Правопреемство при банкротстве юридического лица

Правопреемство при банкротстве юридического лица

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Существует ли правовой механизм замены кредитора на третье лицо в реестре требований кредиторов (без согласия самого кредитора) аналогично порядку, предусмотренному ст. 129.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, для погашения третьим лицом задолженности по обязательным платежам?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Указанный в вопросе правовой механизм законодательством не предусмотрен.

Обоснование вывода:
В силу п. 1 ст. 382, ст. 383 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, за исключением прав, неразрывно связанных с личностью такого кредитора, может быть передано им другому лицу по сделке. Закон не запрещает уступку прав к должнику в период ведения в отношении него процедуры наблюдения.
Согласно п. 2 ст. 64 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве) в случае введения в отношении должника процедуры наблюдения сделки, связанные с уступкой прав требования, совершаются органами должника исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме.
Однако по своему смыслу данное ограничение распространяется только на сделки по уступке прав требования, совершаемые самим должником, и введено с целью исполнения временным управляющим обязанности по обеспечению сохранности имущества (имущественных прав) должника (п. 1 ст. 67 Закона о банкротстве). Оно не подразумевает под собой исключение из правила о возможности уступки права требования кредитором без согласия должника или его органов, вытекающего из п. 2 ст. 382 ГК РФ. Напомним, что в силу этой нормы уступка права требования к должнику – это сделка, в которой сам должник не участвует. Следовательно, для совершения такой уступки одобрение временного управляющего не требуется (смотрите, например, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 07.06.2005 N Ф09-1621/05-С4, постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.03.2014 N Ф07-8000/12 по делу N А21-3243/2012, постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 03.06.2010 N Ф09-4192/10-С5 по делу N А50-36829/2009, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2012 N 09АП-32381/12).
По правилам АПК РФ, которые применяются при рассмотрении дел о банкротстве (п. 1 ст. 32 Закона о банкротстве), в случаях выбытия одной из сторон в материальном правоотношении в результате уступки требования арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником (ч. 1 ст. 48 АПК РФ). При переходе требования конкурсного кредитора к другому лицу после принятия этого требования судом, рассматривающим дело о банкротстве, заявление о процессуальном правопреемстве подается в суд, рассматривающий дело о банкротстве, который выносит определение о процессуальном правопреемстве (п.п. 6, 23 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.06.2012 N 35).
Поскольку требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим (реестродержателем) на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер (п. 6 ст. 16 Закона о банкротстве), конкурсный кредитор, к которому перешло реестровое требование, вправе требовать производства процессуальной замены с исключением из реестра требований кредиторов требования предыдущего кредитора и включением в реестр требований кредиторов этого требования как принадлежащего новому кредитору (смотрите, например, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17.04.2012 N 14021/11).
Подчеркнем, что основанием для перехода прав кредитора к другому лицу может быть либо норма закона (это касается, например, случаев реорганизации кредитора), либо сделка. Ни положения ГК РФ, ни положения Закона о банкротстве не предусматривают механизма, посредством которого переход прав кредитора к другому лицу осуществлялся бы на основания сделки, совершенной без участия самого кредитора. Особый порядок, предусмотренный ст. 129.1 Закона о банкротстве, во-первых, касается исключительно погашения включенных в реестр требований кредиторов требований к должнику об уплате обязательных платежей, а во-вторых, предполагает не только необходимость предварительного рассмотрения соответствующего намерения арбитражным судом, но и необходимость уведомления о таком намерении должника (в лице арбитражного управляющего) и кредитора (в лице уполномоченных органов).
В правоприменительной практике можно обнаружить примеры признания не противоречащим закону действий арбитражного управляющего по исключению требований кредитора из реестра требований кредиторов в связи с их погашением третьим лицом (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.04.2017 N Ф08-2314/17, постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.04.2017 N Ф05-3909/17 по делу N А40-21907/2016, постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.02.2017 N Ф01-6419/16). Однако, во-первых, приведенные примеры не являются показательными, а во-вторых, не исключено, что продемонстрированный в них подход может быть объяснен конкретными обстоятельствами дела (например квалификацией действий кредитора и третьего лица в качестве сделки по уступке требования). В целом же судебная практика подтверждает изложенную выше позицию, в соответствии с которой описанный в вопросе механизм замены кредитора не основан на законодательстве и является неправомерным (смотрите, в частности, определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.06.2016 N 302-ЭС16-2049, а также постановления АС Западно-Сибирского округа от 11.10.2016 N Ф04-2670/16, АС Северо-Западного округа от 25.11.2015 N Ф07-1483/15, Четырнадцатого ААС от 15.07.2016 N 14АП-4185/16, Пятого ААС от 26.04.2016 N 05АП-2814/16, Девятнадцатого ААС от 31.01.2017 N 19АП-6207/14, Десятого ААС от 06.02.2017 N 10АП-352/17, АС Уральского округа от 11.04.2017 N Ф09-1888/17, Семнадцатого ААС от 29.03.2017 N 17АП-7017/16, Пятнадцатого ААС от 21.04.2015 N 15АП-24146/14).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Котыло Игорь

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

© ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания “Гарант” и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”. Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, info@garant.ru.

