Незаконное привлечение к административной ответственности: судебная практика

Как наказать за незаконное привлечение к административной ответственности?

1.если имеется судебное решение о незаконности привлечения меня гибдд к административной ответственности, то понесет ли наказание дисциплинар-

ное или административное, уголовное сотрудник гибдд

2. куда надо обратиться- к начальнику полиции города, к начальнику гибдд области или к начальнику полиции области? или к прокурору города, области. в службу собственной безопасности МВД?

Ответы юристов ( 1 )

  • 10,0 рейтинг
  • 2756 отзывов

Дмитрий, здравствуйте!

Сначала давайте посмотрим постановление суда, можете его выложить без персональных данных? Чтобы точно оценить перспективу дальнейших действий.

Вступило ли оно в законную силу?

Я клиенту оказывал такую помощь, сначала получили постановление суда, которым было отменено постановление инспектора ГИБДД, основанием прекращения дела явилось отсутствие состава административного правонарушения.

Далее я по доверенности обратился через электронную приемную с приложением документов и постановления суда, которое вступило в законную силу. В обращении было указано о возврате оплаченного штрафа и проведении проверки в отношении инспектора ГИБДД. В данном случае инспектора будут привлекать к дисциплинарной ответственности, если срок давности не истек, но писать нужно, чтобы в следующий раз инспектор был посговорчивее.

Одновременно был подан административный иск к МВД и МИНФИН о взыскании компенсации, причинённых убытков, расходов на услуги представителя + компенсации морального вреда. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, была подана апелляционная жалоба и только суд апелляционной инстанции вынес решение об удовлетворении иска.

Я даже не думал, что так быстро все закончится полагал, что нужно будет идти до Верховного суда, изучил судебную практику.

Клиент занял принципиальную позицию по обжалованию всех решений, а также по подаче иска и дальнейших действий.

Если Вам нужна более подробная консультация, составление документов, обращайтесь в чат за платными услугами. Всегда готов помочь.

С уважением к Вам, юрист Дмитрий.

дмитрий, дважды от вас получал предложения помощи, вы посмотрели документы. Но прежде чем воспользоваться Вашей услугой, хочу выяснить, тем более вы предлагаете написать.

1. Вы пишете, что поможете в иске в Минфин. Но я вам выслал ответ из казначейства, что по статье 1071 ГК казначейство, то есть Минфин уже не будет мне ничего компенсировать. Я потребовал от них, писал им иск.

2. вы обещали оценить шансы привлечения к дисциплинарной ответствен-ности сотрудника гибдд и не ответили. Так истек срок, есть смысл писать на него жалобу? Зачем оплачивать, если мы ничего ему не сделаем. За решение первого суда областного он извинился письменно, но по ФЗ о полиции и приказу МВД за решение председателя областного суда не извинился, можем составить документ о привлечении за не извинение во 2 раз и извинение не вовремя в 1 раз? Что можем ему сделать?

3.Вы написали мне о возможности компенсации услуг адвокатов. Но как я смогу оплатить вашу платную услугу? Суд примет ваш документ о принятии денег, как компенсировал ваш прежний клиент? В суд только подлинники квитанций и чеков необходимо предоставлять.

4.Мне написала сотрудник сайта правовед, на котором мы познакоми-лись Элина Васильева, что при общении с юристами индивидуальном возможно согласие обоюдное об оплате, что цены зависят от нашего согласия. Поэтому прошу рассмотреть вопрос о снижении оплаты и ответить или бесплатно пока мне позвонить, как вы предложили. и еще мне непонятно, за звонок 1.500, потом за документ 1.500, опять за документ 1.500, за консультацию опять 1.500 и проще будет к другим обращаться, предлагают.

Вы мне сообщили, что могу Вам написать, я пишу и жду с нетерпением ответа.

С уважением Дмитрий

дмитрий, дважды от вас получал предложения помощи, вы посмотрели документы. Но прежде чем воспользоваться Вашей услугой, хочу выяснить, тем более вы предлагаете написать.

1. Вы пишете, что поможете в иске в Минфин. Но я вам выслал ответ из казначейства, что по статье 1071 ГК казначейство, то есть Минфин уже не будет мне ничего компенсировать. Я потребовал от них, писал им иск.

2. вы обещали оценить шансы привлечения к дисциплинарной ответствен-ности сотрудника гибдд и не ответили. Так истек срок, есть смысл писать на него жалобу? Зачем оплачивать, если мы ничего ему не сделаем. За решение первого суда областного он извинился письменно, но по ФЗ о полиции и приказу МВД за решение председателя областного суда не извинился, можем составить документ о привлечении за не извинение во 2 раз и извинение не вовремя в 1 раз? Что можем ему сделать?

3.Вы написали мне о возможности компенсации услуг адвокатов. Но как я смогу оплатить вашу платную услугу? Суд примет ваш документ о принятии денег, как компенсировал ваш прежний клиент? В суд только подлинники квитанций и чеков необходимо предоставлять.

4.Мне написала сотрудник сайта правовед, на котором мы познакоми-лись Элина Васильева, что при общении с юристами индивидуальном возможно согласие обоюдное об оплате, что цены зависят от нашего согласия. Поэтому прошу рассмотреть вопрос о снижении оплаты и ответить или бесплатно пока мне позвонить, как вы предложили. и еще мне непонятно, за звонок 1.500, потом за документ 1.500, опять за документ 1.500, за консультацию опять 1.500 и проще будет к другим обращаться, предлагают.

