Понятие «делового оборота» исключат из ГК РФ

В части 2 п. 2 данной статьи определено, что возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

Арбитражный суд Амурской области

10.02.2022

В связи с проведением технических работ по обновлению протокола аутентификации ЕСИА, наблюдаются проблемы у пользователей при авторизации через ЕСИА для участия в онлайн-заседаниях и при подаче документов в информационную систему «Мой Арбитр»

08.02.2022

Природа обычаев в договорном праве

Проще всего понять сущность обычаев, если попытаться разобраться с тем, является ли договор, в котором не указана цена его исполнения, законным. При условии, что стороны сами согласны с практикой его исполнения, — вполне. Вступает в силу п. 3 ст. 424 ГК РФ, которая говорит о том, что следует оплачивать услугу или приобретение товара по цене, сложившейся в регионе, если что-то конкретное не упомянуто в договоре.

В случае же возникновения спорной ситуации дело должно решаться в суде, которому отдано право сделать выводы на основании общих начал гражданского правового оборота и руководствуясь нормами справедливости и судебной практикой. Кроме вопроса ценообразования обычаи могут касаться ещё и представления о качестве товара, а также его упаковки, условиях доставки.

Понятие «делового оборота» исключат из ГК РФ

В Госдуме во втором чтении приняты очередные масштабные поправки в Гражданский кодекс, которые коснутся многих экономических субъектов (законопроект 47538-6/9), пишет audit-it.ru.

В частности, из ряда статей ГК РФ согласно принятому варианту проекта исчезнет понятие «делового оборота» (в фразах «если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства и не вытекает из обычаев делового оборота»).

В статью 206 «Исполнение обязанности по истечении срока исковой давности» вносится второй пункт, которым будет установлено, что если по истечении срока исковой давности должник или иное обязанное лицо признает в письменной форме свой долг, течение исковой давности начинается заново.

Вводятся новые понятия «альтернативное обязательство», «факультативное обязательство» (должнику предоставляется соответственно выбор между действиями в погашение обязательства или право на замену обязательства) – в ГК РФ появятся новые статьи 308.1 и 308.2, а также 320 и 320.1 по исполнению таких обязательств.

Также появится ряд новых статей, в частности 308.3 «Защита прав кредитора по обязательству», 309.1 «Соглашение кредиторов о порядке удовлетворения их требований к должнику», 309.2 «Расходы по исполнению обязательства» (устанавливается, что если не предусмотрено иное, эти расходы несет должник), 393.1 «Возмещение убытков при прекращении договора» (в частности, если после досрочного прекращения договора одной из сторон пришлось переплатить по новому аналогичному договору, то эта сторона может потребовать возмещения разницы в цене).

Будет расширена статья 310 «Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства». В частности, будет добавлено, что «если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне».

В статью 312 «Исполнение обязательства надлежащему лицу» будет включено, что если представитель кредитора действует на основании полномочия, содержащегося в документе, который совершен в простой письменной форме, должник вправе не исполнять обязательство данному представителю до получения подтверждения его полномочий, в частности, до предъявления представителем доверенности, заверенной нотариально (за некоторыми исключениями). Вносятся поправки в ряд других статей, касающихся исполнения обязательств. Новая статья 317.1 «Проценты по денежному обязательству» будет предусматривать, что если сторонами обязательства являются коммерческие организации, кредитор имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. Если процент не установлен договором, то будет определяться ставкой рефинансирования Банка России. При этом условие обязательства, предусматривающее начисление процентов на проценты, является ничтожным (за исключение договоров банковского вклада или договоров, связанных с предпринимательской деятельностью).

Также вводится новая норма о том, что соглашением между кредитором и должником может быть предусмотрена обязанность должника исполнить обязательство по передаче денег или ценных бумаг путем внесения долга в депозит нотариуса (появится в статье 327 ГК). Вносятся поправки также в ряд статей о поручительстве, о договоре, о проведении торгов. Статья 368 «Понятие банковской гарантии» переименуется в «Понятие и форма независимой гарантии» и существенно расширится. Независимые гарантии могут выдаваться банками или иными кредитными организациями (банковские гарантии), а также другими коммерческими организациями. Устанавливается перечень сведений, которые должны быть указаны в гарантии, ряд других условий. Множество поправок вносится и в другие статьи о банковской (независимой) гарантии.

Среди случаев недопустимости зачета (статья 411) будут указаны требования, по которым истек срок исковой давности.

Вводится возможность заключения «рамочного договора» (новая статья 429.1). Рамочным договором (договором с открытыми условиями) признается договор, определяющий общие условия обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами путем заключения отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора. Кроме того, добавляемыми статьями 429.2-429.4 устанавливаются понятия опциона на заключение договора, опционного договора и договора с исполнением по требованию (абонентского договора).

Ввести новые нормы в действие планируется с 1 июня 2015 года.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Пробный бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Читайте также:
Отзыв на возражение ответчика и нюансы его составления

Что признаётся обычаем делового оборота, в том числе согласно позиции судов

Что признаётся обычаем делового оборота, в том числе согласно позиции судов

Обычаи (обычаи делового оборота) – это правила, не предусмотренные законодательством, но сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области деятельности (п. 1 ст. 5 ГК РФ). Чаще всего они применяются в бизнесе, например в банковской практике, морских перевозках. Однако нельзя применять обычай, если он противоречит закону или договору (п. 2 ст. 5 ГК РФ).

Если правило сложилось в отношениях между определенными сторонами, то следует говорить не об обычае, а о практике взаимоотношений сторон. Она упоминается в законе наряду с обычаями, в частности в п. 2 ст. 165.1, ст. 431 ГК РФ. Например, суд может признать сложившейся практикой подписание актов сверки только главным бухгалтером, если ранее он неоднократно подписывал их и у контрагента не было возражений. Однако учтите, что иногда суды практику взаимоотношений сторон также называют обычаями.

Обычаи могут быть закреплены в определенных документах, в частности в постановлениях Торгово-промышленной палаты РФ, сводах обычаев, судебных решениях по конкретным делам со схожими обстоятельствами. Например, постановлением Правления ТПП РФ от 28.06.2012 № 54-5“О свидетельствовании торгового обычая (обычая делового оборота), принятого в Российской Федерации” были признаны обычаем Правила по использованию торговых терминов Инкотермс 2010.

Условия договоров могут определяться обычаем, когда отношения сторон не урегулированы договором или диспозитивной нормой (п. 5 ст. 421 ГК РФ). Например, в силу обычая предполагается, что по договору поставки должен быть передан новый товар, хотя это не закреплено законом и, как правило, не указывается в договоре.

В качестве обычая суд может применить опубликованные примерные условия договоров, даже если в вашем договоре нет отсылки к ним. При этом примерные условия должны отвечать требованиям, установленным ст. 5 и п. 5 ст. 421 ГК РФ (п. 2 ст. 427 ГК РФ).

Обратите внимание: если есть подходящая норма закона, но она содержит оговорку, что иное может быть предусмотрено обычаем, то при наличии последнего руководствоваться нужно им. Например, подобная оговорка есть в п. 2 ст. 459 ГК РФ. Однако стороны в договоре могут установить приоритет нормы над обычаем или предусмотреть иное.