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), editor@garant.ru

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), adv@garant.ru. Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Особенности замены кредитора в деле о банкротстве

В ФЗ №127 «О банкротстве» от 26 октября 2002 года указано, что долги дебитора могут быть погашены его учредителями, собственником имущества должника или третьим лицом. Когда фирма объявляется несостоятельной, в реестр заносятся ее кредиторы. Перечень их также может меняться.

Реестр требований кредиторов

Банкротство подразделяется на ряд этапов. Один из этапов предполагает извещение кредиторов о несостоятельности дебитора, сбор их претензий. Все кредиторы, предъявившие свои требования, вносятся в специальный список. Называется он реестром. Лица, включенные в этот список, имеют право на затребование долгов у кредитора. Попасть в реестр можно только путем направления заявления в арбитражный суд, который занимается делом о банкротстве.

Заявление кредитора проверяется. Если его требования признаются законными, выносится соответствующий акт. Он подтверждает наличие задолженности, ее состав и размер. Именно на основании акта арбитражный управляющий вносит кредитора в реестр.

В каких случаях возможна замена кредитора

Самовольно изменять положения реестра нельзя. Нужно ориентироваться на требования, установленные нормативными актами. Замена осуществляется в том случае, если кредитор, по каким-либо причинам, не может быть получателем задолженности. Случиться это может в следующих случаях:

  • Произошла уступка права требования.
  • Перевод задолженности другому лицу.
  • Смерть ФЛ, являющегося кредитором.
  • Добровольный отказ от своих требований.

То есть это обстоятельства, которые делают невозможным участие в реестре. Происходит преемство права истребования долга.

Рассмотрим основания замены лица:

  • Законодательство (реорганизация фирмы, резолюция суда, уплата задолженности поручителем).
  • Оформление соглашения уступки требований (статья 388 ГК РФ).

ВНИМАНИЕ! Регулирование исключения из реестра кредитора происходит на основании 9 статьи ГК РФ.

ВАЖНО! Если кредитор отказывается от своих требований и желает выйти из реестра, второй раз его претензии приниматься уже не будут. Многократное предъявление своих претензий невозможно потому, что это усложнит процесс банкротства.

Роль арбитражного суда при изменении реестра

Арбитражный суд обладает следующими полномочиями в рамках процедуры банкротства:

  • Отказ во внесении кредитора в реестр и удовлетворении его требований.
  • Проверка требований кредитора на их обоснованность.
  • Исключение лица из реестра, если поступило соответствующее заявление.

Этот орган играет ключевую роль при исключении кредитора из реестра.

Как выполняется замена кредитора

Для исключения кредитора из реестра нужно обращаться не к его держателю, а в арбитражный суд. Порядок замены аналогичен нормам замены участника спора. Процедура регламентируется статьей 48 АПК РФ. Рассмотрим основные положения этой статьи:

  • Если один из участников выбывает в спорном правоотношении, арбитражный суд выполняет замену этого участника его правопреемником. Соответствующая информация заносится в судебный акт. Право на преемство можно реализовать на любом этапе арбитражного процесса.
  • Арбитражный суд может или заменить преемника, или отказать ему в этом. Соответствующее решение прописывается в судебном акте. Последний возможно обжаловать.
  • Преемник перенимает все права и обязанности лица, которого он заменил.

Переход прав выполняется по итогам правопреемства в материальном праве на основании определения Верховного суда № 302-ЭС15-493 от 22 апреля 2015 года.

ВАЖНО! Замена кредитора не выполняется автоматически. То есть недостаточно просто написать заявление об исключении лица из реестра. Нужно составить специальное обращение о замене и направить его в арбитражный суд. Судом будет рассмотрено ходатайство, после чего принимается решение или о замене, или об отказе. Реестр корректируется на основании судебного акта о замене.

Порядок замены кредитора

Процедура замены сопровождается этими документами:

  • Ходатайство соответствующего характера.
  • Соглашение об уступке права требования.

Для замены кредитора нужно проделать эти действия:

  1. Направление ходатайства в арбитражный суд. Подаваться оно может как действующим кредитором, так и его правопреемником. Последний вариант актуален тогда, когда поручитель выполнил положения договора поручительства. То есть отдал кредитору соответствующую сумму средств, выкупив задолженность. Соответствующие положения содержатся в пункте 8 Постановления Пленума ВАС №42 от 12 июля 2012 года «О разрешении поручительских споров».
  2. Предоставление документов, подтверждающих факт возможности преемства в материальном праве.
Читайте также:  Срок регистрации юридического лица в налоговой

Правопреемство возможно на любом этапе арбитражного процесса: суд первой инстанции, апелляции, исполнительные производства, пересмотр судебных актов. Например, в судебном решении может фигурировать одно лицо (кредитор), а в исполнительном листе – его правопреемник.