Вы мне сообщили, что могу Вам написать, я пишу и жду с нетерпением ответа.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13.09.2016 N 77-КГ16-2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 13 сентября 2016 г. N 77-КГ16-2

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Романовского С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Авцынова Д.К. к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Липецкой области, Министерству внутренних дел Российской Федерации о взыскании убытков, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Авцынова Д.К. на решение Советского районного суда г. Липецка от 28 октября 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 13 января 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителя Авцынова Д.К. – Печенева И.В. по доверенности, поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей Министерства внутренних дел Российской Федерации Марьяна Г.В. и Скопинцева А.Н., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Авцынов Д.К. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Липецкой области, Министерству внутренних дел Российской Федерации о взыскании расходов на оплату услуг адвоката в размере 5 000 руб. и компенсации морального вреда в размере 5 000 руб., сославшись на незаконное привлечение его к административной ответственности.

Решением Советского районного суда г. Липецка от 28 октября 2015 г. исковые требования Авцынова Д.К. удовлетворены в части взыскания с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации расходов на оплату услуг адвоката в размере 4 500 руб., в удовлетворении исковых требований в части компенсации морального вреда отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 13 января 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Авцынова Д.К. содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 11 августа 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Судом установлено, что 21 июня 2015 г. инспектором ДПС ОГИБДД М ОМВД России “Задонский” в отношении истца составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которому Авцынов Д.К., управляя автомобилем, произвел обгон транспортного средства под управлением Бутузова С.П., движущегося в попутном направлении, в зоне действия временного дорожного знака 3.20 “Обгон запрещен”.

Постановлением начальника ОГИБДД М ОМВД России “Задонский” от 23 июня 2015 г. Авцынов Д.К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 500 руб.

Решением Задонского районного суда Липецкой области от 25 августа 2015 г. постановление начальника ОГИБДД М ОМВД России “Задонский” от 23 июня 2015 г. отменено, производство по делу прекращено на основании части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с отсутствием события административного правонарушения. При этом суд с учетом имеющихся в деле доказательств, в том числе схемы правонарушения и видеозаписи с места составления протокола, представленной заявителем, установил, что транспортные средства Авцынова Д.К. и Кутузова С.П. двигались в одной полосе движения в попутном направлении в г. Липецк на участке дороге, исключающем выезд на полосу, предназначенную для встречного движения, с последующим возвращением на ранее занимаемую полосу, так как встречная полоса для движения на момент составления протокола об административном правонарушении была отгорожена бетонными заграждениями.

Разрешая спор по существу и отказывая в удовлетворении исковых требований Авцынова Д.К. о компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к выводу, что в отношении истца не было допущено незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Суд апелляционной инстанции дополнительно сослался на то, что прекращение производства по делу об административном правонарушении не влечет безусловную компенсацию морального вреда лицу, в отношении которого был составлен протокол об административном правонарушении, поскольку в данном случае возмещение морального вреда может иметь место только тогда, когда в результате незаконных действий должностного лица были причинены физические или нравственные страдания гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Также суд указал на то, что истцом не было представлено бесспорных доказательств причинения ему нравственных или физических страданий в связи с привлечением его к административной ответственности.

С такими выводами судебных инстанций согласиться нельзя.

В статье 53 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В силу положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

При этом когда в отношении лица, привлеченного к административной ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании пункта 1 и пункта 2 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, применяются правила, установленные в статьях 1069 – 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Так, согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Абзацем первым пункта 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающей общие основания ответственности за причинение вреда, установлено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (пункт 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из содержания указанных статей в их взаимосвязи следует, что ответственность субъектов, перечисленных в статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, наступает на общих основаниях, но при наличии указанных в ней специальных условий, выражающихся в причинении вреда противоправными действиями при осуществлении властно-административных полномочий.

В силу пункта 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Нематериальные блага защищаются в соответствии с названным кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения. В случаях, если того требуют интересы гражданина, принадлежащие ему нематериальные блага могут быть защищены, в частности, путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении, а также путем пресечения или запрещения действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягающих или создающих угрозу посягательства на нематериальное благо. В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут защищаться другими лицами (пункт 2 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”, под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

На основании пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Читайте также:  Ответственность за оскорбление должностного лица

Частью 3 статьи 33 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ “О полиции” закреплено, что вред, причиненный гражданам и организациям противоправными действиями (бездействием) сотрудника полиции при выполнении им служебных обязанностей, подлежит возмещению в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 2009 г. N 9-П “По делу о проверке конституционности ряда положений статей 24.5, 27.1, 27.3, 27.5 и 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан М.Ю. Карелина, В.К. Рогожкина и М.В. Филандрова”, прекращение дела не является преградой для установления в других процедурах ни виновности лица в качестве основания для его привлечения к гражданской ответственности или его невиновности, ни незаконности имевшего место в отношении лица административного преследования в случае причинения ему вреда: споры о возмещении административным преследованием имущественного ущерба и о компенсации морального вреда или, напротив, о взыскании имущественного и морального вреда в пользу потерпевшего от административного правонарушения разрешаются судом в порядке гражданского судопроизводства.

Лицо, привлекавшееся к административной ответственности, участвует в таком споре не как субъект публичного, а как субъект частного права и может доказывать в процедуре гражданского судопроизводства и свою невиновность, и причиненный ему ущерб. Таким образом, предъявление лицом соответствующих требований не в порядке административного судопроизводства, а в другой судебной процедуре может привести к признанию незаконными действий осуществлявших административное преследование органов, включая применение ими мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, и к вынесению решения о возмещении причиненного вреда.

