Ущерб деловой репутации юридического лица

ВС РФ рассказал, как подтвердить наличие ущерба деловой репутации юридического лица и получить компенсацию

Организации в отличие от физических лиц не могут претендовать на возмещение им морального вреда при распространении сведений, порочащих их деловую репутацию (п. 11 ст. 152 Гражданского кодекса). Однако это не исключает возможности требовать возмещения ущерба, причиненного такими действиями. Верховный суд Российской Федерации рассказал, в каком случае юридические лица могут рассчитывать на получение компенсации за умаление их деловой репутации (п. 21 Обзора судебной практики ВС РФ № 1, утв. Президиумом ВС РФ 16 февраля 2017 г.).

На сайте издания, учредителем которого является “М”, 17 апреля 2014 года была опубликована статья содержащая информацию о том, что администрация Университета нарушает ст. 29 Конституции РФ, гарантирующую гражданам свободу слова.

Поскольку эта публикация распространяла не соответствующие действительности сведения, деловой репутации Университета был причинен вред, который он оценил в 1 млн руб. Однако общество “М” отказалось его компенсировать.

Поэтому Университет обратился с иском в суд и просил признать опубликованные на сайте сведения не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию, обязать общество удалить статью с сайта и разместить текст опровержения на главной странице, а также взыскать с “М” 1 млн руб. в качестве компенсации вреда. Факт размещения указанной статьи на сайте истец подтвердил протоколом осмотра доказательств от 5 мая 2015 года, составленным нотариусом.

Суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные требования – он согласился с тем, что статья порочит деловую репутацию Университета, и обязал ответчика удалить ее, разместив текст опровержения на главной странице в открытом доступе. А вот взыскивать компенсацию вреда суд не стал (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11 ноября 2015 г. по делу № А56-58502/2015). Свою позицию он, сославшись на п. 11 ст. 152, п. 1 ст. 1064 ГК РФ, объяснил тем, что вред, причиненный юридическому лицу, носит имущественный характер, что исключает возможность присуждения юридическому лицу неимущественного вреда, в какой бы форме он ни выражался. Тем не менее, суд признал, что истец имел бы право на компенсацию убытков, если бы подтвердил, что распространение сведений привело к потерям имущественного характера в указанном размере.

Университет с этим не согласился и обжаловал решение в апелляции, которая акт нижестоящего суда отменила и взыскала в пользу истца 1 млн руб. компенсации вреда (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2016 г. № 13АП-32346/15). Юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено, по мнению суда, вправе требовать возмещения ему нематериального вреда, если доказаны общие условия деликтной ответственности (наличие противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца и причинно-следственной связи между этим). Суд также отметил, что общество “М”:

  • распространило сведения, не соответствующие действительности и порочащие деловую репутацию Университета;
  • разместило эту информацию в Интернете, в результате чего неопределенное и неограниченное число пользователей получило к ней свободный доступ.

Таким образом, порочащие истца сведения получили неограниченную степень распространения. А, значит, и заявленный размер компенсации вреда вполне обоснован.

Общество “М” не согласилось с обязанностью выплатить истцу компенсацию вреда и обратилось с жалобой в кассацию, которая отменила апелляционное постановление, оставив в силе решение суда первой инстанции (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13 апреля 2016 г. № Ф07-1147/16).

Университет, пояснил суд, при рассмотрении дела не представил доказательств того, что после опубликования спорной статьи снизился спрос потребителей на оказываемые им услуги или наступили другие отрицательные для него последствия.

Суд отметил, что несмотря на то, что ст. 152 ГК РФ исключает возможность компенсации юридическому лицу морального вреда в случае умаления его деловой репутации, это не мешает ему заявлять требования о возмещении вреда, причиненного репутации (Определение КС РФ от 4 декабря 2003 г. № 508-О).

При этом под вредом, причиненным деловой репутации, следует понимать всякое ее умаление, которое проявляется, например, в наличии у юридического лица убытков, обусловленных распространением порочащих сведений и иных неблагоприятных последствиях в виде утраты конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности и т. д.

Однако одного лишь факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для того, чтобы сделать вывод о причинении деловой репутации ущерба, и для выплаты денежного возмещения, добавил ВС РФ. Истец при этом должен подтвердить:

  • наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.);
  • наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений;
  • факт утраты или снижения доверия к его репутации.

Университет, в свою очередь, ссылался на предоставление обществом “М” свободного доступа к порочащей истца информации неопределенному и неограниченному числу пользователей. Но не предоставил ни доказательств, свидетельствующих о своей репутации, сформированной до публикации на сайте оспариваемой статьи, ни доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных для него последствий в результате такой публикации.

Отсутствие таких доказательств, пояснил Суд, во-первых, мешает сделать вывод о том, что судебного решения об опровержении порочащих репутацию сведений недостаточно для восстановления баланса прав участников спорных правоотношений. А во-вторых, не позволяет определить размер справедливой компенсации.

С учетом этого ВС РФ признал отказ кассации во взыскании с ответчика компенсации за распространение сведений, порочащих деловую репутацию университета, обоснованным и оставил жалобу истца без удовлетворения.

Защита деловой репутации: определение границы дозволенного

Практика по искам о защите деловой репутации. Защита деловой репутации организации, компаний, директора.

Жизнь создает массу ситуаций, когда кажущиеся правомерными действия могут причинять вред. Вред деловой репутации компаний. О некоторых из них мы расскажем в нашем материале.

a) Обращение в арбитражный суд по факту распространения сведений в отношении директора общества. Истец – само общество.

1. Общество с ограниченной ответственностью «База «Чкаловская» (далее – ООО «База «Чкаловская») обратилось в арбитражный суд с иском к Чернокоз Ольге Валерьевне (далее – Чернокоз О.В.) (с учетом удовлетворения судом ходатайства истца о замене ответчика) о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию ООО «База Чкаловская» сведений о нарушении законодательства при оформлении прав на недвижимое имущество, изложенных в статье под названием «Сергей Барыкин и База «Чкаловская»: журналисты требуют от прокуратуры, СКР и МВД расследовать имущественные махинации от 13.01.2016 года в интернет-издании «Регионы-online»

Согласно разъяснениям, данным в пункте 7 Обзора практики рассмотрения судами дел, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 16.03.2016, лицо, распространившее те или иные сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности. При этом не требуется доказывать соответствие действительности каждого отдельно взятого слова или фразы в оспариваемом высказывании. Ответчик обязан доказать соответствие действительности оспариваемых высказываний с учетом буквального значения слов в тексте сообщения.

