Критерии оценки доказательств в гражданском процессе

§ 7. Оценка доказательств

Правильная оценка судом доказательств имеет первостепенное значение для вынесения законного и обоснованного решения. Оценка доказательств имеет логическую и правовую стороны.

Логическая сторона оценки доказательств состоит в анализе доказательств в отдельности и в совокупности путем построения умозаключений, основанных на содержании полученной доказательственной информации с точки зрения ее связи с обстоятельствами дела, полноты, способности подтвердить или опровергнуть искомые факты.

Правовая сторона выражается в том, что оценка производится не произвольно, а на основе установленных законом принциповикритериевоценки доказательств (ст. 67ГПК РФ).

Принципы оценки доказательств:

– суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств;

– никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Критерии оценки доказательств.Суд оценивает:

– взаимную связь всех доказательств в их совокупности.

Вопрос об относимостиидопустимостидоказательств рассматривался ранее, поэтому обратим внимание на следующие критерии оценки доказательств.

Достоверность доказательств.Доказательство является достоверным тогда, когда содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. При оценке доказательств сомнения в достоверности могут возникнуть в силу ряда обстоятельств.

Первое из них относится к источнику доказательственной информации. Изучение источника доказательства с точки зрения его способности к адекватному восприятию, сохранению и воспроизведению информации имеет немаловажное значение. Возможное искажение доказательственной информации может быть связано, например, с индивидуальными психофизиологическими особенностями лица, привлекаемого в процесс в качестве свидетеля, или с физическими, химическими и иными свойствами предметов как источников вещественных доказательств и т.д.

Сомнения в достоверности информации, содержащейся в письменных документах, возникают при наличии дефектов в их оформлении, в частности при отсутствии необходимых реквизитов, нарушении порядка составления, выдачи, а также в силу того, что в документах имеются исправления, приписки, подчистки и т.п.

Достоверность доказательства может подвергаться сомнению не только в связи с дефектами источника доказательственной информации, но и тогда, когда в деле имеются два или более доказательства с противоположным содержанием. В этом случае достоверность (недостоверность) доказательств устанавливается путем их сопоставления с другими имеющимися в деле или дополнительно представленными доказательствами.

Достаточность доказательств.Достаточность доказательств – это качественно-количественная характеристика доказательств. Цель определения достаточности доказательств состоит в том, чтобы в соответствии с качественными свойствами (относимость, допустимость, достоверность) произвести отбор доказательств в количестве, позволяющем сделать обоснованный вывод о наличии или отсутствии искомых фактов. Достаточным может быть и одно доказательство, из которого следует однозначный вывод о факте.

Достаточность доказательств не может быть обеспечена простым суммированием относимых по содержанию, допустимых по форме и достоверных доказательств. Перед судом стоит задача отобрать не любые относимые, допустимые и достоверные доказательства, а в первую очередь те из них, которые имеют наибольшую ценность. Ценность доказательства определяется:

– количеством информации, составляющей его содержание;

– степенью гарантии достоверности этой информации.

У имеющихся в деле доказательств объем информационного содержания может быть не одинаковым, а в силу этого при их исследовании и оценке можно получить различные знания по полноте и степени конкретизации. Для того чтобы установить искомые обстоятельства дела, требуется использовать доказательства, обладающие наибольшим объемом информационного содержания, т.е. доказательства, с помощью которых можно получить наиболее исчерпывающие знания о фактах, имеющих значение для дела.

К числу доказательств, предположительно несущих наибольшее количество информации при высокой степени ее достоверности, относятся доказательства, которые в процессуальной теории и судебной практике именуются необходимымидоказательствами.

В качестве необходимых доказательств, как правило, выступают различного рода официальные документы, являющиеся формализованным отражением имевших место событий, действий, составленные в соответствии с определенным порядком и правилами, отвечающими установленным требованиям относительно их формы, содержания, реквизитов. Указания на обязательность использования необходимых доказательств содержатся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ по отдельным категориям дел, обзорах и обобщениях судебной практики.

Взаимная связь всех доказательств в их совокупностиозначает, что имеющиеся в деле доказательства не должны противоречить друг другу.

В процессуальной теории выделяются различные виды оценки доказательств.

В зависимости от того, кто оценивает доказательства, оценка доказательств подразделяется на рекомендательнуюивластную.

Рекомендательный характер имеет оценка доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле, представителями, которая дается ими в ходе судебных прений. Значение этой оценки состоит в том, что она является одним из условий, обеспечивающих всесторонность оценки доказательств судом с учетом мнений всех заинтересованных участников процесса. Суд учитывает мнения других участников процесса по оценке доказательств, но не обязан следовать им.

Властный характер имеет оценка доказательств судом, поскольку постановления, в которых она отражается, имеют общеобязательную силу.

В зависимости от стадии судопроизводства оценка доказательств подразделяется на предварительную,окончательнуюиконтрольную.

Предварительной является оценка доказательств, которая дается судьей при подготовке дела к судебному разбирательству и рассмотрении дела по существу. Результаты оценки на этом этапе находят отражение в определениях суда о принятии или отказе в принятии доказательств.

Окончательная оценка доказательствам дается судом при вынесении судебного решения.

Контрольная оценка доказательств проводится вышестоящим судом при рассмотрении дел в порядке апелляционного производства.

Результаты оценки доказательств отражаются в судебном решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, а другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (ч. 4 ст. 67ГПК РФ).

Оценка доказательств в гражданском процессе

В соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Законодательство, устанавливая критерии оценки доказательств, обращается к суду. Суд дает оценку доказательствам, которые были представлены сторонами и исследованы в суде.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. Не существует формальных требований о том, какие доказательства следует признавать достоверными. Суд оценивает доказательства независимо от постороннего влияния, исходя из совокупности имеющихся доказательств, каждое из которых не имеет заранее установленной силы.

На формирование внутреннего убеждения существенное влияние оказывает мировоззрение судьи, важным элементом которого является правосознание. Правосознание помогает правильно понять и толковать норму права, подлежащую применению, оценить собранные по делу доказательства и т.д. Правосознание важно и для участвующих в деле лиц, которые также оценивают доказательства с точки зрения своей правовой позиции.

