Принцип справедливости в уголовном процессе означает

Принцип справедливости в уголовном судопроизводстве

Принцип справедливости установлен только в УК РФ (ст. 6), хотя справедливость должна быть основой всей правовой деятельности – деятельности законодателей, правоприменителей и исполнителей законов. Уголовно-правовой принцип справедливости можно реализовать только справедливым возбуждением, расследованием, рассмотрением и разрешением уголовных дел.

Международно-правовыми актами закреплено право каждого на справедливое и публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (ст. 10 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах), однако в Конституции РФ данное право отсутствует. В УПК РФ требование справедливости предъявляется только к приговору (ч. 2 ст. 6, ч. 2 ст. 297, ст. 383).

Справедливость как оценочная категория опирается на истину и нравственные принципы: гуманизм, правдивость, честность. Поступить справедливо в уголовном процессе – это значит поступить в соответствии с законом и теми фактами, которые были установлены в ходе расследования и рассмотрения дела и признаны достоверными, а потому только истинный приговор может быть справедливым.

Справедливость в уголовном судопроизводстве также означает, что при совершении действий, вынесении решений учитывается личность тех, в отношении которых совершаются действия или выносятся решения, их нравственные качества, поведение, физическое и психическое состояние и т.п.

Не только приговор, но и другие процессуальные решения должны быть справедливыми. Хотя до постановления приговора многие промежуточные решения выносятся на основании вероятностных данных, тем не менее согласно ст. 7 УПК РФ они должны быть законными, обоснованными, мотивированными.

Справедливость тесно связана с законностью, ибо только законные приговор, решение, действие могут быть справедливыми, но справедливость и законность – это не одно и то же: если законность – понятие только правовое, то справедливость выражает еще и нравственные чувства, и оценки. Справедливость взаимосвязана и с объективностью, т.е. с непредвзятостью, беспристрастностью.

Справедливый судья, следователь, прокурор, дознаватель стремятся к объективной оценке поступков и действий лиц, участвующих в уголовном процессе, без чего нельзя принять законное и обоснованное решение. Поскольку юрист олицетворяет закон, правопорядок, он должен быть справедливым. Уважение к суду, правоохранительным органам, доверие к их решениям возможны только тогда, когда они будут справедливыми.

Справедливость должна быть общеправовым принципом. Понятие правового принципа справедливости было дано В. П. Нажимовым: это общее правовое требование разрешать вопросы дела в полном соответствии с объективной истиной, законом, правосознанием и собственной совестью, мотивируя принятые решения ясными и бесспорными доводами и установленными по делу фактами.

Справедливость как общеправовой принцип в первую очередь должен соблюдаться законодателем, законодательной властью. Чем справедливее законы, тем успешнее они будут применяться и исполняться.

Понятие справедливости тесно связано с понятиями правды, истины. Только установив наличие уголовно-правового отношения, иными словами, только установив истину, можно разрешить дело по существу – вынести законный, обоснованный и справедливый приговор. Постановлением КС РФ от 8 декабря 2003 г. установлено: «Правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах».

Приговор будет справедливым, если он убеждает всех участников судебного разбирательства, всех присутствующих в зале судебного заседания в правильности принятого судом решения по основным вопросам уголовного дела. А убедительным он станет только тогда, когда в нем проанализированы и оценены все доказательства, когда все обстоятельства дела были исследованы всесторонне, полно, объективно. Однако в УПК РФ нет и принципа всесторонности, полноты и объективности, который наряду с другими принципами обеспечивает справедливость приговора и всего уголовного судопроизводства.

Понятие справедливости уголовного судопроизводства связано также с понятием разумных сроков судебного разбирательства.

При исчислении указанных сроков по уголовным делам судебное разбирательство охватывает как процедуру предварительного следствия, так и непосредственно процедуру судебного разбирательства.

Важной гарантией рассмотрения дела в разумные сроки Европейский Суд по правам человека считает обязанностью государства так организовать свою судебную систему, чтобы любой спор о правах и обязанностях гражданского характера и любое уголовное обвинение могли быть рассмотрены в разумные сроки.

Итак, условиями справедливости уголовного судопроизводства (обстоятельствами, от которых зависит такая справедливость) являются: 1) справедливые законы; 2) законность; 3) равенство всех перед законом и судом; 4) гласность уголовного процесса; 5) независимый, беспристрастный (справедливый) суд, созданный на основании закона; 6) рассмотрение уголовного дела в разумный срок; 7) всесторонность, полнота и объективность исследования всех обстоятельств дела; 8) надлежащее исполнение законного, обоснованного и справедливого приговора.

Справедливость в уголовном процессе Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Кривошеев С.И.

Исследуется проблема справедливости в уголовном судопроизводстве. Рассматрива-ется соотношение справедливости и гуманизма . Анализируется действующее уго-ловное и уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее вопросы, связанные со справедливостью .

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Кривошеев С.И.

Justness in criminal procedure law

The article researches problem of justness in criminal trial. Correlation of justness and huma-nism. Author analyses the current criminal and criminal procedure law regulating justness .

Текст научной работы на тему «Справедливость в уголовном процессе»

СПРАВЕДЛИВОСТЬ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Исследуется проблема справедливости в уголовном судопроизводстве. Рассматривается соотношение справедливости и гуманизма. Анализируется действующее уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, регламентирующее вопросы, связанные со справедливостью.

К л ю ч е в ы е с л о в а: справедливость, гуманизм, судебный приговор, справедливость приговора, справедливое наказание.

JUSTNESS IN CRIMINAL PROCEDURE LAW

The article researches problem of justness in criminal trial. Correlation of justness and humanism. Author analyses the current criminal and criminal procedure law regulating justness. K e y w o r d s: justness, humanism, sentence, justness of sentence, justness of punishment.

Поступила в редакцию 13 ноября 2017 г.

Справедливость уголовного судопроизводства является фундаментальной характеристикой, свидетельствующей об эффективности правосудия и судебной системы в целом. По верному замечанию Г. В. Ф. Гегеля, «. даже один лишний удар или недостающий талер или грош, одной неделей, одним днем больше или меньше тюремного заключения – уже несправедливость»1.

Уголовный закон охраняет наиболее значимые общественные и государственные интересы, а за их нарушение предусматривает санкцию – наказание. Юридическая ответственность за совершение преступления связана с применением к виновным наиболее строгого вида государственного принуждения – уголовного наказания. Такие меры предполагают существенное ограничение прав и свобод граждан, вплоть до пожизненного лишения свободы.

