Первоначальные и производные доказательства в уголовном процессе

Уголовное право, гражданское право

Доказательства первоначальные и производные

Содержание материала

Деление доказательств на первоначальные и производные в своей основе имеет отношение доказательств к источнику сведений или, как говорят некоторые авторы, наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации. Первоначальными являются доказательства, полученные от (из) первоисточника сведений об обстоятельствах дела. Производные доказательства — это доказательства, полученные от промежуточного носителя информации.

Первоначальными доказательствами являются:

  • показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего о совершенных действиях или лично воспринятых обстоятельствах дела. Первоначальные показания свидетеля принято называть показаниями очевидца, что подчеркивает наличие непосредственной связи субъекта и сохраняемой его памятью информации;
  • заключение эксперта, заключение специалиста, а также показания эксперта и специалиста, содержащие результаты лично произведенных экспертом исследований, а также ответ специалиста на поставленные перед ним вопросы, требующие специальных знаний;
  • вещественные доказательства, образовавшиеся непосредственно в результате совершения преступления;
  • протоколы следственных действий и протокол судебного заседания;
  • подлинники иных документов, отражающие сведения, непосредственно воспринятые их авторами.

Общим для всех этих видов доказательств является отсутствие опосредующего звена между источником сведений и устанавливаемыми этими сведениями фактами.

К производным доказательствам относятся следующие:

  • показания лиц, содержащие сведения, полученные от других лиц или из какого-либо прочитанного ими материала;
  • копии документов;
  • слепки и оттиски, отображающие материальные следы преступления — отпечатков ног, обуви, протекторов шин, орудий взлома, изготовленные в ходе следственных действий.

В определенной мере производными являются документы, составленные на основе других документов. Такими являются, например, справки о зарплате, болезни, составе семьи. Они составлены на основе ведомости о начислении заработной платы, истории болезни или карточки стационарного (амбулаторного) больного и т.п.

Во всех перечисленных случаях между устанавливаемым фактом и источником информации имеются промежуточные звенья. Степень производности такого доказательства может быть различна, например, свидетель получает информацию не от очевидца события, а из вторых или третьих рук. Однако такая производность, конечно же, не может быть бесконечной.

Характерной особенностью образования производного доказательства, как отмечается в теории, является ретрансляция информации, означающая, что производное доказательство формируется позже первоначального и на основе первоначального. При этом содержание производного доказательства зависит не только от содержания первоначального, но и от общих закономерностей передачи и восприятия информации, действующих на каждом этапе ретрансляции. Каждый раз при передаче информации происходит ее преобразование как по форме, так и по содержанию. В этом процессе неизбежны утрата определенной части информации и (или) искажение другой ее части. Так, в судебном заседании по делу С. свидетель — врач скорой помощи — говорит: «В комнате никого живых не было». Секретарь судебного заседания старательно записывает: «В комнате никого не было. На диване лежал труп». Очевидно, что полученная от данного свидетеля информация подверглась искажающему воздействию со стороны ранее полученной секретарем информации. И такому искажению информация подвергается на каждом этапе перехода от одного источника к другому. Именно поэтому степень производности доказательства не может быть слишком большой — велика опасность такого искажения сведений, при котором они перестают соответствовать действительности.

Иногда к производным доказательствам относят так называемые подобные предметы или предметы-аналоги, используемые взамен отсутствующего оригинала. Например, нож или пистолет того же типа для установления групповой принадлежности оставленных оригиналом следов [1]. Имеющие значение для установления обстоятельств дела и поиска оригинала, предметы-аналоги не являются производными доказательствами в силу отсутствия свойства производности, т.е. зависимости его характеристик от характеристик оригинала. Подобные предметы не несут в себе информации о преступлении [2]. Они несут информацию о собственных свойствах и признаках, имеющих определенное сходство с признаками предмета, который мог бы стать вещественным доказательством в случае его обнаружения. Такие предметы можно рассматривать как материализованное описание или модели объекта, использованного в ходе совершения преступления.

