Является ли трудовой договор сделкой

Магия трудовых отношений заключается в том, что договор юридически считается действительным после того, как человек отработал 3 дня. Это не отменяет необходимости составить документ для обеих сторон. Для заключения трудового договора от работника требуется:

Как оформить трудовой договор

Работодателю нужна гарантия, что сотрудник будет выполнять положенный объем работ, трудиться установленное количество дней и часов в неделю. Для работника важно получать за это вознаграждение. В трудовом договоре пересекаются и соблюдаются интересы обеих сторон. А из статьи вы узнаете, как оформить трудовой договор.

Документ состоит из трех основных частей. В первой, преамбуле, отмечают дату и место заключения договора, фамилию, имя и отчество работника, юридическое название компании или ФИО работодателя.

Основная часть содержит перечисление обязательных условий договора: место работы, обязанности, размер оплаты, режим труда и отдыха, дата первого рабочего дня, является ли работа совмещением или основной. Указывают социальные гарантии для работника.

Обязательно оговаривается ответственность обеих сторон. Работодатель и работник отвечают за надлежащее исполнение обязательств. Они регулируются конкретным соглашением, а также нормативными актами и законодательством РФ. Ответственность бывает двух видов: дисциплинарная и материальная.

Есть два вида договоров: бессрочный и с определенными временными рамками. По сути, договор со сроком действия ничем не отличается от бессрочного, только указывается срок и обязательно основание для его установления. Им может являться найм человека для выполнения работы в рамках конкретного проекта или то, что он дорабатывает определенное количество лет до пенсии.

В заключении указывают дату, и обе стороны оставляют подписи.

Различия трудового и гражданско-правового договора

Юридические лица и индивидуальные предприниматели иногда стоят перед выбором: заключить с гражданином трудовой или гражданско-правовой договор. О том, каковы существенные различия между этими видами договоров, мы попросили рассказать экспертов службы Правового консалтинга ГАРАНТ Павленко Викторию и Кикинскую Анну.

В соответствии со ст. 56 ТК РФ под трудовым договором понимается соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить сотруднику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. Сторонами трудового договора являются работодатель и работник.

Под гражданско-правовым договором понимается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (ст. 420 ГК РФ). При оформлении гражданско-правовых отношений с гражданином, производящим какие-либо действия в интересах организации или индивидуального предпринимателя, широкое распространение получили договоры подряда, поручения и возмездного оказания услуг. Предметом таких договоров может являться выполнение определенного задания (заказа, поручения), то есть конкретного, конечного объема работ или услуг. Подрядные отношения регулируются гл. 37 ГК РФ, правоотношения, возникающие по договору поручения, – гл. 49 ГК РФ, а по договору возмездного оказания услуг – гл. 39, а также параграфом 1 гл. 37 ГК РФ в части, не противоречащей гл. 39 ГК РФ.

Гражданско-правовой договор имеет принципиальные отличия от трудового договора. Перечислим главные из них:

  • По договорам оказания услуг или выполнения работ исполнитель (подрядчик) обязан выполнить конкретное задание (задания) заказчика, которое известно еще в момент заключения договора (ст. 779, ст. 702 ГК РФ). По трудовому же договору работник должен работать по конкретной должности в соответствии со штатным расписанием, по определенной профессии, специальности и выполнять все поручения руководства по мере их поступления (ст. 57 ТК РФ). В трудовых отношениях работодателя интересует прежде всего сам процесс трудовой деятельности работника, а в гражданско-правовых – конкретный результат.
  • Исполнители и подрядчики сами определяют порядок выполнения возложенных на них договором обязанностей и делают это за свой счет, если иное не установлено договором (ст. 704, ст. 783 ГК РФ). Работник же должен следовать установленным правилам внутреннего трудового распорядка, в том числе соблюдать режим рабочего времени. Кроме того, работодатель обязан обеспечить работника всем необходимым для выполнения трудовых обязанностей (ст. 22 ТК РФ), выплачивать компенсацию за использование сотрудником в работе своего имущества (ст. 188 ТК РФ) и возмещать иные расходы персонала, понесенные в интересах работодателя (ст. 164 ТК РФ).
  • Трудовая функция всегда выполняется работником лично. Участвуя в гражданских правоотношениях, если запрет не установлен, исполнитель (подрядчик) может привлечь к исполнению своих обязанностей третьих лиц (ст. 313 ГК РФ).
  • Исполнители и подрядчики получают не заработную плату, а предусмотренное договором вознаграждение, которое выплачивается не каждые полмесяца, как зарплата, а в порядке, установленном договором.
  • Исполнители и подрядчики обязаны в полном объеме возместить причиненные ими убытки (ст. 723, ст. 783 ГК РФ). По трудовому договору работник несет полную материальную ответственность лишь в случаях, предусмотренных ст. 243 ТК РФ.
  • Если с физическим лицом заключен гражданско-правовой договор, то на него не распространяются гарантии, предусмотренные трудовым законодательством (отпуска, больничные и т.п.).
Читайте также:
Прогрессивная налоговая система

Суды при рассмотрении вопроса об отграничении трудового договора от гражданско-правового руководствуются аналогичными критериями. Так, в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.11.2006 N А33-4217/2006-Ф02-5620/06-С1 разъяснено, что основными признаками, позволяющими отграничить трудовой договор от гражданско-правового, являются:

  • личностный признак (выполнение работы личным трудом и включение работника в производственную деятельность предприятия);
  • организационный признак (подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; его составным элементом является выполнение в процессе труда распоряжений работодателя, за ненадлежащее выполнение которых работник может нести дисциплинарную ответственность);
  • выполнение работ определенного рода, а не разового задания;
  • гарантия социальной защищенности.

