Тайна предварительного следствия УПК РФ

1. Данные предварительного расследования не подлежат разглашению, за исключением случаев, предусмотренных частями второй, четвертой и шестой настоящей статьи.

Подписка о неразглашении данных предварительного расследования и действия адвоката при ее отбирании

О подписке о неразглашении данных предварительного расследования, ее использовании представителями стороны обвинения для создания препятствий в деятельности адвокатов, работающих по уголовным делам, за последнее время написано и сказано немало. Действительно, на практике зачастую возникают ситуации, когда при защите по уголовному делу адвокат, предупрежденный об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования, сталкивается с рисками уголовного преследования и вынужден работать с оглядкой на данные риски.

Очевидно, что ст. 310 УК РФ и ст. 161 УПК РФ в части возможности привлечения адвокатов к уголовной ответственности должны быть скорректированы. Возникает парадоксальная ситуация, когда подозреваемый (обвиняемый) с учетом позиции Конституционного Суда РФ не может быть субъектом уголовной ответственности по этой статье, а адвокат, действующий по поручению доверителя и в его интересах, таким субъектом быть может.

Однако мы, практикующие юристы, вынуждены работать в тех законодательных и практических условиях, которые существуют в настоящий момент. А на данный момент следователи по многим уголовным делам, в особенности вызывающим повышенный общественный интерес, предупреждают защитников об уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ, что создает проблемы при защите с одновременным риском уголовного преследования неугодных или неудобных по каким-то причинам стороне обвинения защитников.

Эта ситуация порождает практический вопрос: что делать адвокату в случае, если следователь собирается отобрать у него подписку о неразглашении данных предварительного расследования, и можно ли обезопасить себя от возможных рисков привлечения к уголовной ответственности? Отвечая на последний вопрос своеобразным спойлером, отмечаем, что полностью обезопасить себя от существующих рисков привлечения к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ в такой ситуации адвокат в принципе не может.
Так, многие адвокаты просто отказываются поставить подпись в предоставляемой им следователем подписке, что фиксируется со стороны последнего собственноручной записью и подписью. Зачастую для фиксации отказа также приглашаются понятые. При этом адвокаты, действующие подобным образом, считают, что, если они отказались дать подписку о неразглашении данных предварительного расследования, то и не могут быть субъектом привлечения к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ. Однако уголовное дело в отношении адвоката Ивана Павлова показало, что представители обвинения иным образом трактуют возможность привлекать наших коллег к ответственности в таких ситуациях. Следствие, возбуждая уголовное дело в отношении Ивана Павлова, посчитало, что, несмотря на отказ адвоката дать соответствующую подписку, предупреждение об этом со стороны следователя имело место быть, а, значит, у адвоката возникла обязанность сохранять в тайне данные предварительного расследования по делу.

Автор в ситуации отобрания у него подписки о неразглашении данных предварительного расследования использует два варианта поведения. Вариант первый – просит следователя разъяснить, какие конкретно данные предварительного расследования и кому нельзя разглашать и, получая ответ, что любые данные любым лицам (иного ответа с какими-либо реальными разъяснениями получить не удалось ни разу), делает отметку в подписке о неразглашении данных предварительного расследования со следующей записью: «Дать подписку о неразглашении данных предварительного расследования не могу, отказываюсь от этого, считаю действия следователя нарушением моих прав и права моего доверителя на защиту. Следователь, несмотря на мои обращения к нему, не разъясняет мне, какие конкретно данные предварительного расследования, в связи с чем и кому я не могу разглашать, когда эти данные и в связи с какими следственными или процессуальными действиями, получены. Сам я этого не понимаю. Создается ситуация, попирающая право моего доверителя на защиту, поскольку в случае дачи мной соответствующей подписки я по произвольной воле следователя не могу обсуждать с доверителем любые обстоятельства, ставшие мне известными в связи с его защитой из материалов уголовного дела, то есть я вообще буду фактически лишен возможности осуществлять защиту».

Читайте также:
Проверка регистрации иностранного гражданина в России

Ниже данной отметки автор ставит свою подпись, а какие-либо разделы в подписке не заполняет и не подписывает. Таким образом, фактически речь идет о модифицированном варианте отказа от дачи подписки, при котором адвокат объясняет и письменно фиксирует причины отказа, перекладывая ответственность на следователя. Как уже говорилось, такой вариант поведения также не может стать гарантией от непривлечения к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ в особых случаях искаженной трактовки представителями обвинения норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, однако автор всегда стоит на позиции обоснования и мотивировки в уголовном деле любых совершаемых действий, тем более протестных, связанных с отказом от подписи.

Вторым вариантом поведения является молчаливое подписание предоставляемой следователем подписки. Однако использует его автор, лишь когда понимает осознание следователем формальности собственных действий, убежден в порядочности процессуального оппонента и его нежелании создать препятствия нормальной работе защиты. К сожалению, такие ситуации возникают все реже, хотя в целом автор придерживается позиции, что взаимоотношения юристов, даже выполняющих разные процессуальные функции, должны строиться на основе взаимоуважения и признания за оппонентом права на мнение и его реализацию законными способами.

