Двойная ответственность в гражданском праве запрещена

Двойная ответственность по договорам недопустима

В одном договоре — два обязательства

В приведенных решениях судов противоречий нет. Поясним.

В первом случае (постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.06.2009 № А-52-5169/2008) речь шла о взыскании пеней за несвоевременную оплату по договору поставки (мера ответственности) и взыскании процентов за предоставленный коммерческий кредит.

Напомним, в соответствии со ст. 823 ГК РФ договорами, исполнение которых связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, может быть предусмотрено предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки, рассрочки оплаты товаров, работ или услуг (коммерческий кредит).

Другими словами, стороны вольны устанавливать обязательства, используя гражданско-правовые инструменты, к числу которых относится и соглашение о коммерческом кредите. Это самостоятельный договор, предмет которого — предоставление суммы денежных средств на определенный срок на условиях возврата. За пользование суммой кредита заемщик уплачивает проценты в размере и порядке, определенных в договоре, если иное не предусмотрено договором или законом (ч. 2 ст. 823, ст. 809 ГК РФ).

В указанном споре стороны заключили договор поставки, предусмотрев, что в случае просрочки оплаты за товар неоплаченная сумма является коммерческим кредитом. То есть стороны в одной сделке предусмотрели два договорных обязательства: договор поставки и договор коммерческого кредита.

Проценты за пользование кредитом или займом не являются мерой ответственности. Такое разъяснение дано в совместном постановлении Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее — совместное постановление № 13/14). В пункте 14 постановления отмечено, что «договор купли-продажи может предусматривать как ответственность за несвоевременную оплату в виде процентов по ст. 395 ГК РФ, так и проценты в виде платы за пользование коммерческим кредитом. Последние не являются ответственностью».

В пункте 4 этого же постановления отмечено, что проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 ГК РФ, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (ст. 809 ГК РФ), кредитному договору (ст. 819 ГК РФ) либо в качестве коммерческого кредита (ст. 823 ГК РФ). Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов суд определяет, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо речь идет о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

Поэтому в первом случае суд удовлетворил требования продавца, обязав покупателя уплатить сумму пеней за несвоевременную оплату товара (мера ответственности) и сумму процентов за пользование коммерческим кредитом (обязательство по договору коммерческого кредита).

Следует отметить, что грамотное использование гражданско-правовых инструментов позволяет наилучшим образом обезопасить сторону от неисполнения взятых контрагентом на себя обязательств. Надо отдать должное юристам продавца, предусмотревшим наилучший способ сохранения собственных интересов, включив в договор поставки договор коммерческого кредита.

Буква закона

Часть 1 ст. 395 «Ответственность за неисполнение денежного обязательства» ГК РФ

За пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Одно нарушение — два вида ответственности

Во втором постановлении (ФАС Московского округа от 16.06.2009 № КГ-А40/3759-09) речь шла о применении двойной ответственности за одно нарушение. Именно таковыми являются неустойка (в виде пени), предусмотренная договором за нарушение условий оплаты (ст. 330 ГК РФ), и проценты за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Между тем, исходя из общих принципов Гражданского кодекса РФ, за одно и то же правонарушение не могут применяться одновременно две меры гражданско-правовой ответственности. Поэтому взыскание с ответчика одновременно неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами неправомерно. К такому выводу пришел суд во втором постановлении.

Этот вывод согласуется с позицией пленумов ВАС РФ и ВС РФ, изложенной в их совместном постановлении № 13/14. Так, в п. 6 постановления отмечено, что в денежных обязательствах, возникших из договоров, в частности, предусматривающих обязанность должника произвести оплату товаров, работ или услуг либо уплатить полученные на условиях возврата денежные средства, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании ст. 395 ГК РФ. Законом либо соглашением сторон может быть предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства. В подобных случаях суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер, не доказывая факта и размера убытков, понесенных им при неисполнении денежного обязательства, если иное прямо не предусмотрено законом или договором.

Таким образом, если бы стороны второго спора предусмотрели в договоре, по которому исполнитель не возвращал денежные средства заказчику, условие о коммерческом кредите, нарушителю пришлось бы уплатить и пени за задержку возврата денежных средств, и проценты за предоставленный коммерческий кредит.

Буква закона

Часть 1 ст. 330 «Понятие неустойки» ГК РФ

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

КС РФ указал причины недопустимости двойного взыскания налоговых недоимок

Опубликовано постановление Конституционного Суда по делу о проверке конституционности положений ст. 15, 1064 и 1068 ГК РФ, подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, ст. 199.2 УК РФ и ч. 1 ст. 54 УПК РФ, регулирующих правоотношения, связанные со взысканием налоговых недоимок. Как уже сообщалось, 8 декабря Суд провозгласил, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции РФ, однако дал разъяснение по их применению и указал пересмотреть решения по делам заявителей.