2.3. Первоначальные и производные доказательства

По характеру воспроизведения информации об исследуемом факте доказательства подразделяются на:

Первоначальными называются доказательства, полученные из первоисточника. Свидетель сообщил фактические данные о событии преступления, виновном, других обстоятельствах, которые он лично наблюдал, воспринимал с помощью своих органов чувств; следователь при осмотре места происшествия нашел орудие совершения преступления, и оно приобщено к делу и хранится при нем; в уголовном деле имеется подлинный документ, удостоверяющий определенные факты, и т. д. Во всех подобных случаях мы имеем дело с первоначальными доказательствами. Содержащаяся в них информация об обстоятельствах дела зафиксирована непосредственно в самом доказательстве без каких-либо промежуточных звеньев.

Первоначальные непосредственно на себе отражают обстоятельства, имеющие отношение к делу. Первоначальные и производные доказательства различаются в зависимости от того, получают ли информацию следователь, суд из первоисточника этой информации или из “вторых рук”.

Прямое и косвенное доказательство вполне может быть как первоначальным, так и производным. Так как “обстоятельство, имеющее отношение к делу” не одно и тоже, что и “обстоятельство, подлежащее доказыванию”. Иначе получится, что первоначальным может быть только прямое доказательство. Между исследуемым событием и первоначальным доказательством объективно нет и не могло быть другого доказательства.

Производные доказательства — это такие, которые также отразили на себе устанавливаемые обстоятельства, но не непосредственно, а опосредованно, то есть через какое-то другое доказательство или иной носитель информации, не вовлеченный в уголовный процесс, но который имел возможность (хотя бы теоретически) такого вовлечения. Производными называются доказательства, содержащие сведения, полученные из других, промежуточных источников. Производные доказательства – это сведения «из вторых рук» (показания свидетеля о преступлении, которого он лично не наблюдал, но о котором ему рассказывало другое лицо, слепок, снятый с предмета – вещественного доказательства, копия документа и пр.).

Производное доказательство может содержать искажения, вызванные неточностями в передаче полученной информации. Оно нередко менее надежно в том отношении, что, например, лицо, сообщающее сведения с чужих слов, чувствует себя менее ответственным за точность информации. Наконец, производное доказательство, как правило, менее содержательно и менее поддается критической, углубленной проверке.

При получении сведений из «вторых рук» обязательно должен быть установлен первоисточник сведений (например, очевидец) и допрошен. При этом учитывается, что очевидец события, явления рассказывает о нем точнее и полнее, чем тот, кто знает об этом по рассказам других лиц. Показания очевидца легче поддаются проверке, а поэтому более достоверны.

Производные доказательства не следует смешивать с показаниями свидетеля или потерпевшего, который не может указать источник полученных им сведений. Если невозможно установить первоисточник сведений о каком-либо факте, о котором сообщает допрашиваемый, то эти сведения теряют значение доказательства и должны быть отвергнуты. «Не могут служить доказательством фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности» (ч.2 ст. 75 УПК РФ). Такое же правило действует в отношении показаний потерпевшего. Сведения, полученные по слухам, не могут быть проверены, а значит, не могут быть использованы в качестве доказательства.

Типичный пример первоначального доказательства — показания свидетеля — очевидца совершения преступления. Производным доказательством будут показания лица, которому данный свидетель рассказывал о том, что он видел на месте происшествия. Показания свидетеля, который сам не присутствовал при совершении преступления, будут производным доказательством по отношению к событию преступления и в том случае, когда лицо, от которого он узнал информацию, само показаний не давало, к примеру, в связи с его смертью.

Читайте также:  Виды территориальной подсудности в арбитражном процессе

Стремление использовать по возможности доказательства первоначальные не означает, что производные не могут привести к достоверным выводам, что это доказательства «второго сорта». Категорический запрет использовать производные доказательства может лишить суд в ряде случаев важных доказательств, полученных из «вторых рук», если из первоисточника их получить невозможно (например, в случае смерти очевидца происшествия). В ряде случаев они приобретают ключевое значение, в частности, если утрачено первоначальное доказательство. С помощью производных доказательств обнаруживаются и проверяются первоначальные доказательства.

