Функции ювенального уголовного судопроизводства

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (в ред. от 29.06.2013) // СПС “КонсультантПлюс”.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (в ред. от 07.06.2013) // СПС “КонсультантПлюс”.

Функции уголовного процесса

Поскольку уголовное судопроизводство является правопримени­тельной деятельностью компетентных органов государственной вла­сти, которые вовлекают в производство по уголовному делу иных лиц, имеющих различные права и интересы, то деятельность всех участников уголовного судопроизводства имеет весьма разнообраз­ный, разнонаправленный характер.

Уголовно-процессуальные функции – отдельные направления уголовно-процессуальной деятель­ности, обусловленные различными ролью и назначением органов дознания, следствия и суда, а также различием законных интересов лиц, вовлекаемых этими органами в уголовное судопроизводство.

Уголовно-процессуальные функции — роль и назначение участни­ков уголовного процесса, выражающиеся в основных направлениях их деятельности (П.С. Элькинд).

Классическая точка зрения заключается в том, что в уголовном процессе существуют три функции:

    1. обвинение (уголовное преследование);
    2. защита от обвинения;
    3. юстиция (судебное рассмотрение и разрешение уголовного де­ла по существу).

    Обвинение и защита (а точнее, их представители) суть стороны в уголовном процессе, противоборство (противостояние) которых должен разрешать независимый, беспристрастный и самостоятель­ный арбитр — суд. Каждую сторону обычно представляют несколько участников.

    Так, например, функцию уголовного преследования осуществ­ляют органы предварительного расследования и их руководители, прокурор, частный обвинитель, потерпевший, гражданский истец и представители трех последних участников процесса.

    Функцию защиты реализуют подозреваемый (обвиняемый, под­судимый, осужденный или оправданный), его законный представи­тель, защитник, гражданский ответчик и его представитель.

    Другие авторы полагают, что в уголовном судопроизводстве реа­лизуются четыре функции: обвинение, защита, юстиция и расследо­вание уголовного дела.

    Отдельные специалисты (в частности П.С. Элькинд) считают, что в уголовном процессе существуют шесть функций:

      1. обвинение;
      2. защита;
      3. юстиция (рассмотрение и разрешение уголовного дела судом по существу);
      4. предварительное расследование уголовного дела;
      5. побочная (деятельность гражданского истца и гражданского ответчика и их представителей);
      6. вспомогательная (деятельность участников процесса, не вхо­дящих в ранее перечисленные группы и оказывающих содействие в достижении целей и решении задач уголовного процесса: свидетеля, понятых, секретаря судебного заседания и т.д.).

      Некоторые авторы одной из функций уголовного судопроизвод­ства считают осуществление прокурорского надзора (В.И. Рохлин).

      Разрешение уголовного дела осуществляется судом, который обязан посредством рассмотрения уголовного дела и при наличии к тому оснований разрешить уголовное дело по суще­ству:

        • признать лицо виновным в совершении преступления и назначить ему наказание;
        • применить к лицу принудительные меры медицинского характера в соответствии с требованиями главы 51 УПК РФ;
        • применить к лицу принудительные меры воспитательного воздействия в соответствии с требованиями главы 50 УПК РФ;
        • отменить или изменить решение, принятое нижестоящим судом (ч. 1 ст. 29 УПК РФ).

        Обвинение возложено со сто­роны органов уголовного судопроизводства главным образом на про­курора, поддерживающего государственное обвинение в суде (ч. 3 ст. 37 УПК РФ) , а также субсидиарно (за исключением дел частного обвинения) на потерпевшего (ст. 22 УПК РФ). Суть данной функции состоит в изобличении виновного в ходе предварительного рассле­дования и поддержании предъявленного ему обвинения в судебном разбирательстве.

        Защита от обвинения осуществляется защитником (ст. 49 УПК РФ), обвиняемым (ст. 47 УПК РФ), подозреваемый (ст. 46 УПК РФ), лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера (гл. 51 УПК РФ) . Функция защиты производна от функции обвинения (защищаться можно только от предъявленного обвинения), а потому возникать они должны одновременно с учетом фактического, а не только формального процессуального положения лица, подозревае­мого (обвиняемого) в совершении преступления .

        Вместе с тем, по делам о применении принудительных мер ме­дицинского характера функция защиты не противопоставлена функ­ции обвинения, поскольку в этих делах нет ни только обвинения, но даже и подозрения в совершении преступления. В данном случае в функцию защиты включена процессуальная деятельность по ука­занным делам (ст. 438 УПК РФ), которая направлена против выво­да следователя, утвержденного прокурором, о том, что подзащитный совершил общественно опасное деяние, причем по характеру деяния и своему болезненному состоянию представляет опасность для окру­жающих либо существует возможность причинения им иного су­щественного вреда (ст. 439 УПК РФ). Что касается процессуальной деятельности следователя, то она производится в рамках уголовного преследования, о котором речь пойдет в гл. VI раздела первого на­стоящего учебника.

        В рамках расследования органы следствия и дознания (следователь, руководитель следственного органа, дознава­тель, орган дознания, начальник специализированного подразделе­ния дознания) путем производства следственных действий решают все общие задачи уголовного судопроизводства, а именно:

          • устанав­ливают событие преступления и лицо, совершившее преступление, изобличая последнего;
          • формируют предмет доказывания по уголов­ному делу в предусмотренные законом сроки;
          • направляют материа­лы уголовного дела в суд с обвинительным заключением, в котором отражена правовая квалификация деяния в точном соответствии с законом.

          Вместе с тем, выполнение данной функции, несмотря на терминологическую схожесть с одноименной стадией, сводится не только к деятельности указанных лиц на стадии предварительного расследования, но и ко всему производству по уголовному делу, в ко­тором принимают участие, например, суд, проводя судебное след­ствие, или свидетели, эксперты, специалисты, понятые, принимающие непосредственное участие в процессе исследования доказа­тельств по делу.

          Прокурорский надзор за законностью в сфере уголовного судопро­изводства – заключается в том, чтобы на всех стадиях уголовного судопроизводства обеспечить правильное при­менение закона. Предметом данного надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка раз­решения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимае­мых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятель­ность, дознание и предварительное следствие.

          В рамках производных отношений, помимо вышеприведенных функций, выделяют функцию процессуального контроля, выполняе­мую в рамках системы органов дознания (ст. 40, 41 УПК РФ) и след­ствия (ст. 38, 39 УПК РФ), прокуратуры (ст. 37 УПК РФ) и суда (ч. 2 ст. 29, ст. 125, ч. 3 ст. 178, ст. 435, 448, 450 УПК РФ); а в рамках со­путствующих отношений — предупреждение преступления и (или) устранения последствий (условий) их совершения, или уголовно-процессуальная профилактика (ч. 4 ст. 29, ч. 2 ст. 158 УПК РФ); под­держание гражданского иска, осуществляемое гражданским истцом и его представителем (ст. 44, 45 УПК РФ) и защита от предъявленного гражданского иска, которую осуществляют гражданский ответчик и его представители (ст. 54, 55 УПК РФ).

          V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум – 2013

          Ювенальная юстиция, вопрос введения который сейчас на пике актуальности в стране. Споры о ее полезности переходят в митинги и демонстрации, считаю каждый должен знать и подумать о будущем своей страны.

          Сегодня развитие ювенальной юстиции как правовой основы социальной политики в отношении несовершеннолетних является главной точкой приложения сил законодательных, исполнительных и судебных органов, органов местного самоуправления, различных институтов гражданского общества в Российской Федерации.

          Главным элементом системы ювенальной юстиции является ювенальный суд, в пределах своих полномочий рассматривающий уголовные, гражданские и административные дела, по которым одной из сторон является лицо не достигшее совершеннолетия . К основным задачам ювенальных судов относятся защита детей и их реабилитация.

          До 2010 года включительно в России велась работа по созданию новой специализированной судебно-правовой системы защиты прав несовершеннолетних, которая, как предполагалось, должна была представлена как государственными органами, осуществляющими правосудие по делам о преступлениях и правонарушениях, совершённых несовершеннолетними, так и государственными и негосударственными структурами, проводящими контроль за исправлением и реабилитацией несовершеннолетних преступников и профилактику детской преступности, социальную защиту семьи и прав несовершеннолетних.

          Помимо правосудия для несовершеннолетних ювенальная юстиция включает в себя профилактику:

          -подростковой преступности-преступлений против детей-социально-психологическую реабилитацию несовершеннолетних, как совершивших преступление (в том числе осужденных и отбывающих наказание в местах лишения свободы), так и несовершеннолетних жертв преступлений.

          В России различаютювенальную юстицию в широком и узком смысле слова:

          – в узком смысле — это специализированная ветвь судебной системы;

          – в широком смысле — это совокупность правовых устройств (медико-социальных, психолого-педагогических и реабилитационных и др. процедур и программ), предназначенных для обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, реализуемых системой государственных и негосударственных органов, учреждений и организаций.

          Целенаправленная работа по реформированию существующей системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а также сопутствующие изменения в законодательстве встретили существенное сопротивление со стороны российской общественности, выразившееся, в частности, в массовых общественных протестах. Вместе с тем священноначалие Русской Православной Церкви высказало озабоченность попытками введения ювенальной юстиции ,

          Объектом исследования являются уголовно-процессуальная деятельность, осуществляемая в рамках ювенального уголовного судопроизводства, сложившееся между субъектами такого судопроизводства.

          Предметом исследования выступают правовые нормы, концептуальные источники, информация правоприменительной практики, показывающие особенности ювенальной уголовно-процессуальной политики, специфику правового регулирования правоотношений в ювенальном уголовном судопроизводстве .

          Цель исследования. Целью исследования является порядок организации научно-обоснованной теоретической структуры ювенального уголовного судопроизводства. Оптимизация ювенального уголовного судопроизводства, определение на этой основе предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства.

          Для достижения указанной цели были поставлены и решались следующие задачи:

          – проанализировать основные направления современной ювенальной уголовно-процессуальной политики;

          – изучить сущность ювенального уголовного судопроизводства ,принципы и его специфику

          – классифицировать теоретические положения, накопленные в отечественной и зарубежной юридической науке по проблемам ювенального уголовного судопроизводства

          – выработать научные рекомендации и предложения по совершенствованию теоретической и нормативной моделей российского ювенального уголовного судопроизводства.