Что может признаваться обычаем согласно подхода судов.

Печать организации на подписи сотрудника подтверждает его полномочия, даже если такой работник не уполномочен расписываться в соответствующем документе

Постановление девятого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2019 г. по делу № А 40-62522/19:

Кроме того, в соответствии со ст. 5 ГК РФ, обычаями делового оборота, предприятие своей печатью скрепляет подпись своего сотрудника в подтверждение его полномочий. В соответствии со ст. 402 ГК РФ действия работника ответчика, поставившего печать в спорном акте, признаются действиями самого общества, и общество отвечает за эти действия.

Подписание товарных накладных сотрудниками без доверенности и без печати является надлежащим документом, если ранее покупатель оплачивал товар в рамках соответствующего договора

Апелляционное определение Челябинского областного суда от 02.04.2019 по делу № 11-4085/2019:

Также судебная коллегия полагает, что у суда первой инстанции не имелось оснований не принимать в качестве допустимых доказательств представленные истцом товарно-транспортные накладные за спорный период ввиду отсутствия в материалах дела доверенностей на лиц, подписавших товарно-транспортные накладные от имени покупателя – ООО “АлкоСтар”, поскольку в соответствии с условиями договора поставки (п. 2.5.) обязанность передать поставщику надлежаще оформленную доверенность на лиц, принимающих товар от имени покупателя, лежит на покупателе – ООО “АлкоСтар”, а неисполнение данной обязанности само по себе не влечет признания такой поставки несостоявшейся.

Оценив представленные по запросу судебной коллегии товарно-транспортные накладные в отношении поставки ООО “АЛКО” алкогольной продукции в торговые точки ООО “АлкоСтар” за период с октября по ноябрь 2016 года, предшествующий спорному периоду поставки, судебная коллегия приходит к выводу о том, что между сторонами сложилась практика приема товара без проставления в товарно-транспортной накладной оттиска печати ООО “АлкоСтар”.

В связи с вышеизложенным, судебная коллегия приходит к выводу о доказанности истцом факта передачи ответчику товара, перечисленного в товарно-транспортных накладных за спорный период времени.

Получение товара третьим лицом (получателем) является основанием для оплаты товара покупателем, если покупатель в рамках того же договора неоднократно оплачивал товары и распоряжался ими, давая поручения получателю товара

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2018 по делу № А 40-28696/18:

Как следует из материалов дела, между 14.01.2014 между ООО “НьюВижнГруп” (поставщик) и ЗАО “Брендспот” (покупатель) заключен договор поставки N 14-01/2013, согласно которому поставщик обязуется поставлять покупателю рекламную продукцию (товар), а покупатель обязуется принимать и оплачивать товар в соответствии с условиями договора.

Судом первой инстанции также установлено, что 03.02.2014 между ООО “Алсена-Л” (исполнитель) и ЗАО “Брендспот” (заказчик) был заключен договор транспортной экспедиции N 006-14/ТЭО, согласно которому заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя обязательства организовать и выполнить перевозки грузов транспортом и по маршруту, избранному заказчиком, обеспечить отправку и получение груза. Дополнительно, по поручению заказчика, исполнитель берет на себя обязательство по размещению на ответственное хранение груза заказчика на складе исполнителя, расположенном по адресу: город Москва, Сигнальный проезд, дом N 35.

Коллегия судей, отклоняя доводы апелляционной жалобы ответчика, исходит из того, что поставщика и покупателя связывают длительные взаимоотношения по поставке товара, которые определили сложившийся обычай делового оборота.

Исполнение договора и оформление документов осуществлялось в рамках сложившейся деловой практики, при этом ни одна сторона против этого не возражала.

Так, представители истца и третьего лица пояснили, что заявки (номенклатура) на поставку товара в адрес грузополучателя, равно как и заявки на принятие товара от поставщика поступали от покупателя по электронной почте. Указанное ответчиком не оспаривается.

В течение всего срока действия договоров поставки и транспортной экспедиции, с января 2014 года, в соответствии со сложившимися обычаями делового оборота, все товарные накладные оформлялись одинаково, грузополучателем являлось ООО “Алсена-Л”), а ответчик оплачивал принятый по таким товарным накладным товар, что фактически свидетельствует об одобрении юридическим лицом действий ООО “Алсена-Л” по приемке товара от поставщика.

Кроме того, представитель ООО “Алсена-Л” представил в материалы дела доказательства (экспедиторские расписки), согласно которым товар, поставленный по спорный накладной был отправлен им по заявкам ответчика по различны адресам.

Во исполнение договора поставки в период его действия ООО “НьюВижнГруп” поставило товар в адрес грузополучателя ООО “Алсена-Л” в соответствии с поступившими от ООО “Брендспот” заявками.

Направление акта о приемке работ вместо уведомления о их завершении является достаточным основанием для оплаты таких работ, если не было возражений по работам

Читайте также:
Группа крови в военном билете - 2022 год

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.04.2019 по делу № А 75-21567/2017:

Апелляционный суд учитывает, что представленные в материалы дела акт по форме КС-2, справка по форме КС-3 NN 1 от 30.09.2017 подписаны сторонами без замечаний к качеству, объему, сроку выполненных работ, скреплен печатями организаций; акт и справка NN 1 от 15.10.2017 на сумму 4 793 889 руб. 24 коп. подписаны АО “ГК “Северавтодор” в одностороннем порядке.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 2 Информационного письма N 51, подписание акта заказчиком свидетельствует о потребительской ценности для него выполненных работ и желании ими воспользоваться, при таких обстоятельствах понесенные подрядчиком затраты подлежат компенсации.

Возражая против удовлетворения исковых требований, ООО “Спецстрой” указывает, что истцом в адрес заказчика не направлялось уведомление о готовности результата работ, не обеспечено проведение предварительных испытаний результата работ перед их сдачей заказчику.

Вместе с тем, материалами дела подтверждается, что акт по форме КС-2, справка по форме КС-3 NN 1 от 15.10.2017 направлялись в адрес ответчика письмом N 09-1052 от 13.11.2017 и получены последним 13.11.2017 (штамп входящей корреспонденции N 112).

Суд апелляционной инстанции отмечает, что направление актов для подписания, исходя из обычаев делового оборота (статья 5 ГК РФ), рассматривается как предъявление работ к приемке.

Следовательно, ненаправление подрядчиком уведомления о готовности к сдаче результата работ не является основанием для освобождения заказчика от обязанности оплатить выполненные работы.

Допускается обмен документами и информацией в электронном виде, даже если это не предусмотрено договором, если стороны фактически такую переписку вели, не возражая против такого обмена

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.02.2019 по делу № А 11-3596/2018:

Довод ответчика о том, что договором не предусмотрено условие о возможности обмена электронными сообщениями, был предметом исследования апелляционного суда и правомерно отклонен им, поскольку направление писем посредством электронной почты соответствует обычаям делового оборота и не противоречит гражданскому законодательству Российской Федерации.

Доказательства, опровергающие принадлежность адреса электронной почты gtk33@mail.ru Обществу, в материалах дела отсутствуют. Как установил суд, представленная в материалы дела переписка сторон свидетельствует о том, что в рамках договора от 01.09.2013 N 4030 стороны обменивались информацией именно по указанному электронному адресу.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2019 по делу № А 40-16402/19:

ООО “Медика-Ментэ” вплоть до августа 2017 года ежемесячно принимало и оплачивало оказанные ООО “Проген” услуги.