Напомним, дело объединяет жалобы бывшего директора муниципальных предприятий Станислава Лысяка, бывшего бухгалтера коммерческого предприятия Галины Ахмадеевой и бывшего генерального директора ликеро-водочного завода Александра Сергеева. Все они были привлечены к уголовной ответственности за налоговые преступления. При этом дела в отношении первых двух заявителей были прекращены по нереабилитирующим основаниям, однако с них в порядке гражданского судопроизводства были взысканы налоговые недоимки, подлежащие уплате юридическим лицом. Третий заявитель был признан виновным в уклонении от уплаты налогов, и в дальнейшем суд удовлетворил иск заместителя прокурора о возмещении причиненного этим преступлением вреда.

В своих жалобах они указывали на то, что оспариваемые нормы противоречат Конституции РФ, поскольку позволяют суду по искам налоговых органов взыскивать с физических лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, вред, причиненный государству неуплатой налогов не ими, а организациями, должностными лицами которых они являлись. А также в силу неопределенности содержащегося в законодательстве понятия «вред» позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом.

В ходе заседания Суда, на котором рассматривалось дело, большинство полномочных представителей органов власти в КС РФ высказали мнение, что обжалуемые нормы не противоречат Конституции РФ, но нуждаются в дополнительном исследовании и обосновании Судом правильного подхода к их пониманию.

Проанализировав жалобы, КС РФ указал, что предметом рассмотрения по данному делу являются только положения ст. 15, 1064 ГК РФ и подп. 14 п. 1 ст. 31 НК РФ, поскольку оспариваемые статьи Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов упоминались в делах заявителей лишь в контексте ссылок на постановления Пленума Верховного Суда РФ или при изложении обстоятельств дела.

Вместе с тем Суд указал, что оспариваемые нормы гражданского и налогового законодательства в их нормативном единстве не противоречат Конституции РФ. Они предполагают возможность взыскания с физических лиц по искам прокуроров и налоговых органов вреда, причиненного налоговыми преступлениями, в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пени. С указанных физических лиц нельзя взыскивать штрафы, наложенные на организацию-налогоплательщика.

КС РФ напомнил, что именно налогоплательщики несут налоговые обязательства перед законом. То есть если налогоплательщиком является организация, то это означает, что совершившей налоговое правонарушение признается именно организация как юридическое лицо, которое может быть привлечено к ответственности. Что касается ответственности учредителей, руководителей, работников организации-налогоплательщика и иных лиц за неуплату организацией налогов и сборов, то НК РФ ее не устанавливает.

При этом Суд отметил, что лица, чьи противоправные действия привели к непоступлению налогов в бюджет, обязаны возместить причиненный ущерб. В таких случаях между физическим лицом, из-за которого непосредственный налогоплательщик не смог реализовать свои налоговые обязанности, и публично-правовым образованием возникают гражданские правоотношения.

Таким образом, возможно привлечение физических лиц не только к административной или уголовной, но и к деликтной ответственности, предусмотренной гражданским законодательством, в той мере, в какой совершение ими соответствующих правонарушений сопровождается причинением вреда бюджетам публично-правовых образований.

В соответствии с НК РФ ответственность за неуплату налогов в любом случае несет организация, но в порядке, установленном нормами уголовного, административного и гражданского законодательства, могут нести ответственность и ее работники.

Также Конституционный Суд обратил внимание на ранее сформированную позицию о том, что требование определенности правового регулирования, обязывающее законодателя формулировать правовые предписания с достаточной степенью точности, позволяющей гражданам сообразовывать с ними свое поведение – как запрещенное, так и дозволенное, не исключает использования оценочных или общепринятых понятий, значение которых должно быть доступно для восприятия и уяснения субъектами правоотношений.

Во взаимосвязи с этой позицией с учетом фактических обстоятельств конкретного дела подлежит применению и широко используемое в российском законодательстве понятие «вред». «Отсутствие в налоговом и гражданском законодательстве легальной дефиниции понятия “вред” само по себе не может рассматриваться как вносящее в правовое регулирование неопределенность, не позволяющую субъектам соответствующих правоотношений и правоприменительным органам осознавать и единообразно применять правила поведения, установленные нормами, в которых данное понятие используется, и предвидеть наступление ответственности за их нарушение», – подчеркнул КС РФ.

Кроме того, указано, что понимание подлежащего возмещению вреда как включающего в себя не только недоимку и пени, но и штрафы, не уплаченные организацией, вполне разумное применительно к случаям прекращения уголовного преследования, не может быть распространено на случаи возмещения ущерба, причиненного бюджетной системе лицами, подвергшимися уголовному преследованию за совершение налоговых преступлений и вследствие этого привлеченными к деликтной ответственности. Иной подход противоречил бы Конституции РФ, согласно которой неуплата налога в срок должна быть компенсирована погашением задолженности по налоговому обязательству, полным возмещением ущерба, понесенного государством в результате несвоевременного внесения налога.

Читайте также:  Виды ответственности за санитарные правонарушения

«Поэтому к сумме собственно не внесенного в срок налога (недоимки) федеральный законодатель вправе добавить дополнительный платеж – пеню как компенсацию потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в срок в случае задержки уплаты налога; что касается взыскания различного рода штрафов за нарушение налогового законодательства, то они выходят за рамки налогового обязательства как такового», – поясняется в постановлении.