          Ювенальное уголовное судопроизводство – это система уголовно-процессуальных отношений, возникающих в процессе реализации уголовно-процессуальной деятельности, направленной на решение специфичных задач, с обязательным участием ювенального субъекта, подозреваемого или обвиняемого в совершении уголовно-правового деяния.

          В качестве ювенального субъекта могут выступать:

          – несовершеннолетние, являющиеся субъектами уголовно-правовой ответственности;

          – несовершеннолетние, не являющиеся субъектами уголовно-правовой ответственности;

          – совершеннолетние лица, производство по уголовным делам в отношении которых, может быть произведено по правилам ювенального уголовного судопроизводства.

          К дифференциальным признакам ювенального уголовного судопроизводства относятся:

          1)особое назначение ювенального уголовного судопроизводства;

          2) усложненный субъектный состав уголовно-процессуальных отношений; 3) проявление особенностей уголовно-процессуальной формы при реализации уголовно-процессуальной деятельности;

          4) наличие различных функций и принципов.

          Существует система взаимосвязанных принципов:

          1) общих принципов уголовного судопроизводства;

          2) специальных принципов, отмеченных в законодательстве .

          Введение в российское научное обращение понятия «ювенальное уголовное судопроизводство» будет содействовать развитию теоретических основ современного уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних. Необходимость расширения понятий определяется рядом объективных моментов в первую очередь, возможностями преодоления складывающегося в последнее время подхода, акцентирующего внимание исключительно на неполноценности и недостатках российской модели (типологии) уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних и ее конфронтации западным аналогам.

          Основные направления современного российского ювенального уголовно-процессуального курса:

          – образование системы ювенального уголовного судопроизводства, ориентированной на сокращение уровня преступности несовершеннолетних;

          – усовершенствование уголовно-процессуального законодательства,

          оценка проблем правоприменительной практики, связанной с осуществлением ювенального уголовного судопроизводства и определение порядка ее совершенствования;

          – приведение в порядок деятельности различных государственных органов, привлеченных в систему работы с несовершеннолетними правонарушителями, призванных содействовать реализации определенных социальных функций ювенального уголовного судопроизводства;

          – введение элементов восстановительного правосудия в ювенальное уголовное судопроизводство;

          – разработка, подготовка и переподготовка профессиональных кадров для системы ювенального уголовного судопроизводства, правовое обучение с целью создания положительного отношения к необходимости реформирования системы уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних.

          Критической оценке подвергается современная российская модель ювенального уголовного судопроизводства, закрепленная в Уголовно-процессуальном кодексе РФ.

          Отсутствие системности и последовательности рассматривается как один из серьезных дефектов отечественного законодательного регулирования ювенального уголовно-процессуального судопроизводства. В наши дни сложно говорить и о наличии законодательных оснований для автономного ювенального уголовного судопроизводства.

          Предлагается модель оптимизации в процессе для упрощения и ускорения российского ювенального уголовного судопроизводства, а также вывод о том, что эффективность дифференциации производства по делам несовершеннолетних в значительной мере обеспечивается специализацией следователей, прокуроров, судей, адвокатов.

          Непосредственно личность несовершеннолетнего в уголовном судопроизводстве рассматривается как системное образование, определяющее специфику доказательственной деятельности, поскольку личностно-ориентированное ювенальное уголовное судопроизводство предъявляет более высокие требования к такой деятельности.

          Вывод. Главными причинами молодежной преступности в России, по моему мнению, являются серьезные недостатки и пробелы в нормативном правовом обеспечении правовой защиты подростков, отсутствие эффективной системы предупреждения молодежной преступности.

          Нужно совершенствовать и развивать действующее законодательство в области предупреждения подростковой и молодежной преступности, содействовать принятию и реализации комплекса нормативных правовых актов, направленных на внедрение ювенальной юстиции в российскую правоприменительную практику.

          Список литературы

          Автономов А.С. Ювенальная юстиция. «Российский благотворительный фонд НАН» М. 2009.С.186.

          Белый А.Е. Ювенальная юстиция: суть проекта: «Концептуал», М. 2011.С.161.

          Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии. Учебное пособие. «ДЕЛО» М.2001. С.272.

          Мелешко Н.П. Ювенальная юстиция в Российской Федерации. Криминологические проблемы развития. «Юридический центр Пресс».М. 2006. С.787.

          § 2. Понятие, назначение, функции и принципы ювенальной юстиции

          В настоящее время среди видных ученых и специалистов в области разработки законодательства о несовершеннолетних нет единого мнения о том, что же такое «ювенальная юстиция» и насколько она необходима в России.

          Однако при всем разнообразии взглядов на ювенальную юстицию можно выделить две наиболее правильные, отражающие суть рассматриваемого явления точки зрения.

          Один из крупнейших отечественных специалистов в данной области Э.Б. Мельникова относит к ювенальной юстиции преимущественно специализированные судебные органы. Эту точку зрения поддерживает ряд отечественных ученых[236 – См., в частности: Мельникова Э., Ветрова Г. Российская модель ювенальной юстиции (теоретические концепции) // Правозащитник. – 2006. -№ 1.-С. 22–41.].

          Другие ученые предлагают включить в систему ювенальной юстиции значительно более широкий круг органов, а именно:

          • комиссии по делам несовершеннолетних; Уполномоченного по правам ребенка; специализированные органы и учреждения, в чью компетенцию входит решать те или иные задачи, связанные с молодежной политикой, обеспечением прав несовершеннолетних, борьбой с подростковой преступностью;

          • органы опеки и попечительства над несовершеннолетними;

          • ювенальные органы следствия и дознания, комитеты по делам семьи и несовершеннолетних;

          • воспитательные колонии и другие учреждения длительной изоляции несовершеннолетних правонарушителей[237 – См., в частности: Ермаков В.Д., Илъчиков М.З., Абросимова Е.А., Автономов А. С., Хананашвили Н.Л. Федеральный закон «Основы законодательства о ювенальной юстиции Российской Федерации»: авторский проект. – М., 1999.-С. 8–9.].

          Обе указанные точки зрения на ювенальную юстицию не противоречат друг другу и в целом дополняют и развивают основные ее принципы и задачи.

          Обобщая вышеизложенное, сформулируем понятие «ювенальная юстиция».

          ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ – это система правосудия в отношении несовершеннолетних граждан, главным звеном которой является суд по делам несовершеннолетних, объединяющая вокруг данного суда разные службы правоохранительных органов, органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, а также общественных правоохранительных органов.

          Несовершеннолетние являются одной из наиболее криминально пораженных и наименее социально защищенных категорий населения, которая нуждается в обеспечении специальной повышенной правовой защиты.

          Специфика преступности несовершеннолетних зависит от особенностей их социально-психологического развития: недостаточного уровня социализации, физической и психической незрелости, подверженности влиянию со стороны взрослых и неформальных лидеров среди подростков. По сравнению с взрослым несовершеннолетний обладает неполной дееспособностью, ограниченной свободой в передвижении, хранении и распоряжении своим имуществом.

          Особенности несовершеннолетнего возраста, в свою очередь, обусловливают обязательное участие в осуществлении правосудия для несовершеннолетних специалистов в области психологии и педагогики детского и подросткового возраста, медицины, психиатрии и ряда других отраслей науки, а также особые требования к судьям, специализирующимся по делам несовершеннолетних, что является одним из принципиальных отличий ювенального суда от общеуголовного.

          Важнейшей особенностью ювенального правосудия является то, что оно рассматривает ребенка не как объект репрессий, а как субъект реабилитации. В связи с этим ювенальная юстиция предусматривает особые меры по отношению к несовершеннолетнему, в том числе и прямо установленные законодательством, с тем чтобы судебное решение, будучи вынесенным в отношении ребенка, зачастую не понимающего смысла содеянного и самого судебного решения, не оказало бы негативного влияния на процесс социализации и тем самым не содействовало бы росту преступности.

          Принцип нацеленности на социализацию несовершеннолетнего имеет особое значение и характерен именно для ювенальной юстиции, поскольку ребенок – это человек в стадии социализации и его личность представляет особую ценность для общества.

          Перед государством стоит задача обеспечить совершенствование межведомственной координации органов и служб профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и защиты их прав, установление эффективных механизмов взаимодействия данных органов и служб с судами, рассматривающими дела о преступлениях, формирование системы правосудия в отношении несовершеннолетних, соответствующей общепризнанным принципам и нормам международного права.

          Организацией Объединенных Наций принято четыре документа , непосредственно затрагивающих вопросы предупреждения детской преступности и отправления правосудия в отношении несовершеннолетних и подготовки кадров для этого:

          1) Конвенция о правах ребенка;

          2) Минимальные стандартные правила, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила) 1985 г.;

          3) Руководящие принципы для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (принятые в Эр-Рияде) 1990 г.;

          4) Правила защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, 1990 г.

          В этих актах международного права сформулирована политика обращения с несовершеннолетними, совершающими правонарушения, включающая в себя в качестве структурных элементов :

          • обеспечение гарантий соблюдения прав человека в отношении несовершеннолетних правонарушителей;

          • применение мер, альтернативных лишению свободы;

          • осуществление ареста, задержания или лишения свободы ребенка лишь в качестве крайней меры и в течение как можно более короткого периода времени;

          • отказ от назначения наказания несовершеннолетним в виде смертной казни или пожизненного тюремного заключения.

          Одним из главных положений указанных актов является положение о том, что первоочередная задача в работе с несовершеннолетними предупреждение правонарушений. Причем это положение связывается не только с детьми-правонарушителями, но и с детьми в целом.

          Исторически сложившееся ОСОБОЕ НАЗНАЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО ПРАВОСУДИЯ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХвсегда определяло специфику ювенальной юстиции. Ювенальное правосудие изначально было ориентировано не на возмездие, а прежде всего – на обеспечение преимущества благополучия и интересов несовершеннолетнего, что всегда отличало ювенальную юстицию от общеуголовной.

          В соответствии со ст. 3 Конвенции о правах ребенка, ратифицированной Россией в августе 1990 г., во всех действиях государственных, частных учреждений, административных и законодательных органов, предпринимаемых в отношении детей, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению их интересов.