Доказательства первоначальные и производные

Деление доказательств на первоначальные и производные в своей основе имеет отношение доказательств к источнику сведений или, как говорят некоторые авторы, наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации. Первоначальными являются доказательства, полученные от (из) первоисточника сведений об обстоятельствах дела. Производные доказательства – это доказательства, полученные от промежуточного носителя информации.

Первоначальными доказательствами являются:

  • – показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего о совершенных действиях или лично воспринятых обстоятельствах дела. Первоначальные показания свидетеля принято называть показаниями очевидца, что подчеркивает наличие непосредственной связи субъекта и сохраняемой его памятью информации;
  • – заключение эксперта, заключение специалиста, а также показания эксперта и специалиста, содержащие результаты лично произведенных экспертом исследований, а также ответ специалиста на поставленные перед ним вопросы, требующие специальных знаний;
  • – вещественные доказательства, образовавшиеся непосредственно в результате совершения преступления;
  • – протоколы следственных действий и протокол судебного заседания;
  • – подлинники иных документов, отражающие сведения, непосредственно воспринятые их авторами.

Общим для всех этих видов доказательств является отсутствие опосредующего звена между источником сведений и устанавливаемыми этими сведениями фактами.

К производным доказательствам относятся следующие:

  • – показания лиц, содержащие сведения, полученные от других лиц или из какого-либо прочитанного ими материала;
  • – копии документов;
  • – слепки и оттиски, отображающие материальные следы преступления – отпечатков ног, обуви, протекторов шин, орудий взлома, изготовленные в ходе следственных действий;
  • – электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия.

В определенной мере производными являются документы, составленные на основе других документов. Такими являются, например, справки о зарплате, болезни, составе семьи. Они составлены на основе ведомости о начислении заработной платы, истории болезни или карточки стационарного (амбулаторного) больного и т.п.

Во всех перечисленных случаях между устанавливаемым фактом и источником информации имеются промежуточные звенья. Степень производности такого доказательства может быть различна, например, свидетель получает информацию не от очевидца события, а из вторых или третьих рук. Однако такая производность, конечно же, не может быть бесконечной.

Характерной особенностью образования производного доказательства, как отмечается в теории, является ретрансляция информации, означающая, что производное доказательство формируется позже первоначального и на основе первоначального. При этом содержание производного доказательства зависит не только от содержания первоначального, но и от общих закономерностей передачи и восприятия информации, действующих на каждом этапе ретрансляции. Каждый раз при передаче информации происходит ее преобразование как по форме, так и по содержанию. В этом процессе неизбежны утрата определенной части информации и (или) искажение другой ее части. Так, в судебном заседании по делу С. свидетель – врач скорой помощи – говорит: “В комнате никого живых не было”. Секретарь судебного заседания старательно записывает: “В комнате никого не было. На диване лежал труп”. Очевидно, что полученная от данного свидетеля информация подверглась искажающему воздействию со стороны ранее полученной секретарем информации. И такому искажению информация подвергается на каждом этапе перехода от одного источника к другому. Именно поэтому степень производности доказательства не может быть слишком большой – велика опасность такого искажения сведений, при котором они перестают соответствовать действительности.

Иногда к производным доказательствам относят так называемые подобные предметы или предметы-аналоги, используемые взамен отсутствующего оригинала. Например, нож или пистолет того же типа для установления групповой принадлежности оставленных оригиналом следов1. Имеющие значение для установления обстоятельств дела и поиска оригинала, предметы-аналоги не являются производными доказательствами в силу отсутствия свойства производности, т.е. зависимости его характеристик от характеристик оригинала. Подобные предметы не несут в себе информации о преступлении2. Они несут информацию о собственных свойствах и признаках, имеющих определенное сходство с признаками предмета, который мог бы стать вещественным доказательством в случае его обнаружения. Такие предметы можно рассматривать как материализованное описание или модели объекта, использованного в ходе совершения преступления.