Как указал Конституционный Суд, несовпадение оснований уголовно-правовой, налоговой и гражданско-правовой ответственности обусловливает невозможность разрешения вопроса о виновности физического лица в причинении имущественного вреда исходя исключительно из установленности совершения им соответствующего преступления.

«Предполагается, что привлечение физического лица к ответственности за деликт в каждом случае требует установления судом состава гражданского правонарушения, – иное означало бы необоснованное смешение различных видов юридической ответственности, нарушение принципов справедливости, соразмерности и правовой определенности вопреки требованиям статей Конституции», – указал Суд.

КС РФ разъяснил, что ст. 15 и п. 1 ст. 1064 ГК РФ во взаимосвязи с положениями налогового, уголовного и уголовно-процессуального законодательства должны рассматриваться как исключающие возможность взыскания денег в счет возмещения вреда, причиненного неуплатой налогов организацией, с физического лица, которое было осуждено за совершение налогового преступления или в отношении которого уголовное преследование было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Также Конституционный Суд обратил внимание на то, что привлечение физического лица к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный публично-правовому образованию в размере подлежащих зачислению в его бюджет налогов организации-налогоплательщика, возникший в результате уголовно-противоправных действий этого лица, возможно лишь при исчерпании либо отсутствии правовых оснований для применения предусмотренных законодательством механизмов удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам. В частности, это касается ситуаций, когда в Единый государственный реестр юридических лиц внесены сведения о прекращении этой организации, либо случаев, когда организация-налогоплательщик фактически является недействующей, в связи с чем взыскание с нее налоговой недоимки и пени в порядке налогового и гражданского законодательства невозможно.

«Этим не исключается использование мер, предусмотренных процессуальным законодательством, для обеспечения возмещения причиненного физическими лицами, совершившими налоговое преступление, вреда в порядке гражданского судопроизводства после наступления указанных обстоятельств, имея в виду в том числе возможность федерального законодателя учесть особенности применения таких мер в данных правоотношениях с учетом выраженных Конституционным Судом правовых позиций», – говорится в постановлении.

А в тех случаях, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица, не исключается возможность привлечения его к ответственности за вред, причиненный бюджету в связи с совершением соответствующего налогового преступления, еще до наступления указанных признаков невозможности исполнения юридическим лицом налоговых обязательств.

В то же время Судом было отмечено, что размер причиненного налоговым правонарушением вреда определяется размером налога, а сам налог определяется с учетом того, кто является налогоплательщиком – физическое или юридическое лицо. Следовательно, взыскание с физического лица вреда в размере налоговой недоимки и пени, рассчитанной для юридических лиц, может привести к возложению на него невыполнимых обязанностей и непропорциональной совершенному деянию ответственности. Поэтому, как указал Суд, ст. 15 и п. 1 ст. 1064 ГК РФ не могут рассматриваться как препятствующие суду при определении размера возмещения вреда физическим лицом учесть его имущественное положение и другие существенные обстоятельства.

Определяя конституционность ст. 31 НК РФ, Суд указал, что норма не исключает наличия у налоговых органов правомочия по обращению в суд от имени публично-правового образования с иском к обозначенным выше физическим лицам. Это не противоречит тому, что ни НК РФ, ни Закон о налоговых органах не содержит такого указания. «При предъявлении такого рода исков органы Федеральной налоговой службы выступают, по сути, в качестве представителя интересов соответствующего публично-правового образования, лишившегося имущества в размере налоговых платежей, которые не поступили в бюджет в результате неправомерных действий физического лица», – отмечено в постановлении.

Также КС РФ сообщил заявителям жалоб, что ссылка на привлечение их к гражданско-правовой ответственности без установления их вины в совершении налоговых преступлений, не релевантна. Дело в том, что решение о прекращении уголовного дела не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ.

При выявлении нереабилитирующего основания к прекращению уголовного дела лицо, в отношении которого оно было возбуждено, вправе настаивать на продолжении расследования и рассмотрении дела в судебном заседании. Благодаря этому лицам, заинтересованным в исходе дела, обеспечивается судебная защита их прав и законных интересов в рамках уголовного судопроизводства.

Суд постановил, что положения обжалуемых статей в их взаимосвязи не служат нормативным основанием для решения вопроса о взыскании по искам прокуроров и налоговых органов с физических лиц, которые были осуждены за совершение налоговых преступлений, связанных с неуплатой налогов организацией, или в отношении которых уголовное преследование в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям, денежных сумм в счет возмещения вреда, причиненного бюджетам публично-правовых образований.

Старший юрист, руководитель корпоративной и налоговой практики АБ «Леонтьев и партнеры» Мария Волкова считает, что существенным нововведением данного постановления КС РФ можно назвать устранение возможности «двойного» взыскания налога и с физического лица, и с организации, что приводило к нарушению баланса частного и публично-правового интересов.

В то же время эксперт указала, что позиция Конституционного Суда по вопросу взыскания убытков с физических лиц, уголовные дела в отношении которых были прекращены до вынесения приговора по нереабилитирующим основаниям, то есть до установления судом вины в действиях обвиняемого лица, носит скорее негативный характер. «Так, КС РФ предложил лицам, в отношении которых уголовные дела прекращены, доказывать отсутствие вины в недоимке по налогам путем обжалования прекращения уголовных дел. По мнению Суда, только таким образом возможно освобождение от предъявления исков о взыскании убытков, причиненных недоимками по налогам, после прекращения уголовного дела», – отметила эксперт.

