Привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц

ВС пояснил нюансы привлечения контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности

30 сентября Верховный Суд РФ вынес Определение № 307-ЭС17-11745 (2) по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности должника его контролирующих лиц и взыскании с них свыше 2,7 млрд рублей.

Обстоятельства дела

С ноября 2000 г. Вениамин Грабар являлся президентом ОАО «Промышленная группа «Ладога» и участником АО «Холдинговая компания «Ладога», которая была собственником торговых марок группы компаний. В июле 2014 г. данный гражданин стал управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» (участник ООО «Ран-Эстейт», в собственности которого находится имущественный комплекс группы компаний «Ладога»). В период с 1999 г. до февраля 2010 г. Вениамин Грабар также был генеральным директором ООО «Холдинговая компания «Ладога», с 2014 г. – президентом ОАО «Ладога Дистрибьюшен», осуществляющего дистрибуцию алкогольной продукции группы компаний «Ладога».

В свою очередь, Андрей Купоросов в период с марта 2010 г. по февраль 2015 г. являлся руководителем, а в последующем ликвидатором ОАО «Промышленная группа «Ладога». Он также был участником АО «Холдинговая компания «Ладога», до сентября 2015 г. – участником КТ «Ладоком холдинг КГ».

В ходе выездных налоговых проверок «Промышленной группы «Ладога» было установлено, что в 2010–2011 гг. общество при участии подконтрольных ему фирм-«однодневок» осуществляло мероприятия, направленные на уменьшение налоговой нагрузки и получение необоснованной налоговой выгоды. В результате выявления искажения данных бухгалтерской отчетности налоговики доначислили обществу суммы налогов, сборов, пеней и штрафов.

Контролирующие органы также выявили факт вывода значительного объема денежных средств должника (свыше 1 млрд руб.) в пользу иностранной компании «Максбурн Лимитед». Так, поступающие от хозяйственной деятельности общества денежные средства перечислялись по цепочке в течение одного или двух банковских дней на расчетные счета доверенных лиц, а далее на счета организаций, имеющих договорные отношения с должником, либо на счета фирм-«однодневок». Указанные действия осуществлялись с января 2012 по декабрь 2013 г.

В марте 2014 г. при наличии задолженности по уплате обязательных платежей в бюджет РФ произошла реорганизация «Промышленной группы «Ладога»: имеющиеся активы юрлица были переведены на вновь созданное ООО «Группа Ладога», которое фактически начало работать в тех же помещениях и на оборудовании, ранее принадлежавшем должнику, с теми же работниками и контрагентами.

Кассация отказалась привлекать к субсидиарной ответственности одного из двух контролирующих лиц

В рамках дела о банкротстве должника ФНС России обратилась в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности ряда лиц, включая Вениамина Грабара и Андрея Купоросова, а также о взыскании с них в солидарном порядке свыше 2,7 млрд руб.

Арбитражный суд удовлетворил заявление налоговой службы лишь частично. Он привлек Вениамина Грабара и Андрея Купоросова к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, отказав в удовлетворении остальной части заявления. Производство по обособленному спору было приостановлено до окончания расчетов с кредиторами. Впоследствии апелляция поддержала решение первой инстанции.

Обе инстанции исходили из того, что спорные действия должника не могли осуществляться без одобрения, участия и контроля указанных граждан, занимающих ключевые позиции в его руководстве. Суды также учли, что признаки неплатежеспособности общества возникли из-за привлечения к ответственности за налоговые правонарушения и взыскания с него значительной суммы задолженности в бюджет РФ. Впоследствии в результате перевода всего имущественного комплекса, товарных знаков и персонала общества в ООО «Группа Ладога» должник окончательно утратил возможность осуществлять хозяйственную деятельность и рассчитываться с кредиторами. Следовательно, несостоятельность «Промышленной группы «Ладога» связана не с объективными рыночными факторами, а исключительно с его поведением, воля которого формируется именно контролирующими лицами.

Однако впоследствии окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций относительно привлечения к субсидиарной ответственности Вениамина Грабара, отказав в удовлетворении заявления в этой части. Суд округа отметил, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору последнего. Он лишь контролировал эффективное взаимодействие трудового персонала должника, его структурных подразделений в целях достижения наибольшей экономической и маркетинговой эффективности, а также внедрение научно-технического прогресса по всем направлениям его деятельности.