Таким образом, указанные правовые нормы в их системной взаимосвязи с правовой позицией, содержащейся в указанном выше постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, допускают возможность удовлетворения требования о компенсации морального вреда лица, в отношении которого дело об административном правонарушении прекращено, при наличии общих условий наступления ответственности за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов.

В силу пункта 8 части 1 статьи 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ “О полиции” для выполнения возложенных на полицию обязанностей ей предоставляется право составлять протоколы об административных правонарушениях, собирать доказательства, применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применять иные меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях.

Аналогичное право предоставлено Госавтоинспекции подпунктом 5 пункта 12 Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1998 г. N 711, согласно которому Госавтоинспекция для выполнения возложенных на нее обязанностей имеет в том числе право составлять протоколы об административных правонарушениях, назначать в пределах своей компетенции административные наказания юридическим лицам, должностным лицам и гражданам, совершившим административное правонарушение, применять иные меры, предусмотренные Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях.

Частью 1 статьи 6 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ “О полиции” установлено, что полиция осуществляет свою деятельность в точном соответствии с законом. Всякое ограничение прав, свобод и законных интересов граждан, а также прав и законных интересов общественных объединений, организаций и должностных лиц допустимо только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом (часть 2 той же статьи).

В связи с этим для разрешения требований гражданина о компенсации морального вреда, причиненного ему незаконным привлечением к административной ответственности, необходимо установление незаконности акта о привлечении к административной ответственности, факта наличия нравственных страданий, а также наличия причинной связи между имевшими место нравственными страданиями и нарушением личных неимущественных прав потерпевшего в результате незаконного привлечения к административной ответственности.

Судами установлено, что Авцынов Д.К. к административной ответственности по части 1 статьи 12.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях привлечен неправомерно, решением суда производство по делу об административном правонарушении в отношении заявителя прекращено в связи с отсутствием события административного правонарушения, за совершение которого он был привлечен к административной ответственности.

Обосновывая требования о компенсации морального вреда, истец ссылался на нравственные переживания, понесенные им в результате неправомерных действий инспектора ГИБДД, нарушение такого принадлежащего ему нематериального блага, как достоинство.

Однако суд не указал, на основании чего он пришел к выводу о том, что достоинство истца как самооценка таких качеств, как добросовестность и законопослушность, не подпадает под перечень нематериальных благ, содержащихся в статье 150 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ссылаясь на отсутствие доказательств причинения истцу нравственных страданий, суд также не учел, что моральный вред может заключаться в испытываемом унижении, ином другом дискомфортном состоянии, а также не установил наличие причинной связи между имевшими место нравственными страданиями и незаконным привлечением истца к административной ответственности.

Снижая с 5000 руб. до 4500 руб. размер расходов истца на оплату услуг адвоката, относящихся к убыткам, суд мотивировал свое решение в том числе ссылкой на требования разумности и справедливости.

Между тем в силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Это судом не было принято во внимание.

Допущенные нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 13 января 2016 г. подлежит отмене в полном объеме с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 13 января 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Взыскание судами общей юрисдикции убытков в связи с производством по делу об административном правонарушении

Судом удовлетворена ваша жалоба об отмене постановления должностного лица либо мирового судьи о привлечении к административной ответственности. Ваши интересы по делу представлял адвокат или иной представитель. Можно ли взыскать понесенные расходы на представителя и как это сделать? Этот вопрос задается не слишком часто, из-за того, что с государством у нас судиться вроде как не принято. Иные и вовсе уповают на безнадежность подобных мероприятий. Вместе с тем, активная практика взыскания расходов по делу способна в корне изменить отношение чиновников к простым гражданам, снизить уровень проявляемых злоупотреблений властными полномочиями.

Представим себе следующую ситуацию. Решением районного суда по делу об административном правонарушении отменено постановление о привлечении гражданина к административной ответственности, вынесенное должностным лицом органа исполнительной власти. Суд установил отсутствие события административного правонарушения.

По делу об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности, интересы гражданина представлял адвокат, с которым было заключено соглашение об оказании правовой помощи. По существу в связи с заключенным соглашением гражданин понес убытки, которые, подлежат компенсации за счет казны, вследствие отмены незаконного постановления должностного лица о привлечении к административной ответственности.

Правовым основанием такого требования являются следующие положения закона.

Исходя из ч. 1 ст. 24.7 КоАП РФ, расходы на оплату труда адвоката или иного лица, участвовавшего в производстве по делу в качестве защитника, к издержкам по делу об административном правонарушении не относятся. В связи с этим требование о возмещении расходов на оплату услуг защитника не может быть заявлено в процессуальном порядке при рассмотрении дела об административном правонарушении (ст. 24.7 КоАП РФ).

Однако данное обстоятельство не является препятствием для предъявления требования о взыскании этих расходов в другом качестве – в качестве убытков в виде расходов, произведенных гражданином для восстановления своего нарушенного права.

Об этом свидетельствуют разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», которыми предусмотрено, что поскольку в случае отказа в привлечении лица к административной ответственности либо удовлетворения его жалобы на постановление о привлечении к административной ответственности этому лицу причиняется вред в связи с расходами на оплату труда лица, оказывавшего юридическую помощь, эти расходы на основании ст. 15, 1069, 1070 ГК РФ могут быть взысканы в пользу этого лица за счет средств соответствующей казны (казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации).

