Исключение доказательств в судебном процессе

Я ни разу не встречал случая, чтобы рапорты как результаты оперативно-розыскной деятельности представлялись в судебное заседание при рассмотрении ходатайств о заключении под стражу вместе с постановлением руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Исключение доказательств в судебном процессе

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии

В ________ (наименование суда либо Ф.И.О.
мирового судьи и N судебного участка)

от _________ (Ф.И.О.,
процессуальное положение стороны)
адрес: _________,
телефон: __________,

Представитель (защитник): _________
адрес: _________,
телефон: __________

Ходатайство
об исключении доказательства

В производстве ___________ (указать наименование суда либо Ф.И.О. мирового судьи и N судебного участка) находится уголовное дело N ___ по обвинению _________ (указать Ф.И.О. обвиняемого) в совершении преступления, предусмотренного ч. ___ ст. ___ Уголовного кодекса РФ.

В материалах указанного уголовного дела находится ___________ (указать доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона), которое представлено в качестве доказательства _____________.

Считаю, что данное ____________ (указать доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона) не может быть использовано в качестве доказательства по следующим основаниям: _______________, что подтверждается _____________.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 235 Уголовно-процессуального кодекса РФ, прошу:

1. Признать ____________ недопустимым доказательством и исключить ____________ из перечня доказательств по уголовному делу N ____.

2. Рассмотреть настоящее ходатайство в срок, предусмотренный ст. 121 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Приложения:
1. Документы, подтверждающие обоснованность ходатайства.
2. Копия ходатайства для другой стороны уголовного дела.
3. Копия доверенности от “__” ______ __ г. N ___ (вариант: ордер адвоката от “__” _______ __ г. N ___) (если ходатайство подается представителем или защитником).

“__” _______ ___ г. Заявитель (представитель/защитник): _________/ Подпись ________ / Ф.И.О.

Образцы и примеры других процессуальных документов см. в разделе “Жалобы, заявления, ходатайства в уголовном процессе”

Ходатайство об исключении доказательств, полученных с нарушением закона

Право на заявление ходатайства об исключение недопустимых доказательств относится к одному из наиболее трудно реализуемых процессуальных прав стороны защиты.

Складывающаяся правоприменительная практика ориентирует следственные и судебные органы на разграничение существенных и несущественных отступлений от порядка уголовного судопроизводства. Соответственно, для того, чтобы допущенное нарушение процедуры было признано существенным нарушением закона, влекущим признание незаконности получения конкретного доказательства, это нарушение действительно должно быть вопиющим. Хотя в ст.75 УПК РФ подобного разграничения не предусмотрено, тем не менее, защитникам надо ориентироваться на реальную правоприменительную деятельность, на реальное состояние российского уголовного судопроизводства.

В приведённом варианте ходатайства адвокат защитник описал достаточно подробно (в том объёме, чтобы это было понятно) причины, влекущие признание незаконности получения и использования вещественных доказательств . Эти причины систематизированы для удобства их разрешения соответствующим должностным лицом. Данное ходатайство заявлено следователю. Но, оно могло быть заявлено и руководителю следственного органа.

В данном случае, адвокат защитник обращается с ходатайством непосредственно к следователю, чтобы в случае вынесения следователем постановления об отказе в удовлетворении ходатайства, адвокат защитник мог обратиться с жалобой в порядке ст124 УПК РФ к руководителю следственного органа или к прокурору по своему усмотрению.

Обращаться с жалобой в суд в порядке ст.125 УПК РФ, в данном случае, вряд ли имеет смысл, так как с уды уклоняются от предметного исследования доказательств в части проверки процедуры их получения и закрепления. Эти вопросы суды относят к компетенции суда первой инстанции, в который будет направлено уголовное дело для его разрешения по существу.

Что касается именно протокола обыска, то, возможность выявления и фиксации нарушений закона, допущенных следователем, всецело зависит от профессионализма адвоката защитника, участвующего в этом следственном действии. Именно на него возлагается задача выявить в действиях следователя нарушение порядка уголовного судопроизводства. И не просто нарушения, а существенные нарушения, которые будут признаны таковыми в суде.

В предлагаемом варианте ходатайства обзорно продемонстрированы некоторые действия защитника, имевшие место при производстве обыска, на которые адвокат защитник ссылается в своих замечаниях, занесенных в протокол обыска. Тем самым, защитник реализовал свою главную цель – опорочить протокол следственного действия таким образом, чтобы он из доказательства обвинения (цель и задача следователя) преобразовался в доказательство защиты. В этом суть миссии защитника, участвующего в следственном действии. Иначе, мы будем наблюдать лишь «присутствие» защитника, подтверждаемое его формальными подписями в протоколе следственного действия. И никакой пользы. Оспорить протокол обыска и любого следственного действия, в котором отсутствуют замечания защитника, практически невозможно. Вред от такого бездействия защитника может оказаться невосполнимым, что чревато неизбежным обвинительным приговором.

Конечно, не всегда у стороны защиты наличествуют достаточные доводы, для признания доказательств недопустимыми, подлежащими исключению из совокупности доказательств по уголовному делу. Заявлять в такой ситуации ходатайство об исключении доказательств или не заявлять – это предстоит решать самой защите. Мы можем констатировать лишь то, что следственная и судебная практика изобилуют примерами, когда защитник мог предпринять эффективные действия, но, не сделал этого, упустив свой шанс. И, наоборот. Защитник предпринимал определённые действия, полагая, что тем самым будет улучшено положение обвиняемого, но, результат оказывался противоположным. Положение обвиняемого ещё более усугублялось. Всё зависит от профессиональной компетенции конкретного адвоката защитника. Поэтому к приглашению защитника необходимо отнестись со всей серьёзностью, чтобы впоследствии не сожалеть об упущенных возможностях.

С ледователю СО СУ МВД РФ

по городу Самаре

по уголовному делу № _________________

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

« ____ » _________ 20 ___ г

Ходатайство

об исключении доказательств, полученных

с нарушением закона

В Вашем производстве находится уголовное дело № ______________ , возбужденное по ст._____ УК РФ в отношении К. __________________ .

Мной в установленном законом порядке осуществляется защита К.______________ по данному уголовному делу.

Постановлением следователя от «____» ____________ 20____г в отношении К.______________ вынесено постановление о его привлечении в качестве обвиняемого.

В обоснование обвинения положены результаты обыска, проведённого по месту проживания К.__________ в загородном коттедже, по адресу _________________. Где в ходе обыска обнаружены предметы и некие документы, якобы хранимые К.____________ в этом своём коттедже.

Читайте также:
Документ об оплате уставного капитала в ооо

Постановлением следователя от «___» ________ 20___г изъятые при производстве обыска предметы и документы признаны вещественными доказательствами.

Постановлением следователя от «___» ________ 20___г по уголовному делу назначена комплексная судебная экспертиза. С постановлением следователя о назначении судебной экспертизы обвиняемый К._______ ознакомлен с моим участием, как защитника. Из постановления мы узнали, что экспертам направлены изъятые при обыске вещественные доказательства для их исследования.

В связи с чем, полагаю необходимым заявить следующее ходатайство об исключении из числа доказательств по настоящему уголовному делу всех вещественных доказательств, направленных экспертам для производства экспертизы по следующим основаниям:

Предметы и документы признаются вещественными доказательствами по уголовному делу в порядке, установленном ст. 81 УПК РФ, при условии соблюдения процедуры их изъятия, предусмотренной в ст.ст.182,183 УПК РФ. Порядок уголовного судопроизводства обязателен для следователя (ч.2, ст.1 УПК РФ).

В силу ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются недопустимыми и не могут использоваться для целей уголовно-процессуального доказывания.

Эти требования закона следователем не выполнены .

1. Все указанные вещественные доказательства незаконно признаны таковыми.

Перечень условий признания вещественных объектов доказательствами по уголовному делу определён в ч.1, ст.81 УПК РФ.

Постановление следователя о признании изъятых документов и предметов вещественными доказательствами должно соответствовать требованиям ч.4, ст.7 УПК РФ. Таким образом, следователь обязан был указать в своём постановлении признаки вещественного доказательства, которые подпадают под дефиниции ч.1, ст.81 УПК РФ и которые были выявлены следователем при осмотре изъятых объектов.