Согласно ст. 11 ТК РФ трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера. При этом в статье оговорено, что в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Например, можно ознакомиться с такими судебными решениями по признанию договоров гражданско-правового характера фактически регулирующими трудовые отношения, как постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.07.2006 N А33-19664/2005-Ф02-2961/06-С1 и от 24.04.2008 N А33-8071/2007-Ф02-1640/2008, определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21.03.2008 N 25-В07-27.

Обращаем внимание, что, когда речь идет о гражданско-правовом договоре, в его тексте должны быть оговорены условия, характерные именно для гражданско-правовых отношений. Использование в его тексте таких присущих трудовым отношениям терминов, как “должность”, “заработная плата”, “прием на работу”, “увольнение”, “режим работы”, может свидетельствовать о заключении трудового, а не гражданско-правового договора.

Однако соблюдения одних только формальных признаков недостаточно. Необходимо, чтобы существующие отношения соответствовали характеру заключенного договора. Как отмечено в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 09.01.2008 N А56-45362/2006, само по себе наименование договора не может служить достаточным основанием для причисления его к трудовым или гражданско-правовым договорам, основное значение имеет смысл договора, его содержание.

Эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Павленко Виктория и Кикинская Анна

Трудовой договор как трудовая сделка

Термин «сделка» у большинства юристов ассоциируется с гражданским правом, где соответствующий правовой институт закрепляет понятие, виды сделок, условия, формы и процедуру их совершения, достаточно детально регламентирует основания и последствия их недействительности. Именно в этой отрасли сделки представляют собой самую распространенную группу юридических фактов, с которыми связывается возникновение, изменение и прекращение правоотношений. В цивилистике разработана общая теория сделок.

В регулировании трудовых отношений представляется достаточно обоснованным использование теории сделок в трудовом праве.

Трудовая сделка – это волевые действия физических или юридических лиц (субъектов трудового права), направленные на установление, изменение или прекращение трудовых прав и обязанностей в сфере наемного, договорного труда. Она выполняет роль юридического факта, с которым нормы трудового права связывают возникновение, изменение или прекращение социально-трудовых отношений. Для трудовой сделки характерно равенство ее субъектов, которые в сложившейся конкретной трудоправовой ситуации обладают относительно равными возможностями по выбору предстоящего варианта трудоправового поведения: заключить или отказаться от заключения трудового договора, перевода на другую работу и т. п.

Читайте также:
Бюджетный дефицит - это... Что такое Бюджетный дефицит?

Трудовой договор как любая сделка имеет собственную структуру, которая проявляется в единстве ее элементов: субъектов, воли, содержания и формы. Только их сочетание указывает на то, что сделка может считаться заключенной, а данное явление в принципе обладает свойством юридического факта.

Субъектами, действия которых направлены на установление взаимных трудовых прав и обязанностей, выступают, с одной стороны, лицо, желающее реализовать свою способность к труду (нанимающийся), а с другой — лицо, желающее использовать эту способность в своих интересах и имеющее возможность обеспечить контрагента работой (наниматель). В теории трудового права и трудовом законодательстве они обычно не рассматриваются в качестве специфических субъектов трудового права и охватываются понятиями «работник» и «работодатель», хотя участие в сделке не всегда предполагает возникновение у сторон соответствующего статуса. Так, заключение трудового договора в нарушение приговора суда о лишении лица права занимать определенные должности при определенных обстоятельствах (ч. 3 ст. 84 ТК РФ) может породить лишь последствия, связанные с недействительностью такой сделки, но не взаимные права и обязанности работника и работодателя, вытекающие из правомерных сделок. Поэтому в дальнейшем стороны трудового договора — сделки — будут именоваться нанимающимся и нанимателем*.

Поскольку сделка — этоволевое действие, следовательно, ее участники должны обладать по общему правилутрудовой правосубъектностью. Нанимающийся — это всегда физическое лицо (гражданин РФ, иностранный гражданин, лицо без гражданства), обладающее индивидуальным неотделимым от него качеством источника труда (рабочей силой), которое самостоятельно от своего имени заключает трудовой договор. Существуют, однако, исключения, когда от его имени трудовой договор заключают законные представители либо требуется их письменное согласие (ч. 3, 4 ст. 63 ТК РФ).