Иногда приговор суда может предрешить судьбу человека, поэтому к его вынесению необходимо подходить тщательнейшим образом. Несправедливые решения порождают разочарование в правосудии, недоверие как к судам, так и к государству в целом, что может привести и к отрицанию права – правовому нигилизму.

При вынесении решения судья, прежде всего, опирается на закон. Рассмотрение уголовного дела заканчивается вынесением итогового судебного акта, в большинстве случаев – приговора. Законодатель установил, что приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым (ч. 1 ст. 297 УПК РФ). При этом согласно уголовно-процессуальному закону, приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона (ч. 2 ст. 297 УПК РФ).

Содержание категории «справедливость» в законодательстве РФ отсутствует, это оценочное понятие. Не стоит, однако, полагать, что справедливость судебного решения зависит только от правоприменителя, что означало бы произвол. Она должна основываться не только на субъективных, но и на объективных началах.

1 Цит. по: Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 251. © Кривошеев С. И., 2017

Справедливость можно рассматривать в ее общесоциальном, философском, этическом и правовом аспектах.

Значение слова «справедливость» в русском языке определяется как соответствующий истине, правильный2.

В этике справедливость – это понятие морального сознания, выражающее общее соотношение ценностей и благ между собой и их распределение между индивидами, между деянием и воздаянием3. В философии справедливость рассматривается как соотношение явлений, распределение блага и зла между людьми, деянием и воздаянием4.

Категория справедливости не раз становилась предметом исследования в правовой науке.

Г. В. Мальцев полагал, что «в самом общем смысле справедливость означает принятый обществом или господствующим классом в качестве нравственно оправданного и правильного масштаб для соизмерения действий субъекта в пользу (или во вред) общества и других лиц с ответными действиями последних»5. Следовательно, справедливость представляет собой некое мерило, с помощью которого можно соизмерять действия лица и меру ответственности за эти действия.

А. И. Экимов, рассматривая понятие справедливость, отмечал следующее. Во-первых, оно имеет оценочный характер, но в отличие от других категорий этики с позиции справедливости оценивается не отдельное явление, а соотношение явлений. Во-вторых, понятие справедливости носит нормативный характер, так как включает в себя представления о должном и предполагает соответствующее должное поведение. Таким образом, понятие справедливости в отличие от чувства включает в себя не только индивидуальный, но и общесоциальный опыт6. С данной точкой зрения следует согласиться, так как справедливость нельзя рассматривать только с позиции мировоззрений отдельной личности, с индивидуальным жизненным опытом, воспитанием, образованием и убеждениями.

3. А. Беребешкина также полагает, что понятие справедливости строится не только на субъективных представлениях личности, но и обусловливается объективными факторами. К таким факторам относятся экономические, политические, правовые условия жизни данного общества, и именно они формируют конкретно-историческое содержание понятия справедливости7.

Справедливость, являясь, прежде всего, этической категорией, имеет конкретно-историческое содержание. Как верно отмечает Г. В. Мальцев, абстрактной модели социальной справедливости, действительной для всех времен и общественно-экономических формаций, не существует8. Не вдаваясь в глубокий анализ сущности справедливости согласно представлениям Г. В. Мальцева, следует отметить, что в сфере права только такой подход имеет право на существование. В связи с этим нельзя согласиться с утверждением К. В. Бубона о том, что «совет-

2 См.: Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка : 80 000 слов и фразеологических выражений. 2-е изд., испр. и доп. М., 1995. С. 747.

3 См.: Словарь по этике / под ред. А. А. Гусейнова, И. С. Кона. 6-е изд. М., 1989. С. 333.

4 См.: Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. 4-е изд. М., 1980. С. 349.

5 Мальцев Г. В. Социальная справедливость и право. М., 1977. С. 54.

6 См.: Экимов А. И. Справедливость и социалистическое право. Л., 1980. С. 42-43.

7 См.: Бербешкина 3. А. Проблема справедливости в марксистско-ленинской этике. М., 1974. С. 114.

8 См.: Мальцев Г. В. Указ. соч. С. 78.

ские приговоры в отношении спекулянтов не были справедливыми, даже если большинство советских людей переживали их как таковые». Автор аргументирует свою позицию тем, что граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью в СССР не были представлены ни на одном уровне власти, в связи с чем их мнение при законотворчестве не учитывалось9. Данный подход представляет собой попытку вывести такую справедливость, которая была бы актуальна на все времена. Однако такой подход невозможно реализовать на практике. В СССР согласно марксистско-ленинской этике в сфере обмена и распределения благ, в том числе материальных, под справедливостью понимали, прежде всего, эквивалентность обмена, недопустимость частной собственности, которая неминуемо обогащает одних и поднимает их над другими. Это говорит о подходе советского законодателя к рассматриваемому вопросу с позиции нравственности; советских граждан воспитывали быть равными, в СССР пытались не допустить такие негативные свойственные рыночной экономике явления, как безработица и др. В связи с этим говорить о несправедливости приговоров именем СССР в отношении спекулянтов некорректно. Можно привести массу примеров, когда те или иные поступки признаются справедливыми или несправедливыми в зависимости от эпохи, от государственного строя конкретного государства, а также в различных государствах. Существуют страны, где разрешен оборот наркотических средств, стрелкового и холодного оружия, легализовано занятие проституцией, допускается эвтаназия. Уголовным законом Российской Федерации все это запрещается под угрозой наказания, вместе с тем, несмотря на представления о справедливости отдельных лиц, нельзя считать приговоры несправедливыми исключительно потому, что это не соответствует моделям справедливости каких-либо индивидов. В целом российское общество не готово к такого рода изменениям в правосознании, и все вышеперечисленные запреты действительно воспринимаются им как справедливые. Таким образом, корректно рассматривать справедливость, особенно в сфере уголовного процесса, применительно к конкретно-историческому типу государства.

В науке уголовного процесса можно встретить множество подходов к трактовке понятия «справедливость». Ее рассматривают и как требование к приговору и иным актам правосудия, и как принцип уголовного судопроизводства, и как моральный аспект процессуальной деятельности и решений.

В частности, Э. Г. Шкредова, Н. Е. Муллахметова, А. А. Маганкова в качестве критериев справедливости приговора рассматривают соответствие наказания тяжести содеянного, личности осужденного10. Кроме того, авторы выделяют две группы факторов, влияющих на справедливость наказания: с одной стороны, законность, целесообразность и обоснованность наказания, гуманизм, равенство граждан перед законом, а с другой – общие правила назначения наказания (ст. 60 УК РФ)11.

Указанную точку зрения следует поддержать в том, что действительно применительно к справедливости приговора следует оценивать наказание с точки зрения его соответствия совершенному преступлению и личности виновного.