Возможно, в комментариях коллеги предложат еще какие-то варианты поведения адвоката в подобных ситуациях отбирания подписки о неразглашении данных предварительного расследования, которые могут предотвратить или хотя бы минимизировать риски привлечения по надуманным основаниям к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ. Автор с удовольствием ознакомится с подобными комментариями под данным текстом. Однако в заключение придется вернуться к повторению того, с чего было начато. К сожалению, при нынешней конструкции ст. 310 УК РФ и ст. 161 УПК РФ ни один вариант поведения адвоката при попытке отобрания у него подписки о неразглашении не будет гарантией от искаженной оценки следствием его последующих действий как наказуемых по ст. 310 УК РФ. Связано это с неверным пониманием тайны следствия, права на защиту и реализации такого права, а вернее с субъективным ощущением представителей обвинения, что данного права в принципе существовать не должно. Исправить эту ситуацию можно лишь на законодательном уровне, внеся изменения в указанные нормы и установив, что защитник наряду с подозреваемым (обвиняемым) в принципе не может быть субъектом предупреждения об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования.

Режим конфиденциальности не распространяется на информацию:

  • о нарушении законов органами госвласти и должностными лицами;
  • распространенную следователями, дознавателями или прокурорами в СМИ, через Интернет и иными публичными способами;
  • озвученную в ходе открытого судебного заседания.

Также не является разглашением данных предварительного расследования изложение соответствующих сведений в процессуальных документах, заявлениях, направляемых в государственные и межгосударственные органы по защите прав человека. Не считается разглашением предоставление информации по делу физлицу, выступающему в роли специалиста.

«Зачем оставлять данные предварительного расследования в секрете? Причин множество. Во-первых, сами сведения могут составлять банковскую, семейную, государственную и иную тайну, а во-вторых, нередко разглашение информации мешает установлению истины по делу, способствует искажению показаний свидетелей и потерпевших, становится причиной уничтожения и фальсификации доказательств».

Комментарий к Статье 161 Уголовно-процессуального кодекса

1. Гласность уголовного судопроизводства характерна для основной стадии уголовного процесса – судебного разбирательства. Действующий УПК РФ не относит гласность к числу общепроцессуальных принципов уголовного судопроизводства. В гл. 2 УПК РФ отсутствует указание на данное положение. В этом проявляются преемственность с УПК РСФСР 1960 г., а также последовательность законодателя в реализации на отраслевом уровне в отношении судов положений о гласности, содержащихся в Конституции РФ (ст. 123), а также в Федеральном конституционном законе “О судебной системе Российской Федерации” (ст. 9). Гласность выступает одним из общих условий судебного разбирательства (см. ст. 241 УПК).

Читайте также:
Развод с двумя маленькими детьми

2. Существование относительно самостоятельного и по большинству видов преступлений обязательного досудебного производства со свойственными только ему задачами и средствами их достижения предопределило в целом негласный характер предварительного расследования. Запрет на разглашение данных предварительного расследования предусмотрен с учетом публичных интересов органов, ведущих его, а также интересов участников уголовного судопроизводства – физических и юридических лиц.

3. Данные предварительного расследования не могут быть преданы огласке кем бы то ни было, поскольку нормы ч. 1 ст. 161 УПК, содержащие такой запрет, обращены к неопределенному кругу лиц.

4. Запрет на разглашение данных предварительного расследования сопровождается возложением на следователя, дознавателя обязанности предупредить о недопустимости разглашения указанных данных тех лиц, которые в силу своего процессуального положения активного участия в расследовании уголовного дела, несомненно, являются обладателями таких сведений. Разъяснение содержания установленного законом запрета в силу ч. 2 ст. 161 УПК обязательно должно сопровождаться предупреждением участников уголовного процесса об уголовной ответственности за его нарушение, которая возможна в соответствии с нормами ст. 310 УК РФ. При разглашении участниками процесса данных предварительного расследования уголовная ответственность исключается, если лицо не было предупреждено об уголовной ответственности.

5. Понятие “участники процесса” применительно к нормам рассматриваемой статьи охватывает лиц, указанных в гл. 6 – 8 УПК, исключая должностных лиц, осуществляющих судопроизводство. Они обязаны следовать запрету в силу своего служебного положения и субъектами преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ, не являются. К уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования могут быть привлечены следующие участники уголовного процесса: потерпевший (ч. 7 ст. 42 УПК); гражданский истец (ч. 6 ст. 44 УПК); защитник (ч. 2 ст. 53 УПК); гражданский ответчик (п. 2 ч. 2 ст. 54 УПК); свидетель (ч. 9 ст. 56 УПК); эксперт (ч. 6 ст. 57 УПК); специалист (ч. 4 ст. 58 УПК); переводчик (ч. 5 ст. 59 УПК); понятой (ч. 4 ст. 60 УПК).

6. По содержанию данные, которые не подлежат разглашению, представляют собой информацию об обстоятельствах совершенного преступления; о свидетелях; о характере, процедуре расследования и т.п. Этими сведениями лицо может располагать или в силу участия в следственных и иных действиях (например, при рассмотрении жалобы в суде), проводимых на стадии предварительного расследования, или в силу того, что информация, относящаяся к данному делу, этим лицом сообщается органам, ведущим судопроизводство. В первом случае участник процесса (например, свидетель на очной ставке получает новую информацию от другого свидетеля) не выступал носителем данных, интересующих органы расследования. Во второй ситуации участник процесса является носителем искомой информации (показания свидетеля-очевидца). Под запретом разглашения, таким образом, находятся не все сведения, относящиеся к уголовному делу, а только те, которые стали достоянием органов, ведущих судопроизводство, и нашли свое отражение в материалах уголовного дела.