Однако, из постановления следователя непонятно, по каким признакам, перечисленным в ч.1, ст.81 УПК РФ, следователь признал документы и предметы, изъятые при производстве обыска в коттедже К.___________, вещественными доказательствами. Иными словами, непонятно, какое отношение имеет изъятое к преступлению, предусмотренному в ст._____ УК РФ, в совершении которого обвиняется К.__________.

Следователь таковые признаки не выявил, поскольку об этом ничего не сказано ни в протоколе обыска, ни в протоколе осмотра. С данными протоколами следователь нас ознакомил по время допроса К.__________ в качестве обвиняемого с моим участием в качестве защитника.

Таким образом, у следователя отсутствовали законные основания для признания всех изъятых предметов и документов вещественными доказательствами по настоящему уголовному делу.

2. Изъятие предметов и документов произведено следователем с нарушением процедуры производства обыска.

В силу императивных требований ч.10, ст.182 УПК РФ, — изымаемые предметы и документы предъявляются понятым… при необходимости они упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц…

Из этого нормативного установления следует, что следователь обязан был не просто продемонстрировать понятым изымаемое, но, обратить их внимание на существенные признаки изымаемых объектов, что давало право их изымать, о чём сделать отметку в протоколе, что именно эти признаки соответствуют перечню ч.1, ст.81 УПК РФ, то есть, являются юридическими основаниями для изъятия этих конкретных вещественных объектов с целями, предусмотренными в законе, а не сообразно вольной трактовке лично следователем признаков вещественных доказательств.

В силу ч.13, ст.182 УПК РФ, в протоколе обыска должно быть точно указано, ГДЕ, В КАКОМ МЕСТЕ, ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ были обнаружены каждый из изымаемых объектов. Их индивидуальные признаки должны быть перечислены в протоколе.

Эти обязательные в силу закона действия следователем не выполнены .

Так, в протоколе обыска не указано, ГДЕ, КЕМ и КАКИМ ОБРАЗОМ были обнаружены каждый из изъятых предметов и документов, не указано, были ли они предъявлены понятым и присутствовали ли понятые не просто при их изъятии, но, и при их обнаружении, то есть, на месте их нахождения и последующего изъятия. Полагаю, очевидным, что ВЗЯТЬ в руки объекты после их обнаружения вправе только следователь.

Согласно замечаниям, занесенным в протокол обыска мной, как адвокатом защитником, во время обыска присутствовали некие три оперативных сотрудника, однако, в протоколе обыска не указаны правовые основания их участия в обыске, то есть, каков их правовой статус. Их права следователь им не разъяснял.

Порядок производства следственного действия вообще никому не был разъяснён, в связи с чем понятые не знали, как им надо себя вести и что они обязаны наблюдать за всеми действиями лица, производящего обыск. Соответственно, понятые не наблюдали и иногда не имели возможности наблюдать, где находятся и что делают каждый из оперативных сотрудников. При этом, в постановлении судьи о даче разрешения на производство обыска в жилище не предусмотрено участие в обыске иных лиц, кроме следователя. Ничего не сказано про оперативных сотрудников и в постановлении следователя о возбуждении перед судом ходатайства о даче разрешения на производство обыска в жилище К.________. Таким образом, присутствие во время обыска оперативных сотрудников являлось незаконным и необоснованным.

Кроме того, в протоколе обыска не указано, где находились каждый из трёх оперативных сотрудников до начала обыска и во время обыска, проводимого следователем последовательно во всех помещениях коттеджа, которых насчитывалось 27, включая прихожую, подвальные помещения и хозяйственные пристройки. Обыск производился в течение более 4-х часов, после чего, в течение 1,5 часов составлялся протокол обыска, ход которого в протоколе обыска отражён неполно.

В частности, в замечаниях защитника к протоколу обыска указано, что понятых привел оперативный сотрудник, отказавшийся представиться, который (№ 1) перемещался по коттеджу бесконтрольно, не получив разрешения от следователя. Эти перемещения не могли наблюдать понятые. Эти перемещения оперативного сотрудника № 1 не отражены и в протоколе обыска. Оперативные сотрудники № 2 и № 3 остались у входа, однако, это не препятствовало им также перемещаться внутри коттеджа после того, как следователь с понятыми проследовали в другие помещения, в частности, в столовую и гостиную, отгороженные от входной двери перегородкой и дверями, которые были прикрыты, что не давало возможности понятым наблюдать за оперативными сотрудниками.

Следователем был объявлен перерыв для поиска ключа и открытия подвальных помещений и в это время понятые ходили в туалет. В этот момент они вообще не могли видеть оперативных сотрудников, которые якобы вышли на улицу курить, но, где они в действительности в это время находились, в протоколе обыска не зафиксировано.

Обнаружение нескольких предметов и документов было произведено следователем после этого, что не исключало привнесение этих предметов и документов оперативными сотрудниками.

Читайте также:
Доступное Жилье Молодежи В Спб Условия Получения 2022

Поскольку, следователем не было предложено выдать добровольно искомые им объекты, то, непонятно, что искал следователь. Искомое не конкретизировано и в судебном постановлении. Что делало обыск беспредметным (непонятно, что следователь искал и хотел обнаружить).

Поэтому, явно подброшенные предметы и документы оказались не имеющими отношения к обвинению, предъявленному К.___________, что усматривается и из постановления о назначении экспертизы.

Сказанное подтверждается тем, что согласно обвинению, К.__________ совершил действия _______________________ в период с 20___ по 20____ г., а обнаруженные документы датированы годом позже, но, это не могло иметь места, поскольку в этот период времени К.___________ уже находился вне пределов Российской Федерации и физически не мог изготовить изъятые документы, как это утверждается в обвинении.

Мной собственноручно отражено в замечаниях к протоколу обыска, что нахождение обнаруженных «чистых» объектов на покрытой пылью полке означает, что эти объекты были положены на пыльную полку позднее, чем обрадовалась пыль. Вместе с тем, когда дверь в это подвальное помещение была открыта, никаких следов на полу не зафиксировано. Следы на полу образовались только после того, как участники обыска зашли в данное помещение, на что мной обращено внимание понятых, когда был составлен протокол обыска и мной вносились в него замечания.

Более того, на указанные объекты показал оперативный сотрудник, который, по версии защиты, и подбросил эти объекты на полку, так как именно он находился рядом с полками, когда следователь и понятые осматривали содержимое книжного шкафа, расположенного напротив вертикальных полок (стеллажей).

При таких обстоятельствах, законность обнаружения изъятых объектов вызывает неустранимое сомнение, что исключало признание их по уголовному делу вещественными доказательствами.

3. Вещественные доказательства хранились ненадлежащим образом.

Хранение вещественных доказательств регламентировано положениями ст.82 УПК РФ.

В соответствии с ч.1. ст.82 УПК РФ, вещественные доказательства должны храниться при уголовном деле, с соблюдением ведомственной Инструкции о порядке хранения вещественных доказательств.

Согласно материалов уголовного дела, в период с _______ по _______ и в период с _______ по ________ следователь находился в отпуске. В связи с чем уголовное дело принимал к своему производству другой следователь У.__________, кабинет которого находится в другом месте.

Однако, принимая уголовное дело к своему производству, новый следователь У.__________ не принимал на хранение вещественные доказательства и место их нахождения в указанный период времени неизвестно. Кто мог иметь доступ в кабинет следователя во время его отпуска, также неизвестно, что вытекает из ответа начальника следственного отдела на запрос адвоката.

Ненадлежащее хранение вещественных доказательств подтверждается фактом отсутствия в уголовном деле первичных упаковок, в которые были помещены изъятые предметы и документы по завершении обыска, а также фактом нарушения целостности упаковки, в которую были помещены вещественные доказательства после их осмотра следователем на момент их направления для производства экспертизы. На это указано в заключении экспертов, где они описывали состояние объектов, поступивших от следователя согласно постановлению о назначении судебной экспертизы.

При таких обстоятельствах, ни вещественные доказательства, ни заключение экспертов не отвечают признакам доказательств и подлежат исключению из числа доказательств на основании ч.1, ст.75 УПК РФ.

На основании вышеизложенного,

руководствуясь ст. ст. 53; 75, 81; 182; 183 УПК РФ , —

ПРОШУ:

Исключить из числа доказательств по настоящему уголовному делу все вещественные доказательства, изъятые в коттедже обвиняемого К.___________ по время обыска «___» ________ 20___ г.