Внутреннее убеждение основывается на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Объективное рассмотрение доказательств – это отсутствие заинтересованности суда в разрешаемом деле, предвзятости и предубеждения при оценке доказательств. В плане поддержания возможности объективного исследования доказательств закон вводит правила об отводе судьи. Отсутствие заинтересованности в исходе рассматриваемого дела позволяет суду рассматривать доказательства всесторонне. Если представители сторон действуют в рамках собственных правовых позиций и исследуют доказательства в соответствии со своими требованиями или возражениями, то суд, будучи не заинтересованным в исходе спора, исследует доказательства всесторонне: как со стороны истца, так и со стороны ответчика. Всесторонность означает принятие во внимание доводов всех участвующих в деле лиц, исследование и оценку доказательств не с позиции одной из сторон, а с позиции независимого арбитра.

Полное рассмотрение доказательств – наличие доказательств, достаточных для вывода суда по делу, и оценка всей совокупности имеющихся в деле доказательств. При этом суд может предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства.

Непосредственное исследование судом доказательств полностью соответствует принципу непосредственности рассмотрения дела.

Часть 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дополняет требования, предъявляемые к оценке доказательств судом, указывая, что суд оценивает относимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Приведенная характеристика оценки доказательства относится, прежде всего, к окончательной оценке доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (часть 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Однако оценка доказательств может быть как окончательной, так и промежуточной, может относиться к доказательствам, исследуемым для разрешения дела, и к доказательствам, обосновывающим необходимость совершения отдельных процессуальных действий.

В оценке доказательств принимают участие практически все субъекты доказывания. Деятельность сторон по оценке исследованных доказательств не предусматривается в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации. Вместе с тем это не означает, что стороны и другие участвующие в деле лица не оценивают доказательства. От их оценки зависит дальнейшая судьба процесса. Опытный представитель на любой стадии процесса способен оценить перспективу своей правовой позиции по делу и в зависимости от этого принять соответствующее решение: отказаться от иска (или признать иск), предложить (согласиться) заключить мировое соглашение или участвовать в рассмотрении дела до вынесения решения. Аналогично оценивают доказательства и вправе отказаться от иска прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, организации и граждане, защищающие нарушенные или оспариваемые права, свободы и охраняемые законом интересы других лиц. Однако при отказе от иска указанных субъектов, защищающих интересы других лиц в суде, законом предусмотрены меры, охраняющие право истца на продолжение рассмотрения дела.

Суд оценивает доказательства не только при разрешении дела по существу, но и на более ранних стадиях, например, предлагает участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотрение дела на основе имеющихся доказательств.

Таким образом, оценка доказательств – это сложная процессуальная и одновременно мыслительная деятельность суда, а также участвующих в деле лиц, имеющая место на всех стадиях гражданского процесса.[21]

Заключение

Затронутая тема очень важна для эффективного функционирования судебной системы в государстве. Без эффективной, справедливой судебной системы невозможно построение правового, демократического государства, взаимоотношения в гражданском обществе которого будут строиться на основе порядка и взаимного уважения.

Знание данной темы необходимо юристам, являющимся одной из неотъемлемых основ в построении правового демократического государства, а также и гражданам этого государства, что позволит последним пользоваться своими правами перед государством.

Список используемой литературы

1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 года № 138-ФЗ.

2. Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 года №223-ФЗ.

3. Федеральный закон Российской Федерации «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 года № 24-ФЗ.

4. ФЗ “Об участии в международном информационном обмене” от 4 июля 1996 г. N 85-ФЗ.

5. Основы законодательства о нотариате от 11 февраля 1993 года № 4462-I.

6. БВС РСФСР « 2 1984 года.

7. Постановление пленума Верховного суда Российской Федерации «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» от 14 апреля 1988 года № 2.

8. Комментарии к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР под ред. М.С. Шакарян, 2007 год, Велби.

9. Комментарии к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации под ред. И.П. Гришина, 2008 год, Эксмо.

10. Методические указания по внедрению и применению ГОСТа 6.10.4-84 “УСД. Придание юридической силы документов на машинном носителе и машинограмме, создаваемым средствами вычислительной техники.

11. Основные положения” (РД 50-613-86).

12. Учебник Гражданский процесс, М.Л. Викут, 2004 год, Москва.

13. Курылов «Объяснения сторон как доказательство в современном гражданском процессе», 1953 год, Москва.

14. Учебник Гражданский процесс под ред. В.А. Мушина, М.А. Чечиной, Д.М. Чечота, 1996 год, Москва.

15. Учебник Гражданский процесс, М.К. Треушников, факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, 2005 год, Москва.

16. Учебник Гражданский процесс, В.В. Ярков, издание пятое, 2003 год, Москва.

Приложение № 1

П-вы обратились в суд с исковым требованием признать, что К. и члены его семьи не приобрели право пользования жилой площадью в отдельной трехкомнатной квартире, расположенной в г. Москве. Истцы ссылались на то, что с согласия нанимателя К. прописан в упомянутой квартире в 1980 году, а его жена – в 1984 году. До 1995 года ответчики работали по трудовому договору и проживали на Севере. В 1995 году они были вновь прописаны в г. Москве. Несмотря на прописку, ответчики в квартиру не вселялись и в ней не проживали.

Решением Измайловского районного суда г. Москвы (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда) заявленные требования удовлетворены.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений.

Читайте также:  Последствия неисполнения мирового соглашения в арбитражном процессе

Президиум Московского городского суда протест удовлетворил, указав следующее.

Вынося решение, суд считал, что поскольку ответчики не вселялись на спорную жилую площадь, не проживали на ней, то они не приобрели право пользования жилым помещением. Между тем обстоятельства, имеющие значение для разрешения данного спора, на которые ссылались ответчики, суд оставил без внимания.