Значение деления доказательств на первоначальные и производные заключается в различной степени убедительности следуемых из них выводов:

  • – производное доказательство всегда должно вызывать сомнения в своей достоверности в силу уже известных нам особенностей ретрансляции информации;
  • – отнесение доказательства к производному требует обязательного поиска первоисточника, обнаружение которого ведет одновременно к проверке как производного, так и первоначального доказательства;
  • – производное доказательство может использоваться для проверки, корректировки и оценки первоначального. Сомнения в первоначальном доказательстве могут быть устранены или, напротив, усилены с помощью доказательства производного;
  • – производное доказательство используется как средство дополнения первоначального, например, в случае забывания очевидцем каких-либо деталей;
  • – производное доказательство является средством обнаружения первоначальных. Например, о свидетелях-очевидцах сообщают лица, которым известно о расследуемом событии со слов последних;
  • – производное доказательство может использоваться вместо первоначального при невозможности использования последнего (громоздкое вещественное доказательство) или его утрате. Обязательным условием использования таких доказательств является изложенное в ст. 75 УПК требование известности источника первоначальной информации.

Рассмотрим несколько характерных в этом отношении примеров.

Кинельским районным судом Самарской области рассматривалось уголовное дело по обвинению К. в убийстве. К. ссылался на алиби, которое полностью подтвердилось. Однако свидетель А. показала, что через несколько дней после обнаружения убийства К. приходил к ее мужу и рассказывал ему не только об обстоятельствах самого преступления, им совершенного, но и о месте, где он спрятал орудие преступления – нож. Проверка показаний этого свидетеля, носящих, безусловно, производный от слов обвиняемого, характер, привела к обнаружению вещественного доказательства – орудия совершения преступления. С помощью других доказательств было установлено, что нож принадлежит обвиняемому, а обнаруженные на нем следы крови – потерпевшему. Муж свидетельницы на очной ставке с ней подтвердил ее показания.

Самарский областной суд при рассмотрении уголовного дела по обвинению А. и П. в убийстве и разбойном нападении на Б. столкнулся с самооговором со стороны несовершеннолетнего П., который заявил, что удар ножом, от которого умер потерпевший, нанес именно он, а не А., ранее трижды судимый, в том числе и за разбойное нападение с вовлечением в его совершение несовершеннолетнего.

Читайте также:  Замена ненадлежащего истца в гражданском процессе

Изобличению А. способствовали показания свидетеля – матери убитого Б. Со слов сына, которого следователь не успел допросить, она описала внешние характеристики напавших на него и указала на одного из них, как на лицо, нанесшее удар ножом. Описанные ею признаки полностью совпадали с признаками внешности именно А. (он существенно старше, выше, одет в пиджак), а не 15-летнего невысокого роста П., на котором в тот день была только рубашка. Особое доверие к показаниям этого свидетеля вызвало то обстоятельство, что указанные признаки внешности она описала до, а не после задержания подозреваемых, и именно ее описание послужило основанием их обнаружения и задержания.

Приведенные примеры свидетельствуют о недопустимости пренебрежительного или недоверчивого отношения к производным доказательствам без тщательной их проверки и сопоставления с другими, имеющимися в деле доказательствами. Производные доказательства в результате проверки могут иногда оказаться более достоверными, чем первоначальные.

Первоначальные и производственные доказательства

По характеру воспроизведения информации об исследуемом факте доказательства подразделяются на:

Первоначальными называются доказательства, полученные из первоисточника. Свидетель сообщил фактические данные о событии преступления, виновном, других обстоятельствах, которые он лично наблюдал, воспринимал с помощью своих органов чувств; следователь при осмотре места происшествия нашел орудие совершения преступления, и оно приобщено к делу и хранится при нем; в уголовном деле имеется подлинный документ, удостоверяющий определенные факты, и т. д. Во всех подобных случаях мы имеем дело с первоначальными доказательствами. Содержащаяся в них информация об обстоятельствах дела зафиксирована непосредственно в самом доказательстве без каких-либо промежуточных звеньев.

Первоначальные доказательства непосредственно на себе отражают обстоятельства, имеющие отношение к делу. Первоначальные и производные доказательства различаются в зависимости от того, получают ли информацию следователь, суд из первоисточника этой информации или из “вторых рук”.