Другой субъект сделки (наниматель) может быть представлен либо физическим лицом, тогда оно самостоятельно выражает свою волю, либо юридическим лицом, волю которого выражают его органы — единоличный или коллегиальный исполнительный орган (руководитель, дирекция, правление и др.), а также руководитель филиала, представительства. При этом в отличие от гражданского права в трудовом праве при заключении трудовых договоров не имеет значения, общей или специальной правоспособностью обладает наниматель — юридическое лицо. В отношении нанимателя — физического лица, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя, установлена специальная правоспособность: он имеет право быть стороной и заключать трудовой договор только в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства (ч. 5 ст. 20 ТК РФ).

Воля в юриспруденции обычно рассматривается как чем-либо обусловленное и мотивированное желание лица достичь определенной цели, как процесс психического регулирования поведения данного субъекта. В этом смысле воля — это взаимосвязь осознанного побуждающего лицо обстоятельства (мотива) с правовой целью, представляющей собой основание сделки. Мотивам, как правило, не придается серьезного правового значения в части совершенности сделки, поэтому и к последствиям порока мотива законодатель и правоприменительная практика чаше всего юридически безразличны. Тем не менее в отдельных случаях стороны по взаимному согласию могут придавать юридическое значение мотивам, не противоречащим закону, если они получат закрепление в трудовом договоре в качестве его условия.

Для признания сделки состоявшейся воля каждой стороны должна быть объективирована. Волеизъявление сторон должно соответствовать подлинной и свободно сформированной воле, выраженной таким образом, чтобы она была понятна контрагенту и направлена на установление субъективных прав и обязанностей. При этом участникам необходимо определить и согласоватьсодержаниедоговора, когда воля преобразуется в условия поведения участников, а согласованные условия должны быть облечены в определенную закономформу.

Читайте также:
Бизнес план по переработке мусора

В чем разница между трудовым и гражданско-правовым договорами?

В прокуратуру Самарской области и в государственную инспекцию труда в Самарской области поступают обращения граждан на заключение «как бы трудовых договоров»? В чем разница между трудовыми и гражданско-трудовыми договорами разбираемся вместе с начальником управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры Самарской области Дмитрием Макаровым.

«Одной из разновидностью нарушения прав граждан является оформление вместо трудовых договоров различных гражданско-правовых договоров. Во избежание в дальнейшем взаимных претензий и проблем сторонам необходимо определиться с видом заключаемого договора.

Определим понятия договоров:

– трудовой договор – соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. (ст. 56 Трудового кодекса РФ);

– гражданско-правовым договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (ст. 420 Гражданского кодекса РФ).

Основные различия между трудовым и гражданско-правовым договорами:

– сторонами трудового договора являются работник и работодатель (работник выполняет работу лично), сторонами гражданско-правового договора – заказчик и исполнитель (договор может содержать условие, позволяющее исполнителю передавать часть работы третьему лицу).

– при заключении трудового договора трудовая книжка ведется, при заключении гражданско-правового – нет.

– при заключении трудового договора место работы, материалы, охрану труда обеспечивает работодатель, по гражданско-правовому – исполнитель сам себя обеспечивает необходимыми материалами, по соглашению сторон заказчик может предоставить свои материалы.

– по трудовому договору работник может обратиться за защитой своих трудовых прав в профсоюз, прокуратуру, государственную инспекцию труда, суд, по гражданско-правовому договору исполнитель вправе обратиться только в суд.

– по трудовому договору заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца, по гражданско-правовому договору оплата производится в порядке, указанном в данном договоре: обычно по факту окончания работ/оказания услуг на основании акта приема-передачи.

На указанные суммы не распространяются нормы законодательства, регулирующие трудовую деятельность работника и его социальное обеспечение. В частности, могут возникнуть следующие проблемы.

– неоплата отпуска, листка нетрудоспособности,

– отсутствие выходного пособия,

– минимальный размер будущей пенсии.

Работодатель заключает гражданско-правовой договор вместо трудового договора с целью экономии и минимизации ответственности. При заключении гражданско-правового договора обязательств по отношению к исполнителю у организации меньше.

В соответствии с ч. 2 ст. 15 Трудового кодекса РФ заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

Части 4, 5 ст. 5.27 КоАП РФ предусматривают ответственность за уклонение от оформления или ненадлежащее оформление трудового договора либо заключениегражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем.

Куда жаловаться на нарушение трудовых прав?

Вариантов несколько. Вы можете обратиться в профсоюз, созданный на базе предприятия, или в комиссию по трудовым спорам. Обжаловать действия либо бездействия работодателя обратившись в государственную инспекцию труда в Самарской области, Вам помогут защитить трудовые права в прокуратуре области, города, района либо вы самостоятельно можете защищать свои трудовые права в судебном порядке».