Как пояснил К. в судебном заседании, в 1980 году с согласия нанимателя и всех совершеннолетних членов его семьи, он прописан на жилой площади и проживал в этой квартире. В 1984 году туда прописалась его жена. В этом же году в связи с заключением трудового договора они выехали на работу в районы Севера. На жилое помещение было выдано охранное свидетельство (броня). По окончании трудового договора в 1995 году они вновь прописались с согласия всех совершеннолетних членов семьи нанимателя в спорной квартире.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством, которое должен был определить суд, являлся факт бронирования ответчиками жилого помещения.

В силу ст. 62 ЖК РСФСР, если жилое помещение забронировано, ответчик вправе пользоваться данным жилым помещением в течение всего срока бронирования. Следовательно, в случае установления этого факта оснований для признания ответчиков не приобретшими право пользования жилым помещением не будет.

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Российской Федерации

Федеральное законодательство о жилищных правах военнослужащих не связывает реализацию права на улучшение жилищных условий лиц, проходящих военную службу по контракту, со сроком их проживания в данной местности.

П. обратился в суд с жалобой на неправомерные действия общественной жилищной комиссии управления муниципального округа “Южнопортовый” г. Москвы, которая отказала ему в постановке на учет лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

По его мнению, комиссия незаконно отказала его семье в постановке на учет, поскольку он – военнослужащий, с семьей из четырех человек проживает в комнате размером 18,8 кв. м и нуждается в улучшении жилищных условий.

Решением Лефортовского районного суда г. Москвы (оставленным без изменения кассационной и надзорной инстанциями Московского городского суда) в удовлетворении жалобы отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила все судебные постановления по делу по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела и установлено судом, П. состоял на действительной военной службе с 1976 года, на момент рассмотрения дела проходил военную службу по контракту. С женой и двумя детьми проживал в комнате размером 18,8 кв. м в коммунальной квартире и являлся нуждающимся в улучшении жилищных условий.

Не оспаривая доводов П. о нуждаемости в улучшении жилищных условий, общественная жилищная комиссия отказала ему в постановке на учет со ссылкой на п. 6 Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в г. Москве.

Вместе с тем в соответствии со ст. 15 действовавшего в то время Закона Российской Федерации от 22 января 1993 г. “О статусе военнослужащих” военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, в период прохождения военной службы имеют право на улучшение жилищных условий с учетом норм жилой площади, очередности и льгот, установленных жилищным законодательством. Аналогичное положение содержится и в ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. “О статусе военнослужащих”, действующего в настоящее время.

При этом ни специальное законодательство о жилищных правах военнослужащих, ни иное жилищное законодательство не связывает реализацию права на улучшение жилищных условий лиц, проходящих военную службу по контракту, со сроком их проживания в данной местности, включая и г. Москву.

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда Российской Федерации

[1] См.: Курылев С.В. Объяснение сторон как доказательство в советском гражданском процессе: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 1953. С. 9.

[2] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 1996. С. 187.

[3] Учебник Гражданский процесс, М.К. Треушников, факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, 2005 год, Москва.

[4] Учебник Гражданский процесс, М.К. Треушников, факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, 2005 год, Москва.

[5] БВС РСФСР. 1984. N 2. С. 9.

[6] Учебник Гражданский процесс, В.В. Ярков, издание пятое, 2003 год, Москва.

[7] Учебник Гражданский процесс, М.К. Треушников, факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, 2005 год, Москва.

[8] ФЗ от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ “Об информации, информатизации и защите информации”; ФЗ от 4 июля 1996 г. N 85-ФЗ “Об участии в международном информационном обмене”.

[9] статья 2 Закона РФ “Об информации, информатизации и защите информации” от 20 февраля 1995 года

[10] Методические указания по внедрению и применению ГОСТа 6.10.4-84 “УСД. Придание юридической силы документов на машинном носителе и машинограмме, создаваемым средствами вычислительной техники. Основные положения” (РД 50-613-86).

[11] Учебник Гражданский процесс, М.К. Треушников, факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, 2005 год, Москва.

[12] Учебник Гражданский процесс, М.Л. Викут, 2004 год, Москва.

[13] Учебник Гражданский процесс, В.В. Ярков, издание пятое, 2003 год, Москва.

[14] Комментарий ГПК РСФСР (научно-практический) / Под ред. М.С. Шакарян. С. 174.

[15] Учебник Гражданский процесс, В.В. Ярков, издание пятое, 2003 год, Москва.

[16] Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. С. 127

[17] Учебник Гражданский процесс, В.В. Ярков, издание пятое, 2003 год, Москва.

[18] Учебник Гражданский процесс, В.В. Ярков, издание пятое, 2003 год, Москва.

[19] Учебник Гражданский процесс, В.В. Ярков, издание пятое, 2003 год, Москва.

[20] Учебник Гражданский процесс, В.В. Ярков, издание пятое, 2003 год, Москва.

[21] Учебник Гражданский процесс, В.В. Ярков, издание пятое, 2003 год, Москва.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете. 8698 – | 7525 – или читать все.

Особенности оценки доказательств в гражданском процессе

Институт доказывания в гражданском процессе

Оценка судебных доказательств — один из элементов процесса доказывания, который регулируется процессуальным правом. Каким образом должно происходить исследование доказательств в гражданском процессе, устанавливают положения ст. 67 ГПК РФ.

Часть 1 ст. 67 определяет, что суд оценивает их, основываясь на своем внутреннем убеждении.

То есть, наряду с процессуальной формой оценки доказательств, присутствует мыслительная деятельность. Регулировать процесс мышления судьи нормами права невозможно, поэтому закон позволяет ему оценивать доказательства исходя из внутреннего убеждения.

Внутреннее убеждение должно быть основано на исследовании представленных в деле доказательств, которое необходимо проводить всесторонне, полно и объективно:

  • Всесторонность заключается в принятии к сведению доводов всех участников процесса и их оценке с точки зрения независимого арбитра, не отдающего предпочтения одной из сторон процесса. Суд проводит исследование доказательств, представленных как истцом, так и ответчиком. Рассмотреть их всесторонне судья может только в том случае, если у него отсутствует заинтересованность в исходе дела.
  • Полнота исследования предполагает, что суду представлены достаточные доказательства, которые позволят сделать вывод, оценив их в совокупности. Суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства при необходимости. Для того чтобы обеспечить полноту исследования, суд должен исследовать все доказательства, которые относятся к делу и являются допустимыми.
  • Объективность предполагает отсутствие заинтересованности в исходе дела со стороны суда. При оценке доказательств у суда должна отсутствовать предвзятость. С целью обеспечения объективности рассмотрения дела закон предусматривает возможность отвода судьи (ст. 16 ГПК РФ).