Прямое и косвенное доказательство вполне может быть как первоначальным, так и производным. Так как “обстоятельство, имеющее отношение к делу” не одно и тоже, как и “обстоятельство, подлежащее доказыванию”. Иначе получится, что первоначальным может быть только прямое доказательство. Между исследуемым событием и первоначальным доказательством объективно нет, и не может быть другого доказательства.

Производные доказательства – это такие, которые также отразили на себе устанавливаемые обстоятельства, но не непосредственно, а опосредованно, то есть через какое-то другое доказательство или иной носитель информации, не вовлеченный в уголовный процесс, но который имел возможность (хотя бы теоретически) такого вовлечения.

Производными называются доказательства, содержащие сведения, полученные из других, промежуточных источников. Производные доказательства – это сведения “из вторых рук” (показания свидетеля о преступлении, которого он лично не наблюдал, но о котором ему рассказывало другое лицо, слепок, снятый с предмета – вещественного доказательства, копия документа и прочее).

Производное доказательство может содержать искажения, вызванные неточностями в передаче полученной информации. Оно нередко менее надежно в том отношении, что, например, лицо, сообщающее сведения с чужих слов, чувствует себя менее ответственным за точность информации.

Наконец, производное доказательство, как правило, менее содержательно и менее поддается критической, углубленной проверке.

При получении сведений из “вторых рук” обязательно должен быть установлен первоисточник сведений (например, очевидец) и допрошен.

При этом учитывается, что очевидец события, явления рассказывает о нем точнее и полнее, чем тот, кто знает об этом по рассказам других лиц. Показания очевидца легче поддаются проверке, а поэтому более достоверны.

Производные доказательства не следует смешивать с показаниями свидетеля или потерпевшего, который не может указать источник полученных им сведений. Если невозможно установить первоисточник сведений о каком-либо факте, о котором сообщает допрашиваемый, то эти сведения теряют значение доказательства и должны быть отвергнуты. “Не могут служить доказательством фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности” (ч. 2 ст. 75 УПК РФ). Такое же правило действует в отношении показаний потерпевшего. Сведения, полученные по слухам, не могут быть проверены, а значит, не могут быть использованы в качестве доказательства.

Типичный пример первоначального доказательства – показания свидетеля – очевидца совершения преступления. Производным доказательством будут показания лица, которому данный свидетель рассказывал о том, что он видел на месте происшествия. Показания свидетеля, который сам не присутствовал при совершении преступления, будут производным доказательством по отношению к событию преступления и в том случае, когда лицо, от которого он узнал информацию, само показаний не давало, к примеру, в связи с его смертью. Стремление использовать по возможности доказательства первоначальные не означает, что производные не могут привести к достоверным выводам, что это доказательства “второго сорта”. Категорический запрет использовать производные доказательства может лишить суд в ряде случаев важных доказательств, полученных из “вторых рук”, если из первоисточника их получить невозможно (например, в случае смерти очевидца происшествия). В ряде случаев они приобретают ключевое значение, в частности, если утрачено первоначальное доказательство. С помощью производных доказательств обнаруживаются и проверяются первоначальные доказательства.

Первоначальные и производные доказательства в уголовном судопроизводстве

В системе классификации доказательств наибольший практический интерес вызывает классификация, основанием которой выступает деление их на первоначальные и производные. В следственно-судебной практике зачастую возникают ошибки при работе с производными доказательствами.

Традиционно в теории доказывания под первоначальными доказательствами понимаются факты, полученные из первоисточника (например, показания свидетеля о совершённом преступлении, которое он лично воспринял посредством наблюдения). И напротив, производные доказательства – это фактические данные, полученные из другого источника (показания свидетеля, в которых излагаются факты, которые он узнал от другого лица). Производное доказательство всегда производно от первоначального доказательства и в науке получило название «след следа».

При рассмотрении вопроса о классификации доказательств в уголовном судопроизводстве интересным является тот факт, что между всеми существующими в теории и практике классификациями доказательств имеются корреляционные связи. Так, производные доказательства, которым в настоящей статье будет уделено особое внимание, а доказательствам первоначальным постольку поскольку, они взаимосвязаны с производными, могут быть личными и вещественными, прямыми и косвенными и др.