Исключить из числа доказательств также заключение экспертов №___ от «___» ________ 20___ г, поскольку при производстве данной экспертизы использовались указанные вещественные доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона.

Комментарии к ст. 235 УПК РФ

1. Помимо перечисленных в ч. 2 коммент. ст. реквизитов ходатайство об исключении доказательства должно содержать ссылку на доказательства, подтверждающие недопустимость доказательства.

2. Проверяя обстоятельства, о которых сообщается в ходатайстве, судья вправе допросить не только свидетеля, но и обвиняемого, а также потерпевшего, эксперта.

3. Как бы не именовался приобщенный судьей к делу в рамках предварительного слушания документ (“заключение эксперта”, “протокол допроса”), он составлен вне уголовного процесса по данному делу (на нем не отражены следы исследуемого преступления), а это значит, что по закрепленному в ч. 2 ст. 74 УПК источнику сведений он является иным документом.

4. На стороне защиты бремя доказывания лежит лишь в тех случаях, когда ею ходатайство об исключении доказательства обосновывается иным помимо нарушений требований УПК основанием (заключение эксперта вызывает сомнение в своей научной обоснованности , нарушены нормы нравственности или истинности).

О подобного рода носителях юридически значимой информации упоминается в судебной практике. См.: Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 27 декабря 1994 г.

5. Кассационной палатой Верховного Суда РФ недопустимым доказательством признается, к примеру, заключение эксперта, когда постановление о назначении судебной экспертизы не было своевременно (до производства судебной экспертизы) предоставлено обвиняемому, чтобы он мог заявить отвод эксперту; попросить о назначении эксперта из числа указанных им лиц; представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта и т.д. .

См.: Определение Кассационной палаты Верховного Суда РФ от 31 мая 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 11.

6. Недопустимым доказательство может быть признано, к примеру, заключение эксперта, если оно вызывает сомнение в своей научной обоснованности .

О подобного рода носителях юридически значимой информации упоминается в судебной практике. См.: Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ от 27 декабря 1994 г.

7. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство в ходе судебного разбирательства может быть исследовано лишь в одном случае – когда судом удовлетворено заявленное одной из сторон ходатайство о повторном рассмотрении вопроса о допустимости исключенного из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, доказательства.

8. О допустимости доказательств см. содержание и комментарий к ст. 75 УПК.

Как подать ходатайство об исключении доказательства

Документ составляется в письменной форме с целью приобщения его к материалам гражданского дела. Это позволит в дальнейшем аргументировать апелляционную жалобу. А может стать основанием для обоснования отвода судье (доказательство наличия заинтересованности).

В текст ходатайства об исключении доказательств (помимо общих требований об адресате, сторонах, номере гражданского дела и сути иска) включаются:

  • наименование того доказательства, которое надлежит исключить из материалов дела;
  • причины, по которым оно подлежит исключению со ссылкой на нормы законодательства РФ;
  • требование исключить доказательство из материалов дела.
Читайте также:
Определение наследства по гк рф

Суд рассматривает ходатайство об исключении доказательства с учетом мнения иных участвующих в деле лиц. По результатам его рассмотрения он вынесет определение (редко) или секретарь внесет запись в протокол судебного заседания. В последнем случае желательно в установленные ГПК РФ сроки ознакомиться с протоколом, чтобы иметь возможности принести на него замечания.

Подавать ходатайство по одним и тем же основаниям несколько раз не стоит, так как такое поведение может расцениваться как злоупотребление правом. Но повторное ходатайство об исключении доказательства по иным основаниям может быть принято судом.

4 вопросов по теме

Здравствуйте,а можно вместо ходатайства писать заявление? В ходатайстве мы просим а в заявлении я требую.Например. Заявление об исключении из материалов дела не надлежащих доказательств.Где в просительной части я требую исключить из материалов дела…..

Не имеет разницы, как вы назовете свое обращение в суд, можете написать заявление. В ГПК РФ не предусмотрено что-то требовать от суда, только просьбы.

Я являюсь получателем досрочной трудовой пенсии по основанию работы в тяжелых условиях труда.Стаж календарно 13 лет, в льготном исчислении 19 лет.Обратился в ПФ с заявлением о перерасчете по нормам ст.30 173-ФЗ в порядке п.3 и 4 указанной статьи, а также п.28,28 ППВС РФ #30.ОТКАЗАНО! Подал иск в суд-проиграл; основанием для отказа в удовлетворении иска послужил предоставленный ответчиком детализированный расчет размера пенсии произведенный по нормам 400-ФЗ, а не 173-ФЗ.В апелляции придется подавать ходатайство о назначении финансовой экспертизы.ВОПРОС: нужно ли подать ходатайство об исключинии доказательств, о недопустимости или фальсификации доказательств, и что в данном случае лучше?

Следует сосредоточиться на правовых нормах, которые легли в основу решения суда. Если Вы настаивали на применении 173-ФЗ, суд в решении должен отразить, почему он не применил указанный закон. Что касается финансовой экспертизы, то для нее должны быть основания. Вы вправе защищать себя любыми способами и средствами, однако обратите внимание на статью «экспертиза в апелляции», «доказательства в апелляции».

“Правовые позиции КС РФ по отдельным вопросам. Вопросы доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве”

Настоящее информационно-тематическое собрание правовых позиций подготовлено Секретариатом Конституционного Суда Российской Федерации и не является исчерпывающим. Решения КС РФ, в которых содержатся правовые позиции, даны в хронологическом порядке.

по состоянию на июль 2020 года

Определение от 21 октября 2008 года N 655-О-О/2008

Установленное статьей 186 ГПК Российской Федерации право, а не обязанность суда для проверки заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства вытекает из принципа самостоятельности и независимости судебной власти; при поступлении такого заявления суд оценивает его в совокупности с другими доказательствами и обстоятельствами дела, исходя из лежащей на нем ответственности за вынесение законного и обоснованного решения. Кроме того, наделение суда названным правом не предполагает произвольного его применения, поскольку при наличии у суда обоснованных сомнений в подлинности и достоверности доказательства он обязан принять меры, предусмотренные указанной статьей.

Определение от 16 декабря 2010 года N 1642-О-О/2010

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается в первую очередь поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности; наделенные равными процессуальными средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации), стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (часть первая статьи 56 ГПК Российской Федерации), и принять на себя все последствия совершения или несовершения процессуальных действий; при этом суд, являющийся субъектом гражданского судопроизводства, активность которого в собирании доказательств ограничена, обязан создавать сторонам такие условия, которые обеспечили бы возможность реализации ими процессуальных прав и обязанностей, а при необходимости, в установленных законом случаях, использовать свои полномочия по применению соответствующих мер.

Часть третья статьи 79 ГПК Российской Федерации предусматривает возможность применения судом в случае уклонения стороны от участия в экспертизе правовой презумпции, заключающейся в признании факта, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Данная норма, таким образом, определяет полномочия суда по установлению обстоятельств, имеющих значение для дела, в случаях уклонения одной из сторон от выполнения процессуальных обязанностей и требований суда. Поскольку она направлена на пресечение препятствующих осуществлению правосудия действий (бездействия) недобросовестной стороны и обеспечение дальнейших судебных процедур, ее применение обусловлено установлением и исследованием фактических обстоятельств конкретного дела [. ].

Постановление от 21 декабря 2011 года N 30-П/2011

Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности.

Определение от 21 декабря 2011 года N 1836-О-О/2011

Поскольку в соответствии с частью второй статьи 45 и абзацем четвертым статьи 220 ГПК Российской Федерации отказ прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, при принятии его судом влечет прекращение производства по делу на тех же основаниях, что и отказ истца от иска (часть вторая статьи 39, часть вторая статьи 45 ГПК Российской Федерации), а распределение судебных расходов между сторонами при прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска осуществляется судом по той же причине, по которой суд распределяет судебные расходы между сторонами при принятии решения по делу – в связи с выявлением правомерности или неправомерности заявленных истцом требований [. ], постольку в силу части четвертой статьи 1, части первой статьи 101, части первой статьи 102 ГПК Российской Федерации при отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, ответчику возмещаются за счет средств соответствующего бюджета понесенные им издержки, связанные с рассмотрением дела, если отказ прокурора от иска не вызван добровольным удовлетворением заявленных требований ответчиком после предъявления иска.