          В Преамбуле к Конвенции подчеркивается, что дети имеют право на особую защиту и помощь, что семья как основная ячейка общества является естественной средой для роста и благополучия всех ее членов, и особенно детей, – ей должны быть предоставлены необходимые защита и содействие, с тем чтобы она могла полностью возложить на себя обязанности по воспитанию детей, тем самым исключив из жизни ребенка правонарушения.

          В Минимальных стандартных правилах, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинских правилах) устанавливаются рекомендуемый возраст уголовной ответственности, цели правосудия в отношении несовершеннолетних, их права, необходимость обеспечения конфиденциальности рассмотрения дел несовершеннолетних, регламентируется процедура расследования и судебного разбирательства дел подростков; вынесения судебного решения и выбора мер воздействия на них, а также определяются стандарты обращения с правонарушителями в исправительных учреждениях и вне них.

          В Руководящих принципах ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (принятых в Эр-Рияде) указывается на необходимость специализации законодательства по делам несовершеннолетних в целях осуществления и защиты их прав и благополучия; максимального использования предупредительно-коррекционных программ для несовершеннолетних до совершения преступления; целесообразности учреждения поста омбудсмена (уполномоченного по правам человека) для несовершеннолетних, который контролировал бы осуществление рекомендаций международных документов по защите прав несовершеннолетних.

          В данном документе подчеркивается значение для предупреждения детской преступности фактора психологического свойства. Так, в принципе 6 отмечается, что следует максимально избегать употребления таких терминов, как «ребенок с отклонениями», «преступник», «потенциальный преступник», поскольку это создает устойчивую предпосылку для нежелательного поведения подростка. Отсюда следует необходимость использования всех возможных форм и видов профессиональной подготовки и повышения квалификации работников, занимающихся проблемами охраны прав несовершеннолетних.

          Правила ООН, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, основаны на положении, в соответствии с которым лишение свободы несовершеннолетнего должно применяться в качестве крайней меры воздействия и в течение минимального необходимого времени. Оно должно ограничиваться исключительными случаями для выполнения приговора суда после осуждения за наиболее опасные виды правонарушений и с должным учетом сопутствующих условий и обстоятельств.

          Становление ювенальной юстиции в России вызывает необходимость пересмотра существующего ранее карательного подхода в отношении несовершеннолетних правонарушителей и определения функций правосудия в отношении них в соответствии с международными правовыми стандартами.

          Рассмотрим ряд ОСНОВНЫХ ФУНКЦИЙ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ.

          1. Одной из важнейших функций ювенальной юстиции является предупредительная функция , которая предполагает выявление и устранение причин и условий, способствующих социальной дезаптации, безнадзорности, беспризорности и преступности среди несовершеннолетних.

          2. Воспитательная функция ювенальной юстиции на всем историческом пути развития данного института являлась характерной чертой правосудия, осуществляемого в отношении несовершеннолетних. При создании специального правосудия по делам несовершеннолетних воспитательная функция ювенальной юстиции была выделена одной из первых, поскольку главной особенностью несовершеннолетнего возраста является незавершенность физического и нравственного развития, подверженность воздействию внешних факторов.

          3. Восстановительная функция ювенальной юстиции имеет два аспекта: восстанавливающий (в отношении нарушенных прав и интересов ребенка) и реабилитирующий (в отношении несовершеннолетнего правонарушителя). В ходе развития ювенальной юстиции на первый план выступил именно реабилитирующий аспект данной функции, заключающийся в том, что деятельность ювенальной юстиции направлена в первую очередь на восстановление социального благополучия и нормального развития в достойных жизненных условиях ребенка, нарушившего закон.

          Поскольку единственной причиной преступности несовершеннолетних считалось негативное воздействие условий жизни и воспитания, то преступление не рассматривалось само по себе, а являлось знаком нарушенных процессов социализации.

          В противовес данной теории возникла идея так называемого восстановительного правосудия, которое в первую очередь направлено на защиту общества от противоправного поведения подростка. Ответственность несовершеннолетних выражалась не в наказании, а в необходимости осознать свою вину и возместить причиненный вред. В настоящее время в ряде стран (Норвегия, Австрия, Германия, Канада, Италия, Новая Зеландия) необходимость ресоциализации несовершеннолетнего и одновременно привлечения его к уголовной ответственности выразилась в программах восстановительного правосудия, которое направлено на защиту общества от преступности среди несовершеннолетних.

          4. Охранительная функция ювенальной юстиции обусловлена необходимостью особой охраны прав и поддержания интересов несовершеннолетних как наименее защищенной в правовом, социальном и моральном плане группы населения. Эта незащищенность проявляется в том, что несовершеннолетние в силу своего возраста и психологических особенностей не всегда способны самостоятельно защитить свои права.

          Огромное значение для защиты прав и законных интересов детей имеет неукоснительное выполнение специализированными судами по делам несовершеннолетних, всеми органами и организациями, содействующими работе этих судов, специфических принципов ювенальной юстиции, заложенных в рассмотренных ранее международных правовых актах.

          К ОСНОВНЫМ СПЕЦИФИЧЕСКИМ ПРИНЦИПАМ ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИотносятся следующие принципы:

          1. Принцип преимущественно охранительной ориентации ювенальной юстиции.

          Данный принцип имеет особенное значение, поскольку ювенальная юстиция создавалась и действует до настоящего времени преимущественно как уголовное правосудие, которое ассоциируется с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, но не с преимущественной защитой несовершеннолетних преступников.

          Специальный охранительный правовой режим для несовершеннолетних может быть выражен в разных формах:

          • прямой протекционизм (например, уменьшение только по факту несовершеннолетия на определенную часть размера наказания, указанного в УК РФ);

          • преимущественное применение к несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия;

          • обеспечение обязательного участия защитника и законного представителя в рассмотрении дел несовершеннолетних. При этом для несовершеннолетнего в законодательстве необходимо предусмотреть возможность отказаться от адвоката, с которым не было достигнуто взаимопонимания, и пригласить другого адвоката. В законе должны быть также сформулированы «гарантии для несовершеннолетнего от потери им права на защиту его интересов»[238 – Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: учеб, пособие. – М.: Дело, 2001. – С. 89.] (конфликт с интересами законного представителя, неявка

          законного представителя, отстранение законного представителя от участия в деле);

          • дополнительная правовая защита отдельных групп несовершеннолетних (например, по российскому уголовно-процессуальному законодательству обязательно участие педагога в допросе несовершеннолетнего свидетеля, не достигшего возраста 14 лет);

          • проведение закрытых заседаний суда по всем делам о преступлениях несовершеннолетних или преступных посягательств на них.

          2. Принцип социальной насыщенности ювенальной юстиции.

          Суть этого принципа – в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, направленных на изучение социальных условий жизни подростков, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности.

          Как известно, привлечение неюридических специальных познаний имеет место в любом судебном разбирательстве (заключение экспертов, участие специалистов). В рамках же ювенальной юстиции происходит социальное насыщение всего юридического процесса данными специализированных неюридических учреждений и служб ювенального профиля (медико-психологических, социально-психологических, социальных служб, консультационных центров). Перед указанными учреждениями суд может поставить вопрос и о выборе оптимальной для данной личности меры воздействия. Рассматриваемый принцип ювенальной юстиции органически связан с ювенальной криминологией, которая разрабатывает свои методы исследования причин преступности несовершеннолетних, изучения их личности именно на базе неюридических специальных познаний, которые затем использует ювенальная юстиция.

          3. Принцип максимальной индивидуализации судопроизводства.

          Данный принцип означает, что в центре всего судопроизводства находится личность несовершеннолетнего, а также причины и условия его правонарушения. В связи с этим концепция ювенальной юстиции предусматривает неформальный характер судопроизводства по делам несовершеннолетних. Без надлежащего применения принципа индивидуализации судопроизводства невозможно максимально реализовать в ходе процесса возрастную специфику подростка, преимущественно охранительный режим для него, использование судом рекомендаций неюридических служб для вынесения адекватного решения в отношении несовершеннолетнего.

          4. Принцип судебной специализации.

          Принцип судебной специализации означает необходимость рассмотрения дел несовершеннолетних специальным компетентным органом власти (п. 4 Пекинских правил).

          В соответствии с международными нормами к компетентным органам власти относятся:

          1) автономные специализированные судебные органы (Англия, Франция); коллегии и составы суда, действующие как часть общих судов (Германия), семейные суды, рассматривающие уголовные и гражданские дела с участием несовершеннолетних (Италия и Япония);

          2) административные органы по делам несовершеннолетних, частично или полностью наделенные функциями суда, – комиссии, комитеты, советы (например, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в России, «семейные конференции» в Новой Зеландии и Австралии), которые либо полностью заменяют суд, либо функционируют наряду с ним как альтернативные органы.

          Однако, несмотря на многообразие форм организации правосудия по делам несовершеннолетних в разных странах, все эти органы обязаны руководствоваться принципом судебной специализации, к основным аспектам которого относятся следующие:

          1) производство по делам несовершеннолетних осуществляется специальным органом (ювенальным судом или иным альтернативным органом), в компетенцию которого входит исключительно рассмотрение дел несовершеннолетних;

          2) подготовка всех работников ювенальной системы (судьи, адвокаты, прокуроры, полицейские, социальные работники) должна соответствовать следующим специальным требованиям, обеспечивающим профессиональный подход к делам несовершеннолетних:

          • наличие жизненного опыта и практического опыта воспитательной работы;

          • профессиональный опыт работы в ювенальной системе;

          • специальное образование в области социологии, психологии, психиатрии, педагогики, криминологии;

          • регулярное посещение курсов повышения квалификации;

          • строгий конкурсный отбор.

          В настоящее время международные органы уделяют значительное внимание соблюдению всеми государствами рекомендаций, изложенных в международных актах по вопросам защиты прав и законных интересов детей и подростков, а также основных принципов ювенальной юстиции, на основе которых строятся современные модели ювенального правосудия.