Совершенно правильно отмечают Александров А.С., Бостанов Р.А., что при работе с производными доказательствами необходимо иметь в виду несколько принципиально важных положений, а именно:

1.необходимо установить, существовал ли первоначальный факт;

2.является ли допустимым и оправданным обращение к производным доказательствам?;

3.было ли законным происхождение производного доказательства от первоначального?

Бест У. оправданно выделяет формы производных доказательств, называя такие случаи как:

1. когда предполагаемое устное свидетельство выведено через другое устное свидетельство (показания свидетеля о данных известных ему от другого лица);

2. когда представляемое письменное доказательство передаётся через другое письменное доказательство;

3.когда представляемое устное доказательство приводится через представление письменного;

4. когда предполагаемое письменное свидетельство представляют через устное;

5. когда о вещественном доказательстве сообщают устно или иначе.

Примечательно, что все указанные пять форм выведенные Бестом имеют свойство трансформации. Например, доказательства первой формы могут (и скорее всего будут) трансформированы в третью форму и т.д.

Читайте также:  Увеличение исковых требований в гражданском процессе: образец

Необходимо также отметить, что в кругу теоретиков как советских, так и российских возникали вопросы о допустимости производных доказательств. Но данный вопрос всегда решался однозначно. В соответствии с ч. 2 ст. 17 УПК РФ «никакие доказательства не имеют заранее установленной силы». Таким образом, если при расследовании уголовного дела в распоряжение следователя поступят такие доказательства, то это вовсе не означает, что заранее, подобные доказательства будут признаны недопустимыми.

Известный интерес в теории доказательственного права представляют первоначальные и производные вещественные доказательства. Так С.А. Зайцева, Н.А. Попова в качестве основания для деления вещественных доказательств на первоначальные и производные называют наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации, а также отношение источника сведений о доказываемом факте к самому факту. К первоначальным вещественным доказательствам в качестве примера они относят предметы-подлинники, оригиналы (орудие преступления, предмет со следами преступления). И при этом совершенно справедливо отмечают, что не всегда представляется изъять предмет-носитель по причинам нецелесообразности либо невозможности, например в силу громоздкости. Именно в таких случаях используются производные вещественные доказательства. Ю.К. Орлов выделяет следующие виды производных вещественных доказательств:

· копии вещественных доказательств (слепки либо оттиски различных следов);

· предметы-аналоги, которые применяются взамен вещественного доказательства, когда последний не обнаружен (например, вместо необнаруженного ножа – орудия преступления на экспертизу направляется нож такого же типа);

· образцы для сравнительного исследования.

Интересной представляется позиция, которой придерживался Р.С. Белкин. Он подчёркивал, что «возможность получения производных доказательств коренится в сущности вещественного доказательства». «Доказательственную силу, строго говоря, имеет не сама вещь как таковая, а лишь отдельные её свойства, что эти «свойства-доказательства» бывают существенными с точки зрения качества вещи и неотделимыми от неё, а бывают и несущественными, они могут быть глубинными (внутренними) и внешними (поверхностными). Производное вещественное доказательство может быть получено только в том случае, если требуется копия, слепок «свойств-доказательств», относящихся к категории внешних, поверхностных, поддающихся воспроизведению в силу своего содержания, ибо нельзя получить адекватную копию вещи, тождественной только самой себе, но можно воспроизвести некоторые её свойства как элементы общности нескольких материальных тел».

Таким образом, по мнению Р.С. Белкина производные вещественные доказательства могут иметь место, так как это объективно оправданно, тем, что зачастую для получения доказательства и тем более при невозможности получения его целиком, возможно получение отдельных свойств того или иного предмета.

Резюмируя всё изложенное, можно подытожить, что знание о классификации доказательств в уголовном процессе, в частности о первоначальных и производных доказательствах имеет важное значение не только в науке, но и в практической деятельности следственно-судебных органов.

Виды доказательств (первоначальные и производные, личные и вещественные, прямые и косвенные, обвинительные и оправдательные).