Также необходимо принимать во внимание, что ущерб деловой репутации организации может быть причинен распространением порочащих сведений как о самой организации, так и в отношении лиц, входящих в ее органы управления, а также работников этой организации (пункт 12 Обзора).

Барыкин С.Н. является директором (единоличным исполнительным органом общества) ООО «База «Чкаловская», то есть входит в органы управления ООО «База «Чкаловская», следовательно, в оспариваемом высказывании содержатся порочащие сведения непосредственно в отношении истца.

Так как единоличный исполнительный орган общества действует от имени общества в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется с репутацией самого общества и непосредственно влияет на сложившуюся в обществе оценку поведения организации.

2. В кассации отменено, по причине доказанности порочащих сведений.

Следовательно, распространенная ответчиком информация о наличии крупной задолженности истца направлена на ослабление деловой репутации последнего, и тем самым, заставляет контрагентов, потребителей, к которым в том числе относятся члены ТСЖ, пересмотреть тот набор качеств и оценки, с которыми их носитель ассоциируется. Такие действия искажают реальные намерения истца, ослабляют его позиции в хозяйственной деятельности и наносят ущерб его деловой репутации.

Также неверен вывод суда первой инстанции о том, что заявленные требования направлены на защиту репутации председателя товарищества перед членами товарищества, а не на защиту деловой репутации самого ТСЖ «Синтез» перед третьими лицами.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 12 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016, ущерб деловой репутации организации может быть причинен распространением порочащих сведений как о самой организации, так и в отношении лиц, входящих в ее органы управления, а также работников этой организации.

Характер сведений, касающихся профессиональной деятельности руководителя организации, влияет на оценку товарищества как участника гражданского оборота, в том числе во взаимоотношениях с энергоснабжающей организацией. Следовательно, негативные сведения такого рода приводят к отрицательной оценке деятельности товарищества и умаляют его деловую репутацию

В рассмотренном случае распространенные сведения являются ложными и порочат честь, достоинство и профессиональную репутацию физического лица именно как руководителя организации. Так как единоличный исполнительный орган товарищества действует от имени товарищества в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется с репутацией самого товарищества и непосредственно влияет на сложившуюся в обществе оценку поведения организации, поэтому умаление профессиональной репутации руководителя организации в данном случае привело к умалению деловой репутации самой организации.

b) Обращение в арбитражный суд самого общества и директора общества.

1. Истцы ООО «ЧМК», Бритиков А.А. обратились в арбитражный суд к ответчику Шкредову В. И. cо следующими исковыми требованиями (с учетом заявления об уточнении): – признать порочащими деловую репутацию Бритикова Алексея Анатольевича, являющегося генеральным директором общества с ограниченной ответственностью «Чернянский Молочный Комбинат» и общества с ограниченной ответственностью «Чернянский Молочный Комбинат», сведения, распространенные Шкредовым Владимиром Ивановичем в заявлении в Следственный комитет Российской Федерации, УМВД России по Белгородской области.

С учетом изложенного, суд приходит к выводу о том, что обращение ответчика в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом.

Таким образом, сведения, изложенные в обращении к правоохранительным органам, не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию истцов.

Определяющим является характер распространенных сведений и их влияние на деловую репутацию юридического лица . В настоящем споре конкретные сведения, порочащие репутацию физического лица – руководителя организации имеют негативные последствия для репутации самого юридического лица. Распространенные сведения являются ложными и порочат честь, достоинство и профессиональную репутацию физического лица именно как руководителя организации. Так как единоличный исполнительный орган общества действует от имени общества в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется с репутацией самого общества и непосредственно влияет на сложившуюся в обществе оценку поведения организации, поэтому умаление профессиональной репутации руководителя организации привело к умалению деловой репутации самой организации.

2. Бажаев Муса Юсупович, ОАО «Группа Альянс», ООО «Русская Платина» (далее – истцы) обратились в Арбитражный суд города Москвы с иском к ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» (далее – ответчик) о защите деловой репутации путем признания порочащими деловую репутацию истца.

Указанные сведения содержатся в следующих фрагментах статей: «В последние два года в роскошном отеле на Сардинии часто проходят мероприятия и вечеринки, на которых в качестве званых гостей выступают российские чиновники самого разного уровня. Forte Village за это время превратился в настоящую базу бесплатного отдыха российского истеблишмента. Радушный хозяин лично принимает гостей — а заодно обсуждает с ними дела насущные, деловые»; «Интересно, воспользуется ли снова владелец Forte Village проверенным способом приглашения на курорт различных вип-гостей?».

При заявлении требования о защите деловой репутации истец должен доказать факт распространения сведений об истце и порочащий характер этих сведений. Бремя доказывания соответствия действительности распространенных сведений относится на ответчика.

Надлежащими ответчиками по искам о защите деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности и умаляющих репутацию сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

Согласно разъяснениям, данным в п. 12 «Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации», утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016 г., ущерб деловой репутации организации может быть причинен распространением порочащих сведений как о самой организации, так и в отношении лиц, входящих в ее органы управления, а также работников этой организации.

Так как единоличный исполнительный орган общества действует от имени общества в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется с репутацией самого общества и непосредственно влияет на сложившуюся в обществе оценку поведения организации, поэтому умаление профессиональной репутации руководителя организации может привести к умалению деловой репутации самой организации.

Таким образом, содержание статьи отвечает признакам порочащей информации, опровержение которой предусмотрено положениями ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Ответчик (автор), реализуя конституционное право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, применив выражения и обороты речи, умаляющие деловую репутацию истцов, тем самым злоупотребил своим правом и вышел за его пределы, чем нарушил права и свободы истцов (а именно право на деловую репутацию).