ООО “Проген” представило в материалы дела доказательства направления через электронную почту документов в адрес ООО “Медика-Ментэ” в 2017 году.

В соответствии с п. 1 ст. 5 ГК РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-нибудь документе. Использование электронной почты в отсутствие соответствующего указания в договоре (отсутствие договора, оказание услуг по факту) необходимо расценивать как обычай делового оборота, тем более ООО “Медика-Ментэ” не возражало против такого обмена информацией, так как оплату по предыдущим счетам осуществляло по счетам на оплату и актам, полученным посредством электронном почты kruglov@sweetgroup.ru.

Таким образом, ООО “Медика-Ментэ” совершало конклюдентные действия, свидетельствующие об одобрении выбора электронной почты как способа обмена информацией с ООО “Проген” в пределах срока действия договора.

Отсутствие в договоре условия о том, что стороны применяют процедуру обмена электронными документами, само по себе не опровергает направление Истцом Ответчику электронной почтой документов по оказанным услугам и получение этих документов Ответчиком.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.07.2018 по делу № А 76-23902/2017:

В силу пункта 1 статьи 5 ГК РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

Из имеющейся в материалах дела электронной переписки усматривается, что сторонами обоюдно выбран способ передачи писем, документов и иной информации посредством электронной почты. При этом, возражений истца об использовании такого способа передачи информации до обращения в арбитражный суд с настоящим иском в материалах дела не имеется.

Применение Инструкции по отбору проб к случаям, хотя формально и не подпадающих под Инструкцию, т.к. в такой Инструкции по сути зафиксированы обычаи, сформировавшиеся в современном деловом обороте в сфере отбора проб

Читайте также:
Пособие матери одиночке в Московской области

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 07.12.2016 по делу № А 68-7214/2015:

Однако неприменимость Инструкции N 231 к спорным правоотношениям не опровергает позицию истца о том, что опубликованные сведения о превышении содержания в исследуемом топливе серы и несоответствии его требованиям не являются достоверными и получены корреспондентом А.С. Чембуровым ненадлежащим образом, то есть с нарушением принципов и правил порядка добывания доказательств и доказывания, который определяется процессуальным законодательством. Порядок, закрепленный в Инструкции, фиксирует обычаи, сформировавшиеся в современном деловом обороте (статья 5 Гражданского кодекса) к изъятию проб в целях получения сведений о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих определенные доводы.

Признание законным порядка отбора проб, который фактически применялся между конкретными лицами и никто их них не возражал против такого порядка (локальный обычай)

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26.12.2018 N Ф 06-41116/2018 по делу № А 55-1085/2018:

Отбор проб сточных вод и анализ отобранных проб сточных вод производится организацией, осуществляющей водоотведение (в данном случае – ООО “СКС”) в соответствии с положениями Правил N 525. Ответчик не оспаривал тот факт, что является абонентом ООО “СКС”, равно как и не оспаривал объемы водоснабжения и водоотведения за спорный период.

В соответствии с пунктом 20 Правил N 525 в обязанности ответчика, которые он обязан соблюдать при проведении отбора проб сточных вод, входит: а) обеспечение возможности проведения отбора проб сточных вод в любое время суток; …

Таким образом, обеспечение беспрепятственного доступа к месту отбора проб сточных вод является обязанностью ответчика, как абонента ООО “СКС”.

Доступ к контрольным канализационным колодцам пробоотборщиков истца был обеспечен представителем ответчика, что следует из материалов дела и не опровергнуто ответчиком.

Указанное свидетельствует о том, что на момент отбора проб сточных вод (июль 2017 года), с учетом предыдущих периодов (2013 – 2017 г.г.) ответчик считал, что колодец КК-2 е является контрольным и признавал тот факт, что именно из него должен производиться отбор проб сточных вод на наличие загрязняющих веществ.

В этой связи суды признали обоснованным довод истца о том, что отношения по отбору проб в контрольном колодце КК-2 е являются сложившимися обычаями делового оборота истца и ответчика.

Напоследок рекомендация: с учётом всего вышеизложенного всё же целесообразно подробно описывать условия в договоре, если законом такие условия не урегулированы, либо урегулированы недостаточно подробно, не полагаясь на возможность признания в будущем тех или иных случаев обычаями, т.к. этого может и не произойти. При этом точное обозначение всех условий договора устраняет любую неопределённость и соответственно возможные риски для сторон договоров. Современный цивилизованный договор отличается от договорных отношений древних времён тем, что возможно урегулировать все существенные аспекты гражданских правоотношений до заключения договора и это не стоит игнорировать.

Если всё же упустили что-то в договоре, анализируйте, рассматривают ли суды ту или иную ситуацию как обычай делового оборота, либо возможно в каком-либо документе прямо указан тот или иной случай как обычай делового оборота (абз. 2 п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 “О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”). Например, Международные правила толкования торговых терминов “Инкотермс 2000”, Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов” (публикация Международной торговой палаты № 500).

Также возможно самостоятельно сформировать позицию о том, что тот или иной случай является обычаем делового оборота, в том числе сложившийся только в рамках конкретного договора исходя из неоднократно повторяющихся одних и тех же действий сторон договора и принимаемых другой стороной.

Доказать существование обычая должна сторона, которая на него ссылается (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ, абз. 2 п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25).

Важно! Во избежание возникновения нежелательного обычая делового оборота, если не согласны с каким-либо процедурами, выполняемыми другой стороной договора, при этом не предусмотренными законом, иным правовым актом или договором, то об этом следует направить возражение другой стороне и сделать это своевременно. Тоже касается ситуаций, когда стороной избран хотя и предусмотренный каким-либо правовым актом порядок действий, но могут быть и иные порядки действий в рамках иных актов, в том числе когда допускается применять порядок действий не только предусмотренный каким-либо правовым актом, но также самостоятельно разработанный сторонами договора.

Комментарий к Ст. 5 ГК РФ (Обычаи делового оборота)

1. Из содержания комментируемой статьи вытекает признание обычая делового оборота одним из источников гражданского права (наряду с нормативными актами, а также общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ (см. комментарий к ст. 7 ГК)). При этом такие обычаи по своей юридической силе уступают как законодательству (п. 2 ст. 5 ГК), так и международным договорам РФ (п. 2 ст. 7 ГК), что и определяет их место в системе источников гражданского права.

Следует отметить, что согласно п. 5 ст. 421 ГК РФ обычаи делового оборота не применяются при наличии диспозитивных норм закона (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК), регулирующих соответствующие договорные отношения. В соответствии с этим конкретный обычай, применимый к договорным отношениям предпринимателей, становится субсидиарным (дополнительным) источником договорного права в тех случаях, когда стороны того или иного договора прямо не согласовали какое-либо из его условий и такое условие не определено диспозитивной нормой закона.