Заявление о замене

Правила оформления заявления о замене практически тождественны правилам заполнения заявления о включение в реестр. Ходатайство составляется на основании статьи 125 АПК РФ. Оно должно включать в себя эти сведения:

  • Наименование арбитражного суда, в которое направляется заявление.
  • Информация о должнике (наименование, адрес).
  • Информация о новом кредиторе (государственный номер регистрации, адрес).
  • Номер дела о несостоятельности.
  • Информация о предыдущем кредиторе (наименование, фактический адрес).
  • Состав и размер требований прошлого кредитора.
  • Основания возникновения претензий.
  • Реквизиты акта судебного органа, на базе которого прошлый кредитор был внесен в реестр.
  • Основания перехода прав преемнику.
  • Просьба о замене кредитора и внесении сопутствующей записи в реестр. К примеру, сформулировать ее можно так: «Прошу заменить кредитора и включить в реестр требований нового». В просьбе указываются названия и того, и другого участника.
  • Приложения к заявлению (подтверждение отправки заявления должнику, копия соглашения цессии).

Документ будет недействительным без подписи заявителя и даты.

К СВЕДЕНИЮ! При подаче ходатайства, в отличие от иска, не нужно уплачивать пошлину. Основанием этого является Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа № А10-4642/2010 от 3 августа 2012 года.

Последствия замены кредитора

Рассмотрим практические последствия замены кредитора на его правопреемника:

  1. Первый кредитор выбывает из процесса. Его место занимает правопреемник.
  2. Процесс банкротства и погашения долгов продолжается с момента, когда ходатайство о замене было направлено в суд. Дело заново начинаться не будет.
  3. Все обязанности первого кредитора переходят его правопреемнику. Последствия действий первого лица также распространяются на преемника.

Преемник получает право истребовать задолженность.

Всегда ли возможно правопреемство

Процессуальное преемство не всегда принимается судом. Эта операция может сильно осложнить и без того сложную процедуру банкротства. Возникновение трудностей связано, в том числе, с отсутствием в ФЗ «О банкротстве» №127 положений о правопреемстве. При рассмотрении дела приходится руководствоваться статьей 48 АПК РФ. Заявитель получает отказ в том случае, если отсутствуют основания для преемства. К примеру, договор цессии может не соответствовать требованиям, которые ему предъявляются.

ВС разъяснил, когда возможна уступка требований к банкроту после его ликвидации

Верховный Суд РФ вынес Определение № 308-ЭС19-12135 по делу о предъявлении требований должнику-банкроту, переданных по уступке уже после его ликвидации.

Обстоятельства дела

В 2011 г. ОАО «Россельхозбанк» заключило шесть договоров об открытии кредитной линии с ООО «ДжиТиЭм-Груп», во исполнение которых банк перечислил заемщику 167 млн рублей. Общество так и не вернуло банку полученный кредит.

В марте 2013 г. в отношении заемщика была возбуждена процедура банкротства. Через несколько месяцев суд признал компанию банкротом и ввел в ее отношении упрощенное конкурсное производство. Требования банка были включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника как обеспеченные залогом имущества. Спустя несколько лет банк уступил требование к должнику Рашиду Мишу. На дату заключения договора уступки общая сумма требований банка к должнику превысила 154 млн рублей.

В июле 2018 г. завершилось конкурсное производство в отношении «ДжиТиЭм-Груп», в следующем месяце сведения о компании были исключены из ЕГРЮЛ. В сентябре того же года Рашид Миш передал по 1/2 требований к должнику Рустаму Мешвезу и индивидуальному предпринимателю Андрею Титову. В октябре 2018 г. они обратились в суд с заявлениями о процессуальном правопреемстве. Каждый потребовал заменить банк (первоначального кредитора) на них в деле о банкротстве ООО «ДжиТиЭм-Груп». В обоснование своих требований заявители сослались на то, что замена кредитора возможна в деле о банкротстве и после завершения конкурсного производства.

Арбитражный суд прекратил производство по заявлениям граждан. Впоследствии апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции. Суды сочли, что все заявления и ходатайства в рамках банкротного дела рассматриваются до ликвидации должника. С момента внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника прекращаются производства по всем заявлениям и ходатайствам. Кроме того, они отметили, что переход права от Рашида Миша в пользу заявителей не мог состояться, следовательно, договор уступки требований от 21 сентября 2018 г. ничтожен.

Выводы Суда

В своих кассационных жалобах в Верховный Суд РФ Рустам Мешвез и Андрей Титов ссылались на неверное применение нижестоящими инстанциями норм права о процессуальной замене кредиторов в деле о банкротстве должника. Заявители полагали, что прекращение производства по заявлениям о процессуальном правопреемстве лишило их прав на судебную защиту своих интересов, предоставленных кредиторам по завершении конкурсного производства.