В соответствии со ст. 1082 ГК РФ суд, удовлетворяя требование о возмещении вреда, в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лиц, ответственных за причинение вреда, возместить вред в натуре или возместить причиненные убытки (часть 1 статьи 15 ГК РФ).

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Статья 1069 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В тех случаях, когда в отношении лица, привлеченного к административной ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ (отсутствие события административного правонарушения или отсутствие состава административного правонарушения), применяются правила ст. 1069, 1070 ГК РФ о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, и возмещаются за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, − за счет казны субъекта Российской Федерации.

Вынесенные таким образом постановления должностного лица являются незаконными в силу их отмены судом по основаниям, предусмотренным ст. 24.5 КоАП РФ. При этом отдельное решение суда о признании действий должностного лица незаконными в порядке гл. 25 ГПК РФ не требуется, поскольку указанное обстоятельство относится к числу юридически значимых и входит в предмет доказывания по делу о взыскании убытков по заявленным основаниям. Решение суда по такому делу будет содержать соответствующие выводы в любом случае. А в силу положений ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

В силу ст. 53 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Конституцией Российской Федерации закреплены гарантии каждого на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48), и право каждого защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ст. 45). В предмет доказывания по делу о взыскании убытков входит установление следующих обстоятельств: противоправность действий (бездействия) ответчика; факт и размер понесенного ущерба; причинная связь между действиями ответчика и возникшими убытками.

Между тем, положения ст. 1069, 1070 ГК РФ наряду с требованиями о компенсации убытков не исключают права гражданина требовать компенсации морального вреда, размер которого определяется судом в порядке ст. 151 ГК РФ и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. При этом компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

В соответствии со ст. 150 ГК РФ, жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Нематериальные блага защищаются в соответствии с законом в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в случаях и тех пределах, в каких использование способа защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимание обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу ст. 1099 ГК РФ, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 ГК РФ и статьей 151 настоящего Кодекса.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда. При определении компенсации учитываются требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 27 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 24 марта 2005 года № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», требования о возмещении материального и морального вреда, причиненного незаконным привлечением к административной ответственности, подлежат рассмотрению в соответствии с гражданским законодательством в порядке гражданского судопроизводства.

Как следует из Постановления Конституционного суда Российской Федерации от 16 июня 2009г. № 9-П лицо, привлекавшееся к административной ответственности, вправе обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства с требованием о возмещении вреда в случае необоснованного административного преследования.

При этом, как указал ВС РФ, в случае нарушения нематериальных благ незаконными действиями государственных органов причинение морального вреда предполагается и доказыванию подлежит лишь размер денежной компенсации (Бюллетень ВС РФ, 2003. №3, с.6).

В силу вышеуказанных положений закона гражданин имеет право на денежную компенсацию морального вреда, если материалами дела подтверждается претерпевание им морального вреда в результате неправомерных действий должностных лиц, выразившиеся в незаконном привлечении гражданина к административной ответственности, повлекшие причинение нравственных страданий, причинная связь между неправомерным действием и причиненным истцу моральным вредом и вина причинителя вреда.

При этом следует согласиться с поддерживаемым судебной практикой выводом, что незаконное привлечение гражданина к административной ответственности безусловно негативно сказывается на душевном и психологическом состоянии гражданина и отражается на состоянии его здоровья, а следовательно заявленные требования о взыскании денежной компенсации морального вреда подлежат удовлетворению. Как правило, ответчики по делу каких-либо доказательств, опровергающих претерпевание гражданами нравственных страданий, не предоставляют.

Читайте также:  Ответственность за двойное гражданство в России

МВД компенсирует вред за незаконное административное преследование

Суды двух инстанций подтвердили обоснованность требований жительницы ЗАТО Железногорск к МВД о компенсации морального вреда в связи с прекращением дела об административном правонарушении за незаконное проникновение на территорию закрытого города.

Как выяснилось при рассмотрении дела № 2-6103/2018 в Советском районном суде Красноярска, полиция возбудила в отношении истицы дело по факту незаконного проникновения через несанкционированный проем на территорию ЗАТО Железногорск.

Женщина была задержана без паспорта при попытке проникнуть в закрытый город через дыру в ограждении. В тот же день составлен протокол об административном правонарушении по ст. 20.19 КоАП РФ. Материалы дела были переданы мировому судье. Женщина утверждала, что подпись на протоколе об административном правонарушении не ее, что впоследствии подтвердила почерковедческая экспертиза. Постановлением мирового судьи производство по делу в отношении нее прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП за отсутствием в действиях состава административного правонарушения.

В общей сложности производство по делу длилось около 2,5 месяцев. За это время в результате необоснованного привлечения к административной ответственности, она понесла нравственные страдания, так как “переживала, что это негативно отразиться на судьбе ее сына и ее репутации”, утратила “веру в справедливость и доверие к полицейским”, была поставлена под сомнение ее добросовестность и законопослушность. Свои страдания истица оценила в 200 000 руб. Также она просила взыскать с полицейских 3 000 руб. судебных расходов на оставление иска.

Полиция настаивала на отказе в удовлетворении иска, поскольку действия сотрудника не признаны в установленном порядке незаконными, истица не предоставила доказательств причинения ей морального вреда и его наступления в результате действий полицейского. Кроме того, женщина не была привлечена к административной ответственности, так как производство по делу было прекращено.

Но суд не счел доводы ответчика убедительными и частично удовлетворил иск.