Читайте также:
Новая ежемесячная выплата на первого ребенка c 2022 года

2. «Деловой» характер оборота предполагает участие в соответствующих отношениях лиц, профессионально осуществляющих предпринимательскую деятельность, т.е. участие в отношениях между предпринимателями или с их участием (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Понятие оборота связано прежде всего с договорными и иными обязательственными отношениями (хотя и не исчерпывается ими, а относится к любым случаям перехода гражданских прав и обязанностей от одних лиц к другим, т.е. к случаям как частичного, так и полного правопреемства), иначе говоря, оно связано с динамикой гражданских правоотношений и во всяком случае не касается сферы вещных прав, где применяются иные обычаи, например местные обычаи как основание приобретения в собственность некоторых вещей, общедоступных для сбора (ст. 221 ГК).

Таким образом, понятие и сфера действия обычаев делового оборота практически ограничиваются обязательственными, чаще всего договорными, правоотношениями с участием предпринимателей. Об этом свидетельствует и предусмотренная ст. 427 ГК РФ возможность фиксации таких обычаев в форме примерных условий договора и их последующего применения к конкретному договору даже при отсутствии в нем прямой отсылки к данным условиям.

В этом смысле обычаи делового оборота частично включают в себя обычаи морского порта (портовые обычаи), поскольку они также регулируют договорные отношения с участием предпринимателей. Портовые обычаи определены законом как «правила поведения, сложившиеся и широко применяемые при оказании услуг в морском порту и не предусмотренные законодательством Российской Федерации» .

———————————
См.: п. 1 ст. 3 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 261-ФЗ «О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон о морских портах) // Собрание законодательства РФ. 2007. N 46. Ст. 5557.

3. Обычай представляет собой правило поведения, которое является сложившимся, т.е. достаточно определенным в своем содержании, и широко применяемым в какой-либо области предпринимательской деятельности, например в качестве традиции исполнения тех или иных договорных обязательств .

———————————
См.: п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Наличие и содержание торговых (предпринимательских) и портовых обычаев, принятых в Российской Федерации, свидетельствует Торгово-промышленная палата РФ . Например, применимым в России обычаем предпринимательского оборота ею признаны международные правила толкования торговых терминов Инкотермс 2000 .

———————————
См.: п. 3 ст. 15 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1309, а также п. 2 ст. 3 Закона о морских портах.

«Комментарий МТП к Инкотермс 2000. Толкование и практическое применение» Н.Г. Вилковой включен в информационный банк.

См.: п. 4 Постановления Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 28 июня 2001 г. N 117-13 // Торгово-промышленные ведомости. 2001. N 19/20. Текст указанных Правил см.: Комментарий Международной торговой палаты к Инкотермс 2000. Толкование и практическое применение. Публикация Международной торговой палаты N 620. М., 2001.

4. Обычаи делового оборота представляют собой часть более широкого, но менее определенного понятия «обычно предъявляемые требования», что следует из общего правила статья 309 ГК РФ и некоторых специальных норм (п. 2 ст. 474 и п. 2 ст. 478). Обычно предъявляемые требования включают в себя не только определенные правила поведения (например, при отсутствии в возмездном договоре указания на цену его исполнение согласно п. 3 ст. 424 ГК следует оплачивать по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги), но и требования к объекту договорного или иного обязательства, например к качеству товара (п. 2 ст. 469 ГК), к его таре и упаковке (п. 2 ст. 481 ГК) и др. Из этого видно, что такие «обычные требования» могут быть прямо указаны в законодательстве или в договоре, которые, однако, не раскрывают и не характеризуют их, оставляя их определение в конкретной ситуации на усмотрение сторон договорного обязательства и суда (в случае спора). В отличие от этого понятие и условия применения обычаев делового оборота достаточно четко раскрываются в правилах комментируемой статьи 5 Гражданского кодекса РФ.

5. Обычаи следует отличать от обыкновений. Эти последние представляют собой такое сложившееся в имущественном обороте правило, которым согласились руководствоваться стороны какого-либо договора, и потому оно приобрело для них юридическое значение. По сути обыкновение является подразумеваемым условием конкретного договора, которое восполняет пробел в его содержании. Если на него нет прямой ссылки в договоре и не доказано намерение сторон договора руководствоваться им, обыкновение не учитывается и теряет гражданско-правовое значение, тогда как обычай делового оборота действует как раз при отсутствии специальных указаний закона или договора . Так, в международной торговле широко используются сборники международных торговых правил и обычаев, разработанные Международной торговой палатой в Париже, например для отдельных форм безналичных расчетов . Хотя они являются неофициальной систематизацией обычаев международного делового оборота, юридическое значение они могут иметь лишь для конкретного договора при наличии ссылки на них контрагентов и не применяются в ее отсутствие, т.е. фактически имеют значение не обычаев, а обыкновений.

———————————
См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 34 — 35 (автор комментария — И.С. Зыкин).

См.: Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов (редакция 1993 г.). Публикация Международной торговой палаты N 500. М., 1994 и Унифицированные правила по инкассо (редакция 1995 г.). Публикация Международной торговой палаты N 522. М., 1996.

Читайте также:
Понятие совместно нажитого имущества в Семейном кодексе

Обычаи делового оборота следует отличать и от сложившейся практики взаимоотношений сторон договора (называемой также заведенным порядком), которая может иметь юридическое значение при толковании условий договора судом (ч. 2 ст. 431 ГК). Самостоятельно установленный (заведенный) сторонами предпринимательского договора порядок их взаимоотношений тоже отражает некоторые подразумеваемые условия договора, которые, не будучи прямо зафиксированными, фактически соблюдались (исполнялись) сторонами в их предшествующих договорных взаимосвязях и тем самым выражали их согласованную волю (например, периодическая выдача постоянным оптовым покупателем товара специальных указаний его продавцу относительно отгрузки конкретных партий товара). Поэтому заведенный порядок как фактически согласованное сторонами договорное условие имеет приоритет в применении перед обычаем.

Эти положения основаны на международной коммерческой практике. Так, согласно ч. 1 ст. 9 Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров (участницей которой Россия является в качестве правопреемника СССР) стороны такого договора «связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях», а в соответствии с ч. 2 этой же статьи «при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли». Следовательно, в первом случае речь идет об обыкновениях и заведенном порядке, фактически являющихся условиями конкретного договора, а во втором — о собственно торговых обычаях, действие которых стороны такого договора прямо не исключили своим соглашением. Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 7 ГК РФ именно правила Венской конвенции подлежат применению в случаях, когда внешнеэкономическая сделка (международный коммерческий договор) подчиняется действию российского права.

6. Согласно п. 2 ст. 5 ГК РФ обычаи делового оборота, противоречащие законодательству или договору, не подлежат применению. Следовательно, они могут использоваться только при отсутствии прямого регулирования конкретного отношения сторон законодательством (ст. 3 ГК) или договором его участников, т.е. в субсидиарном (восполнительном) порядке.

Поэтому по своей юридической силе обычаи делового оборота уступают как диспозитивной норме права, так и обыкновениям и заведенному порядку, поскольку последние имеют силу условий конкретного договора. Вместе с тем обыкновения и заведенный порядок не являются источниками права, что принципиально отличает их от обычаев делового оборота, которые при названных выше условиях применимы к отношениям сторон независимо от их воли.