Адвокат МКА «Берлингтонз» Александр Осетинский обратил особое внимание на рассмотренный Судом вопрос соотношения частного и публичного права. По его мнению, то решение, к которому пришел КС РФ, – не совсем правильное, потому что речь идет о применении института частного права, коим является возмещение вреда, к публичным отношениям. «Когда речь идет о возмещении вреда, причиненного преступлением, то имеется устоявшаяся доктрина, что в данном случае имеется в виду конкретный вред. А в рассмотренных случаях речь скорее о субсидиарной ответственности, и применять нормы гражданского права к налоговым правоотношениям, наверное, неправильно», – пояснил он.

С другой стороны, отметил Александр Осетинский, позиция Конституционного Суда соответствует курсу политики в отношении ответственности по долгам организации, которая сейчас развивается в банкротном законодательстве.

Двойная ответственность в гражданском праве запрещена

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Лекторы – ведущие эксперты, непосредственные разработчики законов:
В. В. Витрянский, Л. Ю. Михеева, Е. А. Суханов, А. А. Маковская. Принять участие можно очно/ онлайн или в записи, в любой точке страны!

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 11 сентября 2006 г. N А62-963/2006 Поскольку судом ошибочно применены две меры ответственности в виде взыскания договорного штрафа и процентов за пользование денежными средствами, обжалуемый судебный акт в части взыскания штрафа отменен. Действующее законодательство не предусматривает применение двойной ответственности за одно и то же нарушение обязательства (извлечение)

Федеральный арбитражный суд Центрального округа в составе председательствующего, судей, при участии в заседании: от истца: ИП Б.С.В. – Б.С.В.- предприниматель, свид. N 67 от 01.09.1999, паспорт, П.А.С – представитель (дов. б/н от 30.01.06 на 1 год); от ответчика: ООО “Л-М” – М.В.В. – адвокат (дов. б/н от 17.07.06 на 3 года);

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную, жалобу ООО “Л-М”, г. Смоленск, на решение Арбитражного суда Смоленской области от 19.04.2006 по делу N А62-963/2006, установил:

Индивидуальный предприниматель Б.С.В., г. Рудня Смоленской обл., обратился в арбитражный суд с иском к ООО “Л-М”, г. Смоленск, о взыскании 359 622 руб. 40 коп., в том числе 345 680 руб. основного долга по договору N 03/10 от 03.10.2005, 17 975 руб. 36 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами и 1 728 руб. 40 коп. штрафа.

Решением Арбитражного суда Смоленской области от 19.04.2006 исковые требований удовлетворены в полном объеме.

В апелляционном порядке законность принятого судебного акта не проверялась.

В кассационной жалобе ООО “Л-М” просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение. В обоснование жалобы заявитель ссылается на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и нарушение норм материального и процессуального права.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в жалобе.

Истец и его представитель, возражая доводам жалобы, просили оставить оспариваемый судебный акт без изменения.

Изучив материалы дела, заслушав представителей сторон, оценив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает необходимым решение суда от 19.04.2006 в части взыскания штрафа отменить и отказать в удовлетворении данных исковых требований, в остальной части судебный акт оставить без изменения по следующим основаниям.

Судом первой инстанции установлено, что между истцом и ответчиком был заключен договор N 03/10 от 03.10.2005, по условиям которого предприниматель Б.С.В. обязался поставить ООО “Л-М” продукцию (картофель) на общую сумму 1 160 000 руб.

Согласно накладной N 08/10 от 08.10.2005 истец поставил ответчику картофель продовольственный в сетках в количестве 59600 кг на общую сумму 345 680 руб.

Поскольку поставленная продукция не была оплачена ООО “Л-М”, предприниматель Б.С.В. обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что представленными в материалы дела доказательствами подтверждается факт ненадлежащего исполнения ООО “Л-М” обязательств по оплате полученной продукции. В связи с этим суд сделал вывод, что данное нарушение является основанием для применения ответственности в виде взыскания штрафа, предусмотренного договором, и процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ.

Выводы суда в части взыскания суммы основного долга соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам материального и процессуального законодательства. Ответчиком не представлено доказательств оплаты полученного картофеля.

Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что срок оплаты товара не наступил ввиду того, что истец сам нарушил обязательства, не поставив картофель в согласованном количестве, не могут быть приняты во внимание судом кассационной инстанции как не соответствующие условиям договора о сроках оплаты и положениям ст. 516 ГК РФ.

Кроме того, указанные доводы не были заявлены суду при рассмотрении спора по существу.

Читайте также:  Солидарная ответственность по договору поручительства

Возражения ответчика сводились лишь к тому, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде в связи с отсутствием у истца статуса предпринимателя.

Однако указанные доводы были предметом исследования суда первой инстанции и получили надлежащую правовую оценку.

Между тем, суд кассационной инстанции полагает, что судом области ошибочно применены две меры ответственности в виде взыскания договорного штрафа и процентов за пользование денежными средствами в порядке ст. 395 ГК РФ.

