст. 157 ГПК РФ в части соблюдения непрерывности судебного заседания. А вот с соблюдением непрерывности тайны совещательной комнаты получается парадокс. Суд (судья) провел судебное заседание в соответствии с требованиями процессуального закона – непрерывно, других дел не рассматривал, объявил об окончании судебного заседания, удалился в совещательную комнату для принятия решения. После объявления решения решение вдруг отменяется вследствие нарушения непрерывности судебного разбирательства и, в частности, нарушения тайны совещательной комнаты. Хотя решение суда к судебному заседанию не относится. Понятие решения суда, порядок его принятия и другие вопросы, связанные с решением суда, регламентированы главой 16 ГПК РФ. Данная глава не содержит понятия непрерывности принятия решения суда. Статья 194 ГПК РФ предусматривает лишь некоторые правила для суда, принимающего решение в совещательной комнате. Эти правила невелики: в совещательной комнате должен находиться только судья, рассматривающий дело, присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается. Каких-либо других требований в отношении суда (судьи), принимающего решение суда, гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено. И поскольку законодатель не предусмотрел иных запретительных мер при принятии решения суда и нахождении суда в совещательной комнате, то почему судья не может взять себе время для отдыха?

Обратимся к той же ст. 157 ГПК РФ. Законодатель, понимая, что судебное заседание может проводиться довольно долго, предусмотрел время на отдых, т.е. разрешил судье прерывать судебное заседание. Для принятия решения суда тоже иногда требуется длительное время. И резолютивную часть не всегда сразу может объявить судья.

Безусловно, в ГПК РФ есть и ст. 199. Если мы ее внимательно посмотрим и почитаем, то увидим, что она несет в себе как бы две части: первая имеет обязательный характер, вторая – факультативный, дополнительный. Решение должно приниматься немедленно после разбирательства дела, да, спора нет. А вот отложение составления мотивированного решения на срок не более пяти суток – это право судьи, а не обязанность. И в данном случае законодатель предусмотрел одну обязанность суда (судьи) – в случае взятия времени на составление мотивированного решения обязательное оглашение резолютивной части решения в том же судебном заседании, в котором закончилось разбирательство дела. Разбирательство дела заканчивается объявлением решения суда (ст. 193 ГПК РФ).

Законодатель, предусмотрев указанные ограничения, на мой взгляд, преследовал одну цель: запретить судье, удалившемуся в совещательную комнату, заниматься решением посторонних вопросов, рассмотрением других дел. Судья должен сосредоточиться на принятии решения суда или его резолютивной части.

Удаляясь в совещательную комнату для принятия решения суда, судья не всегда сразу готов написать и объявить резолютивную часть решения. Судье иногда необходимо определенное время на анализ собранных и исследованных в судебном заседании доказательств. Судебные заседания иногда заканчиваются далеко за пределами рабочего времени. Нет никакой необходимости заставлять участников процесса ждать объявления резолютивной части, а судье – поспешно ее выносить. Этого, на мой взгляд, не требует и гражданско-процессуальное законодательство. Судья, удалившийся в совещательную комнату, должен принять все меры к принятию законного, обоснованного решения, исключить любое влияние на него при принятии решения суда. И если он ночное время берет для сна – это не противоречит закону, не нарушает правил о тайне совещания судей.

Объявление решения суда утром следующего дня никоим образом не нарушает статьи 157 и 199 ГПК РФ. Объявление решения суда происходит после проведения судебного заседания (время отдыха исключается, как это и предусмотрено ст. 157, ч. 3, ГПК РФ), в котором закончилось разбирательство дела. В ночное время судья разбирательством дела не занимается.

Решение суда – это отдельная самостоятельная стадия процесса, и она не входит в стадию судебного разбирательства. Поэтому нет смысла говорить о нарушении непрерывности судебного разбирательства.

Редакция статьи 199 ГПК РФ, думается, изложена не очень удачно. Трактовка практиками тайны совещания судей в свете ст. 199 ГПК РФ еще более неудачна. Тайна совещания судей четко изложена в ст. 298 УПК РФ. Часть 2 данной статьи гласит: “По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты”. Интересная ситуация складывается: судья, рассматривающий уголовное дело, удалившийся в совещательную комнату для постановления приговора, может взять время на сон, он же, рассматривающий гражданское дело, удалившийся в ту же совещательную комнату, этим правом воспользоваться не может.