Что у них общего

Рассматриваемые понятия имеют много общего. Наличие схожих черт делает разграничение затруднительным. Для правильного понимания сходств обратимся к следующим критериям:

  • субъектный состав (участниками выступают юридические и физические лица);
  • правовое регулирование (часто характерно применение одних и тех же норм права и разъяснений судов: Гражданский кодекс РФ; Постановление Пленума Верховного Суда РФ №7 от 24.03.2016; Постановление Пленума ВАС РФ №13 от 31.10.1996);
  • форма (могут совершаться в письменной, устной форме);
  • порядок удостоверения (в силу закона вправе требовать государственной регистрации или нотариального удостоверения, например, законодатель разъясняет: арендный договор — это какая сделка, и в каких случаях требуется государственная регистрация (ст. 609 ГК РФ));
  • выступают юридическим фактом (могут создавать, изменять или прекращать правоотношения);
  • принцип свободы (возможность добровольного заключения и выбора формы; свобода в заключении и определении условий).
Читайте также:
Жалоба на ИФНС в прокуратуру

КС отказал в жалобе на возможность признания трудового договора недействительной сделкой компании-банкрота

Конституционный Суд пояснил, что суды, рассматривающие такие дела, должны учитывать все фактические обстоятельства выплаты денежных средств конкретным работникам, которые могли бы свидетельствовать о правомерности действий руководителя должника

Один из адвокатов считает, что не стоит воспринимать данное определение КС как угрозу для работников, получивших зарплату в преддверии или в период банкротства работодателя. Другой полагает, что жалоба в Конституционный Суд являлась последним доводом работника, которому пришлось пройти все инстанции в попытке доказать свою правоту.

Конституционный Суд опубликовал Определение от 30 сентября № 2117-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве во взаимосвязи с п. 1 и 2 ст. 10, п. 2 ст. 168 и п. 1 ст. 170 ГК РФ.

10 февраля 2022 г. АС г. Москвы в рамках дела о банкротстве ООО «КВАРТСТРОЙ ПРЕМЬЕР» удовлетворил заявление конкурсного управляющего должника о признании недействительными ряда трудовых отношений. В частности, был признан недействительной сделкой трудовой договор с Федором Кифишиным, а также действия должника по начислению и выплате ему заработной платы, действия по уплате с нее налогов и обязательных взносов. Также были применены последствия недействительности сделки в виде взыскания с Федора Кифишина в размере 490 тыс. руб. в пользу должника. Апелляционный и окружной суды оставили данное решение без изменений.

При этом суды, установив, что Федор Кифишин является заинтересованным лицом по отношению к должнику, исходили из того, что фактически трудовые отношения между ними не возникли. Так, суды указали, что конкурсному управляющему должника не были переданы документы, подтверждающие оформление трудовых отношений: трудовые договоры, приказы о приеме на работу, должностные инструкции, табели учета рабочего времени. «Начисление заработной платы и ее частичная последующая выплата в адрес таких лиц были безвозмездными, в отсутствие встречного представления, трудовая функция в обществе данными лицами не выполнялась», – отмечено в определении первой инстанции.

Суды посчитали, что заключенные трудовые договоры носят мнимый характер, отвечают признакам злоупотребления правом, являются недействительными сделками и нарушают права и законные интересы кредиторов, поскольку их целью был вывод денежных средств из конкурсной массы. При этом также было указано на наличие возбужденного в отношении Федора Кифишина уголовного дела.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 17 ноября 2022 г. заявителю было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Впоследствии Федор Кифишин обратился в Конституционный Суд. В жалобе он оспаривал конституционность положений п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, предусматривающих, при каких условиях сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной.

Кроме того, заявитель во взаимосвязи оспаривал конституционность следующих положений ГК РФ:

  • п. 1 ст. 10, а фактически – его абзаца первого, в силу которого допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом); а также:
  • п. 2 данной статьи, согласно которому в случае несоблюдения требований, предусмотренных п. 1, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывают лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяют иные меры, предусмотренные законом;
  • п. 2 ст. 168, предусматривающего, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки;
  • п. 1 ст. 170, закрепляющего, что мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.
Читайте также:
Как заполнить онлайн 4 ФСС на сайте ФСС в 2022 году

По мнению Федора Кифишина, оспариваемые нормы в их взаимосвязи противоречат Конституции РФ в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, допускают возможность признания арбитражным судом по гражданско-правовым основаниям недействительной сделкой трудового договора, действий по начислению и выплате заработной платы на основании этих договоров, действий по уплате с этой заработной платы сумм налогов и начислению на нее страховых взносов, а также применение последствий недействительности сделки в виде взыскания с работника выплаченной ему заработной платы.

Комитет Госдумы по госстроительству и законодательству представил Правительству РФ пакет поправок по защите прав работников в случае банкротства компаний-работодателей

Конституционный Суд, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Он напомнил, что государство, обеспечивая проведение единой финансовой, кредитной и денежной политики, вправе в случае возникновения неблагоприятных экономических условий, к числу которых относится банкротство, осуществлять публично-правовое вмешательство в частноправовые отношения, принимая необходимые меры, направленные на создание условий для справедливого обеспечения интересов всех лиц, вовлеченных в соответствующие правоотношения.

Суд отметил, что созданию таких условий должно способствовать, в частности, правовое регулирование, направленное на сохранение конкурсной массы, необходимой для справедливого удовлетворения требований кредиторов. Так, согласно положениям главы III.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в п. 1 ст. 61.1 Закона, пояснил КС.

Суд указал, что п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусматривает в качестве основания признания сделки недействительной совершение должником сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, а также закрепляет условия, при которых такая сделка может быть признана арбитражным судом недействительной. К таким условиям относятся то, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки. Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, разъяснил КС.