Читайте также:
Учет расходов на НИОКР в налоговом учете

Определение от 21 декабря 2011 года N 1837-О-О/2011

Пункт 2, абз. 4, 5:

Часть третья статьи 69 ГПК Российской Федерации определяет перечень лиц, которые не могут быть подвергнуты допросу в качестве свидетелей, а также категории сведений, которые не подлежат разглашению ни при каких условиях. Критерием отнесения лиц к числу упомянутых в части третьей статьи 69 ГПК Российской Федерации служит осуществление ими такой специфической деятельности, в рамках которой названным лицам становятся известны сведения, составляющие в силу прямого указания федерального закона [. ] тайну, которая не может быть разглашена даже в суде в связи с тем, что разглашение такого рода тайны уже само по себе неминуемо влечет умаление таких конституционных ценностей, приоритет защиты которых в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации по отношению ко всем другим не подвергается никакому сомнению.

Этому критерию не отвечают должностные лица организации, с которой гражданин состоит в трудовых отношениях, в связи с чем ни один федеральный закон безусловно не запрещает допрос в качестве свидетелей этих должностных лиц, осуществивших в рамках трудовых отношений применительно к заявителю действия, правомерность которых оспаривается в суде. [. ]

Определение от 28 мая 2013 года N 752-О/2013

Предоставление суду [. ] полномочий по оценке доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. При этом доказательства по делу оцениваются судом не произвольно, а исходя из конституционного принципа подчинения судей только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1 Конституции Российской Федерации), получившего свое развитие в пункте 1 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года N 3132-I “О статусе судей в Российской Федерации” и части первой статьи 11 ГПК Российской Федерации, согласно которым судья обязан соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы и иные нормативные правовые акты и только на их основе разрешать гражданские дела. Гарантией же соблюдения судом указанных требований являются установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации процедуры проверки судебных решений судами вышестоящих инстанций и основания для отмены или изменения судебных решений.

Определение от 24 сентября 2013 года N 1461-О/2013

Суд в силу части второй статьи 10 ГПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для установления фактических обстоятельств при рассмотрении и разрешении гражданских дел, а в случае возникновения в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу (часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации), что является необходимым для достижения задачи гражданского судопроизводства по правильному разрешению гражданских дел (статья 2 ГПК Российской Федерации). Предусмотренное статьей 79 ГПК Российской Федерации полномочие суда по назначению экспертизы вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. [. ]

Определение от 24 октября 2013 года N 1639-О/2013

[. ] подача лицом, участвующим в деле, ходатайства о вызове в суд свидетеля не предполагает обязанность суда, рассматривающего данное дело, во всех случаях удовлетворять такое заявление. Вопрос о вызове в суд свидетеля разрешается судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств и сведений, которые он может сообщить суду. [. ]

Определение от 25 сентября 2014 года N 2141-О/2014

Учитывая, что часть третья статьи 167 ГПК Российской Федерации предоставляет суду право рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными, и такое право обусловлено тем, что лишение суда данного полномочия приводило бы к невозможности выполнения стоящих перед ним задач по руководству процессом, назначение экспертизы также может быть осуществлено судом в отсутствие лиц, участвующих в деле, в том числе истца.

Определение от 17 июля 2014 года N 1585-О/2014

Правомочие суда назначить повторную экспертизу в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного экспертного заключения как особый способ его проверки вытекает из принципа самостоятельности суда, который при рассмотрении конкретного дела устанавливает доказательства, оценивает их по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, и на основании этих доказательств принимает решение. В случае несогласия лица, участвующего в деле, с отказом суда в назначении повторной экспертизы по его ходатайству оно не лишено права изложить свои возражения в апелляционной жалобе на решение суда, вынесенное по существу спора.

Определение от 16 июля 2015 года N 1727-О/2015

Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение заявления о подложности доказательства, направлено на исключение оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности. Запрет заявлять о подложности доказательств в судебном заседании суда апелляционной инстанции вызван невозможностью, по общему правилу, наступления последствий такого заявления непосредственно при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, поскольку доказательство уже подверглось оценке в решении суда первой инстанции и теперь его уже нельзя исключить из материалов дела.

Определение от 25 октября 2016 года N 2282-О/2016

[. ] Во взаимосвязи со статьей 166 и пунктом 5 части первой статьи 225 ГПК Российской Федерации [часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации] не предполагает произвольного отказа в удовлетворении заявленного ходатайства о назначении экспертизы, если обстоятельства, об установлении которых просит лицо, участвующее в деле, имеют значение для разрешения гражданского дела. Право суда удовлетворить либо, напротив, отклонить заявленное ходатайство обусловлено его обязанностью указать мотивы, по которым он пришел к тому или иному выводу. [. ]

Определение от 7 декабря 2017 года N 2795-О/2017

[. ] статья 60 ГПК Российской Федерации не наделяет суды полномочиями, порождающими возможность их произвольного усмотрения при решении вопроса о допустимости доказательств, и не препятствует участникам гражданского процесса прибегать к любым средствам доказывания, включая показания свидетелей, при установлении в порядке особого производства факта участия в боевых действиях [. ].

Читайте также:
Договор лизинга - бланк 2022

Определение от 27 февраля 2018 года N 520-О/2018

[. ] в случае признания иска ответчиком суд освобождается от необходимости обоснования решения, которым иск удовлетворяется, – он не устанавливает фактических обстоятельств, не исследует доказательства и не приводит иные данные, которые должны содержаться в мотивированном судебном акте в соответствии с положениями статьи 170 АПК Российской Федерации. Такое правовое регулирование не исключает для лица возможность при предъявлении исковых требований о возмещении убытков представить арбитражному суду в соответствии с общими правилами доказывания (статья 65 АПК Российской Федерации) доказательства, подтверждающие нарушение его прав и законных интересов ответчиком и обстоятельства, на которых основаны исковые требования (часть 1 статьи 4, пункт 5 части 2 статьи 125 АПК Российской Федерации).

Определение от 27 марта 2018 года N 721-О/2018

[. ] предусмотренная частями первой и второй статьи 79 ГПК Российской Федерации обязанность суда по определению того, в каком конкретно судебно-экспертном учреждении или каким конкретно экспертом должна быть проведена экспертиза, а также круга вопросов, по которым требуется заключение эксперта, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, с учетом прямого указания в статье на право каждой из сторон и других лиц, участвующих в деле, представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, и обязанности суда мотивировать отклонение предложенных вопросов (часть вторая), является процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Определение 28 июня 2018 года N 1587-О/2018

Положения части первой статьи 57 ГПК Российской Федерации, предоставляющие суду полномочие оказывать содействие сторонам и другим лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, направлены на полное и всестороннее изучение обстоятельств конкретного дела и вынесение законного и обоснованного судебного решения. Решение вопроса о необходимости удовлетворения ходатайства участвующего в деле лица об истребовании доказательств осуществляется судом в каждом конкретном деле исходя из его фактических обстоятельств, что является проявлением его дискреционных полномочий, необходимых для осуществления правосудия. При этом суд, реализуя предоставленные ему [этой] нормой дискреционные полномочия, связан требованиями законности, обоснованности и мотивированности своих постановлений (статьи 195 и 198 ГПК Российской Федерации).

Определение от 25 июня 2019 года N 1675-О/2019

[. ] положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предписывающие суду, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, в частности, осуществлять руководство процессом, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (часть вторая статьи 12) и предоставляющие суду полномочия в случае невыполнения его требования о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, привлекать виновных должностных лиц или граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, к ответственности (часть третья статьи 57), не препятствуют сторонам доказывать обстоятельства в обоснование своей позиции по делу с использованием всех доступных средств доказывания (часть первая статьи 56), а суду – в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, обосновать свои выводы объяснениями другой стороны (часть первая статьи 68).

Комментарий к Статье 235 Уголовно-процессуального кодекса

1. Закон предоставляет право сторонам заявить ходатайство об исключении из числа доказательств, предъявленных в судебном разбирательстве, любого доказательства. О перечне доказательств, предъявленных в судебном разбирательстве, участники процесса могут узнать из обвинительного заключения или обвинительного акта. Статья 220 обязывает следователя указать в обвинительном заключении перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое их содержание (п. 5) и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6), и краткое изложение их содержания. Статья 225 обязывает дознавателя указать в обвинительном акте перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания и перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6), и краткое изложение их содержания. При заявлении ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд. Из этого следует, что такие ходатайства могут заявляться только в письменной форме, а обязанность извещать другую сторону о подаче такого ходатайства возлагается на суд.