Верховный Суд посчитал привлечение к субсидиарной ответственности обоснованным

В кассационной жалобе в Верховный Суд ФНС России просила отменить постановление окружного суда, ссылаясь на существенные нарушения норм права.

Изучив материалы дела № А56-83793/2014, высшая судебная инстанция отметила, что различные редакции Закона о банкротстве предусматривали и продолжают предусматривать возможность привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности за доведение должника до банкротства (создание ситуации, когда невозможно погасить требования кредиторов).

«Несмотря на последовательное внесение законодателем изменений в положения, регулирующие спорные отношения, правовая природа данного вида ответственности сохранилась. Как ранее, так и в настоящее время к такой ответственности подлежало привлечению лицо, осуществляющее фактический контроль над должником (независимо от юридического оформления отношений) и использовавшее властные полномочия во вред кредиторам, то есть своими действиями приведшее его к банкротству», – отмечено в определении.

В то же время Верховный Суд подчеркнул, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ о некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве от 21 декабря 2017 г. № 53). «Напротив, конечный бенефициар, не имеющий соответствующих формальных полномочий, в раскрытии своего статуса контролирующего лица не заинтересован и старается завуалировать как таковую возможность оказания влияния на должника. При ином подходе бенефициары должника в связи с подконтрольностью им документооборота организации имели бы возможность в одностороннем порядке определять субъекта субсидиарной ответственности путем составления внутренних организационных документов (локальных актов) выгодным для них образом, что недопустимо. Статус контролирующего лица устанавливается в том числе через выявление согласованных действий между бенефициаром и подконтрольной ему организацией, которые невозможны при иной структурированности отношений», – пояснил Суд.

В рассматриваемом деле, указал ВС, Вениамин Грабар, согласно карточкам банковских счетов, был вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно. Он является управляющим КТ «Ладоком холдинг КГ» и участником АО«Холдинговая компания «Ладога», которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности). На встрече с представителями ФНС России при разрешении вопроса о снятии ареста со счетов ООО «Группа Ладога», а также в СМИ этот гражданин позиционировал себя в качестве бенефициара группы компаний «Ладога».

Как пояснил ВС РФ, именно совокупность вышеуказанных факторов позволила первой и второй судебным инстанциям констатировать наличие у Вениамина Грабара признаков контролирующего должника лица с возможностью формирования и реализации финансовых и иных административно-хозяйственных решений. Следовательно, бремя опровержения доводов ФНС России возлагается на указанного гражданина как процессуального оппонента. При этом ответчику недостаточно ограничиться только отрицанием обстоятельств, на которых настаивает истец, так как ему необходимо представить собственную версию вменяемых ему событий.

Высшая судебная инстанция заключила, что Вениамин Грабар не пояснил, как его предшествующее поведение согласуется с позицией в рассматриваемом обособленном споре, по которой он не признает себя контролирующим должника лицом. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты первой и второй инстанций.

Представитель Вениамина Грабара не согласился с выводами ВС

В судебном разбирательстве интересы Вениамина Грабара представлял управляющий партнер юридического центра «Lex&Juris» Захарий Моллер.

В комментарии «АГ» он сообщил, что определение Верховного Суда повлечет формирование отрицательной практики привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Он также отметил, что Судебная коллегия по экономическим спорам скорее внесла путаницу, чем единообразие в вопросах определения лица в качестве контролирующего.

По его мнению, вывод Суда о том, что Вениамин Грабар является бенифициарным владельцем, основан лишь на следующих обстоятельствах:

  • возможность (но не фактическая реализация права) распоряжаться денежными средствами должника;
  • участие и управление компаниями, которым принадлежат используемые должником основные активы (по сути, контрагенты должника);
  • встречи с представителями налогового органа;
  • якобы «позиционирование» себя в качестве бенефициара в СМИ.