Деловая репутация – это убежденность неопределенного круга лиц в надежности, добросовестности и порядочности лица, ведущего хозяйственную деятельность. Оспариваемая статья напрямую ставит под сомнение мнение об истцах как об организациях, имеющих безупречную репутацию. Истцы имеют положительный имидж как надежного партнера, контрагента, поэтому распространение в отношении них оспариваемых сведений может в значительной степени ухудшить устоявшееся положительное мнение общества о них и повлечь за собой иные негативные последствия, в том числе, и в виде финансовых убытков.

c) Обращение в арбитражный суд физическим лицом причастным к деятельности компании.

1. Банных Анатолий Николаевич обратился в Арбитражный суд Республики Алтай с исковым заявлением к Редакции республиканского информационно-аналитического еженедельника «Листок» (далее – Редакция, ответчик) о признании не соответствующими действительности порочащими честь и достоинство, деловую репутацию сведения об истце: люди Анатолия Банных совершают рейдерский захват СПК «Кайтанак»; об обязании ответчика в течение 10 (десяти) дней с момента вступления решения суда в законную силу на том же месте полосы, что и оспариваемый текст опровергнуть не соответствующие действительности порочащие честь и достоинство, деловую репутацию сведения об истце путем публикации текста опровержения.

Читайте также:  Приостановление государственной регистрации юридических лиц

Дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации рассматривают арбитражные суды.

Как разъяснено в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 3 от 24.02.2005) процессуальным законодательством установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.2002 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», при применении пункта 5 части первой статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо учитывать, что дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности подлежат рассмотрению в арбитражных судах и в случае привлечения к участию в деле гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, в том числе автора распространенных сведений.

Основным критерием разграничения подведомственности между судами общей юрисдикции и арбитражными судами является экономический характер правоотношений.

Возникший спор, как это следует из содержания искового заявления, дополнения к нему, носит экономический характер. Истец подтверждает указанное обстоятельство выпиской от 17.06.2015 из протокола годового общего собрания акционеров ОАО «Производственно-коммерческая фирма «Силикатчик» об избрании Банных А.Н. председателем Совета директоров общества, а также доказательствами о потенциальной и несостоявшейся сделке купли-продажи доли в уставном капитале ООО «Кучерла» (том 2, л.д. 1-32), таким образом, спорной публикацией затронуты интересы истца в предпринимательской среде и бизнес сообществе, а его исковое заявление подлежит рассмотрению арбитражным судом.

2. Акционерное общество энергетики и электрификации «Тюменьэнерго» (далее – АО «Тюменьэнерго», истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с исковыми требованиями к Редакции сетевого издания «Аргументы неделi» (далее – Редакция) и Закрытому акционерному обществу «Издательский дом «Аргументы недели» (далее – ЗАО ИД «Аргументы недели») о защите деловой репутации.

В то же время требования Фирсова А.А. как директора АО «Тюменьэнерго» подлежат рассмотрению в арбитражном суде на основании следующего.

Деловая репутация организации как профессиональная репутация, которая заработана в среде аналогичных профессионалов (например, коммерсантов), а также в среде лиц, на которых направлена деятельность организации (например, потребителей товаров, работ, услуг), включает в себя профессиональную репутацию как самой организации, так и ее руководителей.

При этом деловая репутация организации может быть нарушена путем распространения порочащих сведений как о самой организации, так и о лицах, входящих в органы управления организацией, а также о работниках этой организации.

И наоборот, деловая репутация руководителя организации (лица, выполняющего управленческие функции в организации) может быть нарушена распространением порочащих сведений как о нем самом, так и об организации.

Поскольку единоличный исполнительный орган юридического лица действует от имени юридического лица в гражданском обороте, его репутация неизбежно ассоциируется в репутацией самого юридического лица и непосредственно влияет на складывающуюся в обществе оценку деятельности юридического лица. В этой связи умаление профессиональной (деловой) репутации юридического лица, очевидно, в большинстве случаев приводит к умалению деловой репутации руководителя этого юридического лица, влияет на оценку обществом его профессиональных качеств и добросовестности поведения в гражданском обороте.

Учитывая изложенное, в соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 33 Кодекса и согласно пункту 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» требования заявителя, как вытекающие из отношений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, подлежали рассмотрению в арбитражном суде.

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Деловая репутация юридического лица

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Дата публикации: 16.11.2017

Статья просмотрена: 818 раз

Библиографическое описание:

Агейченко К. М. Деловая репутация юридического лица [Текст] // Актуальные проблемы права: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Москва, декабрь 2017 г.). — М.: Буки-Веди, 2017. — С. 34-38. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/282/13267/ (дата обращения: 02.03.2020).

Статья посвящена проблемным вопросам защиты деловой репутации юридических лиц, анализируется понятие морального вреда, его соотношение с категориями нематериальный вред, неимущественный вред, способы защиты деловой репутации.

Ключевые слова: юридическое лицо, деловая репутация, моральный вред, неимущественный вред, нематериальный вред

Деловая репутация юридического лица есть не что иное, как нематериальное благо, от существования которого зависит представление о ней других субъектов правоотношений, с которыми в своей деятельности оно вступает в контакт. Деловая репутация, наряду с фирменным наименованием и товарным знаком — это средства индивидуализации юридического лица, то, что отличает его в деловом обороте от других субъектов [19]. Именно от характера деловой репутации юридического лица будет зависеть степень его надежности, исполнительности принятых на себя обязательств, аккуратности и уровень соответствия требованиям партнеров.

Степень важности категории деловой репутации юридического лица подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в котором сказано, что деловая репутация юридического лица — одно из условий их успешной деятельности [10]. На законодательном уровне о деловой репутации юридических лиц говорится в ст. 152 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) [2], которая утверждает правила защиты деловой репутации юридического лица наряду с защитой деловой репутации граждан, в п. 2 ст. 1027 ГК РФ, в котором говорится о праве передачи деловой репутации юридического лица по договору коммерческой концессии другому лицу (что является отличительным признаком именно деловой репутации юридического лица по отношению к деловой репутации граждан) и в ст. 1042 ГК РФ, которая признает деловую репутацию в качестве вклада товарища в общее дело. Так же в ст. 3.1 КоАП РФ [3] говорится о том, что административное наказание не может иметь своей целью нанесение вреда деловой репутации юридического лица. Следует отметить так же возможность оценки деловой репутации юридического лица, так, согласно VII разделу Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов», утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. № 153н, деловая репутация есть надбавка к цене, уплачиваемая покупателем в ожидании будущих экономических выгод в связи с приобретенными неидентифицируемыми активами [5].