Классификация доказательств, как и всякая иная классификация, есть деление доказательств на основе присущих им свойств по определенному критерию. Наиболее распространенным, и по существу общепри-знанным, является деление доказательств на обвинительные и оправдательные, первоначальные и производные, прямые и косвенные.

Обвинительные и оправдательные доказательства. Основанием их деления служит отношение доказательства к обвинению определенного лица, смягчающим и отягчающим наказание обстоятельствам.

Обвинительные доказательства – док-ва, которые уличают наличие общественно-опасного деяния, совершение его определенным лицом, его вину и обстоятельства, отягчающие наказание. Оправдательные доказательства — это доказательства, опровергающие обвинение, устанавливающие невиновность обвиняемого или меньшую его виновность, отсутствие общественно-опасного деяния, обстоятельства, смягчающие наказание.

Обвинительные и оправдательные доказательства собираются на предварительном расследовании и исследуются в суде. Несмотря на принцип состязательности требования всесторонности, полноты и объективности обязывают следователя устанавливать как обвинительные, так и оправдательные доказательства. Доказыванию подлежат обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, обстоятельства, которые могу повлечь за собой освобождение от уг. ответственности и наказания, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. В обвинительном заключении указываются: доказательства подтверждающие обвинение, доказательства, на которые ссылается защита, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. В описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие; мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения. Описательно мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на основании которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, указание на обсто-ятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а в случае признания обвинения в какой-либо части необоснованным или установления неправильной квалификации преступления – основания и мотивы изменения обвинения.

Обвинительные и оправдательные доказательства могут быть прямыми и косвенными, первоначальными и производными. Деление доказательств на обвинительные и оправдательные не зависит от того, кем они представлены – стороной обвинения или стороной защиты. Оцениваются обвинительные и оправдательные доказательства по общим правилам оценки доказательств, окончательную оценку дает суд, после их исследования на судебном следствии.

Первоначальные (первичные) и производные (вторичные) доказательства. Первоначальные доказательства – доказательства, полученные из первоисточника, из «первых рук», например, показание свидетеля – очевидца, подлинный документ и т.п. В первоначальных доказательствах нет никакого промежуточного звена в передаче информации; они предшествуют производным доказательствам, при на-личии таковых, они первоначало какого-либо действия. Производные доказательства – доказательства, полученные не непосредственно, а произведенные через посредствующее звено, промежуточный носитель доказательственной информации. Например, показания свидетеля, который сам событие преступления не наблюдал, но ему рассказывал об этом свидетель-очевидец.

Недопустимо игнорирование производных доказательств как второстепенных. Как известно, в уг. судопроизводстве никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Первоначальные и производные доказательства могут быть обвинительными и оправдательными, прямыми и косвенными.

Прямые и косвенные доказательства. Прямое доказательство, потому так и называется, что прямо, определенно указывает на одно из обстоятельств, подлежащих доказыванию. Например, свидетель видел, как неизвестный выстрелил в стоящего на автобусной остановке гражданина, после чего тот упал. Прямыми доказательствами, будут показания потерпевшего об обстоятельствах совершенного на него разбойного нападения, показания свидетеля – очевидца, показания обвиняемого, признающего себя виновным и т.п. Прямое доказательство может относиться как к отдельным обстоятельствам преступления, так и ко всем обстоятельствам преступления в целом.

Косвенное доказательство не указывает на обстоятельства, подлежащие доказыванию, а устанавливает лишь другой промежуточный факт, именуемый доказательственным фактом, который связан с обстоятельствами, подлежащими доказыванию.

Чаще всего доказывание в уг. процессе осуществляется совокупностью прямых и косвенных доказательств. Прямые и косвенные доказательства выступают в уг. деле и в качестве обвинительных, и в качестве оправдательных доказательств, первоначальных и производных.

Вещественными доказательствами признаются любые предметы: 1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; 2) на которые были направлены преступные действия; 2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления; 3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уг. дела.

26. Принцип неприкосновенности личности. Основания и порядок задержания подозреваемого.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Ссылка на основную публикацию