«При этом Верховный Суд вышел за пределы своих полномочий, так как переоценил ряд фактических обстоятельств. Суды первой и апелляционной инстанций в основу своего вывода о наличии у Вениамина Грабара признаков контролирующего лица положили лишь только факт его участия и управления АО «Холдинговая компания «Ладога» и КТ «Ладоком холдинг КГ». ВС РФ, отменяя постановление окружного суда, не дал никакой оценки его выводам об экстраординарности такого механизма защиты прав кредиторов, как субсидиарная ответственность. Таким образом, Верховный Суд противоречит сам себе, так как в своем постановлении Пленума от 21 декабря 2017 г. № 53 он прямо указал, что «привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности является исключительным механизмом восстановления нарушенных прав кредиторов». Совокупность обстоятельств, на которые сослался Верховный Суд РФ, не является достаточной для того, чтобы однозначно сделать подобный вывод, они являются косвенными доказательствами, которые напрямую друг с другом не согласуются», – полагает Захарий Моллер.

По его словам, в материалах дела нет ни единого доказательства того, что непосредственно Вениамин Грабар совершал какие-либо действия или заключил сделку, направленные на причинение вреда должнику или его кредитором. Он подчеркнул, что в противном случае налоговый орган в первую очередь сослался бы на это, а суды бы указали это в своей мотивировке решений. «Поэтому возложение на указанного гражданина бремени опровергать доводы налогового органа не имеет под собой законного основания. Бремя доказывания наличия оснований для ответственности лежит в данном случае на кредиторе – налоговом органе», – пояснил юрист.

Захарий Моллер добавил, что неопределенность в вопросах определения лица как контролирующего заключается также и в том, что Верховный Суд не дал внятную систему координат, по которой должностные лица компаний смогли бы однозначно определить себя как контролирующее лицо. «Подход ВС РФ не согласуется и с признаками для определения лица как контролирующего в ст. 61.10 Закона о банкротстве. Он также противоречит ст. 10 Закона, действующей на момент признания должника банкротом. «В определении Верховного Суда мы не видим то, как соотносятся установленные судом обстоятельства с нормой закона, раскрывающей признаки контролирующего лица», – подытожил юрист

Эксперт «АГ» оценил значимость выводов Верховного Суда

Юрист юридического бюро «ОЛИМП» Иван Хорев полагает, что определение ВС является важным, в первую очередь из-за того, что Суд дал более-менее ясные критерии и примеры того, какими косвенными доказательствами может быть подтвержден статус бенефициара должника и как их следует опровергать привлекаемому к ответственности бенефициару.

«Основной проблемой в данной категории споров является все-таки процесс доказывания того, что то или иное лицо осуществляло фактический контроль за должником и могло определять действия его органов управления, при этом формально не являясь руководителем должника. Вторым, не менее важным, выводом суда является указание на обязанность привлекаемого к ответственности лица со ссылками на доказательства раскрыть собственную версию инкриминируемых ему событий, что само по себе должно служить наиболее объективной оценке всех обстоятельств дела», – пояснил эксперт.

По его словам, тем самым Верховный Суд разъяснил стандарт доказывания бенефициаром своей добросовестности. «Выводы ВС, безусловно, будут учитываться судами нижестоящих инстанций при рассмотрении подобных споров, а также будут способствовать наиболее всестороннему судебному разбирательству по такой категории споров», – заключил Иван Хорев.

Возможность субсидиарной ответственности руководителя и контролирующих лиц в случае банкротства юридического лица

Материал предоставлен корпоративным изданием для клиентов ГК «ИРБиС» «Система успеха»

Известно ли вам, что даже если у компании-должника нет имущества, и она признана банкротом, то обязанность выплачивать долги из собственных средств может быть возложена на ее руководителя, а также учредителей (участников)? Законодательство о банкротстве как раз предусматривает возможность привлечения к субсидиарной ответственности лиц, виновных в банкротстве должника. Субсидиарная ответственность контролирующих и должностных лиц по обязательствам должника представляет собой дополнительную ответственность к ответственности компании (основного должника).

В данной статье мы рассмотрим вопросы, связанные с привлечением к ответственности учредителей (участников) и руководителя юридического лица за действия, вызвавшие его банкротство.

Правовое регулирование

Общие нормы о возложении субсидиарной ответственности за доведение юридического лица до банкротства предусмотрены частью первой ГК РФ.

Согласно абз.2 п.3 ст.56 ГК РФ, если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, на таких лиц, в случае недостаточности имущества юридического лица, может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Дальнейшее развитие институт субсидиарной ответственности получил в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N 127-ФЗ (далее – Закон N 127-ФЗ). Статьей 2 указанного Закона введено понятие «контролирующих лиц»:

Читайте также:  Солидарная ответственность участников ООО

контролирующее должника лицо – лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем два года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом (в частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны члены ликвидационной комиссии, лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника, лицо, которое имело право распоряжаться пятьюдесятью и более процентами голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью).Из смысла п.4 ст. 10 Закона N 127-ФЗ следует, что контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей.