Таким образом, деловая репутация юридического лица — это нематериальный актив, который представляет собой возможность иметь юридическому лицу оценку своей деятельности в соответствии с качествами этой деятельности [18].

Правовую защиту деловой репутации юридического лица как нематериального блага гарантирует ст. 152 ГК РФ. Так, если организация обнаружит факт распространения сведений о ней, имеющих порочащий характер и несоответствующие действительности, она вправе требовать их опровержения в суде. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о юридическом лице, или иным аналогичным способом. Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Только совокупность приведенных трех условий гарантирует судебную защиту деловой репутации юридического лица.

В п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 3 раскрывается содержание приведенных понятий:

1) под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам;

2) не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения;

3) порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Следует отметить, что при рассмотрении данных дел необходимо разграничивать сведения, содержащие факты и оценочные суждения, поскольку последние проверке на достоверность не подлежат, а являются выражением субъективного мнения и взглядов ответчика по конкретному делу. Вопрос о принадлежности той или иной фразы к фактам или оценочным суждениям основано на субъективном мнении суда. Однако в силу специфики данной категории дел зачастую возникает потребность в проведении судебной лингвистической экспертизы. Необходимо заметить, что определяя круг и содержание вопросов, по которым необходимо провести экспертизу, суд исходит из того, что вопросы права и правовых последствий оценки доказательств не могут быть поставлены перед экспертом [12]. Недопустимость выступления в качестве предмета иска мнений, оценок и суждений вытекает из ст. 29 Конституции РФ, в которой каждому гарантируется свобода мысли и слова [1]. Так же ст. 47 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124–1 «О средствах массовой информации» гарантирует право журналисту излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью [4].

На данную проблему так же указал судья Верховного Суда РФ Сергей Потапенко: “Встречаются судебные решения, в которых признаются не соответствующими действительности, порочащими потерпевшего сведения типа «Иванов — плохой мэр», или «политические взгляды Сидорова носят реакционный характер». Однако чистые оценки, например, “хороший-плохой”, “добрый-злой” не могут быть предметом опровержения, поскольку не поддаются проверке на истинность. Оценочное суждение говорит не об объекте, а об отношении субъекта к объекту. Сведение по смыслу ст. 152 ГК РФ — это утверждение о факте, которое можно проверить на предмет соответствия его действительности. В противоположность этому во мнении выражается соответствие оцениваемого факта не действительности, не объективному миру, а субъективным понятиям и представлениям отдельного человека, выражающим мнение” [17].

Достаточно спорным на сегодняшний день остается вопрос о компенсации вреда, причиненного деловой репутации юридического лица. После вступления в силу изменений, внесенных Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса РФ», положение о возможности требовать юридическим лицом компенсации, наряду с физическими лицами, не сохранилось. До внесения данных изменений существовало правило, согласно которому положение ст. 152 ГК РФ о защите деловой репутации гражданина подлежало применению и к защите деловой репутации юридического лица, то есть компенсация морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применялась и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Однако, как в прошлом, так и сейчас, разбирательства в данной категории дел являются достаточно спорными. Так, еще в 1997 году Высший арбитражный суд Российской Федерации (далее — ВАС РФ) указал, что моральный вред — это физические и нравственные страдания, причинение которых, исходя из смысла ст. 151 ГК РФ, возможно только физическому лицу [9], т. е. ВАС РФ придерживался практики, согласно которой защита деловой репутации юридического лица возможна, но никак не в форме компенсации морального вреда. Рассматривая дела по данному вопросу, арбитражные суды старательно избегают употребления термина моральный вред по отношению к юридическому лицу, оперируя выражениями: “неимущественный вред”, “нематериальный вред”, “нематериальные убытки”, “репутационный вред” и т. п. [20].

Но как данные понятие соотносятся с категорией моральный вред, допустимо ли использование данных категорий к юридическим лицам? Безусловно, с позиции терминологии понятие «неимущественный вред» является более удачным по сравнению со многими другими терминами, встречающимися при анализе данной темы («моральный вред юридических лиц», «вред деловой репутации», «репутационный вред», «нематериальные убытки») [14]. Представляется, что категория неимущественного вреда включает в себя умаление нематериальных благ, вред деловой репутации и все нематериальные убытки, которые не имеют экономического содержания.

Если говорить о соотношении понятий моральный вред и неимущественный вред, то на категорию неимущественного вреда указывал Пленум Верховного Суда РФ, отмечавший, что “моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной или иной материальной форме” [8].

Следовательно, неимущественный вред включает в себя понятие морального вреда, но не должен им ограничиваться. Это подтверждается существующим в научной среде мнением: “. законодатель ни в одной из статей ГК не раскрывает категории «моральный вред» применительно к юридическим лицам. Статья 151 посвящена именно случаям причиненного вреда гражданам. Безусловно, эта статья ГК не применима в отношении юридических лиц. Однако из этого не следует того, что юридическому лицу вообще невозможно причинить моральный вред. Последний, являясь разновидностью вреда неимущественного, может иметь свое собственное, отличное от упомянутого в ст. 151 ГК, содержание в тех случаях, когда речь идет не о гражданах, а о юридических лицах. Распространение порочащих сведений искажает оценку юридического лица и его деятельности. Таким образом, подрыв деловой репутации разрушает сформировавшийся имидж фирмы, что, безусловно, свидетельствует о причинении вреда неимущественного. Следовательно, последний может существовать не только в виде физических или нравственных страданий, но и в целом ряде других форм” [16].