          В Руководящих указаниях Генерального Секретаря ООН, изданных в сентябре 2008 г., подчеркивается, что цель подхода к правосудию в отношении детей состоит в том, чтобы дети, определяемые Конвенцией ООН о правах ребенка как все лица, не достигшие возраста 18 лет, получали лучшие услуги и были лучше защищены системами правосудия, в том числе секторами безопасности и социального обеспечения.

          Концепция ювенальной юстиции.

          Принимаемые в настоящее время органами правопорядка меры борьбы с правонарушениями среди несовершеннолетних, как показывает практика правоохранительной деятельности и анализ состояния преступности, не обеспечивают надлежащего решения указанной проблемы. Сложившееся положение требует поиска новых подходов, совершенствования форм и методов предупредительной и профилактической работы, что в значительной степени повышает значимость изучения вопросов ювенальной юстиции.

          Основным звеном ювенальной юстиции являются суды. Вопрос реформирования российской судебной системы, в том числе и в отношении несовершеннолетних, находится в центре внимания юридической общественности, государственных органов и общественных организаций, занимающихся различными аспектами профилактики подростковой преступности. В научной литературе, а также в средствах массовой информации по данному вопросу в последнее время имеется достаточно много публикаций. Вместе с тем не все понимают сущность, цели и задачи ювенального судопроизводства.

          В настоящее время в литературе широко распространено мнение о том, что ювенальная юстиция – это система правосудия в отношении несовершеннолетних граждан (до 18 лет), главным звеном которой является суд по делам несовершеннолетних. Это мнение активно поддерживается рядом авторов.

          Причем в судах реализуются «ювенальные технологии» – комплекс мер, нацеленных на реализацию и защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом и содействующих раскрытию их индивидуального потенциала для свободного развития в обществе и самостоятельного отказа от асоциального поведения. Так, Ростовская региональная модель ювенальных судов предусматривает три главные составляющие: деятельность социальных служб для несовершеннолетних – органов и учреждений государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и защиты их прав; судопроизводство в отношении несовершеннолетних (как уголовное, так и гражданское); механизм взаимодействия суда и социальных служб для детей.

          Опыт работы ювенальных судов в России, а также практика деятельности ювенальной юстиции за рубежом показывают, что роль и значение судебных органов в вопросах профилактики преступности несовершеннолетних весомая, но не определяющая. Очевидно, что рассмотрение уголовного дела в отношении несовершеннолетнего – это последняя инстанция воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя, когда все предшествующие меры положительного результата не дали.

          Главная задача общества и государства, как это требуют нормы Пекинских правил, создать такие условия жизни, воспитания подростка, чтобы не было противоправных явлений. «Следует уделять достаточное внимание осуществлению позитивных мер, предполагающих полную мобилизацию всех возможных ресурсов. с целью содействия благополучию подростка, с тем, чтобы сократить необходимость вмешательства со стороны закона (ст. 1.3). Правосудие в отношении несовершеннолетних определяется как составная часть системы обеспечения социальной справедливости для несовершеннолетних (ст. 1.4). Необходимо постоянно совершенствовать систему правосудия в отношении несовершеннолетних, принимая одновременно меры для разработки прогрессивной социальной политики в отношении несовершеннолетних в целом (ст. 1.6)».

          Таким образом, требуется дальнейшее совершенствование системы российского правосудия, в том числе в отношении несовершеннолетних, осуществляемое в процессе проводимой судебной реформы, которую критически оценивалЛ. Д. Кокорев12 и юридическая общественность.

          33. Реализация в УПК РФ международных правил отправления правосудия по уголовным делам несовершеннолетних.

          Комментарий к статье 420

          1. При рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних судам наряду с соблюдением уголовного и уголовно-процессуального законодательства РФ надлежит учитывать положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.), Конвенции о правах ребенка (1989 г.), Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, 1985 г.), Миланского плана действий и Руководящих принципов в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка (1985 г.), Руководящих принципов Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы, 1990 г.). Также подлежат учету и другие официальные документы, например Рекомендации N Rec(2003)20 Комитета министров Совета Европы государствам-членам о новых подходах к преступности среди несовершеннолетних и о значении правосудия по делам несовершеннолетних.
          2. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством Российской Федерации, судам в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 1 УПК надлежит применять правила международного договора .

          См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 4. 2011.

          1. Согласно ст. 40 Конвенции о правах ребенка, несовершеннолетний, который, как считается, нарушил уголовное законодательство, обвиняется или признается виновным в его нарушении, имеет право на такое обращение, которое способствует развитию у ребенка чувства достоинства и значимости, укрепляет в нем уважение к правам человека и основным свободам других и при котором учитывается возраст ребенка и желательность содействия его реинтеграции и выполнению им полезной роли в обществе.
          2. В этих целях государство обеспечивает, чтобы каждый ребенок, который, как считается, нарушил уголовное законодательство или обвиняется в его нарушении, имел по меньшей мере следующие гарантии:

          1) презумпция невиновности, пока его вина не будет доказана согласно закону;

          2) незамедлительное и непосредственное информирование его об обвинениях против него и, в случае необходимости, через его родителей или законных опекунов и получение правовой и другой необходимой помощи при подготовке и осуществлении своей защиты;

          3) безотлагательное принятие решения по рассматриваемому вопросу компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом в ходе справедливого слушания в соответствии с законом в присутствии адвоката или другого соответствующего лица и, если это не считается противоречащим наилучшим интересам ребенка, в частности, с учетом его возраста или положения его родителей или законных опекунов;

          4) свобода от принуждения к даче свидетельских показаний или признанию вины; изучение показаний свидетелей обвинения либо самостоятельно, либо при помощи других лиц и обеспечение равноправного участия свидетелей защиты и изучения их показаний;

          5) если считается, что ребенок нарушил уголовное законодательство, — повторное рассмотрение вышестоящим компетентным, независимым и беспристрастным органом или судебным органом согласно закону соответствующего решения и любых принятых в этой связи мер;

          6) бесплатная помощь переводчика, если ребенок не понимает используемого языка или не говорит на нем;

          Понятие ювенальной юстиции в рамках российского уголовного процесса

          Замалутдинова, Т. Л. Понятие ювенальной юстиции в рамках российского уголовного процесса / Т. Л. Замалутдинова. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2015. — № 4 (84). — С. 464-466. — URL: https://moluch.ru/archive/84/15600/ (дата обращения: 12.02.2022).

          Данная обзорная статья дает обновленную информацию о научных исследованиях и разработках спинномозговой жидкости (ликвора) биомаркера для болезни Альцгеймера (БА) с акцентом на диагностических приложениях.

          Ключевые слова: болезнь Альцгеймера, биомаркеры, кровь, цереброспинальная жидкость, диагноз.

          This review article provides an update on the scientific research and development of a cerebrospinal fluid (liquor) biomarker for Alzheimer’s disease (AD) with a focus on diagnostic applications.

          Keywords: Alzheimer’s disease, biomarkers, blood, cerebrospinal fluid, diagnosis

          Около 35,6 миллионов человек во всем мире страдают деменцией, из которых 60 % связано с болезнью Альцгеймера (БА), цифры, которые, удваиваются каждые 20 лет. До 65,7 миллионов в 2030 году и 115,4 млн в 2050 г. [1,2]. Хотя БА является одним из наиболее быстро растущих причин основного бремени болезней, в настоящее время не существует эффективных методов его диагностики и лечения. Патологические изменения в головном мозге при БА, как известно, начинаются по крайней мере, за два десятилетия до предполагаемого появления клинических симптомов [3, 4]. В настоящее время при разработке эффективной терапии включают отсутствие специальных биомаркеров для ранней идентификации заболевания до начала появления клинически очевидных когнитивных нарушений. Массивная гибель нейронов, характерные для поздних стадий нейродегенеративных заболеваний, делает лечение в конце течения болезни чрезвычайно трудным [5].

          Одним из наиболее надежных биомаркеров БА на сегодняшний день является комбинированное снижение бета-амилоида 42 (Ab42) и увеличение фосфорилированного тау в спинномозговой жидкости (ЦСЖ) [6].

          Важно отметить, что большое количество клинических исследований очень наглядно показывают, как эти биомаркеры способствуют диагностически релевантной информации, также и на ранних стадиях заболевания. Последние технические разработки позволили измерить эти биомаркеры с помощью полностью автоматизированных анализов с высокой точностью и стабильностью.

          Усилия по стандартизации дали сертифицированные справочные материалы для ЦСЖ Aβ42, с целью согласования результатов между форматами анализа. Эти обнадеживающие события привели к тому, что основные биомаркеры болезни Альцгеймера ЦСЖ, занимают центральное место в новых диагностических критериях заболевания, принятых в Национальном институте по проблемам старения и в Ассоциации биологического определения болезни Альцгеймера.

          В совокупности этот прогресс, вероятно, послужит основой для более широкого внедрения этих диагностических тестов в клиническую повседневную практику. Тем не менее, неоднородность патологии при БА требуют расширения количества ЦСЖ биомаркеров с использованием дополнительных биомаркеров, которые отражают дополнительные аспекты патофизиологии БА. Одним из перспективных кандидатов является синаптический белок нейрогранин, который является специфическим для БА и может предсказывать будущие темпы когнитивных ухудшения.

          Кроме того, недавние исследования дают надежду на получение легкодоступных и экономически эффективных инструментов скрининга при ранней диагностической оценке пациентов с когнитивными проблемами (и подозреваемой БА) в первичной медико-санитарной помощи. В связи с этим, технические разработки с ультрачувствительными иммуноанализами и новыми методами масс-спектрометрии дают обещанные биомаркеры для мониторинга амилоидоза мозга (Aβ42/40, или соотношения APP669–711/Aβ42) и нейродегенерации (тау и нейрофиламенты) в образцах плазмы, и будущие исследования являются оправданными для подтверждения дальнейших многообещающих результатов. Данная обзорная статья дает обновленную информацию о научных исследованиях и разработках спинномозговой жидкости (ликвора) биомаркера для болезни Альцгеймера (БА) с акцентом на диагностических приложениях. Основные биомаркеры БА ЦСЖ прошли путь от первых исследований, основанных на анализе классов исследований, до их текущего состояния с анализами на полностью автоматизированных инструментах и с обширной клинической проверкой диагностической производительности. Последние события также дали новых кандидатов в биомаркеры для синаптической дегенерации, который является еще один ключевым аспектом патофизиологии БА. Наконец, технические разработки новых ультрачувствительных методов иммуноанализа и масс-спектрометрии показали перспективы для биомаркеров крови с потенциальными приложениями в качестве скрининговых инструментов для нейродегенерации и амилоидоза мозга.