Аналогичные правовые нормы о привлечении к субсидиарной ответственности учредителей (участников, собственников) хозяйственных обществ, государственных и муниципальных предприятий за доведение юридических лиц до банкротства содержатся в ч.3 ст.3 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» N 14-ФЗ от 08.02.1998, п.3 ст.3 Федерального закона «Об акционерных обществах» N 208-ФЗ от 26.12.1995, п.2 ст.7 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» N 161-ФЗ от 14.11.2002.

Условия привлечения к субсидиарной ответственности

Как уже было указано выше, лица, которые, используя свои полномочия определять действия юридического лица, привели его к банкротству, несут субсидиарную ответственность по долгам должника.

«Субсидиарная» означает «дополнительная»: если имущества юридического лица недостаточно для удовлетворения требований кредиторов, то долги могут быть взысканы из личного имущества руководителя, учредителя.

Для привлечения должностных и контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности мало доказать факт дачи обязательных для исполнения указаний, кроме этого необходимо установить причинно-следственную связь в действиях вышеуказанных лиц и неблагоприятных последствий в виде причинения имущественного вреда интересам кредиторов, то есть невозможности погасить свои долги.

Итак, рассмотрим условия привлечения должностных и контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности.

1) Надлежащий субъект ответственности.
Это лицо, обладающее правом давать обязательные указания либо возможностью иным образом определять действия юридического лица (см., например, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14 апреля 2008 года N КГ-А40/2650-08-П).

В соответствии с положениями ГК РФ (абз.2 п.2 ст.56) к субъектам субсидиарной ответственности относятся: учредители (участники), собственники имущества юридического лица и другие лица, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия. Кроме того, п. 5 ст. 10 Закона N 127 – ФЗ прямо относит к числу субъектов ответственности руководителя должника.

2) Факт банкротства юридического лица.
Привлечение должностных или контролирующих должника лиц возможно только после признания юридического лица банкротом, то есть после вступления в законную силу решения арбитражного суда о признании должника банкротом

3) Причинно-следственная связь.
Причинно-следственная связь является обязательным элементом гражданско-правовой ответственности, при этом бремя доказывания возлагается на истца.

Для привлечения к субсидиарной ответственности необходимо доказать, каким образом действия или бездействия должностных, контролирующих лиц должника довели до банкротства. В целях установления причинно-следственной связи между действиями ответчика (субъекта субсидиарной ответственности) и несостоятельностью должника, как правило, используют данные бухгалтерской отчетности, материалы финансового анализа, позволяющие оценить сроки и динамику уменьшения имущества юридического лица. Кроме того, исследуются вопросы того, является ли банкротство непосредственным следствием действий ответчика, или к банкротству привели какие-либо иные причины.
Вопрос доказывания причинно-следственной связи в действиях ответчика по доведению юридического лица до банкротства является наиболее сложным и далеко не всегда удается истцу (см., например, Определение Высшего арбитражного суда РФ от 31 мая 2010 года N ВАС-6431/10; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 22 марта 2010 года N КГ-А40/1948-10; Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 21 октября 2009 года N Ф03-5354/200).

4) Вина субъектов субсидиарной ответственности в банкротстве должника.
В силу п.4 ст.10 Закона N 127-ФЗ одним из необходимых условий для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника является вина соответствующего лица в доведении до банкротства (см., например, Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 июня 2011 года N Ф04-2903/11 по делу N А03-6321/2009; Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24 мая 2011 года N Ф02-1739/11 по делу N А19-18170/09).

Вина выражается в неисполнении лицом обязанностей принимать должные меры, направленные на соблюдение прав третьих лиц, а также соблюдать должную степень разумности, заботливости и осмотрительности. С целью доказывания вины ответчика по делам о доведении до банкротства выясняются различные обстоятельства, указывающие на умысел или небрежность, допущенные ответчиком при даче указаний должнику, в совершении от его имени сделок или иных юридических действий.