По мнению суда, когда в отношении лица, привлеченного к административной ответственности, производство по делу об административном правонарушении прекращено на основании п. 1 и п. 2 ст. 24.5 КоАП, применяются правила, установленные в статьях 1069 — 1070 Гражданского кодекса о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов и их должностных лиц.

Несмотря на то, что само составление в отношении истицы протокола об административном правонарушении “не является достаточным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда”, суд признал, что она, как лицо, “незаконно подвергаемое административному преследованию по статье КоАП РФ, предусматривающей в качестве наказания административный штраф, безусловно испытывала нравственные страдания”. В такой ситуации причинение морального вреда и его связь с действиями сотрудника полиции “не вызывает сомнений и не нуждается в доказывании”. Вместе с тем, учитывая “небольшой временной промежуток нахождения истца в психотравмирующей ситуации, степень нравственных страданий истца в совокупности с отсутствием тяжких последствий” суд снизил размер компенсации морального вреда в 100 раз, постановив взыскать в пользу истицы 2 000 руб. Суд также в полном объеме удовлетворил требование истицы о взыскании судебных расходов как ее убытков, понесенных в связи с незаконным административным преследованием.

Красноярский краевой суд, куда железногорские полицейские подали апелляционную жалобу, оставил решение суда без изменений (дело № 33-17159/2018).

Коллегия судей согласилась с мнением суда первой инстанции о том, что в результате необоснованного привлечения к административной ответственности “истец безусловно испытывала нравственные страдания, поскольку в период незаконного административного преследования, осознавая свою невиновность, претерпевала бремя привлечения к административной ответственности”. Тем самым было “нарушено ее неимущественное право на достойную репутацию, на адекватную самооценку своей добросовестности и законопослушности”.

Доводы апелляционной жалобы об отсутствии оснований для компенсации морального вреда в связи с отсутствием доказательств вины сотрудника полиции при составлении административного протокола не приняты судом во внимание, поскольку “сам факт прекращения судом производства по делу в связи с отсутствием в действиях истца состава правонарушения” свидетельствует о незаконности действий полицейского при составлении протокола в отношении истицы. Более того, установление лица, совершившего административное правонарушение, в соответствии с п. 2 ст. 26.1 КоАП “входит в предмет доказывания и относится к обстоятельствам, подлежащим выяснению по делу об административном правонарушении”, что не сделано полицейским, составившим протокол об административном правонарушении.

Напомним, в ноябре краевой суд оставил в силе судебное решение о взыскании с СКР убытков за необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела (см. “С СКР взыскали убытки за отказ возбудить уголовное дело”).

Дело № 11-В11-1

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 апреля 2011 года

председательствующего Горшкова В.В., судей Гетман Е.С. и Момотова В.В.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Сабитов Л.Ф. обратился в суд с иском к Управлению внутренних дел г. Нижнекамска, Министерству финансов Республики Татарстан, Министерству финансов Российской Федерации, Министерству внутренних дел Республики Татарстан о возмещении убытков, расходов на оплату услуг адвоката, проведения экспертного исследования и компенсации морального вреда, указав что постановлением Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 31 июля 2009 г. привлечен к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 12.27 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации с назначением наказания в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год.

Решением Верховного суда Республики Татарстан от 14 сентября 2009 г. постановление Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 31 июля 2009 г. отменено, производство по делу прекращено.

Постановлением заместителя командира ОК ДПС ОГИБДД г. Нижнекамска от 4 августа 2009 г. Сабитов Л.Ф. привлечен к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 12.15 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации. Решением Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 7 сентября 2009 г. постановление заместителя командира ОК ДПС ОГИБДД г. Нижнекамска от 4 августа 2009 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение. Постановлением заместителя командира ОК ДПС ОГИБДД г. Нижнекамска от 23 сентября 2009 г. производство по делу прекращено в связи с отсутствием события административного правонарушения.

В связи с тем, что для защиты своих прав и интересов Сабитов Л.Ф. был вынужден воспользоваться услугами адвоката, ему были причинены убытки и моральный вред, просил суд взыскать их с ответчиков.

Решением Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 28 декабря 2009 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 11 марта 2010 г. решение Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 28 декабря 2009 г. оставлено без изменений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2010 г. отказано в передаче надзорной жалобы Сабитова Л.Ф. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В повторной надзорной жалобе Сабитовым Л.Ф. ставится вопрос об отмене решения Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 28 декабря 2009 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 11 марта 2010 г. и направлении дела на новое рассмотрение.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2011 г. отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 14 сентября 2010 г. и надзорная жалоба Сабитова Л.Ф. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе Сабитова Л.Ф., отзыв Министерства финансов Республики Татарстан на надзорную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных

интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Такие нарушения норм материального права были допущены судом первой и кассационной инстанции, что выразилось в следующем.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, с которым согласилась судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан, исходил из того, что по истечении срока давности привлечения к административной ответственности вопрос о виновности лица в совершении административного правонарушения рассматриваться не может, производство по делу об административном правонарушении прекращено не по реабилитирующим основаниям, доказательств причинения Сабитову Л.Ф. нравственных или физических страданий не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что вынесенные судебные постановления подлежат отмене, исходя из следующего.

Согласно статье 45 Конституции Российской Федерации государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется (часть 1). Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (часть 2).

Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53 Конституции Российской Федерации).

Реализация указанных конституционных правомочий осуществляется отраслевым законодательством и, в частности, гражданским законодательством.

Так, в статье 16 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплена обязанность возмещения Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления.