Какие виды доказательств используются в гражданском процессе

Рассматривая доказательства в гражданском деле, суды общей юрисдикции принимают только те из них, которые указаны в законе. Их перечень приводится в ст. 55 ГПК РФ. К ним относятся:

  • показания свидетелей;
  • письменные и вещественные доказательства;
  • объяснения сторон по делу и третьих лиц;
  • заключения экспертиз;
  • аудио- и видеозаписи.

Каждый вид доказательств имеет свои особенности оценки. Например:

  1. Свидетель в обязательном порядке должен пояснить суду, откуда ему стали известны обстоятельства дела. В противном случае его показания не будут приняты судом (ст. 69 ГПК РФ).
  2. При оценке письменных доказательств ч. 7 ст. 67 ГПК РФ не позволяет суду считать доказанным обстоятельство, которое подтверждено только копией письменного доказательства. Исходя из данной нормы закона, факты по делу не будут считаться установленными, если:
  • они подтверждаются только копией письменного доказательства;
  • представленные сторонами копии не тождественны друг другу;
  • не предъявлен оригинал документа;
  • другие доказательства не дают возможности определить содержание документа.
  1. Отказывая в принятии экспертизы, суд не может делать собственные выводы по тем вопросам, которые он поставил экспертам, поскольку не обладает специальными знаниями. Подтверждением этого служит определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 12.05.2015 № 46-КГ 15-5.
  2. Заслушивая объяснение стороны, суд может не принять признание, если сочтет, что оно сделано с целью скрыть действительные обстоятельства дела или совершено под угрозой насилия, в результате обмана или заблуждения стороны. Если суд отказывается принять признание факта, он подлежит доказыванию в обычном порядке (п. 2 ст. 68 ГПК РФ).

ВАЖНО! Доказательства из источников, не указанных в ст. 55 ГПК РФ, судом не принимаются.

Допустимость доказательств

Допустимыми суд сочтет только те доказательства, которые соответствуют требованиям закона.

Допустимыми являются доказательства, перечисленные в ч. 1 ст. 55 ГПК РФ. Однако при оценке судом их допустимости имеет значение порядок, в котором они получены. Если доказательства получены с нарушением законодательства, суд сочтет их недопустимыми и не будет основывать на них свое решение.

По мнению Верховного суда РФ, изложенному в постановлении пленума «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31.10.1995 № 8 (п. 16), доказательства считаются полученными с нарушением законодательства в случае, если:

  • при их сборе были попраны конституционные права гражданина;
  • не был соблюден порядок их сбора;
  • сбором доказательств занимались ненадлежащие органы;
  • доказательства получены с нарушением процессуальных норм.

Существуют обстоятельства, которые в порядке ст. 60 ГПК РФ могут подтверждаться только определенным видом доказательств. Например:

  • факт психического расстройства может быть подтвержден только заключением судебно-психиатрической экспертизы (ст. 283 ГПК РФ);
  • если договор подлежит регистрации или нотариальному удостоверению, единственным доказательством совершения сделки будет документ, подтверждающий соответственно регистрацию или удостоверение.

Относимость доказательств

Неотносимыми суд считает доказательства, которые не относятся к обстоятельствам дела. Такие доказательства не принимаются судом, поскольку не имеют связи с предметом спора и никак не влияют на его рассмотрение.

В связи с этим стороне важно правильно определить предмет доказывания и убедительно обосновать относимость представленных ею доказательств. В качестве примера из практики, когда суды не приняли доказательства ввиду их неотносимости, можно привести:

  • апелляционное определение Московского городского суда от 14.04.2015 по делу № 33-12562/2015;
  • апелляционное определение Самарского областного суда от 21.09.2015 по делу № 33-10365/2015.

ВАЖНО! Основывать свое решение суд может только на тех доказательствах, которые были исследованы в ходе заседания (ч. 2 ст. 195 ГПК РФ).

Этапы оценки доказательств

Процедура оценки доказательств включает несколько этапов:

  • предварительный;
  • окончательный;
  • контрольный.

Предварительная оценка дается судом на этапе исследования доказательств. Ее результаты могут быть отражены в определениях, которые выносит суд, принимая доказательства или отказывая в их принятии, а также при назначении дополнительных экспертиз.

Каждая сторона обязана раскрыть доказательства в установленный судом срок (ч. 3 ст. 56 ГПК РФ).

Окончательную оценку суд дает в совещательной комнате. Ее целью является формирование окончательного мнения о фактических обстоятельствах дела. Она лежит в основе принятия судебного решения.

Контрольную оценку доказательств делают суды апелляционных и кассационных инстанций при пересмотре дела.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! Суды кассационной и надзорной инстанций рассматривают дело исходя из тех материалов, которые в нем имеются. Представление дополнительных доказательств невозможно, за исключением жалоб, поданных лицом, которое не привлекалось к участию в деле (или не было извещено), а вынесенным судом решением были нарушены его права.

Таким образом, оценивая доказательства, суд основывается на следующих принципах, установленных в законе (ст. 67 ГПК РФ):

  • дает оценку доказательствам по своему внутреннему убеждению;
  • оценивает их всесторонне, беспристрастно и в полном объеме;
  • оценивает допустимость, относимость, достоверность и достаточность каждого из представленных сторонами доказательств, рассматривая их в совокупности;
  • никакое из доказательств не может иметь для суда заранее установленной силы.

Оценка доказательств в гражданском процессе — это комплекс действий, без которых невозможно принятие и исследование доказательств, а соответственно, и вынесение правильного решения. Только в результате их рассмотрения в совокупности может сформироваться внутреннее убеждение судьи, которое является одним из критериев оценки доказательств.