9 См.: Бубон К. В. Справедливость : поддается ли она юридическому описанию? // Адвокат. 2011. № 6. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

10 См.: Шкредова Э. Г., Муллахметова Н. Е., Маганкова А. А. Принцип справедливости : теория и практика применения судами при рассмотрении уголовных дел. М., 2016. С. 62.

11 См.: Там же. С. 117.

Судья обязан исходить из законности, целесообразности и обоснованности наказания, т. е. верно применить правила назначения наказания, определить наказание исходя из назначения уголовно-процессуального законодательства и целей наказания (ст. 6 УПК РФ, ст. 6, ч. 2 ст. 43 УК РФ). Вместе с тем недопустимо включение в содержание понятия «справедливость» идей гуманизма. Нельзя не согласиться с В. Д. Попковым, который отмечает, что в сфере применения уголовного наказания стремление следовать принципу гуманизма приводит к игнорированию принципа справедливости: «строгое, неуклонное соблюдение уголовного законодательства не вступает в противоречие с принципом социалистического гуманизма, потому что сами законы . предусматривают гуманное отношение к преступнику.»12. Действительно, при вынесении итогового решения суд должен, прежде всего, стремиться к справедливому итогу рассмотрения дела. В связи с этим необходимо учитывать не только права и законные интересы отдельных лиц, но и интересы общества и государства в целом. Справедливость связана с гуманизмом, но при этом она в отличие от гуманизма учитывает интересы не конкретного лица, а всех лиц, общества и государства в их взаимосвязи. Так, суровое наказание не является гуманным по отношению к подсудимому, но воспринимается как гуманное отношение к потерпевшему, который понес страдания в результате преступления, нередко способствует предотвращению совершения новых преступлений, что отвечает интересам общества и государства. Требование справедливости, а не гуманизма выступает ориентиром в уголовно-процессуальной деятельности, связанной с вынесением итогового судебного решения, а принцип гуманизма соблюдается в этичном и законном обращении с подсудимым со стороны участников судопроизводства. Это может выражаться как в выборе мер пресечения, так и в корректности общения с преступником, условиями его содержания под стражей, предоставлении ему реальной возможности для защиты своих прав. Нельзя согласиться с Б. А. Осипяном, который полагает, что нецелесообразным является наказание в виде пожизненного лишения свободы, в том числе ссылаясь на признанные принципы европейского права13. По всей видимости, автор отстаивает позиции гуманизма, совершенно игнорируя при этом принцип социальной справедливости.

Читайте также:  Осмотр как следственное действие в уголовном процессе

По мнению М. А. Чайковской, справедливость как требование к приговору следует понимать только с точки зрения соразмерности назначенного наказания совершенному преступлению. По мнению автора, несправедливость приговора может выражаться в случае назначения чрезмерно сурового наказания, неправильного определения порядка отбытия наказания либо вида исправительного учреждения, чрезмерная мягкость наказания, назначения наказания за деяние, являющееся малозначительным14.

В таком аспекте справедливость приговора получает конкретное юридически формальное выражение. Вместе с тем, даже при таком подходе, невозможно создать абсолютно объективную справедливость. Это связано с тем, что все санкции статей Особенной части уголовного закона являются альтернативными и предусматривают различные виды наказаний, верхний и нижний пределы размера того

12 Попков В. Д. Гуманизм советского права. М., 1972. С. 98.

13 См.: Осипян Б. А. Обоснование неправомерности смертной казни и пожизненного лишения свободы // Уголовно-исполнительная система : право, экономика, управление. 2011. № 3. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

14 См.: Чайковская М. А. Свойства приговора. М., 2013. С. 159-160.

или иного вида наказания. Следовательно, размер и вид наказания во многом зависит от судейского усмотрения. Такое усмотрение имеет определенные законодательные рамки, выход за пределы которых недопустим. В частности, судья при определении наказания должен, прежде всего, руководствоваться законом. При наличии правовых неопределенностей, пробелов, оценочных понятий, судья принимает решение по своему внутреннему убеждению. Последнее связано с судейским усмотрением, оно отражает его психологическую сторону, мыслительно-логический процесс, приводящий к умозаключению по тому или иному вопросу. Внутреннее убеждение должно быть основано как на материалах дела, так и на законе и совести (ст. 17 УПК РФ). Если законодательно регламентировать судейское усмотрение при назначении наказания невозможно, то законодательно установить определенные критерии, по которым следует оценивать справедливость приговора, – задача обязательная.

Основой для вынесения справедливого приговора является материальный закон. Принцип справедливости в уголовном праве предполагает, что наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ч. 1 ст. 6 УК РФ). В качестве целей наказания в УК РФ предусматриваются такие, как восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Наказание назначается в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса, и с учетом положений Общей части УК РФ. Более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания (ч. 1 ст. 60 УК РФ). При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (ч. 3 ст. 60 УК РФ).

Эти положения закона являются краеугольным камнем при назначении справедливого наказания. Как известно, нормы уголовного закона претворяются в жизнь посредством механизмов уголовно-процессуального права. Таким образом, в процессе судебного разбирательства судья всесторонне устанавливает фактические обстоятельства дела и данные, характеризующие личность подсудимого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, и другие факты, что в последующем в совокупности оценивается при назначении наказания. В приговоре суда все эти обстоятельства должны обязательно найти свое отражение. На это прямо ориентирует позиция Верховного Суда РФ, согласно которой суду в приговоре необходимо указывать, какие обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность, доказаны при разбирательстве уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ и учтены судом при назначении наказания15. Только всестороннее исследование и оценка доказательств могут свидетельствовать об объективности и справедливости итогового судебного решения.

Таким образом, в уголовном судопроизводстве справедливость представляет собой юридико-этическую категорию, что предполагает преломление нравствен-

15 О судебном приговоре : постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г. № 55. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

ных принципов сквозь нормы закона. С целью обеспечения вынесения справедливого итогового решения по уголовному делу судья должен руководствоваться законом и правосознанием и учесть все фактические обстоятельства, связанные с преступлением и личностью виновного, которые были установлены в ходе всестороннего и полного исследования доказательств.