2. Требования к содержанию и форме ходатайства об исключении доказательства в общей форме определены в тексте комментируемой статьи. В ходатайстве в обязательном порядке указываются доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона, а также основания для исключения доказательства. Основанием может быть как одно из оснований, указанных в ст. 75, так и их совокупность. Закон обязывает привести также обстоятельства, обосновывающие заявленное ходатайство. Естественно, в представленном ходатайстве должны быть указаны процессуальное положение заявителя, его фамилия и инициалы, дата и место подачи ходатайства. Оно должно быть удостоверено подписью заявителя.

3. По существу, закон обязывает судью проверить относимость заявленного ходатайства и достаточность изложенных в нем фактов для его удовлетворения. В этих целях закон предоставляет судье право допросить свидетеля по изложенным в ходатайстве фактам, приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. Если одна из сторон возражает против исключения доказательств, судья вправе огласить протоколы следственных действий или иные документы, имеющиеся в деле. В целях выяснения оснований для удовлетворения ходатайства суд вправе исследовать материалы, представленные сторонами. Таким образом, при разрешении ходатайства об исключении доказательства суд, по существу, вправе проводить судебное следствие с привлечением для исследования указанных в ходатайстве обстоятельств участников уголовного судебного судопроизводства в целях полного, всестороннего и объективного исследования фактов, связанных с поиском, обнаружением и процессуальным оформлением в ходе предварительного расследования оспариваемого доказательства.

4. В законе содержится принципиальное требование о субъектах доказывания обоснованности заявленных ходатайств об исключении отдельных доказательств. По общему правилу бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство. Бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства на том основании, что оно было получено с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса, возлагается на прокурора. Это связано с тем, что прокурор в соответствии с предоставленными ему законом полномочиями обязан осуществлять надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (см. комментарий к ст. 37).

5. Закон предусматривает последствия решения суда об исключении доказательства: это доказательство не может быть исследовано в судебном разбирательстве; оно не может быть использовано при анализе доказательств; оно не может быть положено в основу как приговора, так и иного судебного решения по уголовному делу. Закон, по существу, содержит категорическое требование: доказательство, добытое в ходе предварительного расследования, но исключенное решением суда из перечня доказательств при предварительном слушании дела, теряет юридическую силу.

Читайте также:
Независимая экспертиза мобильного телефона

6. Установленное законом правило о том, что исключенное доказательство утрачивает юридическую силу, влечет за собой запрет для участников судебного заседания сообщать о существовании доказательства, исключенного по решению суда, присяжным заседателям, если уголовное дело рассматривается судом с их участием. Естественно, что этот запрет относится и к председательствующему в судебном разбирательстве.

7. При последующем рассмотрении уголовного дела в судебном разбирательстве суд вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым. Это допускается лишь в случае ходатайства кого-либо из участников уголовного судопроизводства. По смыслу требований ст. 256 такое ходатайство может быть заявлено в устной форме, оно заносится в протокол судебного заседания. Суд, выслушав мнение участников судебного разбирательства, принимает соответствующее решение. При этом суд не связан вынесенным ранее решением на предварительном слушании.

Доводы суда и ответ защиты

Невозможность заявления таких ходатайств может аргументироваться судьями и представителями обвинения тем, что в ст. 108 УПК РФ, регламентирующей порядок заключения под стражу, и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 (ред. от 24 мая 2016 г.) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее – Постановление № 41) об исключении доказательств ничего не сказано.

Чем можно ответить нашим консервативным оппонентам, для которых рассмотрение соответствующих следственных ходатайств давно превратилось в обвинительный конвейер с почти неизменным результатом, и кому какая-то дополнительная адвокатская активность крайне нежелательна?

Начнем с того, что в соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ: «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона».

Рассмотрение судами ходатайств о заключении под стражу или продлении сроков содержания под стражей и есть осуществление правосудия как вид правоприменительной государственной деятельности, в результате которой и реализуется судебная власть.

То обстоятельство, что в ст. 108 УПК РФ ничего не говорится о возможности заявления ходатайства об исключении доказательств, вовсе не означает, что такие ходатайства не могут быть заявлены и соответственно рассмотрены судами. Например, в этой процессуальной норме ничего не сказано о праве сторон задавать вопросы или выступать в прениях, но ни у кого такие права не вызывают никаких сомнений и поэтому давно реализованы в судебной практике.

Если в ст. 108 УПК РФ какие-то процессуальные процедуры подробно не прописаны, то возникающий пробел легко восполняется предусмотренными уголовно-процессуальным законом общими условиями и правилами судебного разбирательства

Исключение доказательств в судебном процессе

Гражданский процессуальный и арбитражный процессуальный закон предъявляет довольно жесткие требования к доказательствам, представляемым участниками процесса. В числе основных требований к доказательствам по гражданским делам можно указать на требования относимости и допустимости, которые формулируются Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – ГПК) и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации (далее – АПК) примерно сходным образом (ст. ст. 59, 60 ГПК; ст. ст. 67, 68 АПК). Анализ других положений закона, а также доктрины процессуального права позволяют прийти к выводу о существовании и иных требований, предъявляемых к доказательствам по гражданским делам, в частности требования достоверности (ч. 3 ст. 67, ч. 1 ст. 71, ч. 2 ст. 369 ГПК; ч. ч. 2 – 3 ст. 71, ч. 1 ст. 75, ч. 2 ст. 287, ч. 4 ст. 305 АПК).

Научно-практические разработки критериев, которым должны отвечать представляемые сторонами и другими лицами, участвующими в деле, доказательства, нашедшие отражение в соответствующем массиве процессуальных норм, с неизбежностью порождают вопрос о последствиях, наступающих при несоответствии доказательств установленным критериям. Частично ответ на данный вопрос лежит на поверхности и сводится к тому, что в распоряжении суда (арбитражного суда) имеется ряд процессуальных средств, направленных на недопущение в процесс недоброкачественных доказательств либо на дезавуацию последствий, которые могут быть ими вызваны. В числе таких средств укажем на следующие:

1) суд (арбитражный суд) может не принять доказательства, которые, по их мнению, не имеют отношения к рассматриваемому делу, т.е. являются неотносимыми. Однако не исключено, что суду придется высказаться по поводу относимости доказательства и позднее, при оценке доказательств (ч. 3 ст. 67 ГПК; ч. 2 ст. 71 АПК), предварительно приобщив их к материалам дела;

2) суд может в ходе оценки отвергнуть доказательства с указанием мотивов, почему такие доказательства не приняты в качестве средств обоснования выводов суда (ч. 4 ст. 67 ГПК).

Арбитражный суд может отказать в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений, путем указания в судебном акте соответствующих мотивов (ч. 7 ст. 71 АПК). Совершенно очевидно, что “отказ в принятии доказательств” означает здесь отказ в принятии их как средства установления определенных фактов, а не отказ в приобщении к материалам дела;

3) закон устанавливает запрет ссылки в ходе судебных прений на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании (ч. 1 ст. 191 ГПК, ч. 4 ст. 164 АПК). Соответственно, запрет ссылки на такие доказательства подразумевает и невозможность их представления в суд;

4) в некоторых случаях закон формулирует однозначный запрет, относящийся не только к оценке содержания определенных доказательств, но и к процессуальным способам их исследования.

Так, не подлежат допросу в качестве свидетелей отдельные категории лиц, обладающих абсолютным свидетельским иммунитетом (ч. 3 ст. 69 ГПК, ч. ч. 5 – 6 ст. 56 АПК);

5) в законе отсутствует четкий алгоритм действий суда (арбитражного суда) в случае представления доказательств, которые, по мнению суда, являются недопустимыми. Критерий допустимости доказательств формулируется законом как подтверждение обстоятельств дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания (доказательствами), только этими средствами доказывания (доказательствами); такие обстоятельства не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (ст. 60 ГПК, ст. 68 АПК). Однако в науке имеется и более широкое понимание допустимости, в соответствии с которым рассматриваемый признак означает получение доказательств в соответствии с требованиями закона . Данный признак нашел свое отражение в ГПК и АПК: “доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда” (ч. 2 ст. 55 ГПК); “не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона” (ч. 3 ст. 64 АПК). Синтезируя широкое и узкое понимание допустимости, И.В. Решетникова выделяет общий характер (требование о получении информации из определенных законом средств доказывания с соблюдением порядка собирания, представления и исследования доказательств) и специальный характер допустимости (обязательность определенных средств доказывания для некоторых категорий дел или запрет использования каких-то из них для подтверждения конкретных обстоятельств дела) . В дальнейшем допустимость доказательств будет рассматриваться нами с учетом предложенного автором общего и специального критерия.
——————————–
См. например: Баулин О.В., Фильченко Д.Г. Доказательства и доказывание в гражданском судопроизводстве: Учебное пособие (под общ. ред. О.В. Баулина). Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2006. С. 104 – 105 и др.
Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2000. С. 147 – 148.