Читайте также:  Реплика в судебном процессе

КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ
А.Г. КОВАЛЕНКО
Коваленко А.Г., к.ю.н., докторант кафедры адвокатуры, арбитража, нотариата Саратовской государственной академии права.
В настоящей статье проводится сравнительный анализ подходов законодателя к критериям оценки доказательств в гражданском (гражданском и арбитражном) процессуальном законодательстве на фоне соответствующих требований уголовно-процессуального законодательства.
В действующих в настоящее время процессуальных кодексах, ГПК и АПК, критерии оценки доказательств, будучи введенными в нормативный материал, тем не менее специально не раскрываются. В ГПК регламентацию соответствующих требований можно увидеть в ст. 14 (осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон), ст. 10 (разрешение дел на основании действующего законодательства), ч. 3 ст. 49 (доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения), ст. 53 (относимость доказательств), ст. 54 (допустимость доказательств), ст. 56 (оценка доказательств), ст. 78 (оценка судом заключения эксперта), ст. 192 (законность и обоснованность решения), ст. 194 (вопросы, разрешаемые при вынесении решения); в прежнем АПК (1995 г.) – в ст. ст. 7, 10, 11, 12, 52, 56, 57, 59, 68, 124, 125, как и некоторых других, в принципе, аналогичного содержания.
Принятый в декабре 2001 г. УПК РФ критерии оценки доказательств связывает со ст. ст. 17 и 88, в соответствии с которыми: а) судья принимает решение по оценке доказательств в их совокупности, руководствуясь законом и совестью; б) каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.
В научной литературе и в нормативно-правовом материале учеными и законодателем достаточно часто вопросы исследования и оценки доказательств рассматриваются таким образом, что именно в содержательном, конкретно-процессуальном выражении понятия исследования и оценки не дифференцируются или разделяются с принципиальными оговорками. Показательны по этому вопросу точки зрения А.И. Трусова, М.К. Треушникова, В.К. Пучинского, Б.Т. Матюшина, других авторов. Вот что пишет по этому поводу представитель науки уголовно-процессуального права. “По нашему мнению, исследование доказательств – это познание субъектом доказывания их содержания, проверка достоверности существования тех фактических данных, которые составляют это содержание, определение относимости и допустимости доказательств и установление согласуемости со всеми остальными доказательствами по делу; исследование доказательств неотделимо от их оценки”.
В главе 5.2 “Оценка доказательств” автор, анализируя теоретические позиции М.С. Строговича, авторов “Теории доказательств в советском уголовном процессе” (1973 г.) и “Курса советского уголовного процесса” (1989 г.) – В.Д. Арсеньева, А.И. Трусова, – приходит к следующему выводу: установление относимости, допустимости и достоверности доказательств – элементы их исследования, а не оценки, “хотя, повторяем, разделить исследование и оценку доказательств в процессе доказывания практически невозможно, рассмотрение их порознь преследует лишь методические цели”.
В силу вышеотмеченного с содержательной стороной исследования доказательства А.Р. Белкин связывает: познание, раскрытие содержания доказательств; проверку достоверности, относимости и допустимости доказательств; установление их согласуемости (отсутствия противоречий между доказательствами или их источниками). А вот оценка доказательств включает, по его мнению, установление связей (каузальных, функциональных и др.) между доказательствами; определение значения (роли) каждого доказательства; определение достаточности доказательств, а также определение путей их использования (специфика уголовно-процессуальной сферы).
Как представляется, в концептуальном плане именно подобной позицией руководствовались авторы проекта федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации”, внесенного в Федеральное Собрание РФ в 2000 г. Часть 1 ст. 74 (оценка доказательств), связанная с критериальными признаками, при этом излагалась следующим образом: арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств в их совокупности и взаимной связи.
Правила оценки содержали (как и содержат) положения о том, что никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы и каждое доказательство подлежит оценке наряду с другими доказательствами.
Иначе был решен вопрос нормативного выражения оценки доказательств авторами проекта Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, где ч. 3 ст. 68 содержала следующие критерии такой оценки: относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, достаточность и взаимная связь доказательств в их совокупности.
Полагаем, законодателем сделан правильный шаг в содержательном, конкретном наполнении правовой категории “оценка доказательств” ее нормативного выражения, которое, как видим, по формальным признакам далеко не совпадает с позицией А.Р. Белкина. В новом Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ, введенном в действие Федеральным законом N 96-ФЗ, статья 71 (ч. 2) указывает в качестве критериев оценки доказательств относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в совокупности.
Ст. 67 (ч. 3) Гражданского процессуального кодекса от 26 июня 2002 г. практически текстуально воспроизводит эту же конструкцию правовой нормы.
Констатируя это единство, нельзя в то же время не признать известной условности содержания понятия оценки доказательств, даваемого законодателем, как и тавтологичности включенного в нормативный материал АПК определения достоверности доказательств (ч. 3 ст. 71).
Одна из возможных причин этого, на наш взгляд, – некая финишная поспешность при неоправданно затянувшемся в целом процессе принятия новых АПК и ГПК (об ошибках и поспешности при принятии нового УПК написано предостаточно, когда в принятый, но не введенный в действие Кодекс вносится более ста, в том числе серьезных, изменений и дополнений).
В одобренном Советом Федерации РФ ГПК содержатся следующие положения, включенные в статью “Оценка доказательств”:
– при оценке документов и иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такой документ или иное письменное доказательство исходит от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписан лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержит все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств (ч. 5 ст. 67);
– при оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли изменения содержания копии документа по сравнению с его оригиналом при копировании, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли процесс копирования тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа (ч. 6 ст. 67);
– суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа нетождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание оригинала с помощью других доказательств (ч. 7 ст. 67).