Кривошеее С. И., помощник прокурора Левобережного района г. Воронежа

Krivosheev S. I., Assistant Prosecutor of the Levoberezhny District

Курс уголовного процесса

Принцип справедливости уголовного судопроизводства

Рассмотрение принципов уголовного процесса не случайно завершается принципом справедливости. Отношение к данному принципу как ни к какому другому является весьма неоднозначным. С одной стороны, он совершенно непонятен, но с другой – абсолютно очевиден. С одной стороны, он прямо не закреплен ни в одном уголовно-процессуальном нормативном акте, но с другой – постоянно упоминается в решениях Конституционного Суда РФ, который выводит его непосредственно из Конституции РФ и рассматривает в качестве основы не только всего уголовного судопроизводства, но и всей системы уголовно-процессуальных принципов. С одной стороны, его упоминание в системе принципов может расцениваться как формальная дань «моде» на нравственность, но с другой – именно этот принцип является «камнем преткновения», «яблоком раздора» противоположных взглядов на сущность уголовного процесса. Кроме того, понятие «справедливого судебного разбирательства» (fair trial) постоянно упоминается сегодня через призму ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практики Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге.

Напомним, что, реформируя на рубеже XX и XXI вв. отечественный уголовный процесс, законодатель заменил фундаментальный принцип материальной (объективной) истины так называемой «абсолютной состязательностью», т.е. таким пониманием состязательности, которое свойственно скорее англосаксонской, нежели континентальной модели уголовного судопроизводства. Однако попытка искусственной и ничем не обоснованной смены парадигмы одновременно привела к тому, что Конституционный Суд РФ был вынужден выдвинуть в качестве противовеса новый и ранее отечественной доктрине неизвестный принцип справедливости. Так, в его Постановлении от 2 февраля 1996 г. сформулирована правовая позиция, согласно которой « правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года; статья 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года)». При этом Конституционный Суд был вынужден дать нормативное обоснование этой в общем-то очевидной мысли, вытекающей даже из этимологической сущности понятия правосудия («правосудие», «справедливость», «право», «правда» и т.п.), обнаружив такое обоснование в преамбуле Конституции РФ, которая гласит: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость . » и т.д.

В дальнейшем Конституционный суд РФ неоднократно обращался к этому принципу, оценивая с его помощью конституционность тех или иных уголовно-процессуальных норм и предоставив нам определенные разъяснения того, Что он понимает под справедливостью уголовного процесса. Во-первых, « ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено». Во-вторых, «в рамках уголовного судопроизводства это предполагает по меньшей мере установление на основе исследованных доказательств обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины лица в совершении инкриминируемого ему деяния» 1 Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан». . В-третьих, «при решении вопросов, связанных с содержанием под стражей в качестве меры пресечения, это предполагает исследование судом фактических и правовых оснований для избрания или продления данной меры пресечения. » 2 Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г № 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан». .

Строго говоря, приведенные позиции Конституционного Суда РФ в основном объясняют принцип справедливости через призму хорошо известного принципа объективной истины — суд обязан установить действительно имевшие место обстоятельства преступления. В то же время мы видим, что Конституционный Суд расширяет принцип объективной истины в его хрестоматийном понимании, видя требование справедливости и в правильной уголовно-правовой квалификации содеянного, и в установлении фактических и правовых оснований для заключения под стражу, и во многом другом. Иначе говоря, принцип справедливости в понимании Конституционного Суда РФ шире принципа объективной истины и требует не только точного установления действительно имевших место обстоятельств преступления органами расследования или судом, но и справедливых подходов при применении любых иных положений УПК РФ.

Получил ли данный подход отражение в действующем уголовно-процессуальном законе? Если обратиться к тексту УПК РФ, то, не вдаваясь в детали, становится ясно, что понятие «справедливость» используется здесь в более узком и традиционном для отечественной правовой системы понимании – как одно из свойств приговора, отражающих право суда на индивидуализацию наказания с учетом обстоятельств дела и личности подсудимого в рамках, предусмотренных уголовным законом (система относительно определенных санкций). Иначе говоря, речь идет о ситуациях, когда назначенное наказание является формально законным, в силу чего может оцениваться только через категории «справедливое» или «несправедливое». Именно в таком смысле закон говорит о справедливости как о свойстве приговора, существующем наряду с остальными его свойствами: законностью, обоснованностью, мотивированностью.

Таким образом, в современном российском уголовно-процессуальном праве мы сталкиваемся с двумя подходами к понятию (принципу) справедливости: 1) узким, или классическим (УПК РФ); 2) максимально широким (решения Конституционного Суда РФ).

Необходимо также отметить, что принцип справедливости в понимании Конституционного Суда РФ (широкий подход) далеко не полностью совпадает с подходами, выработанными на наднациональном уровне при толковании Всеобщей декларации прав человека (ст. 8, 10 и 11), Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 6), хотя Конституционный Суд часто ссылается на эти международно-правовые акты. Напомним, что в них в тех или иных формулировках воспроизводится одна и та же идея: каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. В уголовно-процессуальной теории речь идет о праве на справедливое судебное разбирательство (в английской транскрипции fair trial), которое также, конечно, не сводится только к назначению справедливого наказания в рамках индивидуализации последнего, т.е. понимается весьма и весьма широко, скажем, в решениях ЕСПЧ.

В то же время если проанализировать выработанное наднациональными органами (ЕСПЧ и др.) понятие права на справедливое судебное разбирательство (fair trial), то мы увидим, что оно главным образом сводится к обеспечению широкого набора процессуальных прав и гарантий: 1) праву на доступ к правосудию; 2) праву на суд, созданный на основании закона; 3) праву на независимый и беспристрастный суд; 4) праву на равенство сторон; 5) праву на защиту; 6) праву на гласное судебное разбирательство; 7) праву на получение мотивированного судебного решения; 8) праву на обжалование судебного решения; 9) праву на окончательное и стабильное судебное решение; 10) праву на исполнение судебного решения; 11) праву на рассмотрение дела в разумный срок 3 См., например: Гимгина М.Е., Егоров К.И. Справедливость судебного разбирательства с позиций Европейского суда по правам человека // Российский юридический журнал. 2014. № 2. С. 50-60. .

Очевидно, что без всех этих постулатов довольно трудно вершить справедливое правосудие. По представим себе ситуацию, когда беспристрастный и независимый суд в разумные сроки гласно рассмотрел дело, в котором подсудимый полностью признал себя виновным, не активно допрашивая при этом свидетелей, имел защитника и переводчика, располагал достаточным временем для подготовки к судебному разбирательству и т.п., но в действительности не совершал преступление. Можно ли считать в таком случае приговор справедливым, а правосудие свершившимся? Думается, нет, поскольку формальности хотя и соблюдены, но они способствовали не установлению истинного преступника, а осуждению невиновного. Поэтому говорить о подлинной справедливости в отрыве от требования всестороннего, объективного и полного установления всех обстоятельств уголовного дела невозможно.

Это позволяет уже сообразно другому критерию выделить два понимания принципа справедливости в уголовном процессе: 1) формальную, или сугубо процессуальную, справедливость (fair trial), т.е. справедливость в формальном понимании, выработанную на основании правовых позиций ЕСГТЧ; 2) сущностную, или реальную, справедливость, т.е. справедливость в материальном понимании, вырабатываемую в своих решениях Конституционным Судом РФ.