Суд обратил внимание, что эти правила распространяются, в частности, и на оспаривание действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с трудовым законодательством, и на оспаривание самих таких выплат (п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве).

Конституционный Суд привел ряд своих решений применительно к оспариванию действий работодателя по выплате работникам денежных сумм, связанных с выполнением трудовой функции (определения от 9 декабря 2014 г. № 2748-О, № 2751-О и № 2752-О, от 29 сентября 2015 г. № 2017-О). Он указал, что суды, рассматривающие такие дела, должны учитывать все фактические обстоятельства выплаты денежных средств конкретным работникам, которые могли бы свидетельствовать о правомерности (или неправомерности) действий руководителя, – обусловленность получения работником денежной выплаты положениями законодательства, коллективного договора, соглашения, локальных нормативных актов, трудового договора; наличие или отсутствие у работника права на получение денежных средств, в том числе выяснять, знал ли (либо должен был знать) работник в силу своего должностного положения о наличии у работодателя признаков неплатежеспособности, и т.п.

Читайте также:
Как организации пройти проверку пожарной безопасности

Вместе с тем Суд подчеркнул, что положения п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве сами по себе не решают вопрос о возможности оспаривания (признания недействительными) трудовых договоров как оснований возникновения трудовых отношений. Оспариваемые положения распространяют свое действие на выплаты, осуществляемые в рамках именно трудовых отношений; ограничивая свободу работодателя по установлению отдельных выплат работникам, они обеспечивают конституционно обоснованный разумный баланс интересов всех участников процедуры банкротства, пояснил КС.

Суд указал, что увязывание срока трудового договора со сроком действия заключенного работодателем с третьим лицом гражданско-правового договора приводило бы к тому, что занятость работника ставилась бы в зависимость от результата волеизъявления иных сторон

КС отметил, что государство обязано обеспечивать надлежащую защиту прав и законных интересов работника как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении (постановления КС РФ от 15 марта 2005 г. № 3-П, от 25 мая 2010 г. № 11-П и от 19 мая 2022 г. № 25-П). При этом Суд разъяснил, что это не означает, что, если передача денежных средств от должника, к которому применяется процедура банкротства, к гражданину осуществляется под видом заработной платы или иных выплат, при фактическом отсутствии трудовых отношений, не существует правового механизма для предотвращения недобросовестных действий и восстановления разумного баланса интересов участников процедуры банкротства. «Это влекло бы необоснованное создание преимуществ лицам, злоупотребляющим правом, и нарушало бы права и законные интересы других лиц – кредиторов должника», – указано в определении.

Суд подчеркнул, что арбитражный суд, установив, что гражданин не приступил к исполнению трудовых обязанностей, не лишен возможности рассматривать действия по начислению и выплате денежных средств под видом заработной платы как дающие основание для их оспаривания в порядке ст. 61.1 во взаимосвязи с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и соответствующими положениями ГК РФ.

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемые нормы, направленные на недопущение злоупотребления правом, обеспечение стабильности гражданского оборота, защиту прав и законных интересов его участников, в том числе от недобросовестности отдельных участников гражданского оборота, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе. Он отклонил жалобу заявителя, указав, что разрешение вопроса о законности и обоснованности взыскания с Федора Кифишина полученных им денежных сумм, как и о выборе правовой нормы, подлежащей применению в конкретном деле, связано с исследованием фактических обстоятельств и не относится к компетенции Конституционного Суда.

Адвокат АП Амурской области Александр Богдашкин считает, что не стоит воспринимать данное определение КС как угрозу для работников, получивших зарплату в преддверии или в период банкротства работодателя. «Речь идет о защите кредиторов именно от недобросовестных действий, связанных с выводом денежных средств должника под видом выплаты заработной платы при отсутствии реальных трудовых отношений. В определении КС прямо обратил на это особое внимание», – пояснил адвокат.

Александр Богдашкин подтвердил, что трудовое законодательство РФ не содержит механизма признания трудового договора недействительным. Несмотря на то что в нем нет аналога ст. 166, 168 ГК РФ, между тем трудовой договор, подписанный лишь для вида, не может свидетельствовать о возникновении трудовых отношений, разъяснил адвокат. «Поэтому выплаты по нему нельзя квалифицировать в качестве заработной платы, а их получатель не вправе рассчитывать на гарантии, предусмотренные трудовым законодательством», – резюмировал Александр Богдашкин.

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Константин Евтеев полагает, что жалоба в рассматриваемом определении являлась не чем иным, как ultima ratio (лат. «последний довод»), и не создает новых прецедентов либо иного толкования Закона о банкротстве во взаимосвязи с ГК РФ.

Читайте также:
Возможно ли самостоятельно установить счетчик на воду

Адвокат отметил, что оспаривание сделок по таким основаниям прямо предусмотрено п. 1 ст. 61.1 Закона о банкротстве, при этом в практике довольно часто встречаются случаи оспаривания сделок из смежных отраслей права, например брачных договоров и «золотых парашютов». «Что интересно, из-за отсутствия возможности подтвердить фактическое исполнение своих трудовых обязанностей, непередачи определенных документов управляющему пострадал работник, которому пришлось пройти все инстанции в попытке доказать свою правоту и даже обратиться в Конституционный Суд, что на практике является довольно редким случаем», – прокомментировал Константин Евтеев.