Читайте также:  Иск физического лица к юридическому: подсудность

Однако Конституционного суда РФ в своей позиции, которую он высказал в своем Определении от 4 декабря 2003 г. № 508-О указывает на категорию “нематериальный вред” [7]. Считается, что использование данной категории является более приемлимым, поскольку нематериальный вред юридических лиц — это вызванные нарушением имущественных или личных неимущественных прав юридических лиц неблагоприятные последствия нематериального характера, которые не поддаются точному денежному исчислению, являются отрицательными и существенными для юридических лиц. Нарушение имущественных прав вполне может привести к вреду, который не является убытками и не поддается точному денежному исчислению. Самое главное для исследуемой категории вреда, которая должна подлежать компенсации, не то, что лежит в его основе (в основании вреда вполне может лежать имущественный фактор), а сущность самого вреда, который не поддается точной денежной оценке, не имеет материальную природу. Таким образом, при компенсации неимущественного вреда по имущественным основаниям «оболочка» неимущественного вреда будет не соответствовать его содержанию. Чтобы избежать этого логического противоречия, предлагаем использовать получившее в судебно-арбитражной практике популярность понятие «нематериальный вред» [14].

При этом позиция Конституционного Суда Российской Федерации по вышеуказанному определению состояла в том, что: «Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица, при этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ)».

Данная позиция основывается на практике Европейского суда по правам человека в решении от 6 апреля 2000 года по делу «Компания Комингерсол С. А. против Португалии», в которой суд пришел к выводу о том, что нельзя исключить возможность присуждения коммерческой компании компенсации за нематериальные убытки, которые «могут включать виды требований, являющиеся в большей или меньшей степени объективными или субъективными. Среди них необходимо принять во внимание репутацию компании, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении компанией (для которых не существует четкого метода подсчета) и, наконец, хотя и в меньшей степени, беспокойство и неудобства, причиненные членам руководства компании» [6].

Основываясь на данной позиции Конституционного Суда Президиум Высшего Арбитражного Суда в постановлении от 23 ноября 2010 г. N 6763/10 указал, что компенсация нематериального вреда является особым публично-правовым способом исполнения государством обязанности возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц этих органов, поэтому в гражданско-правовых отношениях, основанных на признании равенства их участников, у субъектов этих отношений не возникает права требовать такой компенсации [11].

После внесения поправки в ГК РФ от 01.07.2013, вступившей в силу с 01.10.2013, которая прямо говорит о том, что компенсация морального вреда может применяться лишь в отношении физических лиц, казалось бы, спор должен быть разрешен окончательно. Однако на данный момент благодаря позиции Конституционного Суда в правоприменительной практике выносятся противоположные решения. Особое значение имеет дело N А50–21226/2014 (Определение ВС РФ от 17 августа 2015 г. № 309-ЭС15–8331), рассмотренное Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ [13].

Суть дела состояла в том, что ООО «МХС групп» обратилось в Арбитражный суд Пермского края с иском к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов о взыскании за счет казны России 49 666 руб. 53 коп. в возмещение морального вреда, который своим решением от 17 декабря 2014 г. по делу N А50–21226/2014 исковые требования истца удовлетворил в полном объеме. При этом суды ссылались на статью 15 Конституции РФ, согласно которой составной частью российской правовой системы является Конвенция о защите прав человека и основных свобод, в том числе с учетом практики Европейского суда по правам человека (Постановление от 6 апреля 2000 г. по делу «Компания Комингерсол С. А». против Португалии»), которая при определении вопроса о компенсации юридическому лицу нарушенного нематериального блага исходит не из факта физических и нравственных страданий юридического лица, а из факта длительной неопределенности, причиняющей юридическому лицу значительное неудобство. Таким образом, суды проигнорировали изменения, введенные в ст. 152 ГК РФ и поддержали позицию Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О. Однако Экономическая коллегия ВС РФ признала указанные выводы ошибочными, отменила принятые судебные акты и отказала в удовлетворении иска. Позиция ВС РФ основывалась на том, что согласно ст. 151 ГК РФ компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе. Поскольку в действующем законодательстве отсутствует прямое указание на возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось. Следовательно, Экономическая коллегия ВС РФ применила буквальное толкование новой редакции ст. 152 ГК РФ.

Можно сделать вывод, что на сегодняшний момент существует проблема соотношения позиции Конституционного Суда от 4 декабря 2003 г. N 508-О, предполагающей наличие существования категории “нематериальный вред” и ее отличного содержания от категории “моральный вред”, и позиции Верховного Суда, исключающая возможность применения нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица. Так, утверждается, что компенсация морального вреда и компенсация нематериального вреда, несмотря на близость их правовой сущности, в российском праве не являются равнозначными компенсаторными способами защиты: они имеют разные основания реализации и выполняют разные функции; при этом запрет компенсации морального вреда юридическим лицам не означает запрет компенсации им нематериального (репутационного) вреда [15].

Представляется целесообразным на законодательном уровне установить дефиницию понятия “нематериальный вред”, правила и условия ее применения с целью преодоления противоречивости правоприменительной практики, установления единого подхода к использованию участниками гражданских правоотношений способов защиты своих гражданских прав.

Вред, причиненный деловой репутации компании, взыскать можно, если истец докажет, что репутация была

Юридические лица вправе взыскивать компенсацию за причинение вреда их репутации. На истце в таком случае лежит бремя доказывания двух обстоятельств: во-первых, наличия у него сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.), во-вторых, наступления для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факта утраты доверия к его репутации или ее снижения. К таким выводам пришел ВС РФ в Определении от 18.11.2016 № 307-ЭС16–8923 по делу № А56-58502/2015.

Суть дела

На сайте одного сетевого издания в интернете была опубликована статья под заголовком «„Весна“: Запесоцкий нарушает 29-ю статью Конституции», содержащая в том числе следующую информацию: «Администрация Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов (СПбГУП) и ректор Александр Запесоцкий нарушают 29-ю статью Конституции, гарантирующую гражданам свободу слова».

Узнав о публикации, СПбГУП обратился с иском к редакции сетевого издания и его учредителю о защите деловой репутации и признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию изложенных в статье сведений. Истец требовал обязать учредителя издания и редакцию удалить статью с сайта, разместить в открытом доступе текст опровержения, а также взыскать с учредителя издания 1 млн руб. в качестве компенсации вреда, причиненного деловой репутации университета в связи с публикацией не соответствующих действительности сведений.