7. Закон “О Следственном комитете Российской Федерации” (ст. 6) предусматривает специальный порядок предания огласке материалов проверок сообщений о преступлении и данных предварительного расследования, которыми располагают следователи Следственного комитета РФ. Указанные материалы и данные можно предать гласности только с разрешения сотрудника Следственного комитета в соответствии с законодательством Российской Федерации, после их тщательной проверки, придерживаясь четких юридических формулировок, не допуская унижения чести и достоинства лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. По каждому случаю утечки конфиденциальной информации Председателем Следственного комитета РФ предписано немедленно проводить проверку с привлечением виновных к установленной законом ответственности .
——————————–
См.: п. 1.22 Приказа Председателя Следственного комитета РФ от 15 января 2011 г. N 2 “Об организации предварительного расследования в Следственном комитете Российской Федерации” // www.sledcom.ru (дата обращения: 17.06.2015).

8. Подписка о неразглашении данных предварительного расследования имеет письменную форму и после ее отобрания приобщается к материалам уголовного дела.

9. Часть 3 комментируемой статьи содержит исключение из правила о неразглашении данных предварительного расследования. Предание гласности указанных сведений допускается при определенных условиях. Во-первых, разглашение не должно противоречить интересам предварительного расследования; во-вторых, не должны нарушаться при этом права и законные интересы участников уголовного судопроизводства; в-третьих, разглашение возможно только с разрешения конкретного должностного лица (следователя, дознавателя), а также участников процесса (если сведения относятся к данным о частной жизни участников процесса). Объем данных, предаваемых гласности, определяет орган расследования, исходя из интересов предварительного расследования и недопущения нарушений прав участников процесса.

Читайте также:
Частые вопросы по ипотечному кредитованию

10. В соответствии с Законом РФ “О средствах массовой информации” средства массовой информации вправе распространять сведения, относящиеся к уголовному делу, с учетом не только положений названного Закона, но и УПК РФ, не допуская злоупотребления свободой массовой информации и обеспечивая конфиденциальность информации (ст. ст. 4, 41 Закона “О средствах массовой информации”). В частности, не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну. Запрещается распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях информации о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий (бездействия), включая фамилию, имя, отчество, фото- и видеоизображения такого несовершеннолетнего, его родителей и иных законных представителей, дату рождения такого несовершеннолетнего, аудиозапись его голоса, место его жительства или место временного пребывания, место его учебы или работы, иную информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность такого несовершеннолетнего. Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах информацию о несовершеннолетнем, за исключением случаев, если распространение такой информации осуществляется в целях защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего, пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия). В этих случаях такая информация может распространяться в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях:

1) с согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и его законного представителя;

2) с согласия законного представителя несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия);

3) без согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста и пострадавшего в результате противоправных действий (бездействия), и (или) законного представителя такого несовершеннолетнего, если получить это согласие невозможно либо если законный представитель такого несовершеннолетнего является подозреваемым или обвиняемым в совершении данных противоправных действий (ст. 41 Закона “О средствах массовой информации”). Распространение указанной информации в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях данных о несовершеннолетнем, пострадавшем от преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, допускается в только в целях расследования преступления, установления лиц, причастных к совершению преступления, розыска пропавших несовершеннолетних в объеме, необходимом для достижения указанных целей, и с соблюдением требований, установленных ст. ст. 161 и 241 УПК РФ.

Редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, совершившего преступление либо подозреваемого в его совершении, без согласия самого несовершеннолетнего и его законного представителя.

11. Приказом Председателя Следственного комитета РФ от 15 января 2011 г. N 2 “Об организации предварительного расследования в Следственном комитете Российской Федерации” (п. 1.22) предписано материалы предварительного следствия предавать гласности с соблюдением требований ч. 3 ст. 161 УПК после тщательной проверки, придерживаясь четких юридических формулировок, не допуская унижения чести и достоинства лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Дело против профессии?

Петербургский адвокат Иван Павлов вчера был задержан после обыска в его номере одной из столичных гостиниц. Следователи возбудили дело по ст. 310 УК в связи с разглашением материалов уголовного дела о госизмене в отношении его подзащитного журналиста Ивана Сафронова. Павлов вину не признает.

Причиной возбуждения дела называют то, что защитник без разрешения следователя передал прессе копии постановления о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого, а также рассказал СМИ о секретном свидетеле в том деле. «Я благодарю всех коллег-адвокатов, пришедших сюда, я очень ценю эту поддержку. Считаю, что это дело направлено против осуществления мной своих профессиональных обязанностей по защите обвиняемых и призываю адвокатское сообщество объединиться, чтобы защитить это право», – приводит слова Павлова ТАСС.

Читайте также:
Оборудование входов в здания пандусами

Басманный районный суд Москвы избрал Павлову меру пресечения в виде запрета определенных действий: адвокату запретили общаться со свидетелями по уголовному делу, за исключением близких родственников, отправлять и получать почтовые отправления, использовать средства связи и Интернет, кроме экстренных вызовов и общения со следователем и контролирующим органом. Также Павлов обязан своевременно являться по вызову следователя и в суд.

Готовность в поддержке Павлова выразило профессиональное сообщество.

«Задержание адвоката, тем паче, если это связано с его профессиональной деятельностью, в нашем сообществе воспринимается негативно и настороженно. »

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко

Глава ФПА Юрий Пилипенко сказал, что в любом случае, если Павлову будет нужна поддержка, он ее получит. Зампредседателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, член Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Александр Чангли также отметил, что дело Павлова находится на «особом контроле у руководства палаты». Петербургский омбудсмен Александр Шишлов сказал, что «осуществление неотложных следственных действий» в отношении адвоката, ведущего резонансные дела, может расцениваться как акт устрашения всего адвокатского сообщества.