Портовые обычаи согласно п. 3 ст. 3 Закона о морских портах не должны противоречить ни российскому законодательству, ни международным договорам Российской Федерации, а также общепризнанным принципам и нормам международного права, но не ограничены в применении условиями конкретных гражданско-правовых договоров. Поэтому их юридическая сила больше, чем у традиционных обычаев делового оборота, — они уступают в применении только законодательству и международно-правовым нормам и принципам, но не договорным условиям и в этой части не подвержены ограничениям, установленным п. 2 ст. 5 ГК РФ.

Комментарий к изменениям в статью 5 ГК

Обычай широко применяется не только в предпринимательской деятельности, но и в других сферах деятельности людей, поэтому ограничивать обычаи лишь деловыми отношениями является несвойственным гражданскому праву, т.к. источником гражданского права является не обычай делового оборота, а просто обычай, без указания на сферу деятельности, в которой он сложился и применяется.

Из Пояснительной записки к проекту Закона следует, что такое уточнение требуется для унификации законодательства, т.к. в международных договорах обычай указан как источник гражданского права. Другой целью новеллы является устранение путаницу в терминах (к примеру, широко распространен термин “торговый обычай”), существующую в действующем законодательстве применительно к обычаям, используемым в предпринимательской деятельности. К примеру, п. 4 Постановления Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 28.06.2001 N 117-13 “Развитие законодательства о предпринимательстве и роль торгово-промышленных палат в этом процессе” Правила Международной торговой палаты для толкования торговых терминов “Инкотермс-2000” были признаны торговыми обычаями. В связи с этим на практике встал вопрос о тождественности обычая делового оборота и торгового обычая.

Суды, именуя “Инкотермс-2000” торговым обычаем, нередко одновременно ссылаются на нормы Гражданского кодекса РФ об обычае делового оборота, отмечая, что “Инкотермс-2000” признаны Торгово-промышленной палатой РФ (Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 08.09.2009 по делу N А28-10951/2008-271/19, ФАС Поволжского округа от 14.10.2008 по делу N А55-861/2008, ФАС Уральского округа от 29.01.2007 N Ф09-12286/06-С1).

Однако, как было отмечено Президиумом ВАС РФ в п. 2 Информационного письма от 16.02.1998 N 29 “Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц”, арбитражный суд при разрешении спора, вытекающего из внешнеторговой сделки, применяет обычаи делового оборота в сфере международной торговли в редакции Инкотермс в том случае, если участники сделки договорились об их применении или изменили предусмотренные ими в договоре базисные условия в письменной форме (см. также Постановление ФАС Московского округа от 14.09.2009 N КГ-А40/8830-09 по делу N А40-14229/09-61-93).

Также в судебной практике к обычаям делового оборота относят Общие условия Международной федерации инженеров-консультантов (FIDIC) (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.09.2012 по делу N А56-55092/2011) и проведение комплексной юридической проверки документов (due dilligence) при приобретении крупного пакета акций (Постановления Третьего арбитражного апелляционного суда от 09.08.2012 по делу N А74-4582/2011, от 09.08.2012 по делу N А74-4581/2011).

Читайте также:
Телефон горячей линии Пенсионного Фонда г. Химки

Такие изменения ГК соответствуют международным договорам, в которых участвует Российская Федерация.

Так, например, согласно ст. 9 Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров от 11.04.1980 стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях.

Поэтому с 01.03.2013 источником гражданского права является не обычай делового оборота, а просто обычай, без указания на сферу деятельности, в которой он сложился и применяется.

Статья написана и размещена 10 января 2013 года. Дополнена – .

При подготовке статьи были использованы материалы СПС “Консультант Плюс”.

Копирование статьи без указания прямой ссылки запрещено. Внесение изменений в статью возможно только с разрешения автора.

Условия применения

Обычай делового оборота. Применять его или нет? С одной стороны, не секрет, что все условия и тонкости совершаемой сделки нет никакой возможности прописать в договоре. С другой стороны, возможно, спора между сторонами и не возникнет, а вот лишние вопросы и недоверие к партнеру могут появиться.

Поэтому важнее другое – понять, какой обычай делового оборота применять или не применять при разрешении спора. Ведь когда возникнет спор, одна из сторон в обоснование своего не урегулированного ни законом, ни договором действия (бездействия) будет ссылаться на некий “обычай делового оборота”, сообразуясь с которым она и поступила.

Пример 8. Налоговый орган предъявил претензии к ООО “Магнум” в связи с размещением рекламы – на фасаде здания была размещена табличка (уличная вывеска) с указанием наименования организации и места ее расположения. Компания обратилась за защитой своих прав в арбитражный суд, ссылаясь на то, что размещение уличной вывески с наименованием юридического лица как указателя его местонахождения является общераспространенной практикой и соответствует сложившимся на территории России обычаям делового оборота. При этом компания пояснила, что по смыслу ст. 3 Закона “О рекламе” под таковой понимаются сведения, распространяемые исключительно для формирования и поддержания интереса к организации, ее товарам, идеям, начинаниям. Судом принято решение о том, что указание юридическим лицом своего наименования на вывеске по месту нахождения (независимо от манеры ее исполнения) преследует иные цели и не может рассматриваться как реклама.

Здесь же хочется упомянуть, что, как правило, в договорах отсутствуют ссылки на обычаи делового оборота. В случае неурегулированности тех или иных условий стороны обычно в заключительной части договора делают оговорку: “Отношения, не урегулированные настоящим договором, регулируются действующим законодательством Российской Федерации”. Именно поэтому вопрос о применении обычая делового оборота становится актуальным при разрешении конфликтных ситуаций, сложившихся в процессе исполнения договора.

Чаще всего обычаи делового оборота применяются судами, как правило, арбитражными либо федеральными. Такой же точки зрения придерживается и судебный орган, который законодательно наделен правом изучать и обобщать судебно-арбитражную практику и давать разъяснения арбитражным судам по применению законодательства, регулирующего предпринимательскую и иную экономическую деятельность, – Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ. Более того, в п. 4 Постановления “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ” Высший Арбитражный Суд РФ и Верховный Суд РФ указывают, что при разрешении спора, вытекающего из предпринимательской деятельности, судом может быть применен обычай делового оборота, под которым следует понимать не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например традиции исполнения тех или иных обязательств и т.п. При этом обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, и т.п.).

В случае же предъявления одной из сторон другой стороне претензий и требования применить обычаи делового оборота способ доказывания наличия такого обычая делового оборота будет лежать на стороне, заявляющей о претензии.

Подводя итог условиям применения обычая делового оборота, необходимо принимать во внимание следующее:

  1. Обычай делового оборота не может быть предусмотрен законодательством или договором (ведь, будучи включенным в договор, он становится его условием).
  2. Смысл обычая делового оборота должен быть определен, однозначен для суда (а в идеале – и для обеих сторон). При этом определенность и однозначность означают сложившуюся сущность и смысл правила, которые в свою очередь являются результатом широкого применения.
  3. Обычай делового оборота должен применяться только в области предпринимательской деятельности. Ссылки на некое правило, действующее, скажем, в административных или семейных отношениях, применительно к предпринимательской деятельности будут неправомерны.
  4. Применяться может как обычай делового оборота, зафиксированный в каком-либо документе, так и нигде не зафиксированный.