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования частично. Он признал размещенные на сайте сетевого издания сведения не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию университета и обязал сетевое издание удалить спорную статью и разместить текст опровержения на главной странице сайта в открытом доступе, обеспечивающем доведение опровержения до любого пользователя интернета, тем же шрифтом и под заголовком «Опровержение». В остальной части в удовлетворении иска было отказано.

Отказ в удовлетворении требования о взыскании компенсации за причинение университету репутационного вреда суд мотивировал следующим образом. Вред, причиненный юридическому лицу, носит имущественный характер, что исключает возможность присуждения юридическому лицу неимущественного вреда, в какой бы форме он ни выражался. У университета есть право на предъявление требования о компенсации убытков, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда. Между тем он не представил доказательств того, что распространенные ответчиком сведения привели к таким последствиям, в результате которых университет понес потери имущественного характера в заявленном размере.

Апелляция изменила решение суда первой инстанции, удовлетворив требование университета о взыскании с учредителя издания компенсации за причинение вреда деловой репутации. Обосновывая свое решение, суд сослался на правовые позиции, изложенные в Определении Конституционного суда РФ от 04.12.2003 № 508-О и постановлении Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11. Как он отметил, юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности:

факта распространения ответчиком сведений об истце;

порочащего характера этих сведений;

несоответствия этих сведений действительности.

В рассматриваемом деле суд посчитал наличие этих условий доказанным.

Кассация постановление апелляции отменила, оставив в силе решение суда первой инстанции. Как подчеркнул арбитражный суд округа, университет не представил доказательств того, что после опубликования спорной статьи снизился спрос потребителей на оказываемые им услуги или наступили другие негативные последствия, как и не привел аргументов в подтверждение наличия причинной связи между ущемлением деловой репутации и оспоренной информацией.

Позиция ВС РФ

ВС РФ оставил в силе постановление суда кассационной инстанции. Вместе с тем он сделал важный вывод о наличии у юридических лиц права взыскивать компенсацию за причинение вреда их репутации. По мнению ВС РФ, при рассмотрении данного спора необходимо было учесть следующие обстоятельства.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (п. 1 ст. 1064 ГК РФ). В силу положений ст. 1082 ГК РФ суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т. п.) или возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Так, в рамках защиты своего нарушенного права гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений (п. 9 ст. 152 ГК РФ). В пункте 11 ст. 152 ГК РФ определено, что правила о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

По мнению ВС РФ, вступление в силу с 1 октября 2013 г. новой редакции ст. 152 ГК РФ, исключившей возможность компенсации морального вреда в случае умаления деловой репутации юридических лиц, не препятствует защите нарушенного права посредством заявления юридическим лицом требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица.

Данный вывод следует из приведенного выше Определения Конституционного суда РФ от 04.12.2003 № 508-О, в котором отмечено, что отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (п. 2 ст. 150 ГК РФ).

Под вредом, причиненным деловой репутации, следует понимать всякое ее умаление, которое проявляется, в частности, в наличии у юридического лица убытков, обусловленных распространением порочащих сведений, и иных неблагоприятных последствий в виде утраты юридическим лицом в глазах общественности и делового сообщества положительного мнения о его деловых качествах, утраты конкурентоспособности, невозможности планирования деятельности и т. д.

Следовательно, юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать восстановления своего права при доказанности общих условий деликтной ответственности (наличия противоправного деяния со стороны ответчика, неблагоприятных последствий этих действий для истца, причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий на стороне истца) (постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11). Наличие вины ответчика презюмируется (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

При этом противоправный характер действий ответчика должен выражаться в распространении вовне (сообщении хотя бы одному лицу), в частности посредством публикации, публичного выступления, распространения в СМИ и интернете, с помощью иных средств телекоммуникационной связи, определенных сведений об истце, носящих порочащий и не соответствующий действительности характер.

Между тем одного лишь факта распространения ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, недостаточно для вывода о причинении ущерба деловой репутации и для выплаты денежного возмещения в целях компенсации за необоснованное умаление деловой репутации. На истце лежит обязанность доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований. Он должен подтвердить, во-первых, наличие сформированной репутации в той или иной сфере деловых отношений (промышленности, бизнесе, услугах, образовании и т. д.). Во-вторых, наступление для него неблагоприятных последствий в результате распространения порочащих сведений, факт утраты доверия к его репутации или ее снижения.

В обоснование своей позиции по существу заявленного требования о взыскании компенсации репутационного вреда университет ссылался на использованную ответчиками форму распространения порочащих его сведений в интернете с предоставлением неопределенному и неограниченному числу пользователей свободного доступа к сайту, на котором опубликованы оспариваемые сведения. Однако каких-либо доказательств и пояснений, свидетельствующих о сформированной репутации истца до нарушения и доказательств, позволяющих установить наличие неблагоприятных последствий для университета в результате размещения спорной публикации, в материалы дела истцом не было представлено.

Читайте также:  Нотариальная доверенность от юридического лица физическому лицу

Таким образом, у суда отсутствовали доказательства, на основании которых он мог установить, что самого признания факта распространения порочащих сведений и судебного решения об их опровержении недостаточно для восстановления баланса прав участников спорных правоотношений, а также определить размер справедливой компенсации. При таких обстоятельствах отказ суда округа во взыскании компенсации за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию университета, является, по мнению ВС РФ, обоснованным.

Ущерб деловой репутации: виды ответственности и особенности защиты

В современной судебной и юридической практике широкое распространение получили случаи покушения на деловую репутацию предприятий с правом юридического лица. Это обусловлено общим развитием рыночных отношений и значительным ростом конкуренции между субъектами предпринимательской деятельности во всех сферах производственной, банковской, торговой и иных сферах деятельности. Ущерб деловой репутации предприятия и организации, как правило, наносится при помощи распространения недостоверной информации о производимой продукции и качестве оказываемых услуг конкурентами.