В России привлечь к ответственности по ст. 310 УК гражданина можно, если он дал подписку о неразглашении сведений, ставших ему известными из уголовного дела, и нарушил ее без разрешения следователя. За такое преступление предусмотрены наказания в виде 80 000 руб. штрафа или зарплаты за период 6 месяцев, обязательных работ до 480 часов, исправительных работ до 2 лет, ареста до 3 месяцев.

Следователи не могут запретить разглашать сведения из уголовного дела, если они касаются нарушения закона госорганами, были распространены в СМИ обвинением или оглашены в рамках открытого процесса в суде. Разглашением не считается также информация из ходатайств, заявлений, которые подают в госорганы по защите прав, и сведения, передаваемые экспертам по уголовному делу (ст. 161 УПК РФ). Поправки в эту статью внесены Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ по инициативе ФПА РФ и СПЧ. В ФПА пояснили, что они стали победным следствием дела по привлечению адвоката Владимира Дворяка по ст. 310 УК пять лет назад.

Прокуратура
Санкт-Петербурга

24 марта 2021, 07:55

Каждое преступление расследуется уполномоченными правоохранительными органами путем производства дознания или следственных действий, целью которого является сбор доказательств и поиск виновных лиц.

Уголовно-процессуальным кодексом РФ разглашение данных следствия запрещено.

К тайне следствия относятся сведения о:

  1. планировании расследования и следственных версиях;
  2. полученных доказательствах;
  3. применяемых в отношении участников расследования мерах безопасности;
  4. тактике, ходе и результатах проведения следственных действий;
  5. личности, месте жительства и других данных должностных лиц, ведущих следствие;
  6. родственниках и близких работников правоохранительных органов, принимающих участие в расследовании, свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых, либо лиц, которые могут ими стать.

Под запретом разглашения находятся не все сведения, относящиеся к уголовному делу, а только те, которые получены следственными органами в процессе расследования и отражены в материалах уголовного дела.

Данные расследования могут быть обнародованы лишь с разрешения следователя, дознавателя и только в том объеме, который ими будет признан допустимым. Разглашение данных о частной жизни участников следствия без их согласия не допускается.

Все участники расследования (потерпевшие, свидетели, защитник, переводчик, понятой, эксперт, гражданский истец, законный представитель, лица, принимающие участие в процессе опознания, другие лица на усмотрение следователя) предупреждаются следователем или дознавателем о неразглашении данных следствия без разрешения, о чем отбирается подписка, за нарушение которой гражданин может быть привлечен к уголовной ответственности.

Максимальное наказание за данное преступление – арест на срок 3 месяца (ст. 310 Уголовного кодекса РФ).

Читайте также:
Как узнать водительский стаж в базе РСА

Адрес: 190121, г. Санкт-Петербург, ул. Почтамтская, д. 2/9
Телефон: +7(812) 318-26-11
Телефон: +7 (812) 318-26-12
190121, Санкт-Петербург, улица Почтамтская, дом 1
Телефон: +7(812) 315-48-53

ТИПИЧНЫЕ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ ПРИ ОТОБРАНИИ ПОДПИСКИ О НЕДОПУСТИМОСТИ РАЗГЛАШЕНИЯ ДАННЫХ РАССЛЕДОВАНИЯ

Чаще всего следователи злоупотребляют своим правом отбирания подписки о недопустимости разглашения данных предварительного расследования, когда получают подписку:

— у подозреваемого и обвиняемого;

— у защитника без детализации сведений, не подлежащих разглашению, и периода, в течение которого действует это ограничение;

— в которой указаны сведения, не относящиеся к тайне расследования;

— датированную задним числом.

Кроме того, отказывая в подписке о неразглашении, следователь тем самым делает все возможное, чтобы избавиться от неудобного защитника. Наконец, следователь может начать игнорировать заявления защитника о получении сведений о деле из иных источников.

Как было сказано выше, указанные действия (бездействие) и решения следователя (дознавателя), связанные с отобранием подписки о неразглашении данных предварительного расследования, необходимо обжаловать в порядке ст. 123, 124, 125 УПК.

Стоит отметить, что до апреля 2017 года, когда вступила в силу новая редакция ст. 161 УПК, у защиты было мало шансов добиться успеха при обжаловании неправомерных попыток следствия отобрать у адвоката подписку о неразглашении данных расследования. Так, в апелляционном определении от 29.03.2017 по делу № 10–4969/17 Мосгорсуд указал, что у адвоката Д. Ю. Фомичева, который представлял интересы потерпевшего по делу, следователь правомерно отобрал подписку о неразглашении данных предварительного расследования. Суд указал, что ст. 161 УПК не содержит указаний на возможность отбирания соответствующей подписки исключительно в рамках уголовного дела, по которому осуществляется предварительное расследование. Более того, по мнению суда, положения ст. 161 УПК «не содержат требований об указании в подписке о неразглашении данных предварительного расследования конкретных сведений, не подлежащих разглашению участниками уголовного судопроизводства». В итоге апелляционная инстанция согласилась с выводами районного суда и признала правомерными действия следователя.

Однако действующая редакция ст. 161 УПК и позиции КС РФ обязывают следователя (дознавателя) обосновывать отобрание подписки, указывать конкретные сведения, которые не подлежат разглашению. Соответственно, нормы ст. 161 УПК представляют защите более широкие, чем ранее, возможности доказательства неправомерности запрета придания огласке сведений о расследовании.