Практически текстуально ч. 7 ст. 67 (только ч. 7, но не ч. 5 и ч. 6) ГПК воспроизводится в ч. 6 ст. 71 АПК.
Признавая практическую процессуальную значимость положений ч. ч. 5, 6, 7 ст. 67 ГПК, как и ч. 6 ст. 71 АПК, трудно согласиться с тем, что они (прежде всего ч. ч. 5 и 6 ст. 67 ГПК) рассматриваются под углом зрения именно оценки, а не исследования доказательств. Ибо в таком случае действительно напрашивается вывод, что законодатель не различает понятий “исследование” и “оценка” доказательств, использует их в нормативном материале несистемно, без четкого логического обоснования.
Представленные в Федеральное Собрание РФ проекты новых процессуальных кодексов содержали нормативные положения, которые соответственно включали (ч. 5 ст. 68 ГПК) и не включали (ст. 74 АПК) понятия достоверности доказательства.
Продуктом обсуждения проектов в Госдуме явилась своеобразная рокировка: в окончательно принятый новый АПК теперь включена ст. 71, часть 3 которой содержит понятие достоверности доказательства; наоборот, соответствующее положение из ГПК изъято (и полагаем, правильно).
Законодатель определил, что “доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности” (ч. 3 ст. 71 АПК). Но ведь достоверный и означает “соответствующий действительности”, “истинный”, “верный”, “не вызывающий сомнения”, что подтверждают любые, в том числе авторитетные, словари русского языка. А учитывая, что доказательство и должно подтверждать истину (факт), и прочитывая, выражаясь языком математики или логики, “от противного”, получаем, что доказательство должно быть доказательством.
Вышеприведенное “понятие” ничего не раскрывает, алогично и попросту излишне, как представляется неоправданным и возможное желание придать этой “дефиниции” некий специфический юридический смысл, отличный от общепринятого лингвистического, языкового, толкования.
ГПК и АПК, таким образом, содержат по пять идентичных критериев оценки доказательств: три – “автономных”, для каждого доказательства в отдельности (относимость, допустимость, достоверность), и два – “связанных”, для всей совокупности рассматриваемых судом доказательств (полнота, или достаточность, и коммуникативность (наличие взаимной связи доказательств)).
Нижеприводимое краткое, сжатое раскрытие этих критериев определяется исключительно рамками настоящего параграфа работы и преследует прежде всего цели системности представления рассматриваемого вопроса, оставляя широкое поле исследования теоретических и практических аспектов и конкретизации и реализации указанных критериев: в нормативно-процессуальном их выражении, в анализе типичных ошибок при их реализации в судоприменительной практике, в разработке ориентировочных критериев допустимости границ тех или иных процессуальных отступлений (важных для практики), в применении критериев оценки доказательств (например, допустимости), пределов судебного усмотрения в их применении и т.д.
Критерий относимости доказательств определяется двумя факторами:
А) наличием признаков связи с фактическими правоотношениями сторон;
Б) наличием признаков фактического состава, имеющего значение для правильного разрешения дела.
Критерий допустимости доказательств определяется факторами:
A) обстоятельства дела, которые по закону могут подтверждаться только определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами; с указанным фактором теснейшим образом увязано понятие т.н. необходимых доказательств, определяемых в рамках конкретных требований материально-правового характера;
Б) доказательства, полученные с нарушением федерального закона, не являются доказательствами и не могут быть положены в основу решения суда;
B) доказательства должны быть собраны, закреплены, исследованы надлежащим процессуальным образом (уполномоченными на то лицами и с соблюдением законного процессуального режима).
Критерий достоверности доказательств обусловливает проверку, исследование, оценку каждого из доказательств на предмет исключения возможности его искажения (полного или частичного), фальсификации, подлога и т.п.
Можно определенно констатировать, что различные факторы вышеуказанных критериев так или иначе взаимосвязаны.
В литературе можно встретить утверждение, что поскольку квалификация любого материала как доказательственного предполагает его последующую проверку и оценку, то “противоправно собранная информация такой обработки не предполагает, однако должно быть точно установлено, что она получена “с нарушением федерального закона”. Можно задаться вопросом: как это практически сделать без ознакомления с документом (материалом), его реквизитами и пр. и пр., то есть без того, что входит в понятие проверки (NВ – не исследования) доказательств? А поскольку в своем решении суд имеет право ссылаться только на исследованные в судебном заседании доказательства (фактически – доказательственные материалы, или аргументы), имеет место не согласующаяся с вышеотмеченным ситуация: судебным решением отклоняется доказательство, которое “вообще нельзя считать доказательством”.
Неотносимые или недопустимые доказательства по определению ничего не доказывают, а потому правильнее было бы в текстах процессуальных кодексов не почти текстуально воспроизводить положение ч. 2 ст. 50 Конституции РФ (в ч. 2 ст. 55 ГПК и ч. 2 ст. 64 нового АПК “Доказательства”), а включить в виде частей второй и третьей в соответствующие статьи “Допустимость доказательств”, например, формулировки:
“Недопустимо использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона”;
“Отбор, обеспечение, закрепление, проверка, исследование, оценка доказательств осуществляются в соответствии с процессуальным режимом, устанавливаемым настоящим Кодексом и иными нормативно-правовыми актами”;
“Полнота или достаточность доказательств – критерий логического основания, требующий всестороннего обоснования решения суда рассмотрением всей совокупности доказательств, исключения вынесения решения по неполно или недостаточно выясненным обстоятельствам дела”;
“Коммуникативность – критерий оценки, требующий исключения любых противоречий, несоответствия, расхождений, неувязки во всей совокупности доказательств, как и установления системной связи доказательств”.
Вышеуказанные критерии оценки доказательств в интегральном виде должны обеспечивать как обоснованность решения суда, так и корректность применения им соответствующих норм права для окончательного суждения о фактических правоотношениях сторон. То есть в соответствии с логическими канонами применение их должно позволять установить логическую связь между основанием (доказательством) и выводимым из него тезисом.
В учебно-практическом пособии “Доказывание в судебной практике по гражданским делам” параграф 1.9.3 “Окончательный вывод на основе исследованных доказательств по делу” излагается так, что у читателя может сложиться убеждение, что критериями оценки доказательств являются а) беспристрастное, б) всестороннее и в) полное рассмотрение имеющихся в деле доказательств в их совокупности.