Мы подошли к ключевому вопросу, который возникает в практике, – каким образом широкое применение того или иного правила (обычая делового оборота) будет доказываться сторонами?

Данный вопрос решается легко тогда, когда у арбитражного суда еще в начале рассмотрения спора есть определенная убежденность относительно правил, по которым стороны должны были действовать, исполняя то или иное обязательство, пользуясь правами и т.п., то есть когда суд изначально убежден, что то или иное правило является в данной области предпринимательской деятельности именно обычаем делового оборота, а не частным случаем.

В этом случае сложности возникают для стороны, не согласной с решением суда, основанным на таком убеждении. И возникают они на стадии обжалования этого решения, ведь ей предстоит доказать, что правило, положенное судом в основу своего решения в качестве обычая делового оборота, таковым не является. Однако все-таки более распространены случаи, когда заинтересованной стороне предстоит убедить суд в существовании и повсеместном применении того или иного обычая.

Читайте также:
Условия программы «Молодая семья» в Липецке

Обычай делового оборота как источник Гражданского права

Ерофеев, А. В. Обычай делового оборота как источник Гражданского права / А. В. Ерофеев. — Текст : непосредственный // Юридические науки: проблемы и перспективы : материалы I Междунар. науч. конф. (г. Пермь, март 2012 г.). — Пермь : Меркурий, 2012. — С. 75-77. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/41/1989/ (дата обращения: 13.02.2022).

С момента перехода нашей страны на рыночные отношения, создания новой финансово-экономической инфраструктуры, развития предпринимательства, помимо нормативно-правового и договорного регулирования, требовалось закрепление дополнительных источников правового регулирования. Обуславливая данную необходимость, в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ) было включено понятие «обычай делового оборота». Это было вызвано тем, что государство минимизировало свое влияние на частноправовые отношения, предоставив большую возможность их участникам самостоятельно взаимодействовать между собой. Государство оставило за собой лишь право на контрольные, регистрационные функции, а также право участвовать в договорных и имущественных отношениях наравне с другими юридическими лицами.

Правовой обычай в современных демократических государствах является показателем самостоятельности и самоорганизованности субъектов гражданского права и позволяет законодателю не вторгаться в ту сферу отношений, которые могут быть урегулированы сторонами самостоятельно.Обычай делового оборота не знает индивидуального автора и предполагает коллективное правотворчество. Создателями обычно-правовых норм, чье поведение и формирует обычай, выступают сами субъекты, реализующие принадлежащие им субъективные гражданские права.

В обычаях делового оборота раскрывается культура взаимоотношений сторон гражданских правоотношений. Благодаря обычаю делового оборота можно выявить культурные ценности, традиции и особенности предпринимателей, что позволяет говорить об индивидуальности и неповторимости предпринимательства различных стран и народов.

Признание обычая делового оборота в качестве источника права, с одной стороны, подрывает монополию государства на нормотворчество, однако, это далеко не так. Государство, если даже не создает нормы обычного права, определяет требования к обычаю, закрепляет в законе возможность регулирования гражданских правоотношений посредством правового обычая, то есть санкционирует его применение. Получается, что государство заключает некий «договор с предпринимателями», в котором определены права государства требовать выполнения поставленных им требований (ст. 5 ГК РФ – обычай должен 1) сложиться, 2) широко применяться в какой-либо области предпринимательской деятельности, 3) не противоречить законодательству или договору) и в котором определены обязанности государства по контролю за выполнением уже требований, указанных в обычаях делового оборота, то есть субъективных прав и обязанностей сторон предпринимательской деятельности.

Необходимость повышения статуса обычая делового оборота как средства регулирования имущественных отношений вызывает потребность в теоретических разработках, помогающих осмыслить правовую природу рассматриваемого института, обосновывающих условия и возможность его применения на практике, формирующих современную концепцию обычая не как юридического памятника, а как действующего, актуального источника российского гражданского права.

Обычай делового оборота является источником права постольку, поскольку его нормы могут быть применены для индивидуально-неопределенного круга лиц, то есть его нормы являются нормативными и общими. Нормы же гражданского договора являются индивидуальными, обязательными только для сторон, заключивших этот договор.

В настоящее время законодатель стал как никогда активно использовать термины “обычай делового оборота”, “местные обычаи”, обращаться к категории “обычного” и т.п. Несмотря на видимые перемены, действительное отношение законодателя и правоприменителя к такой специфической форме правообразования, как обычай, сложившееся задолго до принятия нового ГК РФ[1], не претерпело существенных изменений. Место обычая в системе регуляторов по-прежнему остается последним (ст.421 ГК), а его применение на практике – явлением редким, почти исключительным. Участившиеся отсылки к обычаю в законе выполняют, скорее, декоративную роль.

Многие нормы обычного права закреплены в тексте закона и становятся уже нормами закона, а отмена норм закона для перевода этих правил в нормы обычая приводят к тому, что данные правила поведения не соблюдаются. Обычаи делового оборота складываются годами, а иногда и десятилетиями. В Советском Союзе правовые обычаи складывались исключительно в сфере торгового или международного права, но никак не в сфере предпринимательского права, потому как предпринимательского права как такого и не было.

Обычай делового оборота как правовой институт и источник российского права сложился давно. Однако тенденция в российском гражданском праве такова, что предприниматели скорее укажут определенные, сложившиеся правила поведения в договоре, нежели будут руководствоваться нормами обычая, потому как бремя доказывания того, что сложился ли обычай делового оборота и существуют ли такие правила поведения лежит на стороне кредитора, а не должника, а в случае с договорным регулированием процедура доказывания субъективных прав и обязанностей более проста, ибо сами права и обязанности указаны в договоре.

Обычай делового оборота должен соблюдаться не в силу должного, а в силу привычного, чтобы возникало такое чувство, что поступить по-другому просто невозможно и глупо. Именно в таком случае требования обычая делового оборота будут выполняться, а включение норм обычного права в договор будет излишним.

Современная позиция цивилистов по поводу структуры правового обычая является вполне определенной. Царегородская Е. В. в своей работе[2] указывает на то, что «обычай заключает в себе два элемента – материальный (длящийся, повторяющийся, однообразные действия) и психологический (убеждение в необходимости этих действий). Как и любая юридическая норма, обычно- правовая норма может структурироваться в виде трех элементов – гипотезы, диспозиции и санкции». Действительно, Царегородская вполне правильно делает вывод о том, что обычно-правовая норма может формироваться только из этих трех элементов, ибо описание цели законодателя не может входить в структуру нормы постольку, поскольку создателем данного правила поведения является народ, а описание круга адресатов как структурный элемент нормы права уже предусмотрен на законодательном уровне в ст. 5 ГК РФ.

Читайте также:
Психологическое давление на работе

Ни для кого не секрет, что в современном российском обществе существуют проблемы, связанные с деятельностью органов судебной власти, доверие к которым все больше снижается. Отчасти это вызвано предвзятостью и ангажированностью носителей судебной власти. Однако не всегда. Во многих случаях суды в процессе рассмотрения спора просто допускают ошибки, обусловленные неправильным толкованием закона. Именно здесь на помощь судам может и должна прийти наука. Научное обеспечение их деятельности, думается, поможет снять ряд проблем, которые не связаны с проблемой независимости правосудия.