Читайте также:
Особенности и преимущества бессрочных трудовых договоров

Ограничившись характеристикой признака допустимости доказательств, законодатель не установил правил обращения суда с недопустимыми доказательствами. Однако в арбитражном процессе имеются отдельные новеллы, могущие послужить хорошей базой для дальнейшего развития института исключения доказательств (внедрению которого посвящена настоящая статья) не только в арбитражном, но и в гражданском судопроизводстве. В числе таких норм можно привести следующие характерные положения:

а) регламентируя порядок выступления лиц в судебных прениях в арбитражном процессе, закон устанавливает запрет ссылки в ходе судебных прений на доказательства, которые признаны судом недопустимыми (ч. 4 ст. 164 АПК). Предполагается, что должен существовать специальный судебный акт констатации недопустимости того или иного доказательства;

б) АПК допускает исключение доказательств с согласия лица, их представившего, из числа доказательств по делу в случае поступления заявления о фальсификации доказательств в арбитражном процессе (п. 2 ч. 1 ст. 161 АПК). Исключение доказательств предстает здесь исключительно как процессуальное право лица, представившего доказательство, и ни при каких обстоятельствах не может быть инициировано судом по собственной инициативе.

Приведенный анализ немногочисленных процессуальных средств, находящихся в распоряжении суда и направленных на недопущение в процесс доказательств, не отвечающих установленным критериям, обусловливает необходимость разработки более универсальных и действенных приемов, препятствующих попаданию в материалы дела недопустимых доказательств и доказательств, полученных с нарушением требований закона. Безусловно, суд или арбитражный суд могут не принять доказательство, не отвечающее требованию допустимости, однако это не решает проблемы, поскольку помимо напрашивающегося возражения о том, что такое право суда предусмотрено законом только в отношении неотносимых доказательств, можно указать на то, что доказательства представляются в суд лицами, участвующими в деле, не только классическим путем, посредством заявления соответствующих ходатайств в судебном заседании, но и другими способами, исключающими разумный контроль над поступлением таких доказательств со стороны суда и лиц, участвующих в деле. Это может быть поступление доказательств совместно с исковым заявлением или возражениями против него, сдача документов-доказательств в канцелярию суда или направление их по почте и др. В этих случаях суд не может не принять доказательства, поскольку они попадают в материалы дела техническим, внепроцессуальным путем.

Полагаем, что в данном случае полезным выступило бы заимствование имеющегося в уголовном процессуальном праве института исключения доказательств, полученных с нарушением требований закона (ст. 235 УПК РФ). Э.М. Мурадьян при проведении параллелей между различными процедурами судебного права указывалось на то, что в ГПК есть только общие нормы, основания для процедуры исключения доказательств . В науке гражданского процесса М.А. Фокиной уже было высказано мнение о том, что “нарушение закона при получении доказательства является безусловным основанием для его исключения независимо от содержания и значимости для установления фактических обстоятельств дела” . В отдельных публикациях встречаются и частные указания на возможность такого заимствования; нередко при этом исключение доказательств представляется авторами как уже действующий институт гражданского процессуального права .

——————————–
Мурадьян Э.М. Судебное право (в контексте трех процессуальных кодексов): Монография. М.: ТК Велби; Изд-во “Проспект”, 2003. С. 17.
Фокина М.А. Вопросы гармонизации публично-правового и частноправового начала в доказывании по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. N 12. С. 15 – 16.
См. например: Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. N 1; Мохов А.А. Специфика экспертного заключения как судебного доказательства // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. N 9; Он же. Проверка экспертного заключения на допустимость в гражданском судопроизводстве // Эксперт-криминалист. 2007. N 2.

Основные положения, касающиеся института исключения доказательств в уголовном процессе, сводятся к тому, что стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства (ч. 1 ст. 235 УПК); если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 235 УПК); если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда (ч. 6 ст. 235 УПК).

В пользу внедрения института исключения доказательств в гражданское процессуальное и арбитражное процессуальное право можно привести ряд теоретических и практических аргументов, свидетельствующих в целом о повышении эффективности и оптимизации регламента гражданского и арбитражного судопроизводства. Теоретическая и практическая ценность рассматриваемого института состоит, на наш взгляд, в следующих положениях:

1) четкое определение статуса имеющихся в деле доказательств является частным проявлением принципа правовой определенности. Исключение недопустимых доказательств из числа доказательств по делу позволит суду не исследовать и не оценивать такие доказательства в ходе производства по делу; соответственно лица, участвующие в деле, не смогут ссылаться на такие доказательства в обоснование своих требований и возражений. М.А. Фокина справедливо обращает внимание на нелогичность ситуации, при которой доказательства, полученные с нарушением закона, фигурируют на этапах возбуждения, подготовки и судебного разбирательства дела, не утрачивая при этом статуса судебных доказательств, и получают негативную оценку только при вынесении решения. Наиболее оптимальным моментом для решения вопроса об исключении доказательства автор считает подготовительную часть судебного заседания (в порядке ст. 166 ГПК), а также окончание рассмотрения дела по существу, если были допущены нарушения при исследовании доказательств .
——————————–
Фокина М.А. Указ. соч. С. 15 – 16.

Читайте также:
Уголовная ответственность за домогательство

Исключение судом недопустимых доказательств сделает более прогнозируемым будущее судебное решение и позволит сторонам понять мотивы принятого решения. Зачастую участники процесса, предполагая даже со значительной степенью вероятности недопустимость определенного доказательства и приводя перед судом соответствующие доводы, тем не менее питают сомнения по поводу того, разделяется ли их уверенность органом судебной власти. Это вынуждает лиц, делающих заявление о недопустимости доказательств, отыскивать иные доводы, направленные на опровержение таких доказательств, на тот случай, если суд в решении не согласится с оценкой доказательств как недопустимых. В свою очередь, это заставляет участников занимать противоречивую процессуальную позицию, ссылаясь, с одной стороны, на недопустимость конкретного доказательства, а с другой стороны, давая таким доказательствам оценку в совокупности с другими доказательствами;

2) процедура исключения доказательств способна стимулировать активность тяжущихся в духе принципа состязательности гражданского и арбитражного процесса. Так, признание доказательств недопустимыми и исключение их из процесса заставит лицо, представившее такое доказательство, предпринимать попытки, направленные на поиск новых доказательств, призванных обосновать его позицию. Исключение доказательств судом ориентирует лиц, заинтересованных в сохранении исключенного доказательства, на поиск других доказательств, опровергающих факты, послужившие основанием для соответствующего вывода суда. М.А. Фокина обоснованно признает за лицом, участвующим в деле, право поставить вопрос о признании исключенного доказательства допустимым . Одновременно лицо, чьим интересам отвечает исключение доказательства, не лишено права опровергать, в т.ч. при помощи дополнительных доказательств, доводы своего оппонента в пользу возвращения исключенного доказательства в процесс. Таким образом, нельзя не признать, что поиск реабилитирующих доказательств способствует в целом повышению активности тяжущихся и стимулирует их к наиболее полному наполнению дела доказательственным материалом;
——————————–
Там же. С. 16.

3) институт исключения доказательств способствует немалой экономии процессуальных ресурсов, которые неизбежно были бы затрачены на последующее исследование заведомо недопустимых доказательств, их интерпретацию участниками судебных прений, а также на оценку их судом;

4) институт исключения доказательств лежит в русле обеспечения законности гражданского и арбитражного судопроизводства. Исключение доказательств – это констатация незаконности представленного доказательства; это своего рода санкция, мера принуждения для лица, представившего недопустимое доказательство и обязанного смириться с тем, что ожидаемые им результаты доказательственной деятельности, связываемые с наличием такого доказательства, не будут достигнуты.