Утверждение о том, что Гражданский процессуальный кодекс не предусматривает перерывы на отдых, неубедительно: как я уже выше указывал, Кодекс этого не запрещает, а что не запрещено законом, то разрешено. Хотелось бы услышать мнение своих коллег по этому вопросу.

Нарушена тайна судебного совещания – последствия, доказательства, наказание виновного

В соответствии с нормами и требованиями законодательства РФ, суд вынося решение, обязан отправляться в совещательный зал, либо же удалять из комнаты заседания всех присутствующих для вынесения решения.

Не допускается присутствие третьих лиц в комнате или же в зале суда, за исключением судьи либо же состава коллегии судей, если таковая предусмотрена обстоятельствами дела.

Тайна суда или этика работы судебных органов и адвоката

Но на сегодняшний день даже несмотря на строгий запрет законодательства и на неукоснительное соблюдение этих требований в общей массе судопроизводного процесса, нарушение тайны судебного совещания все же случается, ввиду технических или иных ошибок, либо же преднамеренного воздействия.

О том, какое поведение можно расценивать нарушением тайны судебного совещания, об ответственности виновного в данном вопросе. А также о том, что грозит участникам процесса в данной ситуации пойдет речь в сегодняшней статье.

Что такое тайна совещания и совещательная комната в суде?

Тайна совещания в суде – гарантированная государством возможность судей беспристрастно и на основании совместно принятого решения, соответствующего нормам и требования закона вынести решение по тому либо иному вопросу.

Именно с этой целью в здании суда всегда присутствует совещательная комната либо же совещание проводится непосредственно в зале судебного заседания.

Даже если судья единолично рассматривает дело, его удаление в совещательную комнату или принятие решения в пустом зале судебного заседания является обязательным.

Важно понимать, что при некоторых обстоятельствах, например, при присутствии третьих лиц в помещении, где принимается важное решение, тайна совещания суда может быть нарушена.

Кроме того, нарушение совещательной тайны судебного заседания может напрямую спровоцировать отмену вынесенного решения и необходимость последующего пересмотра дела.

Об этом может ходатайствовать как ответчик, так и истец. Также подобное возможно и при обнаружении нарушения тайны совещания суда третьими лицами.

Когда можно говорить о нарушении тайны?

Для того чтобы понимать и различать такое понятие как нарушение или не нарушение тайны совещания, важно знать, в каких ситуациях можно говорить о нарушении тайны, а в каком нет.

Итак, тайна судебного совещания считается нарушенной, если:

  1. В помещении для совещания присутствуют лица, которые не относятся к суду напрямую (все, кроме судей).
  2. Во время проведения совещания или же непосредственно при единоличном принятии решения судья или коллегия судей совершали звонок по телефону или общались с другими людьми иными способами связи, даже если разговор был на личные темы;
  3. Судья вышел из совещательной комнаты без объявления перерыва или истечения рабочего времени.
  4. Тайна совещательной комнаты была нарушена умышленно судьей либо третьим лицом.

Указанный выше перечень не является исчерпывающим и может изменяться в зависимости от обстоятельств происходящего или же от иных аспектов ситуации.

Отдельно стоит сказать о том, на что судья имеет право при вынесении решения в совещательной комнате и какие действия не могут быть расценены как нарушение судебной тайны:

  • Делиться своим особенным, личным мнением по данной ситуации без упоминания подробностей и нюансов произошедшего.
  • Объявлять перерыв в принятии решения, если того требует ситуация.
  • Обсуждать с коллегами сложившуюся ситуацию и уточнять их мнение по существу (только если суд совершается не единолично).
  • Пользоваться нормами законодательства, смотреть справочную литературу, изучать различные решения и постановления государственных, контролирующих или вышестоящих судебных органов.
  • Выносить решение на основании Законодательства РФ, в том числе и кажущиеся несколько несправедливыми.

Более подробный перечень того, что судья имеет право делать или не делать, а также полный перечень поступков, которые считаются нарушениями, можно изучить в Гражданско-процессуальном кодексе РФ с комментариями, в последней действующей редакции.