Ответственность руководителя организации-банкрота

В соответствии с положениями Закона N 127-ФЗ специальным субъектом субсидиарной ответственности в деле о банкротстве является руководитель организации-банкрота. Ответственность руководителя предусмотрена за неподачу заявления должника в случаях, установленных ст. 9 Закона N 127 – ФЗ.

Согласно п. 1 ст. 9 Закона N 127-ФЗ руководитель должника или индивидуальный предприниматель обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае если:
– удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;
– органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;
– органом, уполномоченным собственником имущества должника – унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;
– обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;
– должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

В силу п. 2 ст. 9 Закона N 127-ФЗ заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в вышеуказанных случаях не позднее, чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

Кроме того, субсидиарная ответственность руководителя может наступить за нарушение обязательного порядка составления, ведения и хранения документов бухгалтерского учета и отчетности, выразившееся в отсутствии таких документов (или в отсутствии в них необходимых сведений об имуществе и обязательствах должника) либо в искажении их содержания (ст.7 Федерального закона «О бухгалтерском учете» N 129-ФЗ от 21.11.1996).

В отличие от субсидиарной ответственности контролирующих лиц размер ответственности руководителя по этому основанию не может быть уменьшен судом, как допускает п. 4 ст. 10 Закона N 127-ФЗ. Также применительно к данному случаю законодателем сформулирован усеченный состав нарушения, то есть для возложения ответственности достаточно лишь доказать факт отсутствия или искажения документов, содержащих сведения об имуществе должника, и руководитель как специальный субъект по специальной норме будет привлечен к субсидиарной ответственности по всем долгам банкрота.

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц

В соответствии с п. 4 ст. 10 Закона N 127-ФЗ установлено, что контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного имущественным правам кредиторов в результате исполнения указаний контролирующих должника лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу.

Контролирующие лица признаются солидарными должниками.

Солидарные должники – это лица, которые совместно несут ответственность по всем обязательствам. При этом кредитор имеет право предъявлять требования как к одному из этих лиц, так и сразу ко всем.

Формулировка п. 4 ст. 10 Закона N 127-ФЗ означает, что конкурсный управляющий или кредитор (п. 12 ст. 142 Закона N 127-ФЗ) при недостаточности имущества организации-банкрота для полного удовлетворения требований кредиторов привлекает к ответственности любое лицо или любых лиц, которые признаются контролирующими должника, и привлекает их в любом размере в пределах суммы непогашенной задолженности.

Поскольку в некоторых ситуациях данное положение было бы несправедливым по отношению к указанным лицам, законодатель ввел основания для снижения или освобождения от субсидиарной ответственности конкретного лица, к которому обращены соответствующие требования. Право снижать размер ответственности или совсем освобождать от нее принадлежит суду.

Так, арбитражный суд, установив, что размер вреда, причиненного имущественным интересам кредиторов по вине контролирующего лица, оказался существенно меньше размера обращенных к нему требований, может уменьшить размер ответственности, и контролирующее лицо вообще не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности по этим основаниям, если докажет, что действовало в интересах организации-должника добросовестно и разумно. Определять, являются ли конкретные действия, совершенные в интересах должника, разумными и добросовестными, суд будет на свое усмотрение в каждом конкретном случае.

Доказывать наличие оснований для непривлечения к субсидиарной ответственности или уменьшения ее размера, скорее всего, придется самому привлекаемому лицу. Даже если привлекаемый к ответственности не докажет добросовестность и разумность своих действий – это не означает, что его автоматически привлекут к субсидиарной ответственности. Суд также в процессе судебного разбирательства полно и всесторонне исследует все обстоятельства дела и на основании всех представленных доказательств может установить факт невиновности привлекаемого лица и, соответственно, освободит от ответственности контролирующее лицо.

Особенности возложения субсидиарной ответственности по налоговым долгам

Условия возложения субсидиарной ответственности в налоговой сфере несколько отличаются от субсидиарной ответственности в гражданском праве. В налоговых правоотношениях отсутствует волевой элемент, так как основной должник (организация) не имеет денежных средств, необходимых для погашения налоговой задолженности. В гражданских правоотношениях допустима ситуация, когда основной должник имеет финансовые возможности, но отказывается исполнять свои обязательства по каким-то иным причинам.