Изучив обстоятельства дела № А32-14909/2013, Верховный Суд РФ напомнил, что в соответствии с п. 4 ст. 149 Закона о банкротстве конкурсное производство завершается с внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника. По общему правилу, ликвидация юрлица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ).

«Ввиду отсутствия субъекта правоотношений, коим являлся должник-банкрот, предъявление к нему правопритязаний лишено какого-либо смысла, так как даже при констатации судом нарушенного права восстановить его за счет несуществующего субъекта правоотношений невозможно. Поэтому разногласия, заявления, ходатайства и жалобы в деле о банкротстве рассматриваются арбитражным судом в деле о банкротстве до внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ, а после этого производство по подобным обращениям подлежит прекращению (п. 48 Постановления Пленума ВС РФ от 15 декабря 2004 г. № 29). Однако в том случае, если имущественные права кредитора не были восстановлены до завершения конкурсного производства и ликвидации должника, законодательство о банкротстве предоставляет кредитору возможность удовлетворить свои требования за счет иных лиц», – отмечено в определении Суда.

Как пояснил Верховный Суд, в таком случае кредитор вправе обратить взыскание на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами; привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности; взыскать убытки с конкурсного управляющего должника. «Указанные права могут быть реализованы только в том случае, если лицо имеет статус кредитора в деле о банкротстве должника, в основе которого материально-правовое требование к должнику, ранее подтвержденное в деле о банкротстве. Закон не ограничивает конкурсного кредитора в праве распоряжения своим требованием к лицам, вовлеченным в процесс банкротства должника. Более того, согласно ст. 419 ГК РФ правило о прекращении обязательств ликвидацией юридического лица не применяется, если законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо, то есть как это имеет место в Законе о банкротстве. Таким образом, и после ликвидации должника ряд обязательств нельзя считать прекращенными: с наличием неисполненного требования к должнику закон связывает возможность реализации имущественных правопритязаний кредитора к другим лицам, в том числе причинившим вред при управлении должником», – пояснил Суд.

Высшая судебная инстанция также напомнила, что кредитор не лишен правовой возможности передать принадлежащее ему требование другому лицу по сделке как в полном объеме, так и в части (п. 1 ст. 382, 384 ГК РФ). Поэтому при выбытии одной из сторон в установленном судебным актом правоотношении (например, при уступке требования) суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в своем акте. Следовательно, п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ и п. 48 Постановления Пленума № 29 в данном случае неприменимы. Ведь правопритязания кредитора сохраняются в отношении действующих правоспособных лиц, в частности контролирующих должника лиц, конкурсного управляющего должника, лиц, незаконно получивших имущество должника. Иной подход необоснованно ограничивает кредитора в реализации своих имущественных прав.

Таким образом, ВС заключил, что нижестоящие суды не имели законных оснований для прекращения производства по заявлениям Рустама Мешвеза и Андрея Титова лишь на том основании, что должник был ликвидирован. Верховный Суд также признал несостоятельным и вывод о ничтожности договора уступки требований от 21 сентября 2018 г. Как указал Суд, заявления новых владельцев требований к ликвидированному должнику по существу не рассматривались, обстоятельства уступленных требований (в том числе размер) не устанавливались судами, доводы и доказательства заявителей не проверялись. В связи с этим Верховный Суд отменил акты нижестоящих судов, вернув дело на новое рассмотрение в первую судебную инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы ВС РФ

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук назвал обоснованными выводы Верховного Суда. «Позиция относительно возможности процессуального правопреемства после завершения процедуры банкротства не является новой. Так, в августе 2019 г. Верховный Суд РФ рассмотрел аналогичный спор только в отношении должника в лице физлица (Определение ВС РФ от 5 августа 2019 г. № 308-ЭС17-21032). В указанном деле кредитор обратился в дело о банкротстве с заявлением о процессуальном правопреемстве уже после освобождения гражданина от исполнения требований кредиторов, и Суд признал это возможным, указав на особый статус конкурсного кредитора и наличие у него прав, реализация которых возможна после завершения процедуры банкротства», – пояснил он.

По словам эксперта, в связи с этим позиция, изложенная в определении, не является неожиданной. «Действительно, Закон о банкротстве предоставляет конкурсным кредиторам должника (как юрлица, так и гражданина) обширный перечень прав, которые возможно реализовать после завершения всех применяемых в деле о банкротстве процедур (например, распределить обнаруженное имущество должника, взыскать убытки с управляющего, привлечь контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и др.)», – отметил Антон Макейчук.

Юрист юридической фирмы ART DE LEX Роман Прокофьев также согласился с выводами Суда. «Во-первых, комментируемое определение является логическим продолжением вынесенного ранее Определения от 5 августа 2019 г. № 308-ЭС17-21032 (2,3), в котором вопрос о включении нового кредитора по уступке требования был решен аналогичным образом с разницей лишь в том, что суд рассматривал дело о банкротстве физического лица. Во-вторых, как представляется, уступка права требования к уже ликвидированному в конкурсном производстве должнику является достаточно неординарным действием, следовательно, рассмотрение обстоятельств заключения подобных соглашений на предмет злоупотреблений со стороны кредиторов должно происходить под контролем арбитражного суда», – отметил он.