Условия применения обычаев делового оборота (таких условий согласно п. 2 ст. 5 ГК РФ два – обычаи делового оборота не должны противоречить положениям законодательства или договору) не следует смешивать с признаками обычая делового оборота (п. 1 ст. 5 ГК РФ). Если при отсутствии хотя бы одного из признаков должен следовать вывод о том, что нет обычая как такового, то отсутствие одного из условий его применения на факт наличия или отсутствия обычая не влияет. Отсюда следует, что возможна ситуация, когда установлено наличие обычая делового оборота, но он не может быть применен ввиду отсутствия условий его применения.

Основной причиной выбора данной темы явилось то обстоятельство, что обычай делового оборота является довольно-таки сложным правовым институтом. Правовой обычай является старейшим, но и по сей день не потерявшим своего юридического значения источником. Особенность обычаев делового оборота состоит в том, что они, как правило, затрагивают права и обязанности субъектов гражданского права и могут быть изложены как в письменной, так и устной форме. К другим источникам права предъявляются более жесткие требования. Нормы обычного права постоянно стремятся к тому, чтобы перейти в закон. Действительно, анализ отечественной и зарубежной законодательной практики свидетельствует о том, что сложившиеся обычаи нередко служат фактической предпосылкой для формирования норм закона.

Обычаи делового оборота также выполняют восполняющую роль. Пробел в праве – это явление, характерное для любой правовой системы. Законодатель же должен предусмотреть способы их преодоления. Гражданский кодекс содержит два способа преодоления пробелов: 1) обычаи делового оборота и 2) аналогия права или закона.

Субъектом, формирующим правовой обычай, является народ, а государство только санкционирует его применение, предоставляя возможность закрепления данного правила поведения негосударственным некоммерческим организациям (например, Торгово-промышленной палате) в различные сборники или своды. Государство вместе с тем не предусматривает никаких привилегий для унифицированных или документированных обычаев перед устными.

Признание правового обычая в качестве источника права и наделение его соответствующей юридической силой – это очень положительный момент, ибо обычай делового оборота является показателем культуры предпринимательства и его традиций, а его соблюдение – показателем уровня правосознания того же предпринимателя или бизнесмена.

Конституция РФ в ст. 3[3] признает, что «единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Интересным представляется тот факт, что народ состоит из граждан, каждый из которых обладает «капелькой» власти. Собирая эти «капельки» власти в единое целое – мы получаем море власти, которое вливается в государство, легитимирует и легализует деятельность государственных органов, должностных лиц. Получается, что именно мы, каждый из нас делегирует государству свою власть. И тут процесс начинается в обратную сторону. Государство уже само передает нам власть и некоторые правотворческие полномочия, то есть оно предлагает нам создать такие широко применяемые правила поведения, которые обеспечивались бы его принудительной силой. Таким образом государство создает условия для развития гражданского общества, а именно для саморегулирующегося, добровольно объединенного союза людей, которые преследует общие идеи и придерживаются совместных начал.

Представляется очевидным, что невозможно, просто невозможно предусмотреть всю динамику общественных отношений и спрогнозировать их дальнейшее развитие. Именно поэтому нецелесообразно создавать чрезмерную регламентацию, тоталитарно проникать во все поры такого сложного социального организма, как общество, создавая нормы в отрыве от него, в «темных кабинетах». Законодатель фактически не в силах охватить нормами права каждое общественное отношение, а при попытке сделать это – сталкивается с множеством проблем, не всегда решая их демократическими методами, зачастую прибегая к реализации своей монополии на принуждение. Четкое, скрупулезное и детальное законодательное регулирование применимо для публичного права, ибо одним из субъектов публичного права всегда выступает государство в лице его органов и должностных лиц, которые прямо уполномочиваются на это государством. Гражданское право – это отрасль частного права, где присутствие государства должно быть менее ощутимым, потому как отношения в гражданском праве должны строиться на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, что предопределяет частный характер этих отношений.

Любое хорошее законодательство должно, прежде всего, опираться на уже существующее положение дел и только потом урегулировать определенное общественное отношение нормами права. Законодательство всегда чуть запаздывает. Здесь-то на помощь приходят такие средства, как принцип свободы договора, диспозитивные нормы, обычаи делового оборота и методы аналогии права или закона.

Конституция РФ от 12 декабря 1993 года, принятая на всенародном референдуме. // Российская газета. – № 237,25.12.1993.

Гражданский Кодекс РФ. – Ч.1., от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 30.11.2011) // Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст.3301.

Читайте также:
Последнее слово подсудимого в уголовном процессе

Основные термины (генерируются автоматически): деловой оборот, обычай, правовой обычай, ГК РФ, государство, норма, правило поведения, гражданский кодекс, договорное регулирование, Российская Федерация.

Сфера применения

В Российской Федерации обычай делового оборота выделяется среди источников гражданского права. Однако специального свода таких обычаев не существует, хотя обычаи делового оборота выделены законодателем особо.

Согласно статье 5 Гражданского кодекса под обычаем делового оборота понимается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

Эти обычаи делового оборота в настоящее время получили значительно более широкое применение. В соответствии со статьей 6 Гражданского кодекса, если отношение, входящее в предмет гражданского права, то есть относящееся к имущественным и связанным с ними неимущественным отношениям, не урегулировано законодательством или соглашением сторон (то есть договором), то к нему применяется обычай делового оборота.

Следует отметить, что сфера действия обычая делового оборота более узкая, нежели все отношения, регулируемые гражданским правом.

Гражданское законодательство определяет правовое положение (статус) участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. В отличие от него, обычаи делового оборота регулируют исключительно отношения в сфере предпринимательства, не урегулированные ни законом, ни договором. Это могут быть отношения как между гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, так и отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства (апатридов) и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Общество с ограниченной ответственностью «Гахицентр» закупало чистую питьевую воду в бутылях по договору поставки у иностранного гражданина, осуществляющего предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации. Договор поставки был заключен в России, в соответствии с действующим законодательством России.

Однако договором не был регламентирован момент перехода риска случайной гибели товара при поставке. При доставке, осуществляемой третьим лицом, товар был поврежден. Для решения возникшего спора, чей товар поврежден, были применены обычаи делового оборота о том, что риски переходят на покупателя с момента передачи товара первому перевозчику.

Обычай делового оборота

Если порядок исполнения обязательств не определен нормой права либо не предусмотрен соглашением сторон, то его можно определить на основании правового обычая. Неписаные правила поведения в предпринимательской деятельности именуются обычаями делового оборота.

ГК не оперирует понятием «обычай делового оборота», используя вместо него «обычно предъявляемые требования». Так, в силу ст. 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Понятие и классификация

Обычай делового оборота – это сложившееся и широко применяемое в предпринимательстве правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано оно в каком-либо документе или нет.

На основании этого определения обычая делового оборота можно выделить ряд его признаков.

1. Обычай делового оборота должен соответствовать (не противоречить) закону и договору.