ЛИТЕРАТУРА
1. Гриненко, А. В. Паритет прав сторон в досудебном уголовном процессе // Адвокатская практика. — 2017. — № 4.
2. Мельниченко, Р.Г. Разглашение адвокатом данных предварительного следствия как инновационный вид процессуальной борьбы // Уголовный процесс. — 2011. -№ 9.
3. Шибанова, Е.В. О тактике недопущения разглашения тайны предварительного расследования // Российский следователь. — 2017. — № 11.

КС защитил право следствия на тайну

Конституционный суд (КС) отказался восстановить баланс между интересами следствия и защиты, отклонив жалобы адвокатов на нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов (УК и УПК), позволяющие привлекать их к ответственности за нарушение подписки о неразглашении уголовных дел. Представители адвокатского сообщества считают решение КС “плохим знаком для российского правосудия”.

КС в пятницу опубликовал первые два определения по жалобам на неконституционное обеспечение тайны следствия нормами УК и УПК, предоставляющими следователю право брать подписку о неразглашении с адвокатов и привлекать их к уголовной ответственности за ее нарушение. Такие жалобы за последние полгода поступили в КС от четырех адвокатов — Дмитрия Динзе, Владимира Дворяка, Ивана Павлова и Георгия Антонова и их доверителей. Пока отклонены обращения по двум делам — господина Динзе и его подзащитного (осужденного по делу о терроризме крымского кинорежиссера Олега Сенцова), а также господина Дворяка. Последний впервые в РФ был приговорен по ст. 310 УК к 400 часам исправительных работ за разглашение тайны следствия в связи с уголовным делом о взяточничестве, возбужденным против заместителя начальника финансово-экономического отдела МЧС Хакасии Елены Фитисенко. При этом адвокатское сообщество неоднократно заявляло о том, что сами следственные органы произвольно разглашают информацию по делам на стадии предварительного расследования.

Читайте также:
Образец иска о возмещении полученного от пожара вреда

КС решил, что подписка о неразглашении не может препятствовать адвокатам в возможности обжаловать действия следствия, защитнику в любом случае должны предоставляться материалы, затрагивающие интересы его клиента, а одного лишь факта разглашения такой информации недостаточно для признания виновным: приговор должен зависеть о того, какой вред это нанесло другим фигурантам уголовного дела. Изложив общие подходы, КС посчитал жалобы “не подлежащими дальнейшему рассмотрению”. Та же позиция, вероятнее всего, будет повторена и по другим аналогичным жалобам: адвоката Ивана Павлова, его подзащитных — бывшего сотрудника отдела церковных связей Московского патриархата Евгения Петрина и радиоинженера Геннадия Кравцова, а также Георгия Антонова, адвоката экс-главы Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД Дениса Сугробова и его заместителя Бориса Колесникова.

На прошлой неделе профильный комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству рекомендовал принять к рассмотрению внесенный в марте депутатами от “Справедливой России” Александром Агеевым и Валерием Гартунгом проект поправок к ст. 161 УПК, обязывающих следователя обосновывать свои требования к адвокатам и свидетелям о неразглашении данных предварительного расследования. Соответствующие рекомендации обещал представить президенту и СПЧ совместно с Федеральной палатой адвокатов, заявлявшей, что “пробелы в УПК правоохранительные органы нередко используют для того, чтобы вывести адвоката из дела”. Однако позиция КС вряд ли будет способствовать решению проблемы.

“Проблема разглашения тайны следствия наиболее рельефно показывает абсурд нашей системы уголовного производства, при которой гарантом полноты предварительного расследования является не независимый следственный судья, как в ряде европейских стран, или хотя бы прокурор, как было в СССР, а встроенный в вертикаль власти следователь, что явно нарушает баланс интересов обвинения и защиты. Тем более что сам следователь обладает правом разглашения материалов дела, что является сильным оружием”,— считает адвокат Сергей Голубок, опасаясь, что КС своим решением только усугубил неправомерную ситуацию. “Позиция КС — плохой знак, но другого КС у нас нет. Мы надеялись, что он хотя бы попытается найти компромисс, а вместо этого принято решение о том, что не суд, а именно следователь будет самостоятельно решать, как уравновесить его собственные интересы с правом на защиту. Этот тезис не выдерживает критики”,— сказал “Ъ” адвокат Иван Павлов.

Что не является тайной следствия, а что конфиденциально?

постановления следователя

Многие граждане, покинув кабинет следователя, бояться сказать даже слово о предварительном следствии и материалах дела, вообще. Чтобы не нарушить предварительный этап расследования и не подпадать под уголовную ответственность за разглашение конфиденциальной информации. Нужно понимать, что говорить можно, ведь только так, фигурант расследования сможет отграничить запретную и дозволенную информацию. Не является тайной следствия:

  • постановления следователя, вынесенное в ходе уголовного судопроизводства, с которыми обвиняемый или подозреваемый может ознакомиться (постановление о возбуждении уголовного дела — статья146ч.4 УПК РФ, постановление об избрании меры пресечения — статья 101ч.2 УПК РФ и др.);
  • постановление о продлении предварительного следствия согласно ст.162ч.8 УПК РФ;
  • протокол задержания, а также протоколы следственных действий, которые были составлены при участии подозреваемого, обвиняемого – ст.53 п.1. ч.6 УПК РФ;
  • постановления о назначении судебных экспертиз и заключения этих же экспертиз — ст. ст.195 и 198 УПК РФ;
  • судебные решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий;
  • все материалы дела, представляемые в суд следователем и прокурором при рассмотрении вопроса о заключении под стражу обвиняемого и продлении сроков его содержания;
  • материалы дела, которые стали основанием для возбуждения уголовного дела — ст.125 УПК РФ;
  • сведения о лицах, которые проводили предварительное расследование по уголовному делу и состав следственной группы — ст. 163 ч.2 УПК РФ;
  • сведения об экспертах и об учреждениях, где проводились экспертизы. Не являются тайной также данные,которые подтверждают уровень квалификации эксперта.
Читайте также:
Можно привлечь человека за публичную клевету юр. лица?