Трудовой договор и сделка

Трудовой договор иногда называют сделкой. Насколько правомерно сейчас признавать трудовой договор сделкой? Здесь возникает несколько вопросов.

Когда о трудовом договоре – сделке писали Л. С. Таль и его современники, это было естественно и не требовало объяснений. Трудовой договор и трудовое право переживали период рождения, трудного выделения из гражданского права, в котором все договоры – сделки. Когда же трудовое право стало признанной самостоятельной отраслью, отождествление трудового договора и сделки стало иметь под собой, на наш взгляд, меньше оснований. В науке трудового права проблема трудового договора – сделки или трудовой сделки вновь была поставлена сравнительно недавно[128], и разработанной ее вряд ли можно назвать. До сих пор научно исследованной и законодательно урегулированной является лишь гражданско-правовая сделка (понятие, виды, условия действительности и т. д.).

По формальным признакам трудовой договор как будто и подпадает под понятие гражданско-правовой сделки (ст. 153 ГК РФ). Он – тоже действия, тоже – граждан и юридических лиц, в результате которых тоже возникают права и обязанности (конечно, трудовые). Но даже простое наложение формальных признаков сделки на трудовой договор обнаруживает определенное несоответствие. Так, трудовой договор никогда не может быть односторонней сделкой.

Трудовой договор как юридический факт в отличие от гражданско-правовой сделки (а в ст. 153 ГК РФ дано определение понятия сделки именно как юридического факта) является лишь правообразующим юридическим фактом. Изменение и прекращение предусмотрены законом для уже существующего трудового договора – правоотношения.

Вместе с тем надо признать, что у трудового права есть насущная потребность обращаться к гражданскому праву «за помощью», и некоторые положения гражданского права применяются к трудовому. В связи с этим нельзя отрицать существование некой презумпции межотраслевого или даже общеправового значения некоторых гражданско-правовых категорий, в том числе и сделки. Отчасти это, очевидно, объясняется исключительным значением самого гражданского права с его мощной многовековой теорией. Е. А. Суханов по этому поводу пишет: «Гражданское право составляет основу частноправового регулирования. Тем самым определяется его место в правовой системе как основной, базовой отрасли, предназначенной для регулирования частных, прежде всего, имущественных отношений. Из этого следует, что общие нормы и принципы гражданского права могут применяться для регулирования любых отношений, входящих в частноправовую сферу, если на этот счет отсутствуют прямые предписания специального законодательства (т. е. в субсидиарном, восполнительном порядке)»[129]. Отчасти в этом «виноват» сам законодатель, регулируя те или иные ситуации вне гражданских отношений с использованием гражданско-правовых понятий и норм в тексте ГК РФ и других законов. Здесь и ст. 139 ГК РФ, расширившая объем возмещаемого ущерба, в том числе и субъектов трудовых отношений, п. 3 ст. 25 ГК РФ еще до введения в КЗоТ РФ физического лица – работодателя (предпринимателя) предположившая право индивидуального предпринимателя заключать трудовые договоры; ст. 22 ФЗ «О государственной тайне», установившая отказ в приеме на работу, связанную с ней, недееспособным, и др.[130] В Трудовом кодексе законодатель оперирует терминами «физическое, юридическое лицо», «моральный вред», «неполученные доходы» и др. Свою лепту внесла и судебная практика. Например, постановлением Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» введены в трудовые отношения основания возмещения морального вреда за несколько лет до соответствующего изменения КЗоТ РФ[131].

Читайте также:
Причины отказа в визе

В официальном ответе от 18.08.2003 г. на запрос Алтайского краевого суда о возможности применения норм ГК РФ об исковой давности к трудовым отношениям Верховный Суд РФ ответил утвердительно. В ответе высказано мнение, что поскольку в ГПК РФ не урегулирован вопрос применения судом сроков на обращение в суд, установленных в ст. 392 ТК РФ, следует, в соответствии с требованием ч. 1 ст. 4 ГПК РФ, применить норму, регулирующую сходные отношения (аналогию закона). Такой нормой может считаться ст. 199 ГК РФ.

Образно говоря, законодатель оставил дверь в гражданское право приоткрытой. Не удивительно поэтому, что и авторы, пишущие на темы трудового договора и трудовых сделок, ориентируются, в частности, на гражданско-правовые нормы о договорах и сделках. Так, А. С. Пашков называл трудовой договор консенсуальной сделкой[132]; авторы «Курса российского трудового права» признают за выделением сделки – юридического факта общеправовое значение[133]; В. М. Лебедев характеризует трудовые сделки как односторонние, многосторонние; формы выражения воли как конклюдентные действия, молчание и т. д. – тоже в основном с позиций гражданского права[134].