Удовлетворяя заявленные исковые требования в полном объеме, суд первой инстанции не учел следующего.

В соответствии с п. 6 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 08.10.98 N 13/14 “О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами” в денежных обязательствах, возникших из договоров, на просроченную уплатой сумму подлежат начислению проценты на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. В случаях, когда законом либо соглашением сторон предусмотрена обязанность должника уплачивать неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства, суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование о применении одной из этих мер.

Таким образом, действующее законодательство не предусматривает применение двойной ответственности за одно и то же нарушение обязательства. Ответственность за не исполнение обязательства должна определяться по выбору кредитора.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель истца, учитывая вышеназванное положение и согласившись в этой части с доводами кассационной жалобы, просил о применении к ООО “Л-М” ответственности, установленной статьей 395 ГК РФ. Заявление истцом требований о взыскании штрафа обосновал длительным неисполнением ответчиком обязательств по оплате продукции и моральным аспектом.

В рассматриваемом случае суд кассационной инстанции полагает возможным учесть мнение истца и, не направляя дело на новое рассмотрение, оставить без изменения решение суда в части взыскания процентов в сумме 17 975 руб. 36 коп. В части взыскании штрафа решение следует отменить и в иске отказать.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1, 2 ч. 1 ст. 287, ч. 1, 2 ст. 288, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Решение Арбитражного суда Смоленской области от 19.04.2006 по делу N А62-963/2006 в части взыскания штрафа в размере 1728 руб. 40 коп. отменить, в этой части исковых требований предпринимателю Б.С.В. отказать.

В остальной части решение суда оставить в силе.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия.

Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 11 сентября 2006 г. N А62-963/2006

Текст постановления предоставлен Федеральным арбитражным судом Центрального округа по договору об информационно-правовом сотрудничестве

Документ приводится в извлечении: без указания состава суда, рассматривавшего дело, и фамилий лиц, присутствовавших в судебном заседании

Одновременное применение двух мер ответственности за одно и тоже правонарушение

Уважаемые коллеги! Нужна Ваша помощь! Выношу вопрос на обсуждение:
Возможно ли одновременное применение двух мер ответственности (взыскание неустойки по условиям договора и ст. 395 ГК РФ)за одно и тоже правонарушение?
Согласно условиям договора подряда, стороны несут ответственность в соответствии с действующим законодательством РФ за несисполнение своих обязательств по договору. В случае, если генподрядчик уклоняется от уплаты выполненных подрядчиком работ,подрядчик имеет право взыскать с генподрядчика неустойку в размере 0,1% от неоплаченной суммы за каждый день просрочки. При этом общий размер неустойки, уплачиваемый генподрядчиком, не может превышать 8% от суммы задолженности. В то же время ст. 395 ГК РФ предусматрено взыскание с должника процентов за пользование чужими денежными средствами. При этом не указано ограничений по взысканию процентов ввиду взыскания неустойки.

Уважаемая Татьяна! У меня к Вам вопрос: А с чего вдруг Вы считаете, что проценты за пользование чужими денежными средствами это мера ответственности. Я всегда считал такие проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, как мера обеспечения обязательства, но ни как ни мера ответственности. А по существу скажу, что нет и не может тут быть двух мер ответственности.

Чет меня занесло на повороте. Сам не понял как написал чушь по поводу мер обеспечения применяемо к ст. 395, нет конечно, имел в виду неустойку.
Но в любом случае двух мер ответственности не вижу, проценты(договорные и по ст 395 ГК) имеют разную природу.

В доктрине права у неустойки усматривают двойную природу http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=104380 Позиция судов о невозможности применения договорной неустойки и Ст. 395 ГК России сформирована давно и основана на понимании неустойки как меры ответственности.

Цена: 500 руб.

Уважаемый Ярослав! Доброго Вам здоровичка! Не смею оспаривать чье-то частное мнение, указанное по вышеприведенной ссылочке. Стараюсь все же не путать главы 23 и 25 ГК РФ, а посему не могу сказать, что неустойка не является одним из способов обеспечения обязательства. Если Вы с этим не согласны попробуйте открыть п. 1 ст. 329 ГК РФ, если это не поможет, можете остаться при своем мнении, я не настаиваю.:))

Уважаемый Борис! Спасибо! Это не я считаю, это судья так считает, предложила истцу уточнить исковые требования и пояснить (далее дословно из определения) одновременное применение двух мер ответственности за одно и тоже правонарушение.
С уважением, Татьяна.

Татьяна, исходя из п. 6 Постановления Пленумов ВС и ВАС 13/14
от 8 октября 1998 года О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ПРОЦЕНТАХ ЗА ПОЛЬЗОВАНИЕ ЧУЖИМИ ДЕНЕЖНЫМИ СРЕДСТВАМИ судья права. Однако, даже этот Пленум не дает оснований смешивать главы 23 и 25 ГК РФ.