Что будет дальше с участниками?

По принципам действующего законодательства в России, если нарушена тайна судебного заседания, и данное обстоятельство полностью доказано, приложенными к кассационной жалобе свидетельствами, то решение суда, вынесенное с нарушением тайны совещания, считается отмененным, после соответствующего постановления суда.

Таким образом можно заметить, что в любом случае, когда нарушаются установленные законодательством правила, решение суда считается отмененным.

Однако доказать умышленность или случайность нарушения тайны судебного совещания достаточно непросто, особенно учитывая тот факт, что видеосъемка процесса суда и вынесения решения не всегда производится государственными органами или допускается судом.

Как доказать, что тайна судебного совещания нарушена?

Доказать, что тайна судебного совещания нарушена достаточно непросто, и далеко не все предоставляемые факты и сведения могут быть приняты во внимание в ходе рассмотрения кассационной жалобы в судебных прениях.

Наиболее часто принимаемые факты и доказательства в суде обозначены следующими доказательствами:

  • Фотосъемка.
  • Видеозапись.
  • Аудиозапись.
  • Свидетельские показания и другое.

Все прилагаемые данные и факты к кассационной жалобе должны носить достаточную основательность, а также быть получены должным образом.

Заключение эксперта о том, что аудио или видеозапись не носят следов обработки, монтажа и иных сторонних воздействий, позволит не только использовать материалы в качестве весомых доказательств, но и исключить вероятность отклонения по признаку монтажа или иного воздействия.

Свидетельские показания должны быть получены в официальном порядке, установленном законодательством РФ.

Кроме того, они должны быть получены на добровольной основе и зафиксированы на официальном бланке государственного органа.

Накажут ли лицо, действия которого привели к нарушению тайны судебного совещания?

Для многих участников процесса открытым остается вопрос о том, будет ли наказано лицо, прямо или косвенно содействующее нарушению тайны судебного совещания.

Однозначно на этот вопрос ответить довольно сложно – все зависит от того, насколько большой ущерб был понесен из-за совершенных действий обозначенным выше лицом.

Иными словами – меру, степень и вариант взыскания к лицу, которое способствовала в той или иной степени нарушению тайны совещательной комнаты, определяет суд, если потерпевшее лицо (при его наличии) желает удовлетворить данное требование.

Прочие нюансы и факты, о которых вы можете не знать

Приведем некоторые факты и нюансы разрешения ситуации, которые в некотором роде специфичны и в то же время имеют место часто встречаться в судебной практике по данному вопросу.

  • при затруднении в принятии решения, касающемся установления фактов, использования доказательств, а также определения размера виновности и соразмерного наказания. Суд имеет право руководствоваться не только законами РФ и Конституцией, но и использовать в своей деятельности Постановления, Решения и Определения вышестоящих органов государственной власти.
  • при необходимости во время обеденного перерыва и после истечения периода рабочего времени, судья, даже находясь в совещательной комнате, имеет право объявить перерыв, а затем покинуть ее, при этом, не нарушая тайну судебного совещания.
  • даже разговор по мобильному телефону, без присутствия сторонних лиц может быть расценен как нарушение законодательства.
  • судья имеет право высказывать свое определенное и личное мнение относительно ситуации в целом, но это не считается нарушением действующего законодательства.
  • надуманные факты, не подтвержденные достаточными основаниями. Например такие, как дружеские отношения между судьей и ответчиком, ни в коей мере не могут быть приняты во внимание, как доказательства подтверждающие нарушения судебной тайны.

Исходя из всего описанного выше, разобраться в вопросах нарушения судебной тайны в совещательной комнате достаточно сложно.

Тонкие нюансы, индивидуальность каждой ситуации, а также возможность двояко трактовать некоторые поступки и случайности могут привести к диаметрально противоположным мнениям в этом вопросе.

Так что только руководство законодательными и нормативными актами, судебной практикой, Постановлениями ФАС и других государственных органов контроля и управления.

А также внимательное отношение судей к осуществляемой деятельности позволят избежать не только судебных разбирательств, но и избежать длительных тяжб по гражданским делам.

Ссылка на основную публикацию