Однако, как представляется, к непосредственному применению норм гражданского права к трудовым отношениям есть определенные препятствия. Прежде всего, они в самом Гражданском кодексе. В отличие от Основ гражданского законодательства 1991 г. (п. 3 ст. 1), он умалчивает о такой возможности. Более того, согласно ст. 2 ГК РФ правоотношения из гражданско-правовой сделки возникают на основе равенства, автономии воли и имущественной самостоятельности субъектов. В трудовых отношениях о равенстве можно говорить только как о формальном, и то в момент заключения трудового договора. Затем оно «мгновенно заменяется на юридическое и фактическое неравенство после его вступления в силу»[135] Автономия воли присутствует тоже лишь в юридическом смысле, имея в виду экономическое принуждение к труду. Отсутствие имущественной самостоятельности работника как стороны трудового договора вообще является одной из характеристик наемного труда. К тому же трудовое право имеет «не совсем» частный характер. Своеобразие метода правового регулирования трудовых отношений, сочетающего свободу труда с императивным и коллективно-договорным регулированием, с одной стороны, смягчает неравенство сторон трудового договора (неравенство ослабляется наличием института коллективных договоров[136]), с другой стороны, препятствует применению норм гражданского права, по крайней мере непосредственному, при отсутствии прямых предписаний специального законодательства, вопреки мнению Е. А. Суханова. В свое время Леон Дюги писал, что «коллективный договор составляет юридическую категорию, совершенно новую и совершенно чуждую традиционным рамкам гражданского права»[137]. Да и Гражданский кодекс не является ведь модельным законом.

Наконец, трудовой договор – многозначное понятие, и сведение его только к сделке, понимаемой как юридический факт, обедняет, умаляет его значение[138].

Вышеизложенные соображения отнюдь не свидетельствуют о позиции автора как этакого ортодоксального «трудовика», настроенного против любого проникновения гражданского права в трудовые отношения; скорее, напротив. Но этим мы лишь хотим показать, что сомневаемся в возможности безусловного отождествления гражданско-правовой сделки и трудового договора. Можно позаимствовать из гражданского права некоторые конструкции, формы, но, как правило, наполняя их оригинальным трудоправовым содержанием, здесь – применительно к трудовому договору (форма и недействительность сделок, условные сделки и т. п.). Фигурально выражаясь, мы можем использовать кое-какой гражданско-правовой инструмент (что очень важно: не надо «изобретать велосипед»), но строим этим инструментом другое сооружение.

Проблема соотношения гражданского и трудового права, конечно, не исчерпывается сравнением трудового договора и сделки. В ее основе общность принципиальных положений договорного регулирования общественных отношений. И если попытаться взглянуть на проблему шире, необходимо заметить, что здесь присутствуют минимум две темы для рассуждения. Одна, более узкая, – признание трудового договора сделкой или даже создание обобщенной категории сделок в трудовом праве. Другая тема, более значительная, развитие которой могло быть весьма плодотворным для науки и многое дать практике, – это создание межотраслевого учения о договорах.

Читайте также:
Какие льготы положены кавалерам ордена Трудовой Славы?

Интересно, что проблема общих начал для всех договоров о труде стояла давно; по крайней мере, о ней говорили в конце XIX-начале XX в. Правда, обстоятельства были другие: искали общий юридический фундамент для гражданско-правового и трудового договора, норовящего выскочить из цивилистической «одежки». Но методология подхода к вопросу на протяжении более чем века сохранилась: нужно общее учение о договорах, в том числе связанных с трудом. Л. С. Таль, в свое время критически относившийся к этой идее, тем не менее приводил слова немецкого ученого В. Эндемана, готового «воздать хвалу тому, кто взялся бы за выполнение этой задачи»[139].

В настоящее время В. М. Лебедев обосновывает необходимость обобщенной категории многообразных видов договоров (соглашений) в трудовом праве, которую он предлагает назвать трудовыми сделками или трудоправовыми актами[140]. Доказывая свою точку зрения, автор, в частности, пишет, что «обеспечение процесса труда представляет собой цепь (систему) сделок», что перевод на другую работу – сделка, изменение существенных условий труда, разовое поощрение работника – тоже сделки. Трудовое право, продолжает он, напрасно обходит молчанием такие сделки, как повышение заработка в предпенсионный период без изменения трудовой функции, уклонение от выплаты алиментов и налогов и т. д. Не оспаривая возможную перспективность самой идеи, заметим, однако, что последние примеры – это правонарушения, в то время как сделка считается правомерным действием. Что касается переводов и прочих сделок в процессе труда, то они, как представляется, вполне укладываются в категорию трудового договора. В то же время никакие сомнения совершенно не исключают целесообразность аналитической и конструктивной работы в этом направлении в рамках трудового договора.

Однако создание плодотворного учения о договорах в общеправовом, а не только отраслевом масштабе – идея не менее привлекательная. На основе такого учения у законодателя было бы гораздо больше возможностей посредством правового регулирования основных и принципиальных вопросов любого договора гибко, глубоко, изощренно, т. е. более адекватно воздействовать на ситуацию, используя достижения науки, законодательства, практики применения его разных отраслей. Голоса выдающихся цивилистов прошлого века, которые мечтали о создании такого учения, и сегодня звучат весомо и убедительно. Так, М. М. Агарков в статье, посвященной понятию сделки по гражданскому праву, писал, что «в тех случаях, когда положения о сделках (гражданских юридических актах) по аналогии применимы к другим сферам, чем сфера имущественных отношений, перед нами лежит путь к построению общей теории юридических актов. Разработка такой теории была бы значительным достижением науки общей теории права»[141]. Р. О. Халфина высказывала аналогичное мнение: «…созрели условия для разработки общей теории договора, охватывающей применение данной правовой формы в различных областях жизни общества»[142]. Договор и сейчас остается гибкой правовой формой, в которую могут облекаться различные по характеру общественные отношения[143].