Читайте также:  Доверенность на отправку почты от юридического лица

В-третьих, по словам Романа Прокофьева, позиция ВС РФ еще раз подтверждает правильность исправленной в Законе о банкротстве неточности. «Ранее в ст. 10 этого Закона говорилось о субсидиарной ответственности в том числе должника, что являлось необоснованным и могло провоцировать суды на совершение ошибки, которая в рассматриваемом деле была допущена нижестоящими судами. Дело в том, что субсидиарная ответственность распространяется не на должника, а на лиц, его контролировавших, причинивших вред кредиторам. В действующей редакции глава III.2 Закона о банкротстве не содержит указаний на ответственность самого должника», – резюмировал юрист.

Адвокат КА «ЮрПрофи» Илья Лясковский считает, что рассмотренный ВС РФ спор вряд ли можно назвать распространенным, но выводы Суда интересны. «Верховный Суд прямо указал, что процессуальные права кредитора могут существовать и тогда, когда материально-правовое требование к должнику прекратилось. В чем-то этот вывод уже следовал из закона, позволяющего предъявлять требования о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц и после окончания процедур банкротства. Однако в данном судебном акте особенно рельефно разделены права, возникшие из материального требования, и специальные полномочия кредиторов при банкротстве. Несмотря на то что уступка первых явно фиктивна (требование к ликвидированному лицу заведомо не имеет ценности), договор цессии все равно действует в части передачи прав, связанных со статусом кредитора в деле о банкротстве», – пояснил он.

По словам эксперта, в подобной ситуации у Экономколлегии ВС имелось два варианта решения. «Первый избран ею – допустить замену конкурсного кредитора в рамках завершенного дела о банкротстве, второй – отказать в замене в рамках этого дела, но указать на право предъявления отдельного иска. Исходя из ст. 61.19 Закона о банкротстве, кажется более правильным второй вариант, поскольку требования кредиторов, не заявленные до завершения конкурсного производства, рассматриваются вне рамок дела о банкротстве. В данном случае коллегия ВС РФ указала на необходимость установления правопреемства именно в деле о банкротстве, понимая, что после этого притязания правопреемника кредитора могут быть рассмотрены лишь в другом деле. Вероятно, такой подход связан с не раскрытыми в мотивировочной части определения представлениями об особом статусе конкурсного кредитора (отличном от статуса кредитора), приобрести который можно лишь в рамках дела о банкротстве», – подытожил Илья Лясковский.

Все о материальном и процессуальном правопреемстве

Юридические советы по работе с контрагентами

Как работать с дебиторкой, вести переговоры, образцы документов, кейсы из практки и многое другое в еженедельной авторской рассылке от Ивана Рыкова

Процессуальное правопреемство – особый случай замены субъекта при проведении процедуры банкротства. Если участник судебного разбирательства покидает процесс, например он умер, допускается замена выбывшей стороны ее правопреемником

При банкротном производстве первым наступает материальное правопреемство – непосредственный переход прав собственности и сопряженных с ним обязанностей от одного лица на основе его волеизъявления к другому. За ним и только на его основании может следовать и процессуальное – субъектная замена в ходе судебного разбирательства.

Порядок проведения

Процессуальное правопреемство осуществляется по определенным правилам – оно имеет место только при возникновении процесса по конкретному судебному делу.

  • Если имеют место обстоятельства, являющиеся основанием для универсального правопреемства (например, реорганизация ЮЛ), делопроизводство подлежит обязательному приостановлению. Правило регламентируется п. 1 ст. 214 Гражданско-процессуального кодекса РФ.
  • Сингулярное правопреемство не требует приостановления судебного делопроизводства.
  • Если участник выбывает из разбирательства по причине смерти, суд обязан обсудить вопрос возможности его замены правопреемником.

Осуществление процессуального правопреемства возможно на любой стадии судебного разбирательства по делу о банкротстве. Вступление в процесс зависит от волеизъявления правопреемника. Он должен принять все процессуальные права и обязанности правопредшественника.

Правопреемник не может изменить события, имевшие место до его вступления в процесс банкротного производства. Момент перехода прав и обязанностей влияет на их объем. Если кредитор частично отказался от претензий к заемщику, его правопреемник не может требовать удовлетворения первоначального иска.

При возвращении дела на пересмотр суду первой инстанции права и обязанности правопреемника будут действовать в полном объеме. Процессуальная замена лица новым субъектом осуществляется только на основании волеизъявления правопредшественника. Банкротное делопроизводство продолжится с момента его приостановления. Это основное отличие правопреемства от замены ненадлежащей стороны.

Интересна практика Арбитражного суда Волгоградского округа. В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий был освобожден от исполнения обязанностей. Созвали собрание кредиторов с целью выбора саморегулируемой организации арбитражных управляющих (далее – СРО). Из числа ее членов следовало назначить нового конкурсного управляющего.