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно пункту 26 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в случае отказа в привлечении лица к административной ответственности либо удовлетворения его жалобы на постановление о

привлечении к административной ответственности этому лицу причиняется вред в связи с расходами на оплату труда лица, оказывавшего юридическую помощь, эти расходы на основании статей 15, 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации могут быть взысканы в пользу этого лица за счет средств соответствующей казны (казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации).

Кроме того, согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 2009 г. № 9-П, отказ от административного преследования в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности не может препятствовать реализации права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц, совершенными при производстве по делу об административном правонарушении. Прекращение дела не является преградой для установления в других процедурах ни виновности лица в качестве основания для его привлечения к гражданской ответственности или его невиновности, ни незаконности имевшего место в отношении лица административного преследования в случае причинения ему вреда: споры о возмещении административным преследованием имущественного ущерба и о компенсации морального вреда или, напротив, о взыскании имущественного и морального вреда в пользу потерпевшего от административного правонарушения разрешаются судом в порядке гражданского судопроизводства.

Лицо, привлекавшееся к административной ответственности, участвует в таком споре не как субъект публичного, а как субъект частного права и может доказывать в процедуре гражданского судопроизводства и свою невиновность, и причиненный ему ущерб. Таким образом, предъявление лицом соответствующих требований не в порядке административного судопроизводства, а в другой судебной процедуре может привести к признанию незаконными действий осуществлявших административное преследование органов, включая применение ими мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, и к вынесению решения о возмещении причиненного вреда.

Таким образом, указанные правовые нормы в их системной взаимосвязи с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, прямо предусматривают возможность удовлетворения требований лица, в отношении которого дело об административном правонарушении прекращено, о возмещении имущественного и морального вреда.

При этом причиненный вред возмещается, как правило, в виде компенсации убытков (денежной оценки вреда), состоящих как из реального ущерба, так и упущенной выгоды (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Между тем это судами первой и кассационной инстанций учтено не было.

Как видно из материалов дела, административное дело в отношении Сабитова Л.Ф. по части 1 статьи 12.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях прекращено в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности и отсутствием

события административного правонарушения, то есть по основанию, предусмотренному частью 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Таким образом, суду следовало возместить причиненный Сабитову Л.Ф. вред на основании статей 15, 1069, 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку производство по административному делу в отношении Сабитова Л.Ф. по части 2 статьи 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях прекращено ввиду истечения сроков давности привлечения к административной ответственности, постольку суд должен был установить, являлся ли Сабитов Л.Ф. виновным в совершении данного административного правонарушения, и в зависимости от установления факта его виновности или невиновности решить вопрос о возмещении причиненного вреда.

Этого судебными инстанциями сделано не было, что привело к нарушению имущественных прав Сабитова Л.Ф.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит, что допущенные судами первой и кассационной инстанций и названные выше нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела и требуют устранения путем отмены вынесенных судебных постановлений.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Нижнекамского городского суда Республики Татарстан от 28 декабря 2009 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республ^нси Татарстан от 11 марта 2010 г. отменить. Дело направить на новое рассмотрение^ суд первой инстанции.

Возмещение вреда за незаконное привлечение к ответственности. Превышение скорости.

Дело № 2-958/10(17)
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
26 февраля 2010 года г.Екатеринбург
Ленинский районный суд города Екатеринбурга Свердловской области в составе: председательствующего судьи Бурматовой Г.Г.,
при секретаре Бушуевой М.Г.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Форманчука Кирилла Викторовича к Министерству финансов Свердловской области о компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями сотрудников ГИБДД УВД по муниципальному образованию «город Екатеринбург»,
УСТАНОВИЛ:

Форманчук К.В. обратился в суд с исковыми требованиями к Министерству финансов Свердловской области о компенсации морального вреда, причиненного незаконными действиями сотрудников ГИБДД.
В обоснование требований указал, что 23 марта 2008 года инспектором ДПС ГИБДД УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург» Суминым П.И. в отношении истца возбуждено дело об административном правонарушении по ч. 2 ст. 12.9 КоАП РФ. Постановлением 66 А 1150556 от 23 марта 2008 года Форманчук К.В. привлечен к административной ответственности по данной статье и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 300 рублей. Решением Орджоникидзевского районного суда города Екатеринбурга от 16 мая 2008 года постановление отменено, прекращено производство по делу об административном правонарушении в связи с истечением срока давности. Поскольку в связи с рассмотрением настоящего дела истец испытывал нравственные страдания, просит компенсировать моральный вред в размере 100 000 рублей, причиненного незаконными действиями Инспектора ДПС ГИБДД УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург» по возбуждению дела об административном правонарушении, и моральный вред в размере 100 000 рублей, причиненного незаконными действиями по привлечению к административной ответственности.
Определением суда к участию в деле в качестве ответчика привлечено ГУВД по Свердловской области, в качестве третьего лица инспектор ДПС Сумин П.И.
В судебном заседании истец и его представитель требования поддержали и дополнительно пояснили, что моральный вред вызван личными негативными переживаниями истца, однако в медицинское либо иное специализированное учреждение истец не обращался. В обоснование своей позиции также сослались на Постановление Конституционного суда № 9-П от 16.06.2009 года.
Представитель УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург» с требованиями не согласилась и в обоснование возражений пояснила, что инспектор ДПС зам. командира взвода действовали в пределах полномочий. Кроме того, основанием для возбуждения дела об административном правонарушении является событие правонарушение, что и было установлено инспектором. В данном случае, оснований для возмещения вреда в отсутствие вины должностного лица, предусмотренных ст. 1070 ГК РФ, не имеется, а ст. 1069 ГК РФ предусматривает установление незаконности действий. Более того, производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности, а не в связи с отсутствием состава правонарушения.
Представитель ГУВД по Свердловской области поддержала позицию представителя УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург».
Представители министерства финансов Свердловской области, инспектор ДПС ГИБДД УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург» в суд не явились, о месте и времени слушания были извещены надлежащим образом, о причине неявки суд не уведомили, слушание дела не просили отложить. Учитывая мнения участников судебного разбирательства, суд признал возможным рассмотреть дело при данной явке.
Заслушав истца, его представителя, третьих лиц, исследовав материалы гражданского дела, материалы дела об административном правонарушении, оценив представленные доказательства в их совокупности, суд приходит к следующему.
23 марта 2008 года инспектором ДПС ГИБДД УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург» Суминым П.И. в отношении истца составлен протокол 66 № 1150556 об административном правонарушении по ч. 2 ст. 12.9 КоАП РФ.
Постановлением 66 А 1150556 инспектора ДПС ГИБДД УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург» Сумина П.И. от 23 марта 2008 года Форманчук К.В. привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.9 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 300 рублей.
Решением Орджоникидзевского районного суда города Екатеринбурга от 08 июля 2008 года постановление от 23 марта 2008 года отменено, производство по делу прекращено в связи с истечением срока давности.
С учетом изложенного составление протокола об административном правонарушении, вынесение постановления об административном правонарушении истец полагает незаконным, в связи с чем просит компенсировать моральный вред, поскольку он испытывал негативные переживания в ходе производства по делу административном правонарушении.
Статья 1100 ГК РФ устанавливает, что подлежит возмещению моральный вред, причиненный гражданину в связи с деятельностью правоохранительных органов и судов.
Причем вред компенсируется независимо от вины этих органов лишь в тех случаях, если он причинен гражданину в результате незаконных: осуждения, привлечения к уголовной ответственности, применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.
В указанных случаях компенсация морального вреда производится в порядке, определенном п.1 ст. 1070 ГК ГФ.
Все остальные случаи причинения вреда гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности перечисленных органов согласно п.2 ст. 1070 ГК РФ подлежат регулированию на основании положений ст. 1069 ГК РФ.
Указанная норма закона определяет, что ответственность наступает на общих условиях, но при наличии означенных в ней специальных условий, которые выражаются во властно- административных действиях государственных органов, должностных лиц. Для наступления общих условий ответственности необходимо наличие состава правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между двумя элементами, вину причинителя вреда.
Требования истца основаны на ст. ст. 151 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая предусматривает основания компенсации морального вреда.
В соответствии с ч. 3 ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть возбуждено должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, только при наличии хотя бы одного из поводов, предусмотренных ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ.
Согласно п. 1 ч. 2 ст. 28.3 КоАП РФ составлять протоколы об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, вправе должностные лица органов внутренних дел (милиции).
Закон РФ “О милиции” от 18 апреля 1991 г. №1026-1 предоставляет право работникам милиции составлять протоколы об административных правонарушениях, применять другие меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях.
Такое право на основании Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного движения МВД России предоставлено перечисленным в этом Положении должностным лицам Государственной инспекции безопасности дорожного движения.
С учетом изложенного инспектор ДПС ГИБДД УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург» Сумин П.И. вправе возбудить производство по делу об административном правонарушении, в том числе и по ч. 2 ст. 12.9 КоАП РФ.
В силу пункта 6 ч. 2 ст. 23.3 КоАП РФ рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных в том числе, частями 1, 2 и 3 статьи 12.9 КоАП РФ вправе предусмотренных сотрудники государственной инспекции безопасности дорожного движения, имеющие специальное звание
Таким образом, Инспектор ДПС ГИБДД УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург» старший сержант Сумин П.И. в соответствии со своими полномочиями, установленными законом вынес постановление от 23 марта 2008 года.
Вместе с тем, исходя из положений ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.
Как следует из решения Орджоникидзевского суда города Екатеринбурга от 08 июля 2008 года постановление от 23.03.2008 года не соответствует требованиям т. 29.10 КоАП РФ, а кроме того, грубо нарушено право истца на защиту.
Доводы ответчиков, третьих лиц, основаны на том, что прекращение производство по делу не могут служить однозначным подтверждением о незаконности действий сотрудников милиции и невиновности истца.