Итак, как нам представляется, в настоящее время нет оснований говорить о трудовом договоре – юридическом факте как о трудовой сделке. Легальных – определенно.

В науке же на новом этапе ее развития вопрос в лучшем случае только поставлен и, как говорится, ждет своего исследователя. Но поскольку и законодатель, и судебная практика за неимением возможности разрешения ситуации средствами трудового права иногда обращаются к гражданскому праву: и науке, и законодательству, – необходимо искать выход из положения. Это может быть: 1) общая теория юридических актов или договоров, воплощенная, допустим, в законе об общих принципах договорного регулирования, 2) установленная возможность субсидиарного применения норм гражданского права к трудовым отношениям, 3) заимствование некоторых его понятий и конструкций, наполняемых трудоправовым содержанием (сделки, их форма, недействительность, некоторые положения о договорах, как это произошло, например, с моральным вредом, некоторыми основаниями ответственности работодателя). А возможно и то, и другое, и третье. Не все авторы разделяют точку зрения о разных значениях трудового договора. Например, С. Ю. Головина, если мы ее правильно поняли, считает, что трудовой договор отличается от гражданско-правового договора тем, что не является понятием собирательным, а отражает все элементы отношений по поводу использования рабочей силы, в связи с чем есть весомые основания конструировать единую модель трудового договора как родового понятия»[144].

Читайте также:
Удержание кредита из зарплаты

Но те, кто признает договор-сделку, неизбежно должны признавать его отдельное от других значение юридического факта. Цивилисты, придерживающиеся такого мнения, считают, что «договоры в их качестве сделки не имеют содержания. Им обладает только возникшее из договора-сделки договор-правоотношение»[145]. Е. А. Суханов высказывается аналогично: «Необходимо различать договор как сделку и как возникшее в результате его заключения договорное обязательство. Права и обязанности контрагентов суть… содержание последнего, тогда как сделка лишь определяет (называет) их и делает юридически действительными»[146].

Общие положения

Перед заключением трудового договора работодатель должен ознакомить будущего сотрудника с локальными нормативными актами компании, должностной инструкцией, графиком работы, условиями оплаты труда. Далее подписывается договор, издаётся приказ о приёме на работу и делается соответствующая запись в его трудовую книжку (при условии, что работник не отказался от продолжения ведения бумажной трудовой книжки). После подписания договора стороны приобретают взаимные права и обязанности, которые они должны строго соблюдать: гражданин обязуется работать и соблюдать действующий на предприятии рабочий распорядок, а работодатель обязуется обеспечить его работой и своевременно выплачивать заработную плату.

Подписанный сторонами договор является основополагающим юридическим фактом, который определяет возникновение, изменение и прекращение служебных отношений между работодателем и его сотрудником. Он устанавливает правовые отношения между трудящимся и нанимателем и представляет собой набор правовых норм, регулирующих служебные отношения между лицами, подписавшими документ.

Итоги

Процедура оформления трудовых отношений с поступающим на работу сотрудником должна подчиняться требованиям ТК РФ. Несоблюдение установленных ограничений и порядка заключения трудового договора может привести к необходимости прекратить его (п. 11 ст. 77, ст. 84 ТК РФ).

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Пробный бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Различие в рассматриваемых понятиях с определениями «контракт» и «соглашение» больше используется для разграничений в научных целях. На практике документ именуется разным названием. При возникновении спорных вопросов и переходу в судебное разбирательство, суд не устанавливает, является ли договор сделкой, а принимает во внимание предмет, содержание прав и обязанностей сторон. Наименование документа не учитывается. Такая позиция устанавливается п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ №16 от 14.03.2014.

Гарантии при оформлении трудового договора

Заключение трудового договора сопровождается рядом гарантий (ст. 64 ТК РФ):

  • в его оформлении не может быть отказано без достаточных на то оснований;
  • запрещен отказ в заключении трудовых отношений в связи с беременностью или наличием детей, а также по иным причинам, не имеющим отношения к деловым качествам работника;
  • есть обязанность оформить договор не позднее 1 месяца с даты увольнения с прежней работы, если работник переводится к работодателю по его письменному приглашению;
  • при наличии письменного запроса работодатель должен не позднее 7 рабочих дней письменно сообщить лицу, получившему от него отказ в трудоустройстве, причины этого отказа;
  • работник имеет право обжаловать отказ в трудоустройстве в суде.

В путеводителе по кадровым вопросам от КонсультантПлюс вы найдете пошаговую инструкцию с разъяснениями экспертов по оформлению приема на работу. Если у вас нет доступа к системе К+, получите пробный онлайн-доступ бесплатно.

Ссылка на основную публикацию