Виды ответственности за причинение ущерба деловому имиджу юридического лица

В действующем законодательном поле РФ за нанесение ущерба предприятию или организации с правом юрлица в зависимости от его характера и размера предусмотрено два вида ответственности:

Мера ответственности за ущерб, нанесенный юридическому лицу, распространением порочащей и недостоверной информации о нем определяется ст. 128.1 УК РФ. Статья состоит из нескольких частей, каждая из которых определяет уровень ответственности в соответствии с установленными признаками заведомо ложной информации. Правовые нормы статьи, касающиеся гражданской ответственности, устанавливают обязательство ответчика в принудительном порядке опровергнуть заведомо ложную информацию, распространенную им и возместить материальный ущерб, который понесло предприятие или организация.

Особенности иска о защите деловой репутации

Защита деловой репутации юридического лица и привлечение к ответственности и возмещению ущерба, понесенного предприятием, осуществляется в судебном порядке на основании судебного иска. Он подается в соответствующее судебное учреждение в зависимости от статуса ответчика в:

  • арбитражный суд, если ущерб клеветой нанесен предприятием или организацией с правом юрлица;
  • общегражданский суд, если ущерб деловой репутации нанесен гражданином, не обладающим таким правом;
  • в арбитражный или общегражданский суд, если конкретные сведения о статусе ответчика отсутствуют.

Дела, связанные с правом на защиту деловой репутации, отличаются большим уровнем сложности, так как обоснование фактов клеветы, наносящей ущерб предприятию или организации с правами юрлица, – трудный и длительный процесс. Отказ судебным учреждением в удовлетворении таких исков – достаточно частое явление, обоснованием в большинстве случаев является отсутствие достоверной и аргументированной доказательной базы. Кроме того, суд может классифицировать отдельные сведения, как не представляющие угрозы для деловой репутации юрлица.

Сведения, требующие доказательств при защите деловой репутации в суде

При подаче иска о защите деловой репутации юридического лица в судебное учреждение истцу потребуется доказывать:

  • факт распространения клеветы, как таковой;
  • факт нанесенного ущерба деловой репутации юридического лица распространенной клеветой;
  • факт несоответствия реальных событий распространяемой клевете.

Пленум ВС РФ определяет термином «распространение порочащей и заведомо ложной информации» распространение такой клеветы и порочащих сведений через интернет-ресурсы, СМИ, телевидение, радиовещание, передача таких сведений иным лицам лично, публичные выступления и т.д. Сообщение таких сведений гражданам, заинтересованным в их получении, не относится к категории «распространение порочащей и заведомо ложной информации», а гражданская и уголовная ответственность за такие деяния законом не предусмотрена.

Способ доказывания сведений, непосредственно связанных с деловой репутацией юридического лица, определяется способом, которым распространялась клевета. Например, когда распространению способствовали интернет-ресурсы, такие сведения должны быть заверены нотариально.

Одной из самых сложных сторон дел, связанных с правом на защиту деловой репутации является подтверждение того, что распространенная информация относится к заведомо ложной и порочащей имидж предприятия или организации. Порочащие сведения могут сводиться к утверждению, что предприятие не соблюдает существующее законодательство; недобросовестно или неэтично ведут себя его должностные лица; присутствуют хозяйственные, экономические и иные нарушения.

Юридическая и судебная практика доказывает, что квалифицированная защита деловой репутации требуется значительно чаще, чем это может показаться. Как правило, процесс защиты требует обязательное юридическое сопровождение, и только профессиональный адвокат сможет помочь разобраться в подобной ситуации. Это связано со сложностью сбора доказательной базы и трудностью обоснования распространения заведомо ложной информации, порочащей имидж предприятия или организации.

Только квалифицированный адвокат поможет собрать конкретные доказательства, требующиеся в суде при рассмотрении дела о защите деловой репутации. Это особенно важно, когда в судебной практике отсутствуют идентичные дела с уже определенным алгоритмом действий. В каждом отдельном случае линия защиты должна разрабатываться с учетом всех обстоятельств рассматриваемого дела. Его успешное решение возможно только при условии практической помощи адвоката, специализирующемся на делах о нанесении ущерба деловой репутации юридическим лицам и знающем все особенности и тонкости решения судебных споров в этой области.

Ущерб деловой репутации юридического лица

Опубликовано вт 18.02.2020 – 15:01 пользователем advokat1

здравствуйте! Можем ли мы обратиться в суд с иском о взыскании компенсации за причинение ущерба деловой репутации нашей организации, если сотрудник трудовой инспекции, выступая по телевизору, заявил, что “наиболее частными случаями нарушения прав работников является работа без оформления работодателем трудового договора, как, например, в ООО “Виктория”, в отношении которой поступило письмо в инспекцию о нарушении прав работников”. Действительно, один из наших бывших сотрудников написал такое письмо в инспекцию, но проверка не подтвердила факт нарушения нами законодательства. То есть инспектор публично обвинил нас в том, что мы не совершали.