Детализация процессуального регламента гражданского и арбитражного судопроизводства в части внедрения института исключения доказательств позволяет сделать ряд замечаний:

1) исключение доказательств возможно только в отношении уже представленных в материалы дела доказательств (направленных в суд совместно с исковым заявлением или возражениями против иска, поступивших по почте или через канцелярию суда и др.). Если лицо путем заявления соответствующего ходатайства только претендует на представление доказательства, являющегося, по мнению суда, недопустимым, суду достаточно отказать в удовлетворении такого ходатайства, в т.ч. со ссылкой на недопустимость доказательства. Еще раз подчеркнем, что исключение возможно лишь в отношении предмета, уже находящегося в некой общности других предметов;

2) исключение доказательств должно оформляться протокольным определением судьи, которое, впрочем, должно быть мотивированным;

3) определение об исключении доказательства, равно как и определение об отказе в удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле, об исключении доказательства, обжалованию не подлежит; иное позволило бы отдельным лицам неоправданно затянуть процесс. Однако доводы в пользу незаконности исключения доказательства, равно как и доводы в пользу незаконного отказа в исключении доказательства, могут быть включены в жалобу на судебный акт в целом;

4) исключенное судом доказательство должно остаться в материалах дела. Это позволит суду вышестоящей инстанции оценить правильность выводов суда по поводу исключения доказательства, и в случае, если суд придет к выводу о незаконности исключения, доказательство останется в материалах дела и будет исследовано либо судом первой инстанции (при отмене судебного акта и направлении дела на новое рассмотрение), либо самим судом вышестоящей инстанции (например, апелляционной инстанцией в гражданском или арбитражном процессе). Таким образом, исключение доказательства означает не физическое устранение его из числа материалов по делу, а юридическую констатацию лишения его доказательственной силы.

Приведенные доводы в пользу необходимости института исключения доказательств в гражданском и арбитражном процессе, а также анализ сопутствующих рассматриваемому институту процессуальных действий позволяют сформулировать само понятие исключения доказательств по гражданскому делу. Наиболее оправданным является определение указанного понятия с функциональной точки зрения, когда исключение доказательств предстает как устранение доказательства из гражданского и арбитражного процесса вследствие его недопустимости, означающее констатацию дефектности доказательства с точки зрения закона и юридическую невозможность исследования и оценки такого доказательства судом, а равно запрет ссылки на такое доказательство лицами, участвующими в деле.

Обзор КС: про доказывание в гражданском и арбитражном процессе

Конституционный суд опубликовал наиболее значимые правовые позиции по вопросам доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. Согласно им, оценка доказательств, включая показания свидетелей и экспертные заключения, относится к исключительной компетенции суда. Но при этом судебным органам запрещено оценивать обстоятельства дела произвольно. Суд должен руководствоваться только законом.

Если одна из сторон заявляет о подложности имеющихся в деле доказательств, суд имеет право назначить экспертизу или предложить участникам процесса предоставить другие доказательства. При этом суд не обязан этого делать и должен исходить из совокупности обстоятельств дела.

Заявлять о подложности доказательств, которые рассмотрены судом первой инстанции, при апелляционном рассмотрении дела нельзя, так как оценку этих доказательств невозможно уже исключить из материалов дела.

Гражданский процесс имеет состязательный характер, и стороны сами несут ответственность за доказывание обстоятельств, на которые ссылаются. Роль суда состоит в том, чтоб обеспечить им для этого равные возможности.

При этом, если одна из сторон уклоняется от участия в экспертизе, суд вправе установить презумпцию тех фактов, которые эта экспертиза должна была установить. Такая норма не позволяет недобросовестным участникам процесса воспрепятствовать правосудию своим бездействием.

Суд принимает значимые для процесса факты, которые установлены другим судом в рамках другого дела, пока они не опровергнуты. Признание преюдициального значения предшествующих судебных решений позволяет избежать противоречий и способствует правовой определенности.

Читайте также:
Выезд банкрота за границу – как снять ограничения

При отказе прокурора от иска, предъявленного в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, судебные издержки ответчика компенсируют за счёт бюджета. Исключение – случаи, когда отказ от иска связан с тем, что ответчик удовлетворил требования прокуратуры добровольно.

Запрет на допрос определённых лиц в качестве свидетелей не распространяется на должностных лиц организации, с которой заявитель состоит в трудовых отношениях. В рамках судебного спора о действиях таких лиц в отношении работника их разрешается допрашивать как свидетелей.

Суд уполномочен оценивать доказательства и должен руководствоваться при этом только Конституцией, федеральными законами и другими нормативными актами. Соблюдение этих принципов гарантирует проверка его решений судами вышестоящих инстанций.

При необходимости рассмотреть вопросы, которые требуют специальных знаний, суд назначает экспертизу. Суд вправе сделать это и при неявке одной из сторон процесса на заседание, если для неё не было уважительной причины. В случае сомнений в правильности или обоснованности первоначального заключения суд вправе назначить повторную экспертизу. Если суд отказал в повторной экспертизе, то участник процесса вправе оспорить это в апелляционной жалобе.

Отказ или удовлетворение ходатайства о назначении экспертизы суд должен мотивировать. Решение он принимает в зависимости от того, имеют ли обсуждаемые обстоятельства значение для дела.

Суд не обязан удовлетворять каждое ходатайство о вызове свидетеля. Решение об этом он принимает, исходя из обстоятельств дела. При этом суд не уполномочен произвольно решать вопрос о допустимости доказательств, включая показания свидетелей.

Если ответчик признал иск, суд не должен исследовать доказательства и обстоятельства дела и не обязан обосновывать принятое решение.

Список вопросов при проведении экспертизы составляет суд. При этом стороны процесса вправе предложить свои вопросы, а суд не имеет права немотивированно их отклонить.

Суд вправе оказывать содействие при истребовании и сборе доказательств сторонам и другим лицам, участвующим в деле, если для них это затруднительно. Каждое такое решение он принимает, исходя из конкретных обстоятельств дела.

Суд вправе привлечь к ответственности лиц, которые отказываются по его требованию предоставить доказательства, если для этого нет уважительной причины. Если доказательства удерживает у себя одна из сторон процесса, суд руководствуется объяснениями другой стороны.

Порядок разрешения ходатайств об исключении доказательств в суде.

Ходатайство об исключении доказательств полученных с нарушением процессуального закона является наиболее действенным способом для подсудимого и его защитника добиться благоприятного приговора. Порядок разрешения ходатайств об исключении доказательств в суде регламентирован УПК РФ. Несмотря на это, на практике процедура разрешения ходатайств очень часто нарушается председательствующими судьями.

Закон гарантирует подсудимого и его защитнику право заявить такое ходатайства на судебной стадии производства по делу.

Посредством заявления ходатайств о признании доказательств недопустимыми сторона защиты вправе оспаривать предъявленное лицу обвинение.

Конституция РФ (ст.50) запрещает судам использовать в качестве доказательств вины подсудимого недопустимые доказательства.

Понятие доказательство и перечень доказательств содержится в ст. 74 УПК РФ.

Не являются доказательствами процессуальные документы, отражающие ход движения дела ; продлении срока следствия; проведении оперативных или следственных мероприятий и т. д.), так как они не содержат сведений о виновности или невиновности подсудимого, обстоятельствах совершения преступления, а также о данных, характеризующих личность лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Такие процессуальные документы оцениваются с точки зрения законности лишь в случаях оспаривания сторонами определенных доказательств по мотивам нарушения установленной процедуры их получения.

Порядок собирания, проверки и оценки доказательств установлен в ст. 17, 88, 234 и 235 УПК РФ. Запрет на использование в доказывании доказательств полученных с нарушением закона содержится в ст. 75 УПК РФ.

Действующее законодательство закрепляет принцип состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты, реализация которого наиболее полно проявляется в предоставлении сторонам возможности обратиться к суду с ходатайством о признании любого доказательства недопустимым.

Порядок заявления и разрешения указанного ходатайства определен в ч. 5 ст. 234, ст. 235 УПК РФ. В соответствии с положениями ч. 5 ст. 234 УПК Р ходатайства заявленные стороной должны выносится на публичное обсуждение с правом другой стороны, не согласной с заявленным ходатайством, представить свои доводы и возражения. Если возражений против заявленного ходатайства нет судья удовлетворяет заявленное ходатайство.