Читайте также:  Частно публичное обвинение в уголовном процессе

В то же время нельзя сказать, что сущностное (материальное) понимание справедливости каким-то образом противоречит международным стандартам отправления правосудия. Так, «анализ содержащихся в международном праве требований показывает, что справедливость в системе функционирования уголовного правосудия предполагает, как минимум: справедливое рассмотрение и решение затрагивающих права и интересы участников уголовного судопроизводства вопросов и в сроки, устанавливаемые законом; обязанность суда, прокурора, следователя, органа дознания принять все предусмотренные законом меры для правильного разрешения дела, выявлять обстоятельства, как обосновывающие виновность подозреваемого и обвиняемого, так и оправдывающие их, а также устанавливать смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, давать им правильную правовую оценку; обязанность суда, прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя обеспечивать восстановление в правах тех лиц, чьи права были незаконно, необоснованно нарушены при производстве по уголовному делу. Общественность нуждается в доверии к справедливой системе уголовного правосудия. Неоправданное неравенство перед судом и несправедливость могут привести к тому, что система уголовного правосудия утратит доверие общественности (преамбула Рекомендации от 19 октября 1992 г. № R (92) 17 Комитета Министров Совета Европы «Относительно согласованности в вынесении приговоров») 4 Андрусенко С.П., Голованова Н.А., Гравина А.А. Международно-правовые стандарты в уголовной юстиции Российской Федерации: Научно-практическое пособие / Отв. ред. В.П. Кашепов. М., 2012. .

Именно сущностное (материальное), а не формальное понимание справедливости уголовного судопроизводства не только не противоречит, но в большей мере отвечает международно-правовым и конституционно-правовым стандартам уголовного судопроизводства, не говоря уже об отечественной уголовно-процессуальной традиции.

Подводя итог, можно утверждать, что справедливость в уголовном процессе в ее сущностном (материальном) понимании есть принцип, в соответствии с которым все уголовно-процессуальные решения и действия должны быть, во-первых, направлены, на выяснение, в максимально возможном объеме, действительных обстоятельств дела, во-вторых, отражать подлинный смысл институтов и процедур уголовного процесса и, в-третьих, соответствовать истине.

При таком подходе становится понятно, что принцип справедливости является не автономным принципом, существующим изолированно от остальных принципов уголовного судопроизводства, а неким общим критерием, позволяющим понять реальный смысл каждого из них. Например, принцип состязательности и равенства прав сторон справедлив только в том случае, когда учитывает очевидное, априорное и неизбежное неравенство в процессуальных средствах и возможностях государства (представленного органами расследования и должностным обвинением) и частного лица (обвиняемого). Поэтому именно для обеспечения справедливости возникает необходимость «сдерживать» состязательность, скажем, предоставляя дополнительные возможности защите в рамках концепции favor defensionis (благоприятствования защите) или отказываясь признавать состязательный характер досудебного производства и обязывая органы расследования вести его всесторонне, полно и объективно, т.е. собирать доказательства как contra, так и pro обвиняемого. По той же причине совершенно справедливо, что право не доказывать, хранить молчание и не нести ответственности за дачу ложных показаний, прибегать к помощи защитника, чей труд в том числе оплачивается за счет государства, имеет «слабая» сторона (защита), и именно в ее пользу, а не в пользу стороны обвинения (даже если к ней законодатель отнес потерпевшего) должны в силу принципа презумпции невиновности толковаться неустранимые сомнения.

Точно также в соответствии с принципом справедливости должны пониматься и принципы, связанные с неприкосновенностью личности, жилища и т.п. Ведь все они, как было разъяснено выше, не доводят до абсолюта соответствующую неприкосновенность, а, напротив, позволяют ограничивать конституционные права. Возможность же их ограничения, безусловно, должна быть вызвана реальной необходимостью. Следовательно, решение об ограничении будет справедливым только тогда, когда вызвано действительными обстоятельствами дела.

Подобные примеры можно было бы продолжить, но и так ясно: принцип справедливости словно пронизывает все остальные уголовно-процессуальные принципы и нормы, в значительной мере определяя их содержание. В каком-то смысле можно даже сказать, что речь идет о центральном принципе уголовного процесса 5 Сам Конституционный Суд РФ расставляет рассмотренные принципы по их иерархии. Так, согласно Постановлению от 22 марта 2005 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан» «судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон». . Осознание этого происходит повсеместно – как на международном, так и на национальном уровне – при всей отмеченной разнице в подходах к пониманию содержания данного принципа уголовного процесса.

§ 13. Принцип справедливости уголовного судопроизводства

Рассмотрение принципов уголовного процесса не случайно завершается принципом справедливости. Отношение к данному принципу как ни к какому другому является весьма неоднозначным. С одной стороны, он совершенно непонятен, но с другой – абсолютно очевиден. С одной стороны, он прямо не закреплен ни в одном уголовно-процессуальном нормативном акте, но с другой – постоянно упоминается в решениях Конституционного Суда РФ, который выводит его непосредственно из Конституции РФ и рассматривает в качестве основы не только всего уголовного судопроизводства, но и всей системы уголовно-процессуальных принципов. С одной стороны, его упоминание в системе принципов может расцениваться как формальная дань “моде” на нравственность, но с другой – именно этот принцип является “камнем преткновения”, “яблоком раздора” противоположных взглядов на сущность уголовного процесса. Кроме того, понятие “справедливого судебного разбирательства” (fair trial) постоянно упоминается сегодня через призму ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практики Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге.

Напомним, что, реформируя на рубеже XX и XXI вв. отечественный уголовный процесс, законодатель заменил фундаментальный принцип материальной (объективной) истины так называемой “абсолютной состязательностью”, т.е. таким пониманием состязательности, которое свойственно скорее англосаксонской, нежели континентальной модели уголовного судопроизводства . Однако попытка искусственной и ничем не обоснованной смены парадигмы одновременно привела к тому, что Конституционный Суд РФ был вынужден выдвинуть в качестве противовеса новый и ранее отечественной доктрине неизвестный принцип справедливости. Так, в его Постановлении от 2 февраля 1996 г. сформулирована правовая позиция, согласно которой “правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (выделено мной. – О.В.) и обеспечивает эффективное восстановление в правах (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года; статья 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года)”. При этом Конституционный Суд был вынужден дать нормативное обоснование этой в общем-то очевидной мысли, вытекающей даже из этимологической сущности понятия правосудия (“правосудие”, “справедливость”, “право”, “правда” и т.п.), обнаружив такое обоснование в преамбуле Конституции РФ, которая гласит: “Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость (выделено мной. – О.В.)” и т.д.