          1. Prince M, Bryce R, Albanese E, Wimo A, Ribeiro W, Ferri CP (2013) The global prevalence of dementia: A systematic review and metaanalysis. Alzheimers Dement 9, 63–75.e62.
          2. Ferri CP, Prince M, Brayne C, Brodaty H, Fratiglioni L, Ganguli M, Hall K, Hasegawa K, Hendrie H, Huang Y, Jorm A, Mathers C, Menezes PR, Rimmer E, Scazufca M (2005).Global prevalence of dementia: A Delphi consensus study. Lancet 366, 2112–2117.
          3. Bateman RJ, Xiong C, Benzinger TL, Fagan AM, Goate A, Fox NC, Marcus DS, Cairns NJ, Xie X, Blazey TM, Holtzman DM, Santacruz A, Buckles V, Oliver A, Moulder K, Aisen PS, Ghetti B, Klunk WE, McDade E, Martins RN, Masters CL, Mayeux R, Ringman JM, Rossor MN, Schofield PR, Sperling RA, Salloway S, Morris JC (2012) Clinical and biomarker changes in dominantly inherited Alzheimer’s disease. N Engl J Med 367, 795–804.
          4. Jack CR Jr, Knopman DS, Jagust WJ, Shaw LM, Aisen PS, Weiner MW, Petersen RC, Trojanowski JQ (2010) Hypo-thetical model of dynamic biomarkers of the Alzheimer’s pathological cascade. Lancet Neurol 9, 119–128.
          5. Sheinerman KS, Umansky SR (2013) Circulating cell-free microRNA as biomarkers for screening, diagnosis and mon-itoring of neurodegenerative diseases and other neurologic pathologies. Front Cell Neurosci 7, 150.
          6. Bekris LM, Lutz F, Montine TJ, Yu CE, Tsuang D, Peskind ER, Leverenz JB (2013) MicroRNA in Alzheimer’s disease:An exploratory study in brain, cerebrospinal fluid and plasma. Biomarkers 18, 455–466.
          7. Seubert P, Vigo-Pelfrey C, Esch F, Lee M, Dovey H, Davis D, et al. Isolation and quantification of soluble Alzheimer’s beta-peptide from biological fluids. Nature. 1992;359(6393):325–7.

          Основные термины (генерируются автоматически): ювенальная юстиция, мой взгляд, отношение, дело, институт, область знаний, общая юрисдикция, правовое явление, предупреждение преступности, уголовное судопроизводство.

          Литература

          1. Васкэ Е.В. Эволюция преступности несовершеннолетних в России: Психолого-правовой анализ. М.: Генезис, 2009. 428 с.
          2. Марковичева Е.В. Нужна ли России ювенальная юстиция на общественных началах? // Вопросы ювенальной юстиции. 2011. N 1(33). URL: http://juvenjust.org/index.php?showtopic=1612.
          3. Ростовская Т.К., Ростовская И.В. Государственная защита прав и интересов несовершеннолетних. Внесудебная защита прав и интересов несовершеннолетних // Вопросы ювенальной юстиции. 2011. N 4(36). URL: http://juvenjust.org/index.php?showtopic=1661.
          4. Ткачев В.Н. Специализация судей по делам несовершеннолетних как модель будущего ювенального суда в России (опыт Ростовской области) // Российская юстиция. N 9. 2007. С. 2 – 6.
          5. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М.П. Журавлев и др.; Под ред. А.И. Рарога. 6 изд., перераб. и доп. М.: ТК “Велби”; Изд-во “Проспект”, 2008. 704 с.
          6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (в ред. от 29.06.2013) // СПС “КонсультантПлюс”.
          7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (в ред. от 07.06.2013) // СПС “КонсультантПлюс”.

          Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности. –> Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

          Функции ювенального уголовного судопроизводства

          Совокупность специальных норм, регулирующих правовые отношения, субъектами которых являются несовершеннолетние, в немецкой юридической литературе принято называть ювенальным правом.

          Одной из составляющих немецкого ювенального права является уголовное судопроизводство по делам несовершеннолетних. Оно представляет собой сочетание предписаний как материально-правового, так и процессуального характера, в необходимой степени учитывающее возрастные особенности несовершеннолетнего и особые принципы ювенального права.

          Основные положения уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних определены в Законе о ювенальных судах 1953 года, который с изменениями и дополнениями действует в настоящее время. Вместе с тем данный Закон не является единственным источником ювенального права уголовного судопроизводства. На несовершеннолетних распространяются и общие предписания немецкого законодательства, но лишь постольку, поскольку не противоречат или не урегулированы Законом о ювенальных судах.

          В соответствие с Законом несовершеннолетние дифференцированы по субъектному составу на три возрастные группы. Первая группа – это дети (или малолетние), т.е. лица, которые не достигли возраста 14 лет. Вторая – это подростки от 14 до 18 лет. К третьей группе относится молодежь в возрасте от 18 до 21 года («185» 2 Закона). Возрастная специфика субъектов ювенального права является определяющим фактором при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних и предполагает действие принципа индивидуализации, на котором основываются все правовые предписания, начиная с решения вопроса об уголовной ответственности и заканчивая особыми правилами судопроизводства и вынесения приговора.

          Закон о ювенальных судах предусматривает три вида санкций за нарушение уголовного закона. К ним относятся принудительные меры воспитательного воздействия, исправительные меры и наказание.

          Принудительные меры воспитательного воздействия подразделяются на указания о перевоспитании (предусматривающие предписания и запреты, касающиеся времени препровождения несовершеннолетнего), а также использование содействия в воспитании (которое выражается в обязательстве согласовывать меры по решению социальных сторон жизни подростка) («185» 10). К исправительным мерам относятся предупреждение, обязательство совершения определенных действий и арест («185» 13). При этом исправительные меры воспитательного воздействия могут сочетаться с исправительными мерами. Наказание представляет собой лишение свободы несовершеннолетнего и применяется в тех случаях, когда с учетом склонности несовершеннолетнего к совершению преступлений и тяжести его вины в совершении преступления есть основания полагать, что применение по отношению к нему принудительных мер воспитательного воздействия и исправительных мер окажется недостаточным для обеспечения целей уголовного наказания.

          При применении любого вида санкций первостепенное значение имеет вопрос их воспитательного воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя. Уголовным законодательством Германии устанавливается в качестве основополагающего принцип преимущественного воспитательного характера санкций, которые применяются с целью предотвращения дальнейшего негативного развития несовершеннолетнего. Санкции по отношению к несовершеннолетним применяются с учетом всех обстоятельств дела, а также личности преступника с целью обеспечения наибольшей вероятности перевоспитания.

          Особое значение, которое придается воспитательной функции в ювенальном уголовном судопроизводстве, обусловливает необходимость специализации судов, которые это право применяют. В 1908 году во Франкфурте, Берлине и Кельне появились первые ювенальные суды, которые заложили основу для дальнейшего самостоятельного развития ювенального уголовного судопроизводства как отрасли немецкого законодательства и права. Такая последовательность развития привела к тому, что закон, в котором скомпеллированы основные положения современного ювенального права уголовного судопроизводства (в том числе и нормы материального уголовного права), носит название «Закон о судах для несовершеннолетних». Однако немецкие ученые отмечают, что не следует усматривать в этом ничего, кроме случайности, объясняя данный факт мудрым изречением: «важнее, чем предписания закона, всегда является тот, кто держит этот закон в руках». Такое правило в буквальном смысле не действует ни в одной области немецкого права, кроме ювенального судопроизводства, где центральной фигурой является судья, который «держит этот закон в руках». Достаточно часто молодые правонарушители осознают силу закона, впервые встретившись с судьей, который, рассматривая их дело, должен оказать благотворное влияние на дальнейшую жизнь подростка. Несмотря на то, что контакт несовершеннолетнего и судьи длится недолго, ювенальное право уголовного судопроизводства предоставляет судье достаточное пространство для необходимого педагогического воздействия на несовершеннолетнего, наделяя его широкими полномочиями. Судья должен уметь найти индивидуальный подход к подростку, проявить достаточное терпение, понимание и профессиональный такт, в противном случае не будет достигнута главная цель ювенального судопроизводства – возможность исправления и перевоспитания несовершеннолетнего. Поэтому закон устанавливает особые требования к жизненному опыту и образованию судьи, занимающегося делами несовершеннолетних. Так, согласно «185» 37 Закона «судьи, входящие в состав ювенальных судов, должны быть способны оказать воспитательное воздействие на несовершеннолетнего и быть опытными в данном вопросе». Принято считать, что судья должен быть не только квалифицированным юристом с многолетним опытом работы в сфере ювенального судопроизводства, но и человеком, имеющим опыт воспитательной работы. Особенно необходимыми считаются знания в области педагогики, психологии несовершеннолетних, психиатрии, социологии и криминологии. Следует отметить, что достаточно строгие требования предъявляются как к ювенальным судьям, так и к сотрудникам служб, комиссий и других органов по делам несовершеннолетних, работникам полиции, т.е. ко всем лицам, которые в той или иной степени причастны к решению вопросов о несовершеннолетних.

          Суды по делам несовершеннолетних в Германии не являются обособленными судебными органами, а представляют собой специализированные отделы общеуголовного суда. Вместе с тем они образуют систему, обладающую всеми признаками самостоятельности, включающую в себя особый состав и структуру судов, специальную подсудность, собственную правовую базу, особые принципы судопроизводства. В рамках общеуголовного суда правосудие по делам несовершеннолетних в Германии осуществляют мировой судья, Суд шеффенов и Судебная палата («185» 33 Закона). Предметная подсудность различных звеньев ювенальных судов по уголовным делам регламентируется «185» «185» 39-41, 108 Закона, в соответствии с которыми мировой судья рассматривает большинство менее значительных дел о преступлениях и проступках несовершеннолетних, а все другие уголовные дела с участием несовершеннолетних подлежат рассмотрению коллегиальным ювенальным судом с участием народных заседателей. При этом компетенция Суда шеффенов по делам несовершеннолетних значительно расширена по сравнению с общеуголовным судом, в то время как Судебная палата по делам несовершеннолетних по первой инстанции рассматривает только особо сложные дела.