В принятии конечного решения о выборе СРО ключевую роль сыграл мажоритарный кредитор – банк, владельцы которого имели 75% конкурсной массы в реестре. На момент собрания участников разбирательства эта финансовая организация уже уступила около 70% объема своего права требования третьему лицу. Кредиторы обратились в суд с ходатайством, чтобы оспорить выбор банка.

Рассмотрение дела первой инстанцией

Суд начал делопроизводство, но заявители решили оформить отказ. Правопреемник против их действий возразил, сославшись на то, что волеизъявление на передачу права требования, выраженное владельцами банка, состоялось до собрания кредиторов. Финансовая организация должна была действовать в интересах цессионария.

До собрания кредиторов правопреемник направлял на адрес банка письмо с требованием проголосовать за определенное СРО. Получатель это обращение проигнорировал. На заседании по рассмотрению ходатайства об отказе от заявления об оспаривании решения собрания кредиторов правопреемник банка указал, что в случае его удовлетворения он лишается возможности подвергнуть сомнению выбор СРО. Он уже пропустил пресекательный 14-дневный срок.

Суд первой инстанции удовлетворил ходатайство об отказе и постановил, что процессуальная замена кредитора была осуществлена уже после проведения собрания. На этом основании правопреемник не имел права принимать в нем участия. Также ему было отказано в заявлении каких-либо возражений относительно выбора СРО.

Также рекомендую прочитать эту статью

Секреты эффективной работы с дебиторской задолженностью

Рассмотрение дела второй и третьей инстанциями

Апелляционная инстанция оставила решение предыдущего уполномоченного органа без изменений. Кассационный суд задумался над ситуацией и указал на момент проведения собрания кредиторами – банк все еще находился в их числе, но уже выразил волеизъявление, согласно которому позже передал свое право требования третьему лицу.

В рамках дела о банкротстве правопредшественник обязан был действовать в интересах конкретного правопреемника, которому уступил финансовое обязательство заемщика. Цессионарий должен был получить доверенность или иное поручение, которое он смог бы при необходимости направить банку. Кассационный суд отменил решения первой и второй (апелляционной) инстанций и отправил дело на новое рассмотрение.

Пояснения экспертов

При проведении процедуры банкротства крайне важно отслеживать момент перехода материального правопреемства к процессуальному. В подобных разбирательствах различие между этими понятиями имеет решающее значение. С момента выражения правопредшественником волеизъявления на уступку права требования в пользу третьего лица цедент обязан действовать в интересах цессионария.

Дело это конечно сложное. Если есть сомнения обратитесь к профессионалам. А обсудить материал можно здесь

Понравилась статья? Расскажи об этом друзьям

Основатель антикризисной юридической компании «Рыков групп»

Специализации: антикризисное управление и банкротство крупных предприятий и организаций; управление проблемными активами; взыскание дебиторской задолженности, деятельность коллекторов; субсидиарная ответственность по обязательствам должника.

Замена кредитора на основании договора уступки права требования долга возможна даже после того, как должника-банкрота исключили из ЕГРЮЛ

Если суд признал должника банкротом, его исключили из ЕГРЮЛ, это не значит, что новый кредитор по договору цессии не вправе требовать процессуальное правопреемство. Ведь если имущественные права кредитора не были восстановлены до завершения конкурсного производства и ликвидации должника, законодательство о банкротстве предоставляет кредитору возможность удовлетворить свои требования за счет иных лиц.

Реквизиты судебного акта

Гражданин Т., гражданин М.

Суть дела

В 2011 г. ОАО «Россельхозбанк» (далее — банк) выдал кредит ООО «ДжиТиЭм-Груп» (далее — компания, должник). Банк перечислил деньги компании во исполнение шести договоров об открытии кредитной линии. Должник кредит не вернул. Он подал заявление о своем банкротстве. Суд возбудил дело о банкротстве, а через три месяца признал его банкротом, было открыто конкурсное производство по упрощенной процедуре.

Суд включил требования банка на 167 млн руб. в третью очередь реестра требований кредиторов должника как обеспеченные залогом его имущества. В 2017 г. банк уступил физлицу требование к должнику, вытекающее из договоров об открытии кредитной линии. Общая сумма требований банка к должнику на дату заключения договора уступки составляла 154 млн руб. Конкурсное производство в отношении должника было завершено 06.07.2018. Через месяц его исключили из ЕГРЮЛ. А 21.09.2018 это физлицо передало двум новым кредиторам (тоже физлицам) по 1/2 требования к должнику — по 77 млн руб.

Новые кредиторы обратились в суд с заявлениями о процессуальном правопреемстве. Каждый из них потребовал заменить банк (первоначального кредитора) на себя в деле о банкротстве компании по требованию на сумму 77 млн руб. Заявители сослались на заключенные договоры уступки права требования и настаивали на том, что замена кредитора возможна в деле о банкротстве и после завершения конкурсного производства.