Борис, спасибо Вам большое! Очень выручили ))

Татьяна, только вчера закончили подобный процесс с пеней-процентами во главе, причем в каком-то “извращенном” толковании со стороны истца. На этом он и погорел, продулся в первой инстанции.
Либо пеня в соответствии с условиями договора (ч.1 ст.330 ГК), либо проценты в соответствии со ст.395 ГК.
Причем, на выбор истца.
Вы ответчик или истец?

Двойная ответственность возможна?!

Светлана Сергеева, кандидат юридических наук, г. Курск.

При своевременном направлении претензии в адрес поставщика с требованием произвести возврат предоплаты за непоставленный товар у покупателя имеются основания для взыскания с поставщика как неустойки, так и процентов за пользование чужими денежными средствами. При этом данное взыскание не будет считаться двойной мерой ответственности.

При определенных обстоятельствах

Традиционной для отечественной правовой практики является недопустимость двойной ответственности в том числе в сфере регулирования гражданско-правовых отношений: за ненадлежащее исполнение обязательств по договору подлежат взысканию либо проценты за пользование чужими денежными средствами, либо неустойка.

Именно в связи со сложившимся мнением о недопустимости двойного вида ответственности особый интерес вызывает анализ Постановления Президиума ВАС от 10.12.2013 по делу N 10270/13, в соответствии с которым при определенных обстоятельствах допускается взыскивать и неустойку, и проценты за пользование чужими денежными средствами. Рассмотрим, в какой ситуации это возможно.

Фактические обстоятельства, установленные указанным выше Постановлением, являются вполне типичными для деятельности любого хозяйствующего субъекта предпринимательства. Так, между двумя обществами был заключен договор на изготовление и поставку оборудования. Условиями договора предусмотрена неустойка за несвоевременную поставку товара. В своем Постановлении Президиум ВАС делает важный вывод о том, что, если в условиях нарушения срока поставки товара покупатель не заявляет требования по возврату указанной суммы, продавец выступает должником по обязательству, связанному с передачей товара, а не по денежному обязательству, и основания для начисления процентов по ст. 395 ГК РФ на сумму предварительной оплаты в таком случае не возникают.

В случае же, когда покупателем предъявляется требование о возврате суммы предварительной оплаты за товар, продавец становится должником по денежному обязательству и на сумму удержанного аванса могут быть начислены проценты в соответствии с названной статьей.

Таким образом, до момента предъявления покупателем требования о возврате суммы предварительной оплаты продавец остается только должником по обязательству, связанному с передачей товара. Возлагаемая на него согласно п. 4 ст. 487 ГК РФ ответственность является неустойкой, взыскиваемой за просрочку передачи товара. Проценты по ст. 395 ГК РФ на сумму предварительной оплаты ввиду отсутствия денежного обязательства в данном случае начислены быть не могут.

Следовательно, если покупатель направит письменное требование о возврате уплаченной суммы предоплаты, то у поставщика одновременно возникает обязательство по оплате как неустойки за каждый день неисполненного обязательства по поставке товара, так и процентов за пользование чужими денежными средствами, подлежащих начислению на сумму предоплаты и исчисляемых с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о неосновательном обогащении.

Что говорят суды

Нашло ли такое правоприменение отражение в судебной практике?

Да, такую позицию судов мы можем обнаружить, в частности, в Постановлении Арбитражного суда МО от 04.02.2015 N Ф05-16836/2014 по делу N А40-62885/14, где судом совершенно справедливо отвергнут довод ответчика о том, что поставщиком допущено одно правонарушение – несвоевременная поставка продукции, в связи с чем одновременное взыскание неустойки и процентов противоречит принципу однократной ответственности за одно правонарушение. Суд аргументировал свою позицию тем, что неустойка в данном случае применяется за нарушение договорного обязательства о поставке, а проценты по ст. 395 ГК РФ связаны с нарушением денежного обязательства, которое ответчиком не исполнено по требованию истца.

В Постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2014 по делу N А08-2104/2014 открыто указывается на применение при рассмотрении дела правовой позиции, отраженной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 10270/13 по делу N А40-79576/12-57-759. Таким образом, правоприменитель подчеркивает, что для рассмотрения дела имеет значение именно правовая позиция ВАС РФ.

Данный механизм взыскания денежных средств в виде неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами при своевременном направлении поставщику требования о возврате предоплаты является эффективным средством восстановления нарушенных прав, позволяет максимально полно объять все меры ответственности. Одновременно стоит заметить, что взыскание в описанной ситуации и неустойки, и процентов за пользование чужими денежными средствами не является возложением двойной ответственности за одно правонарушение. Таким образом, суд не изменяет сложившихся принципов, но развивает их в конкретных случаях правоприменения.

Недобросовестный участник – директор. Привлечь к ответственности и исключить можно.

7 июля, 2017 – 12:23

Распространенный вид ответственности руководителя − имущественная ответственность за убытки, причиненные обществу, другим участникам или кредиторам юридического лица (п.п.2, 3 ст.53 ГК РФ и п.п.1, 3 ст.53.1 ГК РФ). Иные виды ответственности или не предусматривались законодательством или судебная практика не применяла их к генеральным директорам. С 2012 года ситуация поменялась: участника могут исключить за действия, которые он совершил как директор.