          По законодательству Германии участие защитника по делам несовершеннолетних не является обязательным. Несовершеннолетний имеет право «свободного выбора» адвоката как и совершеннолетний. Независимо от этого, родители и законные представители несовершеннолетнего имеют право сами выбрать ему адвоката («1852 67 Закона, «185» 137 УПК ФРГ), что само по себе нарушает права несовершеннолетнего, поскольку его интересы не всегда совпадают с интересами родителей или законных представителей. В иных случаях защитник может быть назначен решением судьи в том же порядке, как и по делам взрослых.

          В связи с тем, что законодатель ограничивает число дел, по которым участие защитника обязательно, решение вопроса об участии защитника в большей части дел несовершеннолетних доверяется судейскому усмотрению. Поэтому если в общеуголовных судах защитник участвует в 59% случаев, то при рассмотрении дел несовершеннолетних ювенальным судьей – 25%, составом суда из судьи и двух народных заседателей – 60% и 48% в составе профессиональной коллегии судей.

          Такая практика в Германии исходит из того, что защитник как представитель противоположной обвинению стороны, как правило, оказывает отрицательное влияние на ход воспитательного процесса, осуществляемого судьей, и на авторитет судьи в глазах несовершеннолетнего. Защитник имеет право наравне с прокурором и представителем службы судебной помощи несовершеннолетним предлагать наиболее оптимальный вариант меры воздействия на несовершеннолетнего. Это приводит к тому, что часто адвокат выступает против тех мер воздействия, которые предлагает судья, и тем самым ставит под сомнение его правоту в глазах несовершеннолетнего правонарушителя. По действующему законодательству основная задача защитника, участвующего по делам несовершеннолетних, – не добиваться в первую очередь оправдательного приговора или более мягкой меры наказания, а содействовать воспитательному характеру ювенального судопроизводства и выбору наиболее подходящей меры воздействия на правонарушителя. Однако, как показывает практика, в большинстве случаев адвокат не в состоянии придерживаться «воспитательной направленности» процесса и его участие в этом отношении оказывается формальным. Поэтому неудивительно, что защитник в судебном разбирательстве рассматривается нередко в немецкой юридической литературе как «нарушитель спокойствия» и нежелательный фактор воздействия на несовершеннолетнего.

          Неоднозначное положение адвоката в немецком ювенальном судопроизводстве вызвано тем, что законодательство не требует от него специализации и особой подготовки. Адвокат, не имеющий опыта работы с несовершеннолетними и специальных знаний об особенностях разбирательства дел несовершеннолетних, не может перестроиться на воспитательный характер ювенальной юстиции и остается верен традиционным принципам участия защитника в уголовном судопроизводстве. Последнее является основанием для мнения о том, что «судья, представитель службы судебной помощи несовершеннолетним и прокурор, так же как и законные представители, в состоянии обеспечить интересы несовершеннолетнего и без адвоката».

          Одной из особенностей ювенального судопроизводства в Германии является действие принципа индивидуализации, который выражается в предусмотренных законом конкретных действиях судьи по установлению контакта с обвиняемым, методах исследования обстоятельств дела, языке судебного разбирательства, доступном пониманию несовершеннолетнего, использовании для изучения личности специальных неюридических учреждений. На всех этапах расследования и рассмотрения дел судом важное значение имеет информация о личности несовершеннолетнего, его качествах, развитии, социальном окружении. Изучением личности подростка занимается специально уполномоченный на то орган – Jugendgerichtshilfe (дословный перевод – «помощь для несовершеннолетних в суде»), который по результатам своей деятельности представляет отчет прокурору, полиции и суду.

          Деятельность Jugendgerichtshilfe должна соответствовать закону, но органы полиции, прокуратуры не вправе вмешиваться в ее осуществление. В данной службе работают лица, имеющие соответствующие профессиональные знания в области психологии и педагогики, что дает им существенное преимущество по сравнению с юристом при установлении контакта с подростком. Изучение личности подростка осуществляется, как правило, путем непосредственного общения с несовершеннолетним, его родителями, преподавателями, ближайшим окружением, а также при помощи сбора и анализа соответствующих документов, позволяющих составить полное представление о личности подростка. Отчет должен содержать сведения о личностных качествах несовершеннолетнего, особенностях его характера, биографии, физическом и психическом развитии, отношении к совершенному преступлению, занятиях в свободное время, школьных проблемах, поведении на работе, взаимоотношениях с окружающими, общей жизненной ситуации, причем ссылка на источники полученной информации обязательна. Сведения, содержащиеся в отчете, принимаются во внимание и при вынесении приговора судом.

          Полномочия Jugendgerichtshilfe определены в «185» 38 Закона. Представители этой организации наделены правом на неограниченное общение с обвиняемым; принимать участие и получать информацию в ходе предварительного расследования; присутствовать в судебном заседании и давать заключение по имеющим к делу вопросам, вносить предложения и заявлять ходатайства; устанавливать контакт с несовершеннолетним в период исполнения приговора. В обязанности входит предоставлять отчет о проделанной работе и собранной информации по делу; оказывать психологическую поддержку и социальное содействие осужденным; вносить предложения о назначении того или иного вида санкций; оказывать помощь при осуществлении контроля за исполнением наказания; поддерживать несовершеннолетнего в судебном разбирательстве, поскольку судом не будет назначено другое лицо.

          Создание в системе органов ювенальной юстиции Германии специальной социально-психологической службы Jugendgerichtshilfe – это значительный шаг на пути установления взаимоотношений с подростком, основанных на взаимопонимании и доверии, поиска индивидуального подхода в каждой конкретной ситуации, для достижения целей объективности расследования, справедливого рассмотрения дел в судах, предупреждения совершения новых преступлений. Сотрудники Jugendgerichtshilfe призваны оказывать помощь и поддержку несовершеннолетнему в сложившейся ситуации, тем самым давая понять, что они «на его стороне».

          В последние годы в немецкой юридической литературе ведется дискуссия о значении Jugendgerichtshilfe в уголовном процессе. Речь идет о том, что данная служба выполняет двойную функцию: с одной стороны, это следственный орган и надзорная инстанция, а с другой стороны, это орган по социальной защите и поддержке несовершеннолетних. В связи с этим возникает вопрос, направлена ли деятельность Jugendgerichtshilfe на содействие судебным органам или на поддержку и защиту подростков. Многие авторы приводят доводы о том, что подросток позволит оказать себе помощь только при наличии полного доверия и взаимопонимания, но о доверии здесь не может быть и речи, поскольку работники Jugendgerichtshilfe, осуществляя свою деятельность в рамках предварительного следствия, обязаны передать следователю и судье всю информацию, полученную при осуществлении функций по защите и поддержке несовершеннолетних. Такого мнения придерживаются теоретики. Какова же ситуация в действительности: Jugendgerichtshilfe – это помощь для следователя, судьи или подростка? «Без сомнения, это, в первую очередь, помощь для несовершеннолетних и только потом для следствия и суда», – так отвечает на этот вопрос судья по делам несовершеннолетних Берлинского окружного суда Штефан Даш как практический работник, ежедневно рассматривающий несколько дел о преступлениях, совершенных подростками. Он выражает уверенность в том, что «многолетний опыт успешного функционирования данной системы судов подтверждает ее жизнеспособность и возможность применения в опыте других стран с определенными оговорками».

          Результаты многих исследований немецких ученых подтверждают, что такая сложная организация ювенального судопроизводства в Германии не превращается в громоздкую и малоэффективную систему, а, напротив, обеспечивает в известной мере профессиональный подход и своевременное рассмотрение дел, позволяет оптимально распределить нагрузку на работников правоохранительных органов и оказывает воспитательное воздействие на несовершеннолетних.

          Представляется, что позитивный опыт работы системы ювенального судопроизводства в Германии может быть использован в процессе создания отраслевого законодательства в области ювенальной юстиции в России. При этом важно, что речь должна идти не о копировании зарубежных достижений, а о заимствовании определенных наработок в этой области с учетом национальных и исторических особенностей российского судопроизводства.

          Ювенальное уголовное судопроизводство Германии (А. Соколов, И. Предеина, “Российская юстиция”, N 3, март 2004 г.)

          Совокупность специальных норм, регулирующих правовые отношения, субъектами которых являются несовершеннолетние, в немецкой юридической литературе принято называть ювенальным правом.

          Одной из составляющих немецкого ювенального права является уголовное судопроизводство по делам несовершеннолетних. Оно представляет собой сочетание предписаний как материально-правового, так и процессуального характера, в необходимой степени учитывающее возрастные особенности несовершеннолетнего и особые принципы ювенального права.

          Основные положения уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних определены в Законе о ювенальных судах 1953 года, который с изменениями и дополнениями действует в настоящее время. Вместе с тем данный Закон не является единственным источником ювенального права уголовного судопроизводства. На несовершеннолетних распространяются и общие предписания немецкого законодательства, но лишь постольку, поскольку не противоречат или не урегулированы Законом о ювенальных судах.

          В соответствие с Законом несовершеннолетние дифференцированы по субъектному составу на три возрастные группы. Первая группа – это дети (или малолетние), т.е. лица, которые не достигли возраста 14 лет. Вторая – это подростки от 14 до 18 лет. К третьей группе относится молодежь в возрасте от 18 до 21 года (“185” 2 Закона). Возрастная специфика субъектов ювенального права является определяющим фактором при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних и предполагает действие принципа индивидуализации, на котором основываются все правовые предписания, начиная с решения вопроса об уголовной ответственности и заканчивая особыми правилами судопроизводства и вынесения приговора.

          Закон о ювенальных судах предусматривает три вида санкций за нарушение уголовного закона. К ним относятся принудительные меры воспитательного воздействия, исправительные меры и наказание.