2. Обычай делового оборота – сложившееся правило поведения. Для того чтобы неформальное правило поведения стало правовым обычаем, оно должно соблюдаться участниками оборота длительное время. В качестве примера можно привести правило, исключающее никак не мотивированное оформление первичных учетных документов по просьбе одной из сторон вразрез с фактически имевшими место отношениями. Указанное правило применяется длительное время с тех пор, когда стороны договорных отношений стали оформлять учетные документы (акты, счета-фактуры и т.п.).

3. Обычай делового оборота – обязательное для всех участников оборота правило поведения. Субъект предпринимательской деятельности, вступающий в определенные отношения, четко осознает, что без совершения каких-либо обычных действий данные отношения не возникнут (не прекратятся). Например, передающая наличные денежные средства сторона должна потребовать документальное подтверждение личности, принимающей денежные средства, и ее полномочия на эту операцию. При этом такие документы или их копии остаются у передающей стороны как доказательства надлежащего исполнения денежного обязательства надлежащему представителю кредитора.

4. Обычай делового оборота возникает в результате многократного и однотипного совершения определенных действий (бездействия) большим количеством участников оборота. Обычаем делового оборота признается правило поведения, обязательное для неопределенного круга лиц. Тогда как сложившиеся между конкретными лицами правоотношения таковой нор­мой не являются. Например, согласно обычаю все юридические лица в подтверждение подписи лица, подписавшего документ, скрепляют подпись своей печатью.

5. Обычай делового оборота формируется в определенной области деятельности. Обычаи широко применяются в морских перевозках, ВЭД, в переговорах при заключении договоров и т.д.

6. Обычай делового оборота – это правило поведения, которое прямо не закреплено в законодательстве, но обеспечено судебной защитой. При­знаки обычаев делового оборота при применении на практике могут вызывать споры, которые должны разрешаться судом. Именно возможность судебной защиты придает обычаю обще­обязательный характер. Обычаи делового оборота могут быть зафиксированы в каком-либо документе либо не быть зафиксированы вовсе. К опубликованным обычаям делового оборота относятся Международные правила по толкованию торговых терминов (Инкотермс), издаваемые Международной торговой палатой.

Обычаи делового оборота можно классифицировать по следующим основаниям в зависимости от:

Читайте также:
Бесплатная консультация юриста по финансовым вопросам

– территории возникновения (применения): международные, национальные, региональные, локальные;

– области предпринимательской деятельности: торговые, финансовые, банковские и т.д.;

– формы закрепления: писаные и неписаные (незафиксированные в определенных документах).

Примеры распространенных обычаев

Обычаи делового оборота многообразны и многочисленны. Приведем не­сколько распространенных в пред­принимательской деятельности обычаев.

1. Приоритет прописи. Если в документе, например, в договоре, сумма либо дата указана и цифрами, и прописью в скобках, то в случае расхождений приоритет отдается прописи.

2. При увольнении работника наниматель обязан отозвать выданную ему доверенность. Завершение трудовых отношений само по себе не влечет прекращения полномочий, на которые выдана доверенность.

3. Подача устных заявок при исполнении длящегося договора может заменять письменные заявки.

4. Если к письму приложен какой-либо документ, он должен быть указан в приложении.

5. Подписание одной стороной договора протокола разногласий, предложенного второй стороной, означает принятие спорных условий договора в редакции второй стороны.

6. Если иное не предусмотрено договором, поставщик обязан поставить новый товар (не бывший в употреблении).

7. Договор комиссии не должен содержать точный порядок и (или) последовательность действий комиссионера.

8. Право пользования доменным именем возникает из факта регистрации доменного имени за пользователем, а не из подачи заявки на регистрацию.

Применение в судебной и договорной практике

По очередности применения обычаи делового оборота стоят после законодательства и договоров, они применяются при обнаружении в гражданском законодательстве пробела, который не восполняется соглашением сторон.

Согласно ч. 2 ст. 26 ХПК суды, рассматривающие экономические дела, в соответствии с законодательством применяют обычаи (сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе), о которых стороны знали или должны были знать и которые в международной торговле широко известны и постоянно соблюдаются сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли. Обычаи, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются.

Например, обычай делового оборота может учитываться при определении, является ли кредитор просрочившим. В соответствии с п. 10 постановления Пленума ВХС от 21.01.2004 № 1 «О некоторых вопросах применения норм Гражданского кодекса Республики Беларусь об ответственности за пользование чужими денежными средствами» в том случае, когда кредитор отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства (не сообщил данные о счете, на который должны быть зачислены средства, и т.п.), кредитор считается просрочившим обязательство, и на основании п. 3 ст. 377 ГК должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора.

В рамках одного из дел суд указал, что при определении рыночной цены необходимо учитывать и обычаи делового оборота. При установлении рыночных цен на товар (работу, услугу), в частности, учитываются такие условия сделок, как количество (объем) поставляемых товаров (работ, услуг), их качественные характеристики, сроки исполнения обязательств, условия платежей, условия поставки, обычно применяемые в сделках этого вида. Кроме того, учитываются иные условия, которые могут оказывать влияние на цены, в том числе курс иностранной валюты, примененный в сделке, по отношению к белорусскому рублю или другой иностранной валюте и его изменения, функции, выполняемые сторонами сделки в соответствии с обычаями делового оборота, включая характеристики активов, используемых сторонами сделки, принимаемых ими рисков, необходимость уплаты комиссионного (агентского) вознаграждения за выполнение торгово-посреднических функций, а также распределение ответственности между сторонами сделки и прочие условия сделки.

В другом споре суд обоснованно пришел к выводу о том, что неосвоение земельного участка в течение 5 лет с 2009 г. по настоящее время нарушает установленные ст. 5 Кодекса о земле принципы использования земельных участков по целевому назначению и эффективного использования земель и свидетельствует о том, что истекли разумные сроки для занятия участка исходя из существа обязательства, условий договора, обычаев делового оборота.

На основании принципа диспозитивности стороны в договоре могут прямо предусмотреть, какие обычаи делового оборота они признают, а какие к их отношениям не применяются.

Например, согласно п. 29 постановления Пленума ВХС от 31.10.2011 № 21 «О некоторых вопросах рассмотрения хозяйственными судами Республики Беларусь дел с участием иностранных лиц» при разрешении споров хозяйственный суд вправе применять обычаи международного делового оборота, не противоречащие законодательству РБ, в т.ч. содержащиеся в Международных правилах толкования торговых терминов (Инкотермс) и Принципах международных коммерческих договоров, в том случае, когда участники сделки прямо договорились об их применении.

При использовании базисных условий поставок, предусмотренных Инкотермс, хозяйственные суды должны учитывать, что стороны договора вправе по взаимному соглашению изменить содержание базисных условий поставок, на которые они ссылаются в договоре.

Существует целый ряд причин, по которым ряд обычаев остался таковым, не перейдя в правовое поле законодательства. Одна из важнейших – узкая сфера применения и крайне специфический смысл. Также распространенной причиной является длительное принятие нормативного акта по уже сложившемуся взаимоотношению сторон сделки. Кроме всего прочего, многие из обычаев, которые сложились в сфере экономической деятельности, не имеет смысла включать в правовое поле, поскольку касаются они собственно поведения хозяйствующих субъектов по отношению к партнеру (контрагенту), причем обычай этот относится больше к межличностной сфере («прилично – неприлично», «порядочно – непорядочно»).

Ссылка на основную публикацию