В ст. 235 УПК РФ содержится структура ходатайства об исключении доказательств. В таком ходатайстве должно содержаться указание:

1) на доказательство которое сторона просит исключить;

2) основания по которым сторона просит исключить доказательство, предусмотренное УПК РФ.

Если сторона возражает против исключения доказательств, судья вправе огласить протоколы следственных действий и другие документы, находящиеся в уголовном деле. Если такое ходатайство заявляется стороной защиты бремя опровержения доводов, представленных защитой, лежит на прокуроре.

Положения указанной статьи закрепляют право сторон до того, как суд предоставит им возможность высказаться по существу заявленного ходатайства, ставить вопрос об исследовании и оглашении протоколов следственных действий, процессуальных документов, о приобщении новых документов, допросе свидетелей .

Заявленное в ходе предварительного слушания или судебного заседания ходатайство должно обсуждаться и разрешаться сразу же после его оглашения. Отложение разрешения ходатайства является незаконным. Однако, в судебной практике нередко суд отказывает в удовлетворении ходатайства на разных стадиях судебного разбирательства, мотивируя это тем, что оно заявлено преждевременно, т. е. до полного и всестороннего исследования всех доказательств и материалов уголовного дела. Такие действия суда являются незаконными, поскольку влекут ограничение прав участников судебного разбирательства. Как правило, в подобной ситуации приговор подлежит отмене.

В соответствии с требованиями ст. 121 УПК РФ ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления.

Существенным нарушением закона является не разрешение заявленного ходатайства на момент окончания судебного следствия. Подобные случаи не единичны в судебной практике.

Суды в постановлениях в одних случаях указывали, что «ходатайства будут разрешены судом при вынесении законного решения»; в других — «заявленные ходатайства будут разрешены по существу при вынесении приговора». Что и делалось судами. Все ходатайства были разрешены в приговоре.

При этом следует особо заметить, что каких-либо препятствий к разрешению данных ходатайств в ходе судебного следствия по делам не имелось.

Читайте также:
Уголовная ответственность за домогательство

Подобные решения суда первой инстанции о разрешении ходатайств в приговоре явились прямым нарушением требований ст. 256, 271 УПК РФ, положения которых обязывают суд в ходе судебного следствия рассмотреть каждое заявленное ходатайство участников судебного разбирательства по существу и вынести постановление о его удовлетворении или об отказе в удовлетворении.

Согласно ст. 121 УПК РФ ходатайство должно быть рассмотрено и разрешено непосредственно после его заявления. В силу ст. 122 УПК РФ об удовлетворении ходатайства либо о полном или частичном отказе в его удовлетворении судья выносит постановление.

На практике ходатайства защиты об исключении доказательств после их заявления разрешены судом не разрешаются; какие-либо постановления по итогам рассмотрения ходатайств судом в ходе судебного следствия не выносятся. Между тем разрешение заявленных ходатайств во время судебного разбирательства имеет существенное значение для выработки позиции стороны защиты с учетом имеющихся в деле доказательств.

Кроме этого, разрешение заявленных сторонами в ходе судебного следствия ходатайств не путем вынесения постановления, а в приговоре является прямым нарушением требований п. 25 ст. 5 УПК РФ, из которого следует, что постановлением является любое решение, за исключением приговора, вынесенное судьей единолично.

В рассматриваемых ситуациях суд игнорирует данные требования закона, лишая тем самым сторону защиты права в ходе судебного следствия, в случае принятого судом решения об отказе в удовлетворении ходатайств, повторно обратиться к суду с ходатайствами, в которых были бы изложены дополнительные доводы о признании доказательств недопустимыми.

Разрешение ходатайств в приговоре нарушает принцип состязательности сторон, закрепленный в ст. 15 УПК РФ, поскольку судом не создаются необходимые условия для осуществления стороной защиты предоставленных ей прав, что влияет на вынесение судом законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ лишение или ограничение гарантированных законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдение процедуры судопроизводства являются основаниями отмены обвинительного приговора.

Постановив разрешить ходатайства в приговоре, по окончании судебного следствия, прений сторон и последнего слова подсудимого судья удаляется для постановления приговора. Между тем разрешение заявленных в ходе судебного следствия ходатайств именно в приговоре противоречит требованиям ст. 299 и 307 УПК РФ, поскольку не относится к вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора, равно как и к содержанию описательно-мотивировочной части обвинительного приговора.

В результате после оглашения приговора невозможно проверить, что разрешалось судом в совещательной комнате в первую очередь: ходатайства стороны защиты или вопросы о виновности подсудимых.

Получается, и то и другое незаконно, поскольку суд, удаляясь в совещательную комнату, обязан был приступить к разрешению только вопросов, указанных в ст. 299 УПК РФ. Разрешение ходатайств после постановления приговора тем более незаконно, поскольку после постановления приговора судья обязан возвратиться в зал судебного заседания для его оглашения.

Из сказанного следует, что доводы, изложенные в ходатайстве об исключении доказательства, подлежат проверке и оценке на момент заявления такого ходатайства. В этой связи следует констатировать, что разрешение в приговоре заявленных в суде ходатайств полностью дезорганизует процедуру не только судебного разбирательства, но и постановления приговора, а также дезориентирует участников судебного процесса относительно их процессуальных прав на заявление ходатайств и своевременного получения на них адекватного ответа.

Безусловно, данное обстоятельство существенно ограничивает сторону защиты в возможности реализовывать свое конституционное право беспрепятственно и на равных оспаривать предъявленное обвинение. Постановленные таким образом приговоры являются незаконными и подлежат отмене по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 381 УПК РФ.

В судебной практике встречаются случаи, когда сторона защиты на стадии судебных прений заявляет о недопустимости конкретного доказательства.

Судебные прения не предоставляют возможности сторонам обращаться к суду с ходатайствами, ибо порядок заявления и разрешения таковых определен законом до окончания судебного следствия. Однако если сторона именно в прениях заявила о недопустимости того или иного доказательства, суд не только вправе, но и обязан возобновить судебное следствие. Заявленные стороной доводы об исключении доказательства должны признаваться новыми обстоятельствами, которые не были известны суду в период судебного следствия.

В данном случае судебное следствие в порядке ст. 294 УПК РФ возобновляется, доводы стороны об исключении доказательства обсуждаются с другими участниками судебного разбирательства, выносится постановление. После этого рассмотрение уголовного дела продолжается в установленном порядке.

Ошибочна позиция судов, которые не реагируют на подобные ситуации, возникающие в судебных прениях, и оставляют без разрешения доводы стороны о недопустимости того или иного доказательства. Подобное обстоятельство должно влечь отмену приговора, что на практике не происходит.

Необходимо отметить, что обоснование приговора доказательством, признанным недопустимым органом предварительного расследования на досудебной стадии производства по уголовному делу либо судом в силу п. 9 ч. 2 ст. 381 УПК РФ, влечет безусловную отмену данного приговора.

Подобная позиция судов апелляционной и кассационной инстанций не может быть признана обоснованной, поскольку суд первой инстанции делает вывод о доказанности предъявленного обвинения и виновности лица в содеянном, принимая во внимание совокупность представленных стороной обвинения доказательств. Каждое доказательство является частью такой совокупности. Исключение хотя бы одного доказательства приводит к разрыву общей цепи представленных доказательств, что, в свою очередь, ставит под сомнение выводы о совершении лицом преступления.

Если же суд, делая в приговоре вывод о достаточности доказательств виновности лица в совершенном преступлении, обосновывает при этом приговор недопустимым доказательством, то такой приговор подлежит безусловной отмене: оценка в приговоре недопустимого доказательства не может не повлиять на итоговые выводы суда о доказанности обвинения.

Переоценить совокупность доказательств, произведенную судом первой инстанции, кассационные и надзорные суды не вправе, поскольку последним не известны выводы суда, которые имели бы место без оценки недопустимого доказательства в совокупности с другими. В связи с этим в случае обоснования приговора недопустимым доказательством последний подлежит отмене.

Более того, по своему смыслу и предназначению норма Конституции РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона, призвана обеспечить исключение порочных доказательств на максимально ранних стадиях уголовного судопроизводства для того, чтобы они не смогли способствовать принятию судьями или должностными лицами правоохранительных органов незаконных процессуальных актов. Это как борьба с коронавирусом, который желательно нейтрализовать как можно раньше, чтобы пандемия не заразила большее количество людей.

Ссылка на основную публикацию