Позиция судов

Суд первой инстанции прекратил производство по заявлениям новых кредиторов. Апелляция и кассация с ним согласились. Суды исходили из того, что все заявления и ходатайства в рамках дела о банкротстве рассматриваются до ликвидации должника. С момента внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника производства по всем заявлениям и ходатайствам подлежат прекращению. К тому же в силу прекращения обязательства ликвидацией юридического должника в материальном правоотношении переход права от кредитора, которому право требования передал банк, в пользу заявителей (новых кредиторов) не мог состояться. Следовательно, договор уступки права требования, заключенный 21.09.2018, ничтожен.

Позиция ВС РФ

Новые кредиторы подали кассационные жалобы в ВС РФ. Они настаивали на том, что прекращение производства по заявлениям о процессуальном правопреемстве лишило их возможности реализовать права на судебную защиту своих интересов, предоставленные кредиторам по завершении конкурсного производства.

Читайте также:  Иерархия законов по юридической силе

СКЭС ВС РФ согласилась с доводами новых кредиторов, отменила судебные акты нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение. В делах о банкротстве целью процедуры конкурсного производства является последовательное проведение мероприятий по максимальному наполнению конкурсной массы и соразмерное удовлетворение за ее счет требований кредиторов. В связи с этим статус кредитора предполагает наличие у него совокупности прав и обязанностей, определенных Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), позволяющей реализовать свои имущественные интересы.

Конкурсное производство завершается с внесением в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника. По общему правилу ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ).

Ввиду отсутствия субъекта правоотношений, которым являлся должник-банкрот, предъявление к нему правопритязаний лишено какого-либо смысла, так как даже при констатации судом нарушенного права восстановить его за счет несуществующего субъекта правоотношений невозможно. Поэтому разногласия, заявления, ходатайства и жалобы в деле о банкротстве рассматриваются арбитражным судом в деле о банкротстве до внесения записи о ликвидации должника в ЕГРЮЛ, а после этого производство по подобным обращениям подлежит прекращению (п. 48 постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“», далее — постановление № 29).

Однако в том случае, если имущественные права кредитора не были восстановлены до завершения конкурсного производства и ликвидации должника, законодательство о банкротстве предоставляет кредитору возможность удовлетворить свои требования за счет иных лиц. В частности, кредитор вправе обратить взыскание на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами (п. 11 ст. 142 Закона о банкротстве), привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности (п. 3, 4 ст. 61.14 Закона о банкротстве), взыскать убытки с конкурсного управляющего должника (п. 4 ст. 20.4 Закона о банкротстве). Эти права можно реализовать только в том случае, если лицо имеет статус кредитора в деле о банкротстве должника, в основе которого — материально-правовое требование к должнику, ранее подтвержденное в деле о банкротстве.

Закон не ограничивает конкурсного кредитора в праве распоряжения своим требованием к лицам, вовлеченным в процесс банкротства должника. Более того, согласно ст. 419 ГК РФ правило о прекращении обязательств ликвидацией юридического лица не применяется, если законом или иными правовыми актами исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо, то есть как это имеет место в Законе о банкротстве. Таким образом, и после ликвидации должника ряд обязательств нельзя считать прекращенным: с наличием неисполненного требования к должнику закон связывает возможность реализации имущественных правопритязаний кредитора к другим лицам, в том числе причинившим вред при управлении должником.

Кредитор не лишен правовой возможности передать принадлежащее ему требование другому лицу по сделке как в полном объеме, так и в части. Как следствие, при выбытии одной из сторон в установленном судебным актом правоотношении (например, при уступке требования) суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте.

Пункт 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ и п. 48 постановления № 29 в данном случае неприменимы, так как правопритязания кредитора сохраняются в отношении действующих правоспособных лиц: контролирующих должника лиц, конкурсного управляющего должника, лиц, незаконно получивших имущество должника, и т.п. Иной подход необоснованно ограничивает кредитора в реализации его имущественных прав. Таким образом, суды не имели законных оснований для прекращения производства по заявлениям новых кредиторов лишь на том основании, что должник ликвидирован.

Правопреемство на стороне конкурсного кредитора после завершения дела о банкротстве

Комментарий к определению Верховного Суда РФ от 05 августа 2019 года № 308-ЭС17-21032 (2,3)

В ходе дела о банкротстве гражданки Озеровой Т.Н. в реестр требований кредиторов была включена ее задолженность перед банком. Уже после завершения дела о банкротстве и освобождения должника от дальнейшего исполнения обязательств банк уступил данное право требования третьему лицу. Арбитражный суд Краснодарского края по заявлению цессионария произвел процессуальное правопреемство, в чем его поддержала апелляция. Отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отметил, что так как на момент уступки права требования должник уже был освобожден от дальнейшего исполнения обязательств, то правопреемство в материальном праве не возникло, а значит отсутствуют основания и для процессуального правопреемства. Точку в споре поставил Верховный Суд РФ (ВС РФ), отменив постановление суда округа и оставив в силе определение суда первой инстанции и постановление апелляции.