См. подробнее п. 1 § 3 гл. 4 настоящего курса.

Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. N 4-П “По делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова”.

В дальнейшем Конституционный Суд РФ неоднократно обращался к этому принципу, оценивая с его помощью конституционность тех или иных уголовно-процессуальных норм и предоставив нам определенные разъяснения того, что он понимает под справедливостью уголовного процесса. Во-первых, “ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия (выделено мной. – О.В.) и должно быть исправлено”. Во-вторых, “в рамках уголовного судопроизводства это предполагает по меньшей мере установление на основе исследованных доказательств обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам, и действительной степени вины лица в совершении инкриминируемого ему деяния” . В-третьих, “при решении вопросов, связанных с содержанием под стражей в качестве меры пресечения, это предполагает исследование судом фактических (выделено мной. – О.В.) и правовых оснований для избрания или продления данной меры пресечения. ” .

Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. N 18-П “По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан”.

Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. N 4-П “По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан”.

Строго говоря, приведенные позиции Конституционного Суда РФ в основном объясняют принцип справедливости через призму хорошо известного принципа объективной истины – суд обязан установить действительно имевшие место обстоятельства преступления. В то же время мы видим, что Конституционный Суд расширяет принцип объективной истины в его хрестоматийном понимании, видя требование справедливости и в правильной уголовно-правовой квалификации содеянного, и в установлении фактических и правовых оснований для заключения под стражу, и во многом другом. Иначе говоря, принцип справедливости в понимании Конституционного Суда РФ шире принципа объективной истины и требует не только точного установления действительно имевших место обстоятельств преступления органами расследования или судом, но и справедливых подходов при применении любых иных положений УПК РФ.

Получил ли данный подход отражение в действующем уголовно-процессуальном законе? Если обратиться к тексту УПК РФ, то, не вдаваясь в детали, становится ясно, что понятие “справедливость” используется здесь в более узком и традиционном для отечественной правовой системы понимании – как одно из свойств приговора, отражающих право суда на индивидуализацию наказания с учетом обстоятельств дела и личности подсудимого в рамках, предусмотренных уголовным законом (система относительно определенных санкций). Иначе говоря, речь идет о ситуациях, когда назначенное наказание является формально законным, в силу чего может оцениваться только через категории “справедливое” или “несправедливое”. Именно в таком смысле закон говорит о справедливости как о свойстве приговора, существующем наряду с остальными его свойствами: законностью, обоснованностью, мотивированностью .

См. подробнее § 3 гл. 24 настоящего курса.

Таким образом, в современном российском уголовно-процессуальном праве мы сталкиваемся с двумя подходами к понятию (принципу) справедливости: 1) узким, или классическим (УПК РФ); 2) максимально широким (решения Конституционного Суда РФ).

Необходимо также отметить, что принцип справедливости в понимании Конституционного Суда РФ (широкий подход) далеко не полностью совпадает с подходами, выработанными на наднациональном уровне при толковании Всеобщей декларации прав человека (ст. ст. 8, 10 и 11), Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 6), хотя Конституционный Суд часто ссылается на эти международно-правовые акты. Напомним, что в них в тех или иных формулировках воспроизводится одна и та же идея: каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. В уголовно-процессуальной теории речь идет о праве на справедливое судебное разбирательство (в английской транскрипции fair trial), которое также, конечно, не сводится только к назначению справедливого наказания в рамках индивидуализации последнего, т.е. понимается весьма и весьма широко, скажем, в решениях ЕСПЧ.

В то же время если проанализировать выработанное наднациональными органами (ЕСПЧ и др.) понятие права на справедливое судебное разбирательство (fair trial), то мы увидим, что оно главным образом сводится к обеспечению широкого набора процессуальных прав и гарантий: 1) праву на доступ к правосудию; 2) праву на суд, созданный на основании закона; 3) праву на независимый и беспристрастный суд; 4) праву на равенство сторон; 5) праву на защиту; 6) праву на гласное судебное разбирательство; 7) праву на получение мотивированного судебного решения; 8) праву на обжалование судебного решения; 9) праву на окончательное и стабильное судебное решение; 10) праву на исполнение судебного решения; 11) праву на рассмотрение дела в разумный срок .

См., например: Гимгина М.Е., Егоров К.И. Справедливость судебного разбирательства с позиций Европейского суда по правам человека // Российский юридический журнал. 2014. N 2. С. 50 – 60.

Очевидно, что без всех этих постулатов довольно трудно вершить справедливое правосудие. Но представим себе ситуацию, когда беспристрастный и независимый суд в разумные сроки гласно рассмотрел дело, в котором подсудимый полностью признал себя виновным, не активно допрашивая при этом свидетелей, имел защитника и переводчика, располагал достаточным временем для подготовки к судебному разбирательству и т.п., но в действительности не совершал преступление. Можно ли считать в таком случае приговор справедливым, а правосудие свершившимся? Думается, нет, поскольку формальности хотя и соблюдены, но они способствовали не установлению истинного преступника, а осуждению невиновного. Поэтому говорить о подлинной справедливости в отрыве от требования всестороннего, объективного и полного установления всех обстоятельств уголовного дела невозможно.

Это позволяет уже сообразно другому критерию выделить два понимания принципа справедливости в уголовном процессе: 1) формальную, или сугубо процессуальную, справедливость (fair trial), т.е. справедливость в формальном понимании, выработанную на основании правовых позиций ЕСПЧ; 2) сущностную, или реальную, справедливость, т.е. справедливость в материальном понимании, вырабатываемую в своих решениях Конституционным Судом РФ.

В то же время нельзя сказать, что сущностное (материальное) понимание справедливости каким-то образом противоречит международным стандартам отправления правосудия. Так, “анализ содержащихся в международном праве требований показывает, что справедливость в системе функционирования уголовного правосудия предполагает, как минимум: справедливое рассмотрение и решение затрагивающих права и интересы участников уголовного судопроизводства вопросов и в сроки, устанавливаемые законом; обязанность суда, прокурора, следователя, органа дознания принять все предусмотренные законом меры для правильного разрешения дела, выявлять обстоятельства, как обосновывающие виновность подозреваемого и обвиняемого, так и оправдывающие их, а также устанавливать смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, давать им правильную правовую оценку; обязанность суда, прокурора, следователя, органа дознания, дознавателя обеспечивать восстановление в правах тех лиц, чьи права были незаконно, необоснованно нарушены при производстве по уголовному делу. Общественность нуждается в доверии к справедливой системе уголовного правосудия. Неоправданное неравенство перед судом и несправедливость могут привести к тому, что система уголовного правосудия утратит доверие общественности (преамбула Рекомендации от 19 октября 1992 г. N R(92)17 Комитета Министров Совета Европы “Относительно согласованности в вынесении приговоров”) .