Здравствуйте Борис!
В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.
Согласно п. 3 ст. 152 ГК РФ если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.
Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений (п. 9 ст. 152 ГК РФ).
Правила п. п. 1 – 9 ст. 152 ГК РФ, за исключением положений о компенсации морального вреда, могут быть применены судом также к случаям распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности (п. 10 ст. 152 ГК РФ).
Правила ст. 152 ГК РФ о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица (п. 11 ст. 152 ГК РФ).
Исходя из разъяснений, данных в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц” (далее – Постановление N 3), по делам, связанным с защитой деловой репутации, необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для разрешения дела, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.
Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении юридическим лицом действующего законодательства, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют деловую репутацию юридического лица (абз. 4, 5 п. 7 Постановления N 3).
Таким образом, юридическое лицо вправе потребовать опровержения сведений о нем или взыскать компенсацию за причинение ущерба деловой репутации с государственного органа, органа местного самоуправления, должностного лица такого органа только при соблюдении вышеуказанных в п. 7 Постановления N 3 условий.
Поэтому следует исходить из того, было ли отменено постановление о привлечении к административной ответственности на момент сообщения должностным лицом таких сведений другому органу или третьему лицу, т.е. имелись ли реальные основания полагать, что юридическое лицо совершило правонарушение.
Например, суд отказал в удовлетворении требований общества о защите деловой репутации, понуждении официально опровергнуть сообщенные сведения, взыскании компенсации морального вреда с государственного инспектора Роструда, поскольку на момент написания им письма контрагенту истца последний был действительно привлечен к административной ответственности за совершение правонарушения. Тот факт, что в дальнейшем вышестоящий суд отменил решение нижестоящего суда, постановление инспектора, освободил от ответственности директора общества, не имеет значения, т.к. на момент написания письма инспектором решение областного суда еще не было принято (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.07.2015 N Ф07-4670/2015 по делу N А13-13553/2014).
В другом деле суд также отказал в удовлетворении схожих требований о защите деловой репутации на основании того, что распространенные сотрудниками администрации устно и письменно сведения о самовольном захвате предпринимателем земельного участка (совершении им административного правонарушения) реальны, подтверждены материалами дела (см. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 18.06.2009 N Ф03-2287/2009 по делу N А73-11510/2007-51).
То есть для взыскания компенсации важно доказать то, что распространенные сведения не соответствуют действительности. Схожие выводы содержатся и в Постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 09.11.2015 N Ф02-3957/2015 по делу N А58-4023/2014.
Также необходимо учитывать и то, что распространенные должностным лицом сведения должны позволять идентифицировать конкретное лицо, деловая репутация которого защищается.
Например, суд отказал в удовлетворении иска к государственной инспекции труда о признании недостоверными сведений о нарушении обществом трудового законодательства, взыскании компенсации за ущерб деловой репутации, поскольку в сообщении государственного инспектора в эфире телепрограммы упоминалось лишь название, схожее с названием истца, однако объем информации (с учетом наличия иных юридических лиц с таким же названием) не позволяет с достоверностью установить, что распространенные сведения касались именно истца (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.10.2012 N 15АП-10611/2012 по делу N А53-18175/2012).
Согласно ст. 33 Конституции РФ граждане имеют право обращаться в органы государственной власти, органы местного самоуправления, в т.ч. и с сообщениями о возможном совершении юридическим лицом правонарушения. Такие сообщения согласно ст. ст. 9, 10, 11 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации” подлежат обязательному рассмотрению, а в установленных законом и подзаконными нормативно-правовыми актами случаях обращения могут быть направлены в иные государственные органы, уполномоченные рассматривать сообщения об определенной категории правонарушений (п. 11.7 Регламента Федеральной службы по труду и занятости (утв. Приказом Роструда от 11.09.2007 N 211)).
Таким образом, направление должностным лицом сведений о возможном совершении юридическим лицом правонарушения в другие органы не может рассматриваться как распространение сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, даже если факт правонарушения не будет подтвержден; поскольку такие должностные лица исполняют обязанности по защите конституционных прав граждан, прямо возложенные на них законом.
Так, например, суд отказал в удовлетворении требований о признании незаконными действий органа местного самоуправления, взыскании компенсации за причиненный ущерб (вред) деловой репутации, поскольку сведения в государственную инспекцию труда в целях проверки и оценки на предмет соответствия трудовому законодательству должностные лица местной администрации направили на основании поступившего к ним обращения, а также по результатам выезда на место и общения с работниками истца. То, что в дальнейшем не подтвердился факт совершения правонарушения, не имеет значения, т.к. это не опровергает содержания спорного сообщения администрации (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25.05.2016 N Ф01-1865/2016 по делу N А28-12758/2015).
В другом деле в качестве одного из мотивов отказа в удовлетворении требований о компенсации вреда, причиненного деловой репутации, суд указал на то, что действия должностных лиц налогового органа по проведению проверок осуществлялись в пределах полномочий, определенных нормами Налогового кодекса РФ, регламентирующими порядок проведения налоговой проверки, оформления результатов налоговой проверки, вынесения решения по результатам рассмотрения налоговой проверки, и неправомерными не признаны (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12.02.2015 N Ф04-14304/2014 по делу N А46-2777/2014).
Похожие выводы о невозможности привлечения к ответственности за причинение ущерба деловой репутации при условии исполнения должностными лицами возложенных на них законом полномочий, требований закона содержатся в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 21.01.2013 N Ф03-5841/2012 по делу N А51-401/2012; Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 19.09.2008 N Ф03-А51/08-1/3165 по делу N А51-6381/200725-137.

Понравился ответ адвоката? Оставьте свой отзыв или Задайте дополнительный вопрос

Дополнительный вопрос

Задать свой вопрос адвокату

Уважаемые посетители сайта! Бесплатная юридическая консультация онлайн работает на нашем сайте с 2004 года. Бесплатная юридическая консультация предоставляется только практикующими юристами и адвокатами Москвы, имеющими опыт работы в различных отраслях права более 20 лет. Получить юридическую консультацию бесплатно можно на нашем сайте без регистрации. Если вам нужна консультация юриста (адвоката) в Москве бесплатно в интернете в режиме online, предоставленная на высоком профессиональном уровне, наш сайт для вас. Ответ на вопрос будет направлен вам на почту в кратчайшие сроки и опубликован на сайте. Для удобства пользования разработан рубрикатор вопросов и ответов.

Стоимость услуг Вашего адвоката

По гражданским делам

Консультация адвокатаСоставление искового заявленияВедение дела в суде первой инстанции/ апелляции в Москве
от 1500 руб.от 5 тыс. руб.от 35 тыс. руб./
от 15 тыс. руб.
Консультация адвокатаЗащита на стадии следствия в МосквеЗащита в суде первой инстанции в Москве
от 1500 руб.от 25 тыс. руб./
мес.
от 25 тыс. руб./
мес.
Консультация адвокатаСоставление искового заявления/претензииВедение дела в суде первой инстанции/ апелляции в Москве
от 2000 руб.от 10 тыс. руб.от 40 тыс. руб./
от 25 тыс. руб.
Консультация адвокатаСоставление заявления/жалобыВедение дела в суде первой инстанции/ апелляции в Москве
от 1500 руб.от 5 тыс. руб.от 15 тыс. руб./
от 15 тыс. руб.

Стоимость услуг адвоката определяется в каждом случае индивидуально в зависимости от сложности дела, места производства, квалификации адвоката, и может отличаться от заявленной как в меньшую, так и в большую сторону.

Ссылка на основную публикацию