ВС РФ отметил, что закрепленное в статье 213.28 Закона о банкротстве правило об освобождении гражданина от исполнения требований кредиторов (долгов) по итогам процедуры банкротства, является, по сути, экстраординарным способом прекращения обязательств несостоятельного физического лица, отвечающего критериям добросовестности. Вместе с тем, обстоятельства препятствующие должнику освободиться от имеющихся обязательств (пункт 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве) могут быть установлены и после завершения реализации имущества должника. Так, в случае выявления фактов сокрытия гражданином – должником имущества или незаконной передачи имущества третьим лицам по заявлению конкурсного кредитора, уполномоченного органа или финансового управляющего определение суда о завершении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам с возобновлением производства по делу о банкротстве должника. Такое заявление может быть подано указанными лицами в порядке и сроки, предусмотренные статьей 312 АПК РФ. Исходя из этого высшая судебная инстанция сделала вывод о том, что реализация конкурсным кредитором этого права непосредственно связана с наличием у него процессуального статуса как такового, при этом завершение процедуры банкротства гражданина не является препятствием для разрешения вопроса о правопреемстве по требованию, от исполнения которого должник освобожден.

В общем и целом позиция ВС РФ, несмотря на достаточно узкую и неразвернутую мотивировку, представляется обоснованной. С учетом специфики дел о несостоятельности банкротстве само по себе наличие статуса конкурсного кредитора по делу о банкротстве предоставляет соответствующему лицу набор определенных правомочий, в том числе и чисто процессуальных, право на реализацию которых не всегда утрачивается в связи с завершением дела о банкротстве и освобождением гражданина от дальнейшего исполнения обязательств. Одно из таких правомочий как раз и приведено в комментируемом судебном акте.

Более широкий перечень подобных правомочий имеют конкурсные кредиторы по делам о банкротстве юридических лиц после завершения соответствующих процедур и исключения должника из ЕГРЮЛ.

По общему правилу (пункт 9 статьи 142 Закона о банкротстве) требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными. В соответствии с пунктом 3 статьи 149 Закона о банкротстве определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации юридического лица.

Однако, в силу части 5.2. статьи 64 ГК РФ в случае обнаружения имущества ликвидированного юридического лица, исключенного из единого государственного реестра юридических лиц, в том числе в результате признания такого юридического лица несостоятельным (банкротом), заинтересованное лицо или уполномоченный государственный орган вправе обратиться в суд с заявлением о назначении процедуры распределения обнаруженного имущества среди лиц, имеющих на это право. При этом такое заявление может быть подано в течение пяти лет с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о прекращении юридического лица.

Кроме того, согласно пункту 11 статьи 142 Закона о банкротстве кредиторы, требования которых не были удовлетворены в полном объеме в ходе конкурсного производства, имеют право требовать обращения взыскания на имущество должника, незаконно полученное третьими лицами, в размере требований, оставшихся не погашенными в деле о банкротстве. В случае отсутствия указанного имущества или по заявлению третьего лица суд вправе удовлетворить требования данных кредиторов путем взыскания соответствующей суммы без обращения взыскания на имущество должника. Указанное требование может быть предъявлено в срок, установленный федеральным законом.

В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 61.14 Закона о банкротстве конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, требования которых были включены в реестр, а также кредиторы по текущим платежам, работники и бывшие работники должника имеют право на подачу заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и после завершения конкурсного производства. Срок на подачу такого заявления составляет 3 года и исчисляется по правилам, указанным в пунктах 5 и 6 статьи 61.14 Закона о банкротстве.

В соответствии с частью 1 статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка права требования). Частью 1 статьи 384 ГК РФ предусмотрено, что право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты.

Следовательно, если с денежным правом требования конкурсного кредитора по делу о банкротстве связано и его право на получение после завершения конкурсного производства обнаруженного имущества ликвидированного должника, право инициировать привлечение контролировавших должника лиц к субсидиарной ответственности и другие, то все эти связанные права подлежат передаче и в случае уступки права требования таким кредитором третьему лицу.

Таким образом, само по себе завершение конкурсного производства пусть и является основанием для прекращения обязательственных правоотношений юридического лица (в виду его ликвидации и исключения его из ЕГРЮЛ – статья 419 ГК РФ), однако не прекращают специальных правомочий конкурсных кредиторов и уполномоченных органов, вытекающих из их статуса.

Возвращаясь к комментируемому определению с сожалением стоит констатировать, что по наиболее интересному с теоретической точки зрения вопросу – является ли завершение процедуры банкротства основанием для прекращения обязательства должника-физического лица либо только основанием для освобождения его от их исполнения с сохранением самого обязательства – судебная коллегия пусть и высказалась («экстраординарный способ прекращения обязательства»), но отсутствие должной и подробной правовой мотивировки оставляет широкий простор для дискуссий.

Ссылка на основную публикацию