Между тем, как следует из позиции Конституционного суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 16 июня 2009 г. № 9-П в силу презумпции невиновности (статья 1.5 КоАП Российской Федерации) лицо, в отношении которого дело об административном правонарушении прекращено ввиду истечения сроков давности, считается невиновным, т.е. государство, отказываясь от преследования лица за административное правонарушение, не ставит более под сомнение его статус в качестве невиновного и, более того, признает, что не имеет оснований для опровержения его невиновности.
Вместе с тем отказ от административного преследования в связи с истечением сроков давности привлечения к административной ответственности не может препятствовать реализации права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц, совершенными при производстве по делу об административном правонарушении.
Прекращение дела не является преградой для установления в других процедурах ни виновности лица в качестве основания для его привлечения к гражданской ответственности или его невиновности, ни незаконности имевшего место в отношении лица административного преследования в случае причинения ему вреда: споры о возмещении причиненного административным преследованием имущественного ущерба и о компенсации морального вреда или, напротив, о взыскании имущественного и морального вреда в пользу потерпевшего от административного правонарушения разрешаются судом в порядке гражданского судопроизводства (статья 4.7 КоАП Российской Федерации).
В соответствии с ч.4 с гг. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они этим лицом.
Согласно п.8 Постановления Пленума ВС РФ N 23 от 19.12.2003 г. На основании части 4 статьи 1 ГПК РФ, по аналогии с частью 4 статьи 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско- правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).
В данном случае, как указано выше, решением Орджоникидзевского суда установлено существенное нарушение требований Кодекса РФ об административных правонарушениях при привлечении к административной ответственности Форманчука К.В.
С учетом изложенного суд находит обоснованными доводы истца о незаконности действий при составлении протокола об административном правонарушении и вынесении постановления.
Разрешая требование истца о возмещении морального вреда, причиненного указанными действиями ответчика, суд полагает, что для этого имеются основания, принимая во внимание следующее.
Обосновывая требование о возмещении морального вреда, истец указал на то, что незаконное привлечение к административной ответственности причинило ему нравственные страдания.
Как указал истец, со стороны органа государственной власти был причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права, он испытывал переживания, разочарование в деятельности государственных, боязнь последствий.
Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо
посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, гражданин имеет право требовать возмещения морального вреда.
Перечень нематериальных благ, содержащийся в ст. 150 ГК РФ, защита которых возможна в виде возмещения морального вреда, не является исчерпывающим.
Физические и нравственные страдания выражаются в негативных психических реакциях потерпевшего, переживаниях.
Законодатель определяет моральный вред как физические и нравственные страдания. Нравственные страдания – это синтез эмоциональных переживаний по поводу значимых для личности социальных объектов или явлений, возникающих при нарушении личных неимущественных прав или при посягательстве на нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом.
Неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме переживаний.
Пленум Верховного Суда РФ в абзаце 2 п. 2 Постановления от 20 декабря 1994 г. N 10 указал, что “моральный вред. может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.”.
Соответственно, проявлением переживаний могут являться стресс, страх, стыд и иное неблагоприятное эмоциональное состояние.
Предметом доказывания по иску о компенсации морального вреда является совокупность юридических фактов (юридический состав), образующих основание иска. Основанием иска о компенсации морального вреда служит виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических или нравственных страданий.
Кроме того, необходимым условием возложения обязанности возместить ущерб является причинная связь между противоправным деянием и возникшим вредом.
Наличие причинной связи между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий.
Критерии, которыми в первую очередь должен руководствоваться суд при определении размера компенсации морального вреда, изложены в ст. 151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 (с последующими изменениями) “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”.
Эти критерии определяются законодателем как степень и характер физических и нравственных страданий с учетом индивидуальных особенностей лица, которому причинен вред, фактических обстоятельств причинения вреда и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.
При этом размер компенсации должен отвечать требованиям разумности и справедливости.
В разъяснениях, имеющихся в п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. N 3 “О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья”, допускается возможность при определении размера компенсации морального вреда учитывать имущественное положение причинителя вреда.
Суд полагает, что требование по существу подлежащим удовлетворению, однако сумма, указанная истцом явно завышена.
Определяя размер морального вреда, суд учитывает обстоятельства возникновения переживаний истца, отсутствие последствий привлечения к административной ответственности, а также обстоятельства прекращения производства по делу об административном правонарушении, и полагает возможным определить сумму морального вреда, подлежащего возмещению истцу в сумме 200 рублей.
Суд находит, что указанная сумма соответствуют степени и характеру причиненных истцу физических и нравственных страданий, учитывают конкретные обстоятельства, при
которых был причинен вред, иные заслуживающие внимание обстоятельства, и эта сумма отвечает требованиям разумности и справедливости.
Что касается органа, с которого должно быть произведено взыскание присужденных сумм, суд учитывает следующее.
Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.
Как установлено в ходе судебного разбирательства, финансирование инспектора ДПС ГИБДД УВД по Муниципальному образованию «город Екатеринбург» производится за счет средств бюджета Свердловской области..
Соответственно, возмещение морального вреда должно производиться за счет казны Свердловской области в лице Министерства финансов Свердловской области.
Кроме того, в силу ч. 1 ст. 100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.
Учитывая длительность рассмотрения и сложность дела, применяя принципы разумности и справедливости, суд полагает возможным снизить заявленную сумму и взыскать с ответчика в пользу истца расходы, связанные с оплатой услуг представителя, в размере 1000 рублей.
В соответствии со ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, пропорционально размеру удовлетворенных требований.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:
Исковые требования Форманчука Кирилла Викторовича удовлетворить частично.
Взыскать с Министерства финансов Свердловской области за счет казны Свердловской области в пользу Форманчука Кирилла Викторовича 200 рублей в счет компенсации морального вреда, расходы по оплате услуг представителя в размере 1000 рублей, а также расходы по оплате государственной пошлины в размере 100 рублей.
Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд в течение десяти дней со дня изготовления решения в окончательном виде путем подачи кассационной жалобы через Ленинский районный суд города Екатеринбурга.
Судья:

Читайте также:  Каковы особенности уголовной ответственности несовершеннолетних
Ссылка на основную публикацию
СудВерховный Суд Российской Федерации
Дата решения12 апреля 2011 г., Определение
ИнстанцияСудебная коллегия по административным делам, надзор
КатегорияАдминистративные дела
ДокладчикГетман Елена Станиславовна
Электронная копия решенияСкачать
Решение