          Принудительные меры воспитательного воздействия подразделяются на указания о перевоспитании (предусматривающие предписания и запреты, касающиеся времени препровождения несовершеннолетнего), а также использование содействия в воспитании (которое выражается в обязательстве согласовывать меры по решению социальных сторон жизни подростка) (“185” 10). К исправительным мерам относятся предупреждение, обязательство совершения определенных действий и арест (“185” 13). При этом исправительные меры воспитательного воздействия могут сочетаться с исправительными мерами. Наказание представляет собой лишение свободы несовершеннолетнего и применяется в тех случаях, когда с учетом склонности несовершеннолетнего к совершению преступлений и тяжести его вины в совершении преступления есть основания полагать, что применение по отношению к нему принудительных мер воспитательного воздействия и исправительных мер окажется недостаточным для обеспечения целей уголовного наказания.

          При применении любого вида санкций первостепенное значение имеет вопрос их воспитательного воздействия на несовершеннолетнего правонарушителя. Уголовным законодательством Германии устанавливается в качестве основополагающего принцип преимущественного воспитательного характера санкций, которые применяются с целью предотвращения дальнейшего негативного развития несовершеннолетнего. Санкции по отношению к несовершеннолетним применяются с учетом всех обстоятельств дела, а также личности преступника с целью обеспечения наибольшей вероятности перевоспитания.

          Особое значение, которое придается воспитательной функции в ювенальном уголовном судопроизводстве, обусловливает необходимость специализации судов, которые это право применяют. В 1908 году во Франкфурте, Берлине и Кельне появились первые ювенальные суды, которые заложили основу для дальнейшего самостоятельного развития ювенального уголовного судопроизводства как отрасли немецкого законодательства и права. Такая последовательность развития привела к тому, что закон, в котором скомпеллированы основные положения современного ювенального права уголовного судопроизводства (в том числе и нормы материального уголовного права), носит название “Закон о судах для несовершеннолетних”. Однако немецкие ученые отмечают, что не следует усматривать в этом ничего, кроме случайности, объясняя данный факт мудрым изречением: “важнее, чем предписания закона, всегда является тот, кто держит этот закон в руках” (см.: Schaffstein, Friedrich: Jugendstrafrecht: eine systematische Darstellung / von Friedrich Schaffstein und Werner Beulke. Stuttgart; Berlin; Keln: Kohlhammer, 1998). Такое правило в буквальном смысле не действует ни в одной области немецкого права, кроме ювенального судопроизводства, где центральной фигурой является судья, который “держит этот закон в руках”. Достаточно часто молодые правонарушители осознают силу закона, впервые встретившись с судьей, который, рассматривая их дело, должен оказать благотворное влияние на дальнейшую жизнь подростка. Несмотря на то что контакт несовершеннолетнего и судьи длится недолго, ювенальное право уголовного судопроизводства предоставляет судье достаточное пространство для необходимого педагогического воздействия на несовершеннолетнего, наделяя его широкими полномочиями. Судья должен уметь найти индивидуальный подход к подростку, проявить достаточное терпение, понимание и профессиональный такт, в противном случае не будет достигнута главная цель ювенального судопроизводства – возможность исправления и перевоспитания несовершеннолетнего. Поэтому закон устанавливает особые требования к жизненному опыту и образованию судьи, занимающегося делами несовершеннолетних. Так, согласно “185” 37 Закона “судьи, входящие в состав ювенальных судов, должны быть способны оказать воспитательное воздействие на несовершеннолетнего и быть опытными в данном вопросе”. Принято считать, что судья должен быть не только квалифицированным юристом с многолетним опытом работы в сфере ювенального судопроизводства, но и человеком, имеющим опыт воспитательной работы. Особенно необходимыми считаются знания в области педагогики, психологии несовершеннолетних, психиатрии, социологии и криминологии (см.: Eisenberg U. Jugendgerichtsgesetz Munchen, 2000. S. 382). Следует отметить, что достаточно строгие требования предъявляются как к ювенальным судьям, так и к сотрудникам служб, комиссий и других органов по делам несовершеннолетних, работникам полиции, т.е. ко всем лицам, которые в той или иной степени причастны к решению вопросов о несовершеннолетних.

          Суды по делам несовершеннолетних в Германии не являются обособленными судебными органами, а представляют собой специализированные отделы общеуголовного суда. Вместе с тем они образуют систему, обладающую всеми признаками самостоятельности, включающую в себя особый состав и структуру судов, специальную подсудность, собственную правовую базу, особые принципы судопроизводства. В рамках общеуголовного суда правосудие по делам несовершеннолетних в Германии осуществляют мировой судья, Суд шеффенов и Судебная палата (“185” 33 Закона). Предметная подсудность различных звеньев ювенальных судов по уголовным делам регламентируется “185””185″ 39-41, 108 Закона, в соответствии с которыми мировой судья рассматривает большинство менее значительных дел о преступлениях и проступках несовершеннолетних, а все другие уголовные дела с участием несовершеннолетних подлежат рассмотрению коллегиальным ювенальным судом с участием народных заседателей. При этом компетенция Суда шеффенов по делам несовершеннолетних значительно расширена по сравнению с общеуголовным судом, в то время как Судебная палата по делам несовершеннолетних по первой инстанции рассматривает только особо сложные дела.

          По законодательству Германии участие защитника по делам несовершеннолетних не является обязательным. Несовершеннолетний имеет право “свободного выбора” адвоката как и совершеннолетний. Независимо от этого, родители и законные представители несовершеннолетнего имеют право сами выбрать ему адвоката (“185” 67 Закона, “185” 137 УПК ФРГ), что само по себе нарушает права несовершеннолетнего, поскольку его интересы не всегда совпадают с интересами родителей или законных представителей. В иных случаях защитник может быть назначен решением судьи в том же порядке, как и по делам взрослых.

          В связи с тем что законодатель ограничивает число дел, по которым участие защитника обязательно, решение вопроса об участии защитника в большей части дел несовершеннолетних доверяется судейскому усмотрению. Поэтому если в общеуголовных судах защитник участвует в 59% случаев, то при рассмотрении дел несовершеннолетних ювенальным судьей – 25%, составом суда из судьи и двух народных заседателей – 60% и 48% в составе профессиональной коллегии судей (см.: Eisenberg U. Jugendgerichtsgesetz, 8 Aufl., 2000, “185” 68. Rn. 8).

          Такая практика в Германии исходит из того, что защитник как представитель противоположной обвинению стороны, как правило, оказывает отрицательное влияние на ход воспитательного процесса, осуществляемого судьей, и на авторитет судьи в глазах несовершеннолетнего. Защитник имеет право наравне с прокурором и представителем службы судебной помощи несовершеннолетним предлагать наиболее оптимальный вариант меры воздействия на несовершеннолетнего. Это приводит к тому, что часто адвокат выступает против тех мер воздействия, которые предлагает судья, и тем самым ставит под сомнение его правоту в глазах несовершеннолетнего правонарушителя. По действующему законодательству основная задача защитника, участвующего по делам несовершеннолетних, – не добиваться в первую очередь оправдательного приговора или более мягкой меры наказания, а содействовать воспитательному характеру ювенального судопроизводства и выбору наиболее подходящей меры воздействия на правонарушителя. Однако, как показывает практика, в большинстве случаев адвокат не в состоянии придерживаться “воспитательной направленности” процесса и его участие в этом отношении оказывается формальным. Поэтому неудивительно, что защитник в судебном разбирательстве рассматривается нередко в немецкой юридической литературе как “нарушитель спокойствия” и нежелательный фактор воздействия на несовершеннолетнего.

          Неоднозначное положение адвоката в немецком ювенальном судопроизводстве вызвано тем, что законодательство не требует от него специализации и особой подготовки. Адвокат, не имеющий опыта работы с несовершеннолетними и специальных знаний об особенностях разбирательства дел несовершеннолетних, не может перестроиться на воспитательный характер ювенальной юстиции и остается верен традиционным принципам участия защитника в уголовном судопроизводстве. Последнее является основанием для мнения о том, что “судья, представитель службы судебной помощи несовершеннолетним и прокурор, так же как и законные представители, в состоянии обеспечить интересы несовершеннолетнего и без адвоката”(см.: Albrecht P.-A. Jugendstrafrecht, 3 Aufl. Beck Munchen, 2000. S. 342).

          Одной из особенностей ювенального судопроизводства в Германии является действие принципа индивидуализации, который выражается в предусмотренных законом конкретных действиях судьи по установлению контакта с обвиняемым, методах исследования обстоятельств дела, языке судебного разбирательства, доступном пониманию несовершеннолетнего, использовании для изучения личности специальных неюридических учреждений. На всех этапах расследования и рассмотрения дел судом важное значение имеет информация о личности несовершеннолетнего (см.: Adam / Albrecht Pfeiffer. S. 128; Hauser, Der Jugendrichter – Idee und Wirklichkeit. S. 180), его качествах, развитии, социальном окружении. Изучением личности подростка занимается специально уполномоченный на то орган – Jugendgerichtshilfe (дословный перевод – “помощь для несовершеннолетних в суде”), который по результатам своей деятельности представляет отчет прокурору, полиции и суду.

          Деятельность Jugendgerichtshilfe должна соответствовать закону, но органы полиции, прокуратуры не вправе вмешиваться в ее осуществление. В данной службе работают лица, имеющие соответствующие профессиональные знания в области психологии и педагогики, что дает им существенное преимущество по сравнению с юристом при установлении контакта с подростком (см.: Hartman, Klaus-Peter. Die Anordnug von Untersuchungshaft im Ermittlungsverfahren gegen jugendliche Beschuldigte. Berlin, 1996). Изучение личности подростка осуществляется, как правило, путем непосредственного общения с несовершеннолетним, его родителями, преподавателями, ближайшим окружением, а также при помощи сбора и анализа соответствующих документов, позволяющих составить полное представление о личности подростка (см.: Bebns, Bernard, Hilfen fuer junge Rechtbrecher: Modelle Entwuerfe, Auswertungen zur projektorientierten Jugendgerichtshilfe in der Osnabrueker Region Muenster. Hamburg, 1993. S. 22). Отчет должен содержать сведения о личностных качествах несовершеннолетнего, особенностях его характера, биографии, физическом и психическом развитии, отношении к совершенному преступлению, занятиях в свободное время, школьных проблемах, поведении на работе, взаимоотношениях с окружающими, общей жизненной ситуации, причем ссылка на источники полученной информации обязательна. Сведения, содержащиеся в отчете, принимаются во внимание и при вынесении приговора судом.