Понятие и сущность оценки доказательств в гражданском процессе

Мятникова К.И.
студентка 4 курса
ФГБОУ ВО «Российский государственный университет правосудия»

В гражданском процессуальном праве особое место отводится институту доказывания. Как следует из ст. 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) [1], задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел.

Читайте также:  Перерыв в судебном заседании в гражданском процессе

Именно правильная оценка доказательств с точки зрения относимости, допустимости, достоверности в их полноте и взаимной связи, являющихся критериями оценки доказательств, позволяет в полной мере добиться выполнения поставленных задач. Правильная оценка доказательств, ведущая к достижению истины, определяется четкой системой доказательств с верно сформулированными критериями оценки. От оценки доказательств зависит движение дела, а достижение результата доказывания зависит от оценки доказательств, которая представляет собой завершающий этап доказывания. Доказательства, в свою очередь, являются основным правовым инструментом суда и лиц, участвующих в деле. В силу этого оценка доказательств играет особую роль не только в процессе доказывания, но и в гражданском судопроизводстве в целом.

Основы института доказывания в современном понимании (такие, как свободная оценка доказательств, состязательность и др.) были заложены в дореволюционный период, в то время как некоторые подходы гражданского процессуального права были изменены в советский период под влиянием уголовного процессуального права в силу отсутствия принципа состязательности сторон, недостаточного влияния принципа диспозитивности и преобладающей роли суда в судопроизводстве (социалистическое правосознание, субъективный подход к оценке доказательств и др.). В связи с этим современный подход к формированию правосознания не в полной мере отвечает требованиям судопроизводства.

В науке гражданского процесса институт доказательств является достаточно разработанным, однако большинство фундаментальных работ выполнены до введения в действие ГПК РФ.

Оценка доказательств как комплексное правовое явление играет одну из наиболее важных ролей в реализации ключевых принципов судопроизводства. В ст. 67 ГПК РФ определяются основные положения и принципы, в соответствии с которыми должно происходить исследование судебной ценности имеющихся доказательств, однако в них отсутствуют прямые, ясные определения самого процесса доказывания. Это позволяет многочисленным исследователям выдвигать свои точки зрения в поисках верного, объективного подхода к оценке доказательств в гражданском процессе [2].

В академической среде процесс оценки доказательств единогласно признан мыслительной по своей сути деятельностью, вследствие чего большинство теоретиков отталкиваются в работах именно от этого исходного положения. Сам факт, что оценка доказательств определяется через мыслительную деятельность, обусловливает два наиболее важных проблемных направления в исследовании всего правового процесса доказывания: предмет оценки (что именно подразумевается под понятием «доказательство», какой параметр доказательства должен быть исследован и оценен в первую очередь, каким образом поступать в случае неудовлетворения доказательств тому или иному принципу их характеристики) и субъект деятельности (подразумевается, прежде всего, преодоление человеческого фактора – как умышленной деятельности по искажению истины в рамках судопроизводства, так и случайной ошибки или неосторожности, вызванной несовершенством инструкций и регламентаций относительно толкования ценности доказательства) [3].

Некоторые исследователи видят причину и источник подавляющего числа судебных ошибок и искажений общесудебных принципов именно в подмене или в неверной трактовке основных составных элементов практической деятельности по оценке доказательств, имеются в виду: относимость, допустимость, достоверность и достаточность. В контексте изложенного для значительного повышения «эффективности» и продуктивности судопроизводства просто необходимо обратить аналитическое и исследовательское внимание на разрешение данной теоретико-практической проблемы [4].

К наиболее распространенным тенденциям в поиске определения оценки доказательства можно отнести следующие:

  1. анализ тождественности между суммой доказательств, оцененных по отдельности, и всей совокупностью сведений по конкретному делу, исследованному в рамках единого массива;
  2. исследование полезности доказательств лишь с точки зрения их значимости в установлении истины;
  3. рассмотрение оценки доказательств не как мыслительного, а как логического процесса, определяющего связи между доказательствами на основе логических правил и законов, в соответствии с логически обусловленными аргументами;
  4. раскрытие природы (фактической сути) доказательств путем полноценного исследования, а не установление лишь юридической составляющей через правовую оценку;
  5. мнение, согласно которому оценка доказательств – это процесс определения роли и значения собранных доказательств для установления истины; установление относимости, допустимости и достоверности доказательств; в свою очередь, это элементы исследования, а не оценки доказательств;
  6. позиция, в соответствии с которой определение допустимости не входит в оценку, а осуществляется в ходе проверки доказательств;
  7. представление более широкого перечня необходимых для исследования ценности доказательств свойств в качестве обязательного при оценке: допустимость, относимость, достоверность, значение (сила) каждого доказательства и достаточность их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Деятельность по оценке доказательств традиционно характеризуется как мыслительная деятельность, опирающаяся, в свою очередь, на внутреннее убеждение и юридическое мировоззрение уполномоченного лица (судьи). Свободное судейское убеждение при оценке доказательств и вынесении решения по делу является основой состязательности гражданского процесса. Вместе с тем субъективные признаки при выработке позиции оценки доказательств (в основном психико-психологического характера, состояние человека в виде эмоций и чувств и волевой элемент) могут превалировать над объективной ситуацией и нормой закона, тогда как законодательная регламентация процесса оценки доказательств «прекращается» фактически сразу же после «просеивания» имеющихся в рамках конкретного дела свидетельств через сито правовых принципов относительности, допустимости, достоверности, достаточности. При этом одним из краеугольных камней современного, законодательно закрепленного понятия «оценка доказательств» является независимость юридической ценности доказательств от «типа» их источника и фактической природы (письменные документы, аудио-, видеоматериалы и пр.).

Думается, что теоретические принципы, которыми руководствуются суды в процессе оценки доказательств, должны быть пополнены практическими инструкциями, содержащими иерархию доказательств в соответствии с их юридической и фактической ценностью, «степенью доверия», надежности с точки зрения подделки и фальсификации. Использование такого рода формул может быть весьма полезно в отношении ускорения судопроизводства, расстановки необходимых акцентов в вопросах оценки доказательств. Формула, составленная в контексте конкретного вида (направленности) процесса, будет играть решающую позитивную роль в судебной деятельности по оценке доказательств.