Последствия разглашения этих сведений не критичные, их разглашение не наказывается законом и более того, ознакомление с вышеперечисленными материалами обязательно, в некоторых случаях. Совершенно иной результат будет, если фигуранты дела начнут разглашать такую информацию, как:

  • показания свидетелей и потерпевшего;
  • перечень вещественных доказательств и протокол приобщения их к уголовному делу;
  • результаты проведения обысков;
  • ходатайство следователя о наложении ареста на почтовые, телеграфные отправления и прослушивания телефонов.

Закон Российской Федерации за разглашение этих сведений предусматривает наказание в виде штрафа до 80 тыс. руб. заработной платы и иного дохода за период до 6 месяцев или же исправительные работы, сроком до 480 часов, либо арестом до 3 месяцев. Доступ к этим материалам дела становиться открытым, после завершения расследования и назначение судом приговора.

Обвиняемый вправе обжаловать приговор, вправе требовать исходя из изложенных процессуальных норм, проведение очной ставки с потерпевшим или свидетелем, а также допроса свидетелей защиты. Если ходатайство будет удовлетворено, защитник обвиняемого может лично участвовать в следственных экспериментах и других, указанных следственных действиях.

С каждым годом вносятся поправки в УПК РФ и следственный занавес, все больше открывается, этим самым сокращая пределы следственной тайны. С одной стороны, это хорошо, ведь все фигуранты дела, смогут следить за прозрачностью ведения следствия, но с другой стороны, начало гласности может навредить установлению истины и создаст благоприятные условия для противодействия расследованию со стороны лиц, которые нарушили уголовный закон. Как бы то ни было, институт тайны предварительного расследования на сегодняшний день, является одной из самых важных гарантий надлежащего совершения правосудия и обеспечения прав личности в уголовном процесс.

Общее понятие УПК РФ

В Уголовно-процессуальном кодексе не существует определения «тайна следствия», но статья 161 этого же кодекса накладывает запрет на разглашение какой-либо информации, касающейся расследуемого дела.

Молоток

Накладывается такой запрет из-за предположения, что информация по разбирательству дела может повлечь за собой непоправимые последствия, если она попадет в руки:

  • мошенника;
  • свидетеля;
  • потерпевшего;
  • иного фигуранта уголовного дела.

Документ о нераспространении данных по делу без соответствующего разрешения берется следователем или дознавателем у участников процесса. Разрешение на распространение материала дела также дается только сотрудниками, ведущими дело, при соблюдении двух условий:

  1. Если это отрицательно не повлияет на ход расследования дела.
  2. Права и законные интересы фигурантов процесса не будут нарушены.

Тайна следствия накладывается и на сотрудников органов. Данные о личной жизни фигурантов, участвующих в деле, без их одобрения не могут быть распространены, так как являются персональными данными.

В российском законодательстве отсутствует конкретный список, который может определить, какая информация будет считаться конфиденциальной, а какая нет. В каждом отдельно взятом процессе должностные лица самостоятельно решают, какие сведения будут являться специально охраняемыми.

8-903-608-07-06

Адвокатам необходимо принимать во внимание, что установленный статьей 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) порядок предупреждения участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения данных предварительного расследования без разрешения следователя/дознавателя (далее – следователя) предусматривает возможность отобрания подписки о неразглашении данных предварительного расследования (далее – подписка) с предупреждением об ответственности по статье 310 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ).

Исходя из Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2004 года № 467-О (пункт 2.3) установленный статьей 161 УПК РФ порядок предупреждения участников уголовного судопроизводства о недопустимости разглашения данных предварительного следствия без разрешения уполномоченных лиц предусматривает возможность отобрания подписки о неразглашении соответствующих сведений с предупреждением об ответственности по статье 310 УК РФ. Названная норма подлежит применению в системном единстве с другими, базовыми для нее, уголовно-процессуальными нормами, устанавливающими обязанность определенных участников судопроизводства – потерпевшего, гражданского истца, защитника, гражданского ответчика, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика и понятого не разглашать данные предварительного расследования (статьи 42, 44, 53 – 60 УПК РФ).

Читайте также:
Сведения об акционерных обществах включены в реестр МСП

По смыслу Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 апреля 2009 года № 559-О-О отобрание следователем подписки у адвоката является допустимым, а соответствующие правовые нормы признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации.

Таким образом, в целом предложение следователя о даче подписки адвокатами должно рассматриваться в качестве законного действия.

Вместе с тем в подобной ситуации, с целью исключения произвольного ограничения прав участников уголовного судопроизводства, адвокатам следует руководствоваться положениями действующего законодательства, правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации и судебной практикой.

Действия следователя по отобранию подписки у адвоката необходимо рассматривать, как существенное ограничение возможностей адвоката по защите интересов доверителя, поскольку в таком случае адвокат лишается возможности разглашать данные предварительного расследования без соответствующего разрешения следователя, которое должно быть оформлено в письменном виде или занесено в протокол.