          Полномочия Jugendgerichtshilfe определены в “185” 38 Закона. Представители этой организации наделены правом на неограниченное общение с обвиняемым; принимать участие и получать информацию в ходе предварительного расследования; присутствовать в судебном заседании и давать заключение по имеющим к делу вопросам, вносить предложения и заявлять ходатайства; устанавливать контакт с несовершеннолетним в период исполнения приговора. В обязанности входит предоставлять отчет о проделанной работе и собранной информации по делу; оказывать психологическую поддержку и социальное содействие осужденным; вносить предложения о назначении того или иного вида санкций; оказывать помощь при осуществлении контроля за исполнением наказания; поддерживать несовершеннолетнего в судебном разбирательстве, поскольку судом не будет назначено другое лицо.

          Создание в системе органов ювенальной юстиции Германии специальной социально-психологической службы Jugendgerichtshilfe – это значительный шаг на пути установления взаимоотношений с подростком, основанных на взаимопонимании и доверии, поиска индивидуального подхода в каждой конкретной ситуации, для достижения целей объективности расследования, справедливого рассмотрения дел в судах, предупреждения совершения новых преступлений. Сотрудники Jugendgerichtshilfe призваны оказывать помощь и поддержку несовершеннолетнему в сложившейся ситуации, тем самым давая понять, что они “на его стороне”.

          В последние годы в немецкой юридической литературе ведется дискуссия о значении Jugendgerichtshilfe в уголовном процессе. Речь идет о том, что данная служба выполняет двойную функцию: с одной стороны, это следственный орган и надзорная инстанция, а с другой стороны, это орган по социальной защите и поддержке несовершеннолетних. В связи с этим возникает вопрос, направлена ли деятельность Jugendgerichtshilfe на содействие судебным органам или на поддержку и защиту подростков. Многие авторы приводят доводы о том, что подросток позволит оказать себе помощь только при наличии полного доверия и взаимопонимания, но о доверии здесь не может быть и речи, поскольку работники Jugendgerichtshilfe, осуществляя свою деятельность в рамках предварительного следствия, обязаны передать следователю и судье всю информацию, полученную при осуществлении функций по защите и поддержке несовершеннолетних. Такого мнения придерживаются теоретики. Какова же ситуация в действительности: Jugendgerichtshilfe – это помощь для следователя, судьи или подростка? “Без сомнения, это, в первую очередь, помощь для несовершеннолетних и только потом для следствия и суда”, – так отвечает на этот вопрос судья по делам несовершеннолетних Берлинского окружного суда Штефан Даш как практический работник, ежедневно рассматривающий несколько дел о преступлениях, совершенных подростками. Он выражает уверенность в том, что “многолетний опыт успешного функционирования данной системы судов подтверждает ее жизнеспособность и возможность применения в опыте других стран с определенными оговорками”.

          Результаты многих исследований немецких ученых подтверждают, что такая сложная организация ювенального судопроизводства в Германии не превращается в громоздкую и малоэффективную систему, а, напротив, обеспечивает в известной мере профессиональный подход и своевременное рассмотрение дел, позволяет оптимально распределить нагрузку на работников правоохранительных органов и оказывает воспитательное воздействие на несовершеннолетних.

          Представляется, что позитивный опыт работы системы ювенального судопроизводства в Германии может быть использован в процессе создания отраслевого законодательства в области ювенальной юстиции в России. При этом важно, что речь должна идти не о копировании зарубежных достижений, а о заимствовании определенных наработок в этой области с учетом национальных и исторических особенностей российского судопроизводства.

          А. Соколов, заведующий кафедрой Саратовской государственной академии права,

          Источники правового регулирования в ювенальном праве

          Общий правовой статус в ювенальном праве включает статус несовершеннолетнего лица (с определенными отличиями) и статус конкретного лица, не достигшего 18-летнего возраста.

          Правовой статус конкретного несовершеннолетнего лица зависти от достигнутого им возраста. Правовой статус несовершеннолетнего в уголовном праве при привлечении к ответственности и назначении наказания дифференцируется по возрасту: с 14, 15, 16, 18 лет (ст. 20, 87, 88, 96 УК).

          Обособление ювенального права из иных юридических отраслей достигается законодательным выделением ювенальных разделов из каждой отрасли права:

          • Уголовный кодекс — уголовная ответственность несовершеннолетних (раздел 5);
          • Трудовой кодекс — особенности регулирования труда ребенка (глава 42);
          • Уголовно-процессуальный кодекс — производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних (глава 50);
          • Уголовно-исполнительный кодекс — особенности исполнения наказания в воспитательных колониях (глава 17).

          Законодательное выделение ювенальных разделов позволило бы обособить такие понятия, как «ювенальное гражданское право», «ювенальное трудовое право», «ювенальное уголовное право» и т.д. Это помогло бы создать базу для кодификации норм ювенального права в Ювенальный кодекс.

          Ювенальные юридические технологии в рф.

          По мнению члена-корреспондента РАН Т. Я. Хабриевой, под юридическими технологиями следует понимать систему научно обоснованного комплекса приемом, методов, других правовых инструментов, а также процедур их применения, с помощью которых оптимально используются необходимые ресурсы (финансовые, организационные и т. д.) с целью формирования эффективных юридических решений.[87] Юридические технологии способствуют правильному пониманию смысла законодательства, позволяют обеспечить точное выражение содержания правовых актов, их доходчивость и доступность, в связи с чем юридические технологии являются важнейшей частью юридической практики.

          В настоящее время понятие «ювенальные юридические технологии» широко используется применительно к сфере уголовного судопроизводства при рассмотрении уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних. Внедрение ювенальных технологий в работу судов общей юрисдикции осуществляется в сфере правосудия в отношении несовершеннолетних в соответствии с действующим законодательством и общепризнанными нормами международного права. (Постановление Президиума Совета судей РФ «О результатах обобщения информации судов субъектов РФ об использовании ювенальных технологий» от 21 июня 2010 года № 228).

          В Постановлении Президиума Совета судей Российской Федерации «О ювенальной юстиции в системе правосудия Российской Федерации» от 6 августа 2009 года № 185 отмечается, что суды общей юрисдикции при рассмотрении уголовных дел о преступлениях несовершеннолетних используют ювенальные технологии, предусмотренные Конвенцией ООН о правах ребенка, Минимальными Стандартными Правилами ООН, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (экономия уголовной репрессии, усиление воспитательного воздействия, организация помощи несовершеннолетнему, оказавшемуся в конфликте с законом, с целью его интеграции в общество и предупреждения рецидива).

          С 2001 года в Российской Федерации в ходе реализации пилотного проекта Ростовского областного суда начал формироваться опыт внедрения ювенальных технологий в судопроизводстве с участием несовершеннолетних. Поворотным моментом в формировании системы ювенального правосудия стало Постановление Пленума Верховного суда РФ от 14 февраля 2000 года № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», в котором судам рекомендовалось более тщательно изучать возможности применения к несовершеннолетним положений, предусмотренных ст. 76 УК РФ.

          Ювенальные юридические технологии весьма разнообразны, что обусловлено многообразием юридической практики с участием несовершеннолетних. Классификация ювенальных юридических технологий может быть осуществлена по различным основаниям: по сферам применения, по субъектам применения, по отраслевой принадлежности, по степени новизны и др.

          По сферам применения ювенальные юридические технологии можно классифицировать на судебно-процессуальные, применяемые в деятельности ювенальных судов, и внесудебные, применяемые в деятельности органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав,[94] органов и учреждений государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. По видам судопроизводства ювенальные юридические технологии могут быть уголовными, административными и гражданскими.

          По субъектам применения можно выделить:

          ювенальные юридические технологии защиты прав несовершеннолетних в судопроизводстве, административных, правоохранительных органах и ювенальные технологии, применяемые учреждениями социальной защиты населения, образования в работе с детьми

          По характеру и степени новизны могут применяться традиционные и инновационные ювенальные технологии. Так, например, в настоящее время органами опеки и попечительства используются традиционные формы семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей: усыновление, опека, попечительство, приемная и патронатная семья. Новеллой законодательства об опеке и попечительстве является право организаций, куда под надзор помещены дети, оставшиеся без попечения родителей, на передачу таких детей в семьи граждан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, предусмотренное п. 3–6 ст. 155.2 СК РФ.

          По отношению к объекту ювенальные юридические технологии могут быть «внешние» и «внутренние». «Внешние» технологии направлены на создание условий, способствующих эффективному решению проблем охраны и защиты прав и интересов несовершеннолетних, их воспитанию и развитию. Например создание системы ювенальной юстиции. В этом случае ювенальные юридические технологии должны носить упреждающий характер, способствуя предотвращению нарушений прав детей, минимизации правонарушений, совершаемых несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних.

          «Внутренние» технологии направлены на принятие юридических решений в отношении конкретного человека или группы, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

          Ювенальные юридические технологии являются разновидностью юридических технологий, поэтому им присущи основные признаки, характерные для юридических технологий: 1) осознанная деятельность субъекта юридической практики; 2) системный и целенаправленный характер; 3) результатом юридических технологий являются правовые решения (акты); 4) юридические технологии имеют сложный полиструктурный характер, включая в свое содержание юридическую технику, тактику и стратегию, соответствующие ресурсы; 5) юридические технологии представляют собой систему этапов (стадий), режимов и процессуальных производств; 6) являются залогом качества правового результата;

          7) отражают специфику конкретно-исторических условий своего существования и связаны с уровнем общей и правовой культуры;

          Представляется, что уголовное ювенальное право является комплексной подотраслью, включающей в себя нормы, регулирующие несколько видов правоотношений. В первую очередь это правоотношения, связанные с определением преступности и наказуемости деяния, спецификой уголовной ответственности и исполнения наказания (уголовно-правовые отношения), а также правоотношения, связанные с защитой интересов несовершеннолетних и обеспечением их нормального развития (ювенально-правовые отношения).

          Читайте также:
          Предоставление земельных участков: главные особенности
Ссылка на основную публикацию