Итак, оценка доказательств как гражданско-правовая категория не может протекать вне правового поля, иначе положения об оценке доказательств следовало бы исключить из ГПК РФ, как не поддающиеся правовому регулированию. Оценка доказательств является составной частью судебного доказывания и состоит в осмыслении участниками результатов непосредственного восприятия доказательств, при этом оценка доказательств приводит к формулированию вывода о юридически значимых обстоятельствах и получает внешнее выражение в виде процессуальных действий, регламентированных законом. Процессуально-правовая регламентация оценки доказательств осуществляется в рамках судебного доказывания в целом. При этом особенности процессуальной формы доказывания определенным образом влияют на специфику оценки доказательств.

И в заключение хотелось бы сделать следующие выводы по работе:

  1. оценка доказательств как гражданско-правовая категория не может протекать вне правового поля, иначе положения об оценке доказательств следовало бы исключить из ГПК РФ, как не поддающиеся правовому регулированию. Оценка доказательств является составной частью судебного доказывания и состоит в осмыслении участниками результатов непосредственного восприятия доказательств, при этом оценка доказательств приводит к формулированию вывода о юридически значимых обстоятельствах и получает внешнее выражение в виде процессуальных действий, регламентированных законом. Процессуально-правовая регламентация оценки доказательств осуществляется в рамках судебного доказывания в целом. При этом особенности процессуальной формы доказывания определенным образом влияют на специфику оценки доказательств;
  2. можно сказать, что критерии оценки доказательств представляют собой комплексную структуру, состоящую из индивидуальных и системных критериев. Само наличие критериев оценки свидетельствует о том, что они изначально создают рамки для суждения судьи, устанавливая правила оценки доказательств. Критерии оценки доказательств дают суду установку на определенный порядок мыслительной деятельности. В этом и заключается связь критериев и систем оценки доказательств. Критерии берут начало во внешней системе оценки, но оценка доказательств формируется и развивается именно за счет внутренней системы оценки доказательств, проявляющейся в свободном убеждении судьи. Взаимосвязь критериев и систем оценки доказательств обеспечивает правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел.

[1] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // СЗ РФ. 2002. 18.11. № 46. Ст. 4532.

[2] Спесивов В.В. Некоторые вопросы законодательного закрепления понятия оценки доказательств в гражданском и арбитражном процессах // Вестник Поволжской академии государственной службы. 2009. № 4. С. 121.

[3] См.: Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., 1977. С. 3; Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств: сущность и методы. М., 1966. С. 65.

[4] Коваленко А.Р. Критерии оценки доказательств в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 2. С. 11-16.

§ 10. Оценка доказательств

Законодательство, устанавливая критерии оценки доказательств, обращается к суду.

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. Не существует формальных требований о том, какие доказательства следует признавать достоверными. Суд оценивает доказательства независимо от постороннего влияния, исходя из совокупности имеющихся доказательств, каждое из которых не имеет заранее установленной силы, т.е. оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. На формирование внутреннего убеждения существенное влияние оказывает мировоззрение судьи, важным элементом которого является правосознание. Правосознание помогает правильно понять и толковать норму права, подлежащую применению, оценить собранные по делу доказательства и проч. Правосознание важно и для участвующих в деле лиц, которые также оценивают доказательства сточки зрения своей правовой позиции.

Внутреннее убеждение основывается на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Объективное рассмотрение доказательств – это отсутствие заинтересованности суда в разрешаемом деле, предвзятости и предубеждения при оценке доказательств. В плане поддержания возможности объективного исследования доказательств закон вводит правила об отводе судьи. Отсутствие заинтересованности в исходе рассматриваемого дела позволяет суду рассматривать доказательства всесторонне. Если представители сторон действуют в рамках собственных правовых позиций и исследуют доказательства в соответствии со своими требованиями или возражениями, то суд, будучи не заинтересованным в исходе спора, исследует доказательства всесторонне: как со стороны истца, так и со стороны ответчика. Всесторонность означает принятие во внимание доводов всех участвующих в деле лиц, исследование и оценку доказательств не с позиции одной из сторон, а с позиции независимого арбитра.

Полное рассмотрение доказательств – наличие доказательств, достаточных для вывода суда по делу, и оценка всей совокупности имеющихся в деле доказательств. При этом суд может предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства.

Непосредственное исследование судом доказательств полностью соответствует принципу непосредственности рассмотрения дела (см. главу “Принципы гражданского процессуального права”).

Часть 3 ст. 67 ГПК дополняет требования, предъявляемые к оценке доказательств судом, указывая, что суд оценивает относимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Приведенная характеристика оценки доказательства относится, прежде всего, к окончательной оценке доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором

приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими (ч. 4 ст. 67 ГПК).

Однако оценка доказательств может быть как окончательной, так и промежуточной, может относиться к доказательствам, исследуемым для разрешения дела, и к доказательствам, обосновывающим необходимость совершения отдельных процессуальных действий.

В оценке доказательств принимают участие практически все субъекты доказывания. Деятельность сторон по оценке исследованных доказательств не предусматривается в ГПК. Вместе с тем это не означает, что стороны и другие участвующие в деле лица не оценивают доказательства. От их оценки зависит дальнейшая судьба процесса. Опытный представитель на любой стадии процесса способен оценить перспективу своей правовой позиции по делу и в зависимости от этого принять соответствующее решение: отказаться от иска (или признать иск), предложить (согласиться) заключить мировое соглашение или участвовать в рассмотрении дела до вынесения решения. Аналогично оценивают доказательства и вправе отказаться от иска прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления, организации и граждане, защищающие нарушенные или оспариваемые права, свободы и охраняемые законом интересы других лиц. Однако при отказе от иска указанных субъектов, защищающих интересы других лиц в суде, законом предусмотрены меры, охраняющие право истца на продолжение рассмотрения дела.

Суд оценивает доказательства не только при разрешении дела по существу, но и на более ранних стадиях, например предлагает участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотрение дела на основе имеющихся доказательств.

Таким образом, оценка доказательств – это сложная процессуальная и одновременно мыслительная деятельность суда, а также участвующих в деле лиц, имеющая место на всех стадиях гражданского процесса.

Ссылка на основную публикацию