Ограничение в работе адвоката по правилам статьи 161 УПК РФ может повлечь исключение общения адвоката со средствами массовой информации, невозможность обсуждения уголовного дела с коллегами с целью выработки надлежащей правовой позиции, ограничениями в части привлечения специалистов в порядке статьи 86 УПК РФ и так далее.

В целом необходимо любыми разумными и правомерными средствами подписку не давать. В случае, если адвокату не представляется возможным избежать предоставления подписки, следует учитывать содержание настоящих методических рекомендаций.

Вместе с тем необходимо отметить, что согласно имеющейся судебной практике (определение заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации от 23 мая 2016 года по делу адвоката Дворяка В.Г. и постановление Президиума Верховного Суда Республики Хакассия от 23 июня 2016 года по уголовному делу адвоката Дворяка В.Г.), которая является законной и обоснованной, не может образовывать состава преступления по ст. 310 УК РФ само по себе разглашение данных предварительного расследования. При оценке правомерности разглашения таких данных необходимо учитывать конкретные условия обстановки, времени и места совершения деяния, характер и степень его общественной опасности, а в случаях, когда данные предварительного расследования стали достоянием гласности до их разглашения лицом, давшим подписку, еще и обстоятельства, при которых данные предварительного расследования были преданы гласности. Так не может образовывать состав преступления по ст. 310 УК РФ деяния адвоката разгласившего конкретные данные предварительного расследования, если ранее они были оглашены в открытом судебном заседании следователем в присутствии посторонних лиц (представители СМИ, лица не участвующие в данном судебном заседании). Кроме того представляется верным, что состав преступления по ст. 310 УК РФ будет отсутствовать в разглашении данных предварительного расследования, которые ранее были сообщены неограниченному кругу лиц официальными представителями следственных органов с использованием СМИ.

Раздел 2 – Круг лиц, у которых может отбираться подписка

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 21 декабря 2004 года № 467-О, статья 161 УПК РФ и статья 310 УК РФ не предполагают возможность возложения на подозреваемого и обвиняемого обязанности не разглашать без соответствующего разрешения следователя ставшие ему известными данные предварительного расследования.

Таким образом, в случае, если следователь предложит подозреваемому или обвиняемому дать подписку адвокату (защитнику) необходимо советовать своему доверителю (подозреваемому, обвиняемому) такую подписку не давать, а также сообщить следователю о незаконности его требования со ссылкой на указанное определение Конституционного Суда Российской Федерации.

Если такое процессуальное поведение адвоката не приведет к прекращению действий следователя направленных на отобрание подписки, либо повлечет факт удостоверения отказа от дачи подписки в порядке статьи 167 УПК РФ, адвокатам рекомендуется обращаться с жалобами в порядке ст. ст. 124, 125 УПК РФ на незаконные действия следователя.

В УПК РФ прямо перечислены участники уголовного судопроизводства, у которых следователь вправе получить подписку.

  • потерпевший (п. 3 ч. 5 и ч. 7 ст. 42 УПК РФ);
  • гражданский истец (ч. 6 ст. 44 УПК РФ);
  • защитник (ч. 3 ст. 53 УПК РФ);
  • гражданский ответчик (п. 2 ч. 3 ст. 54 УПК РФ);
  • свидетель (п. 3 ч. 6 ст. 56 УПК РФ);
  • эксперт (п. 5 ч. 4 ст. 57 УПК РФ);
  • cпециалист (ч. 4 ст. 58 УПК РФ);
  • переводчик (п. 2 ч. 4 ст. 59 УПК РФ);
  • понятой (ч. 4 ст. 60 УПК РФ).
Читайте также:
Справка вызов на сессию 2022 года

При этом УПК РФ не содержит указание на дачу подписки, как процессуальной обязанности следующих участников уголовного судопроизводства:

  • представитель потерпевшего, гражданского истца (ст. 45 УПК РФ);
  • законные представители (ст. 48 УПК РФ);
  • представитель гражданского ответчика (ст. 55 УПК РФ).

Полагаем, что поскольку УПК РФ напрямую не предусматривает обязанности представителя потерпевшего, гражданского истца, законных представителей и представителей гражданского ответчика давать подписку, действия следователей по отобранию подписки указанных участников уголовного судопроизводства являются незаконными и должны быть обжалованы в порядке ст. ст. 124, 125 УПК РФ, а сама подписка не должна даваться такими лицами.

Раздел 3 – Реагирование адвоката на предложение дать подписку

С учетом риска привлечения к уголовной ответственности по статье 310 УК РФ адвокатам категорически не рекомендуется давать абстрактные подписки, в которых не конкретизированы не подлежащие разглашению данные предварительного расследования. Поскольку под данными предварительного расследования может пониматься неопределенный круг сведений от номера уголовного дела и персональных данных участников уголовного судопроизводства до содержания конкретных доказательств.

В случае если от следователя поступает предложение дать подписку необходимо учитывать положения статьи 11 части 1 УПК РФ, согласно которым следователь обязан разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Кроме того в силу ст. 7 ч. 4 УПК РФ любые решения следователя должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Статья 53 части 1 УПК РФ, предусматривает активные действия адвоката по собиранию доказательств, обжалованию незаконных деяний и решений должностных лиц и защите интересов доверителя всеми не запрещенными законом способами.