Суды отказывались исключать участника за деяния в качестве руководителя (постановления ФАС ВСО от 30.08.2007 № А74-16/07-Ф02-5804/07 по делу № А74-16/07, Президиума ВАС РФ от 26.08.2003 № 7325/03 по делу № А73-8694/2002-10)

Исключить участника за действия директора можно

В 2012 году ВАС РФ указал, что «…совершение участником общества с ограниченной ответственностью действий, заведомо противоречащих интересам общества, при выполнении функций единоличного исполнительного органа, может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили» (п.2 Информационного письма Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью»).

Читайте также:  Материальная ответственность водителя за служебный автомобиль

В 2015 году точку зрения выразил Верховный суд РФ. Суд приравнял к нарушениям, которые допускают исключение участника, противоречащие интересам общества действия участника в качестве директора (п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ»).

Принцип двойной ответственности не применяется

Действующее законодательство не запрещает одновременно заявлять требования о привлечении директора-участника к ответственности и исключении его из общества. Это возможно, если исключение участника является не мерой гражданско-правовой ответственности, а санкцией из-за расторжения договора

Взыскание убытков с лица, осуществляющего функции директора, − мера гражданско-правовой ответственности. Если исключение участника-директора – это тоже один из видов гражданско-правовой ответственности, то заявлять такое требование одновременно с требованием о взыскании убытков нельзя.

О.В. Гутников полагает, что исключение участника – это санкция в виде лишения участника корпоративных прав против его воли. Такая санкция может рассматриваться лишь в порядке применения мер ответственности за серьезные нарушения участником корпоративных обязанностей (Исключение участника юридического лица: мера ответственности и способ защиты корпоративных прав // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2015. N 2. С. 102 – 127).

Д.В. Ломакин отмечает, что в исключении участника нет ни одного из существенных признаков гражданско-правовой ответственности. Исключение участника не влечет за собой дополнительных имущественных обременений для него (Корпоративные правоотношения: общая теория и практика ее применения в хозяйственных обществах. М., 2008. С. 431 – 432).

Принцип «non bis in idem»

Конституция РФ содержит известный принцип − никто не может нести ответственность дважды за одно и то же правонарушение (ч.1 ст. 50). Также законодатель закрепил данный принцип в нормах уголовного, административного и налогового законодательства (ч.2 ст.6 УК РФ, п.7 ч.1 ст.24.5 КоАП РФ, п.2 ст.108 НК РФ). В ГК РФ указанный принцип отсутствует.

Необходимо отметить, что Конституция РФ, вслед за п.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, устанавливает правило о недопустимости повторного осуждения за одно и то же преступление. Гражданско-правовой деликт не относится к преступлению. Ранее в ст.65 Конституции РСФСР 1978 года (в ред. Закона от 21.04.1992) использовалась более широкая трактовка: «никто не должен дважды нести уголовную и иную ответственность за одно и то же правонарушение». С 1992 по 1993 год законодатель существенно сократил сферу действия принципа двойной ответственности.

Суды вынуждены основывать позицию о запрете на двойную ответственность на общих подходах и судебной практике. Единственное исключение из принципа недопустимости двойной ответственности в гражданском праве − возможность установления штрафной неустойки (абз.2 п.1 ст.394 ГК РФ).

Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.04.2003 № А43-6778/02-15-277
Постановлении Президиума Вас РФ от 07.04.1998 № 1537/98

В литературе эксперты приводят признаки, которые позволяют отнести исключение участника к гражданско-правовой ответственности.

Во-первых, исключение участника всегда связано с его неправомерным поведением. Затруднение деятельности общества − следствие нарушения обязанности участника не совершать действий (бездействий), которые существенно осложняют или делают невозможным достижение целей, ради которых создана корпорация (п.4 ст.65.2 ГК РФ).

Во-вторых, выплата исключенному участнику денежного эквивалента стоимости корпоративных прав не означает, что участник не несет никаких дополнительных имущественных потерь. Рыночная цена акций (долей) может существенно превышать часть стоимости чистых активов. Участник не сможет получать в будущем дивиденды от результатов деятельности общества.

Ключевой признак юридической ответственности − лишение субъективных гражданских прав либо возложение новых или дополнительных гражданско-правовых обязанностей в результате применения санкции за правонарушение (Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. С. 97). А вышеперечисленные последствия возникают не в силу исключения, а в результате иных обстоятельств – к примеру, роста рыночной стоимости доли, нарушения срока ее выплаты и т.д. Эти обстоятельства напрямую не связаны с санкцией.

Согласно позиции А.А. Кузнецова, исключение участника необходимо рассматривать как санкцию за нарушение, вытекающую из заключенного между сторонами соглашения и обязанности действовать в интересах общества. В этом случае санкция − расторжение договора о совместной деятельности с целью извлечения прибыли путем создания юридического лица. Судебная практика признает расторжение договора мерой ответственности, но не исключает возможности применить к правонарушителю иные имущественные санкции.

Расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время. Но кредитор вправе требовать с должника суммы основного долга и имущественные санкции в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора (п.1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 № 104). Таким образом, обязанность общества выплатить участнику действительную стоимость его доли также укладывается в концепцию того, что исключение участника представляет собой вид договорной ответственности.