Читайте также:  Взыскание госпошлины с ответчика в арбитражном процессе

Андрусенко С.П., Голованова Н.А., Гравина А.А. Международно-правовые стандарты в уголовной юстиции Российской Федерации: Научно-практическое пособие / Отв. ред. В.П. Кашепов. М., 2012.

Именно сущностное (материальное), а не формальное понимание справедливости уголовного судопроизводства не только не противоречит, но в большей мере отвечает международно-правовым и конституционно-правовым стандартам уголовного судопроизводства, не говоря уже об отечественной уголовно-процессуальной традиции.

Подводя итог, можно утверждать, что справедливость в уголовном процессе в ее сущностном (материальном) понимании есть принцип, в соответствии с которым все уголовно-процессуальные решения и действия должны быть, во-первых, направлены на выяснение в максимально возможном объеме действительных обстоятельств дела, во-вторых, отражать подлинный смысл институтов и процедур уголовного процесса и, в-третьих, соответствовать истине.

При таком подходе становится понятно, что принцип справедливости является не автономным принципом, существующим изолированно от остальных принципов уголовного судопроизводства, а неким общим критерием, позволяющим понять реальный смысл каждого из них. Например, принцип состязательности и равенства прав сторон справедлив только в том случае, когда учитывает очевидное, априорное и неизбежное неравенство в процессуальных средствах и возможностях государства (представленного органами расследования и должностным обвинением) и частного лица (обвиняемого). Поэтому именно для обеспечения справедливости возникает необходимость “сдерживать” состязательность, скажем, предоставляя дополнительные возможности защите в рамках концепции favor defensionis (благоприятствования защите) или отказываясь признавать состязательный характер досудебного производства и обязывая органы расследования вести его всесторонне, полно и объективно, т.е. собирать доказательства как contra, так и pro обвиняемого. По той же причине совершенно справедливо, что право не доказывать, хранить молчание и не нести ответственности за дачу ложных показаний, прибегать к помощи защитника, чей труд в том числе оплачивается за счет государства, имеет “слабая” сторона (защита), и именно в ее пользу, а не в пользу стороны обвинения (даже если к ней законодатель отнес потерпевшего) должны в силу принципа презумпции невиновности толковаться неустранимые сомнения.

Точно так же в соответствии с принципом справедливости должны пониматься и принципы, связанные с неприкосновенностью личности, жилища и т.п. Ведь все они, как было разъяснено выше, не доводят до абсолюта соответствующую неприкосновенность, а, напротив, позволяют ограничивать конституционные права. Возможность же их ограничения, безусловно, должна быть вызвана реальной необходимостью. Следовательно, решение об ограничении будет справедливым только тогда, когда вызвано действительными обстоятельствами дела.

Подобные примеры можно было бы продолжить, но и так ясно: принцип справедливости словно пронизывает все остальные уголовно-процессуальные принципы и нормы, в значительной мере определяя их содержание. В каком-то смысле можно даже сказать, что речь идет о центральном принципе уголовного процесса . Осознание этого происходит повсеместно – как на международном, так и на национальном уровне – при всей отмеченной разнице в подходах к пониманию содержания данного принципа уголовного процесса.

Сам Конституционный Суд РФ расставляет рассмотренные принципы по их иерархии. Так, согласно Постановлению от 22 марта 2005 г. N 4-П “По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан” “судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон”.

Принцип справедливости – комментарии Федерального Судьи / Юрсервис бесплатных юридических консультаций

Понятие принципа – бесплатные ответы юристов онлайн

В отечественном уголовном законодательстве уже давно внедрены основные принципы уголовного права, которые являют собой основополагающие нормы, которые применяются в судопроизводстве и способны определять характер и содержание уголовного права в целом, а также всех его норм и институтов. Всего выделяют пять принципов уголовного права, и одним из наиболее универсальных считается принцип справедливости.

Понятие справедливости в уголовном праве

Существует устоявшееся мнение, что если законы не соответствуют принципу справедливости и не согласованы между собой, то они не имеют права на существование, поскольку будут неэффективными.

Именно поэтому данный принцип считается одним из основополагающих звеньев в формировании современной системы уголовного судопроизводства. Благодаря основным положениям данного принципа, поддерживается равенство людей между собой и перед действующей законодательной базой. Это означает, что независимо от происхождения, религиозных взглядов и прочих факторов, ответственность перед законом у всех одинаковая.

Справедливость является социально-этической и морально-правовой категорией. По сути, принцип справедливости представляет собой понятие о должном, которое соответствует конкретным представлениям о сущности человека и его правах и свободах, которые должны быть непременно реализованы.

Что касается отношения данного принципа у сфере уголовного права, то понятие справедливости будет содержать в себе требование соответствия между действием и его последствием. То есть, по сути, устанавливается эффективное взаимоотношение между преступлением и наказанием.

В теории уголовного права принцип справедливости имеет два основных аспекта:

  • Справедливость самого закона или норматива;
  • Справедливость наказания, назначенного судебными инстанциями за совершенное преступление.

Реализация принципа справедливости напрямую зависит от наличия данных аспектов в качестве определенных норм уголовного права.

Понятие принципа справедливости присутствует во многих законодательных базах абсолютно разных стран. Но только в некоторых из них данный принцип установлен как основополагающий при вынесении окончательного вердикта. В российскую законодательную базу данный принцип был включен в 1996 году. В ст.6 УК РФ указаны основные требования к принципу и главные вехи его применения в практическом судопроизводстве.

Сущность принципа проявляется в том, что наказание, которое непременно следует за преступлением, должно в полной мере соответствовать действующим законодательным нормам и не нарушать основные права и свободы человека. При этом, наказание должно быть справедливым, то есть в полной мере соответствовать характеру и степени тяжести совершенного преступления.

Степень общественной опасности деяния

Общественная опасность деяния является материальным признаком преступления. Буквально это означает опасность деяний для общества, то есть потенциальная угроза, которая возникает при действии или бездействии конкретного лица. Тем не менее, несмотря на это, в теории уголовного права под этим признаком понимают фактическое воздействие на общественность, которое было вызвано преступным деянием.

Таким образом, принцип справедливости тесно связан с понятием общественной опасности деяния. И для того, чтобы принцип был реализован в рамках уголовного судопроизводства, он был включен в основные положения УК РФ, чтобы стабилизировать работу судебных инстанций и создать нормально функционирующую систему.