Со ссылкой на указанные нормы УПК РФ адвокатам рекомендуется не давать абстрактные подписки, а предлагать следователям конкретизировать данные предварительного расследования, не подлежащие разглашению и указывать сроки, до истечения которых соответствующие сведения должны храниться в тайне.

Кроме того, учитывая положения статьи 161 части 2 УПК РФ, подписка может быть дана лишь в отношении сведений, ставших известных лично лицу давшему подписку, например, при участии в следственных и процессуальных действиях по уголовному делу, а также судебных заседаниях в рамках предварительного расследования. Дача подписки о неразглашении данных предварительного расследования, ставших известными из иных источников, например, средств массовой информации законом не предусмотрена и такая подписка отбираться не может.

Конкретные по своему содержанию подписки, в которых четко указываются сведения, не подлежащие разглашению и сроки действия подписки, могут быть даны адвокатами и должны строго соблюдаться с учетом положений раздела 1 настоящих методических рекомендаций.

К конкретным сведениям, о сохранении которых может отбираться подписка, в качестве примеров допустимо относить следующие данные:

  • о месте нахождения вещественных доказательств;
  • о месте жительства участников уголовного судопроизводства и их персональных данных и сведений об их внешности в любой форме (словесный портрет, фотография, видеозапись);
  • сведения о защищаемых лицах и мерах государственной защиты, осуществляемой в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ “О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства” и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации;
  • сведения, доступ к которым ограничен в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами (врачебная, нотариальная, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных или иных сообщений, банковская тайна, налоговая тайна и так далее);
  • сведения, связанные с коммерческой деятельностью, доступ к которым ограничен в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и федеральными законами (коммерческая тайна);
  • сведения о сущности изобретения, полезной модели или промышленного образца до официальной публикации информации о них.
Читайте также:
Можно привлечь человека за публичную клевету юр. лица?

При наличии подписки адвокату следует учитывать, что статья 161 часть 3 УПК РФ регламентируют процедуру, при которой те или иные сведения могут быть разглашены с соблюдением действующего законодательства.

С момента отобрания подписки о неразглашении конкретных данных предварительного расследования не допускается передача соответствующей информации адвокатам любым третьим лицам, за исключением доверителей без соблюдения требований статьи 161 части 3 УПК РФ.

В случае если адвокату необходимо сообщить те или иные данные третьим лицам (например, специалисту) следует предварительно заявить письменное ходатайство в порядке главы 15 УПК РФ. При этом ходатайство адвоката должно быть мотивированным, в нем подробно должны быть изложены причины, по которым данные необходимо разгласить (например, привлечь специалиста для дачи заключения в порядке статьи 86 УПК РФ), указаны конкретные лица, которым эти данные будут разглашены, представить копии документов, подтверждающих взаимоотношения адвоката и лица, которому могут быть разглашены соответствующие сведения, а также изложены негативные последствия в виде невозможности реализации стороной защиты законного права защищаться всеми не запрещенными законом способами.

Необходимость указывать, кому конкретно адвокат имеет намерение передать данные предварительного расследования обусловлена правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 16 апреля 2009 года № 559-О-О. Согласно указанной правовой позиции статья 161 УПК РФ не ограничивает возможность привлечения специалистов и экспертов, приглашенных по инициативе стороны защиты, к участию в деле, а предполагает лишь право следователя предупредить их о недопустимости разглашения без соответствующего разрешения ставших им известными данных предварительного расследования и обязанность стороны защиты назвать конкретных специалистов, о привлечении которых она ходатайствует.

Постановление следователя, вынесенное по итогам рассмотрения ходатайства адвоката должно отвечать требованиям статьи 7 части 4 УПК РФ то есть быть законным, обоснованным и мотивированным. В случае, если по итогам рассмотрения ходатайства адвоката в удовлетворении будет отказано, адвокату рекомендуется проанализировать возможности достижения конкретной процессуальной цели иным законным путем.

При этом необходимо помнить, что обвиняемый и подозреваемый не могут давать подписку. По этой причине, в случае, если адвокат давал соответствующую подписку, целесообразным представляется соответствующие жалобы, процессуальные обращения, а также любое иное распространение данных предварительного расследования осуществлять от имени и за личной подписью доверителя (подозреваемого, обвиняемого).

В случае, если в силу специфики конкретного уголовного дела (например, мера пресечения), разглашение данных предварительного расследования невозможно никаким иным путем, кроме как через действия адвоката или иного лица, давшего подписку, необходимо строго руководствоваться положениями статьи 161 части 3 УПК РФ.

При отсутствии соответствующего разрешения следователя и признании таких действий законными в порядке статей 124, 125 УПК РФ, адвокатам не следует разглашать данные предварительного расследования, аналогичную линию поведения необходимо рекомендовать доверителям, давшим подписку.

В случае реализации права адвоката на обжалование незаконных действий, бездействий и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование (ст. ст. 124, 125 УПК РФ), необходимо учитывать, что для реализации этого права не требуется получать предварительное согласие следователя на разглашение данных предварительного расследования, однако тексты соответствующих жалоб не должны превышать пределы необходимости и достаточности для реализации права на обжалование (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 06 октября 2015 года № 2444-О п. 4).

Закон Российской Федерации за разглашение этих сведений предусматривает наказание в виде штрафа до 80 тыс. руб. заработной платы и иного дохода за период до 6 месяцев или же исправительные работы, сроком до 480 часов, либо арестом до 3 месяцев. Доступ к этим материалам дела становиться открытым, после завершения расследования и назначение судом приговора.

Ссылка на основную публикацию