Наличие чистых активов свидетельствует о положительном результате деятельности общества, который возник, в том числе, в результате деятельности исключаемого участника и засчет внесенной им доли. В этом случае, при исключении, указанная сумма представляет собой неосновательное обогащение на стороне юридического лица.

Постановления ФАС СЗО от 23.11.12 по делу № А56-33552/2011, 8 ААС от 15.01.15 № 08АП-13078/2014 по делу № А75-8153/2014 АС СЗО от 12.12.14 по делу № А56-15389/2014

Исключить директора – участника можно за злоупотребления и недобросовестность

Исключить участника-директора из общества можно. Если у компании уже будет судебное решение о взыскании убытков с участника-директора, это поможет доказать недобросовестное поведение участника и наличие неблагоприятных последствий.

Позицию общества в споре усилят доказательства того, что участник-директор действовал неразумно, недобросовестно и препятствовал деятельности общества.

Судебная практика применяет ст.53.1 ГК РФ, если доказан факт недобросовестного и неразумного поведения лица. Лицо, которое входит в состав органов юридического лица, обязано действовать в его интересах добросовестно и разумно.

Если директор нарушает эту обязанность, по требованию юридического лица или его участников, он должен возместить убытки, причиненные таким нарушением (п.1 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»).

В законе недобросовестное и неразумное поведение участника не закреплены как основания для исключения последнего из общества. Главные признаки поведения, которое допускает исключение участника, − создание препятствий для деятельности общества (ст.10 ФЗ об ООО, п.1 ст.67 ГК РФ).

Идентичная точка зрения изложена в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью»:

— пункт 1 — «мера в виде исключения участника подлежит применению в случаях, когда лицо совершает действия, заведомо влекущие вред для общества, тем самым нарушая доверие между его участниками и препятствуя продолжению нормальной деятельности общества»;

— пункт 2 — «совершение участником общества с ограниченной ответственностью действий, заведомо противоречащих интересам общества, при выполнении функций единоличного исполнительного органа может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили»;

— пункт 3 — «совершение участником общества с ограниченной ответственностью действий, заведомо противоречащих интересам общества, при осуществлении полномочий, предоставленных ему на основании доверенности, выданной обществом, может являться основанием для исключения такого участника из общества, если эти действия причинили обществу значительный вред и (или) сделали невозможной деятельность общества либо существенно ее затруднили»;

— пункт 4 — «голосование участника по вопросам повестки дня общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, а равно систематическое уклонение от участия в собраниях могут являться основанием для исключения участника из общества, если такие действия (бездействие) причиняют значительный вред обществу или делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют».

Зачет требований

Закон не исключает возможности зачета требований по возмещению убытков и выплате действительной стоимости доли. Нормы закона предусматривают зачет встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования (ст.410ГК РФ).

Однородность. Такие требования возникают из обязательств, в которых участвуют одни и те же лица (юридическое лицо и участник-директор). Обязательства однородные по предмету исполнения – денежные. Сейчас суд не признает тождество правовой природы требований необходимым условием для признания встречных требований однородными. Раньше судебная практика признавала отношения из различных оснований неоднородными. В одном из дел суд установил, что требование об уплате покупной цены и требование о возмещении убытков − не однородные (постановление ФАС ВСО от 03. 02.04 № А33-06480/03-С1-Ф02-56/04-С2).

Ситуация начала меняться в 2001 году. Президиум ВАС РФ указал, что ст.410 ГК РФ не требует, чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства (п.7 Информационного письма от 29.12.2001 № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»).

Бесспорность. Президиум ВАС РФ указал, что бесспорность требований для зачета и отсутствие возражений сторон о наличии и размере требований ГК РФ не определяет в качестве условий зачета. Если есть спор по одному из требований, это не препятствует сторонам подать заявление о зачете. Есть одно условие: в суде не должно быть спора по обязательству, которое стороны хотят прекратить (постановление ВАС РФ от 07.02.12 № 12990/11 по делу № А40-16725/2010-41-134).

Указанные действия участника носят следующие признаки:

— участник в рамках своих прав совершает действия недопустимым способом или средствами;

— нарушаются права или законные интересы участников или юридического лица в целом.

Все перечисленное подпадает под основные характеристики злоупотребления правом. Участник в данном случае пользуется субъективным правом в противоречии с его назначением, что приводит к конфликту интересов юрлица и конкретного участника.

Злоупотребление правом суд устанавливает через призму добросовестности. Суд откажет в защите недобросовестному лицу, если это лицо не соблюдает принципы разумности и добросовестности (постановление Президиума ВАС РФ от 14.11.2006 № 8259/06 по делу № А40-38670/04-63-424). Несмотря на то что прямого указания на недобросовестное поведение лица при применении п. 1 ст. 67 ГК РФ в законе нет, доказательства недобросовестного поведения могут повлиять на исход спора об исключении участника.

Оценить добросовестность поведения участника-директора помогут положения п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». В пункте 1 этого же постановления указано, что суд признает участника недобросовестным, если доказать, что участник знал или должен был знать о том, что на момент совершения его действия не отвечали интересам юридического лица.

Ссылка на основную публикацию