В российской законодательной базе концепция общественной опасности приравнивается к фактическому совершению преступления. И поэтому возникают некоторые сложности, ведь по сути, проводится уравнивание угрозы преступления и уже совершенного деяния.

Справедливость наказания

Одним из основополагающих аспектов принципа справедливости считают справедливость наказания. Принцип справедливости гласит, что за совершенное преступное деяние лицо должно понести ответственность в рамках действующего законодательства.

При этом не стоит забывать, что при неотвратимости наказания должны быть соблюдены все свободы и права человека, которые гарантированы ему в соответствии с действующими конституционными нормами нашей страны. Это означает, что при вынесении судебного вердикта должны быть учтены некоторые факторы, среди которых реальная степень вины и тяжести преступления, а также принципы установления наказания за то или иное правонарушение.

Исходя из этого? можно сделать вывод, что реализация данного принципа невозможна без государственного контроля за соблюдением всех норм и правил действующей правовой базы. Только гарантия справедливого наказания повысит авторитет УК РФ и будет способствовать более доверительному отношению граждан к правовой системе в целом.

Реализация принципа справедливости

Принцип справедливости является универсальным понятием, которое может быть отнесено как к уголовной среде, так и к любому другому институту права и не только. К примеру, принцип справедливости часто встречается при начислении налогов разным предпринимателям с разной степенью доходности бизнеса.

Так уж сложилось, что на данный момент основной отраслью права является уголовное законодательство. И потому, чаще всего данный принцип относят именно к этой сфере правовой системы. Содержание принципа прямым текстом гласит, что за совершенное преступление должно быть соответственное наказание, которое определятся исходя из действующих нормативных документов.

Именно поэтому вопрос реализации принципа является весьма актуальным. И происходит этот процесс при помощи судебных инстанций и правоохранительных органов. Именно эти ведомства обязаны предоставить и гарантировать защиту прав и свобод граждан.

Нарушение принципа справедливости

Учитывая разносторонность данного принципа, именно он чаще всего подвергается всевозможным нарушениям. Так уж сложилось, что в современном мире часто встречается принцип двойных стандартов, когда за одно и то же нарушение следует совершенно разная реакция и уровень ответственности.

К сожалению, с данной проблемой приходится сталкиваться часто. Причем нарушения могут касаться как правовой стороны вопроса, так и морально-этической. Поэтому важной задачей государства в лице уполномоченных органов власти является защита принципа справедливости от нарушений.

Принцип справедливости

Принцип справедливости (ст. 6 УК РФ) означает, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

В справедливости выделяется два аспекта:

1. уравнительный (справедливость уравнивающая), предполагает изначальное ра­венство всех граждан перед законом;

2. дифференцирующий (справед­ливость распределяющая), предполагает индивидуализацию наказания, что и закреплено в ст. 6 УК РФ.

Уголовный кодекс содержит ряд положений, направленных на обеспечение справедливого наказания. Прежде всего это за­крепленные в уголовном законе общие начала назначения нака­зания, обязывающие суд учитывать характер и степень общест­венной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осуж­денного и на условия жизни его семьи. На достижение справедли­вости направлены и закрепленные уголовным законом условия назначения наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении, за неоконченное преступление, за преступле­ние, совершенное в соучастии, и т.д.

Назначение справедливого наказания обеспечивается доста­точно широким перечнем его видов, законодательной формули­ровкой уголовно-правовых санкций и т.д.

В части 2 ст. 6 УК РФ, по существу, воспроизводится ст. 50 Конституции РФ: никто не может нести уголовную ответствен­ность дважды за одно и то же преступление. Это положение в пол­ной мере можно было бы отнести к принципу законности.

Принцип гуманизма

Принцип гуманизма в уголовном праве характеризуется двумя обстоятельствами:
1) уголовное за­конодательство Российской Федерации обеспечивает безопас­ность человека (ч. 1 ст. 7УК РФ);
2) нака­зание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, не могут иметь своей целью причинение физических стра­даний или унижение человеческого достоинства (ч. 2 ст. 7 УК РФ).

Таким образом, указанные обстоятельства свидетельст­вуют о двуединой направленности гуманизма, исключающей од­ностороннюю его трактовку как снисхождения к лицам, совер­шившим преступления, назначения им мягкого наказания, пре­доставления им различных послаблений и льгот.

6. Понятие уголовного закона, его основные черты и значение.

Уголовный закон – это нормативный акт, принятый уполномоченным органом государственной власти (Государственной Думой РФ), содержащий юридические нормы, устанавливающие основания и принципы уголовной ответственности, определяющие, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями, какие наказания предусмотрены за их совершение и в каких случаях возможно освобождение от уголовной ответственности или наказания.

В соответствии со ст. 71 Конституции Российской Федерации принятие уголовного законодательства отнесено к компетенции Российской Федерации.

Реализуя это предписание Конституции РФ, Государственная Дума приняла 24 мая 1996 г. УК РФ, введенный в действие 1 января 1997 г.

Как это определено в ч. 1 ст. 1 УК РФ, уголовное законодательство Российской Федерации состоит только из Уголовного кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность (а следовательно, и законы, сопутствующие ей), подлежат кодификации – включению в УК РФ. Наличие одного нормативного источника облегчает практику реализации уголовно-правовых предписаний. Следовательно, УК РФ, являясь Федеральным законом, имеет юридическую силу на территории всей Российской Федерации.

УК РФ отражает тенденцию к мировой интеграции и подчеркивает приоритет Конституции РФ в сфере нормативной деятельности государства. В ч. 2 ст. 1 УК РФ указано, что он основывается на Конституции РФ и общепринятых принципах и нормах международного права.

В ч. 4 ст. 15 Конституции РФ определено, что общепринятые принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. При этом судам необходимо иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 5 Федерального закона “О международных договорах Российской Федерации” положения официально опубликованных договоров РФ, не требующие издания внутригосударственных актов для применения, действуют в РФ непосредственно. В иных случаях наряду с международным договором РФ следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного международного договора.

Пример

Так, с принятием России в Совет Европы и подписанием осенью 1997 г. протокола N6 на применение смертной казни в нашей стране наложен мораторий. Смертная казнь в России практически не применялась с августа 1997 г.
Необходимо отметить, что ряд статей включен в УК РФ в соответствии с международными конвенциями, например, с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г., Венской конвенцией о психотропных веществах 1971 г. и Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. (ст. 228-234).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась – это был конец пары: “Что-то тут концом пахнет”. 8698 – | 8250 – или читать все.

Ссылка на основную публикацию