Согласно п. 2 ст. 49 НК РФ: «Если денежных средств ликвидируемой организации, в том числе полученных от реализации ее имущества, недостаточно для исполнения в полном объеме обязанности по уплате налогов и сборов, пеней и штрафов, остающаяся задолженность должна быть погашена учредителями (участниками) указанной организации в пределах и порядке, которые установлены законодательством РФ».

Таким образом, возможность применения субсидиарной ответственности по налоговым долгам предусмотрена законодательством о налогах и сборах, но в порядке, установленном гражданским законодательством.

В соответствии со ст. 399 ГК РФ до предъявления требований о возложении субсидиарной ответственности кредитор должен предъявить требование к основному должнику.
Кроме того, п. 2 ст. 49 НК РФ, устанавливающий возможность субсидиарной ответственности участников/учредителей по налоговым долгам компании, действует исключительно в случае банкротства юридического лица по вине ее участников. Иных вариантов нет.

Можно определить следующие условия ответственности участников (учредителей) организаций по налоговым долгам:
– ликвидация компании как последствие ее банкротства;
– недостаточность денежных средств компании;
– вина участников в доведении компании до банкротства.

Отсутствие хотя бы одного из условий делает невозможным предъявление налоговым органом требований участникам компании по уплате долгов перед бюджетом. Сложной задачей выступает установление вины участников в банкротстве компании. Участники юридического лица должны действовать с прямым умыслом.

Ликвидация не всегда может быть вызвана несостоятельностью компании. В ст. 61 ГК РФ установлены основания для ликвидации организации. Поэтому в случае если ликвидация компании не является следствием его банкротства, то отсутствуют основания для применения п. 2 ст. 49 НК РФ и взыскания с участников долгов по налогам.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности

Пункт 12 ст. 142 Закона N 127-ФЗ дает конкурсным кредиторам и уполномоченным органам возможность самостоятельно требовать привлечения соответствующих лиц к субсидиарной ответственности, если их требования не были удовлетворены за счет конкурсной массы.

Кроме того, Закон N 127-ФЗ предоставляет кредиторам право либо самостоятельно, наравне с конкурсным управляющим, подать такое заявление (п. 12 ст. 142 Закона N 127-ФЗ), либо инициировать его подачу иным образом – путем принятия решения на собрании кредиторов (комитетом кредиторов) о подаче конкурсным управляющим заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц (п. 6 ст. 10 Закона N 127-ФЗ). В обоих случаях данное заявление рассматривается в рамках дела о банкротстве конкретного юридического лица.

Заключение

Законодательство о банкротстве преследует цель погашения задолженности должника перед кредитором. Но на практике чаще всего бывает так, что размер требований кредиторов многократно превышает стоимость имущества должника. При этом, зачастую, невозможность рассчитаться по долгам с кредиторами в деле о банкротстве из-за недостаточности имущества является следствием действий лиц, контролирующих должника.

Для защиты кредиторов законодатель предусмотрел возможность привлечения к дополнительной (субсидиарной) ответственности лиц, виновных в банкротстве должника. В связи с этим хозяйствующим субъектам, отвечающим признакам неплатежеспособности и стоящим на грани банкротства, следует иметь ввиду, что законодательство о банкротстве позволяет кредиторам рассчитывать на удовлетворение своих требований в полном объеме – если не за счет должника-банкрота, то за счет его руководителя или учредителя.

Читайте также:  Административная ответственность за проживание без регистрации

Привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, исключенного из ЕГРЮЛ как недействующего

Уважаемые коллеги, сегодня хотелось бы обсудить с Вами тему привлечения лиц, контролирующих должников, к субсидиарной ответственности должников, исключенных из ЕГРЮЛ как недействующих.

Прошло немногим более двух лет со дня вступления в силу Федерального закона от 28.12.2016 года N 488-ФЗ , которым в частности был введен в действие пункт 3.1. в ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» о субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должников, исключенных ФНС из ЕГРЮЛ как недействующих.

Признаться, когда был принят данный закон, я с нетерпением ждала вступления его в законную силу и наивно думала: «Вот теперь мы заживем! Наконец-то можно не впадать в банкротство и привлечь собственников бизнеса к реальной ответственности с минимальными издержками.» Но как оказалось не все так просто как казалось на первый взгляд.

У меня были «перспективные» должники, на которых ну очень хотелось попробовать действие данной нормы, и когда я стала готовить свой первый иск по данной категории дел, то как и все мои коллеги начала изучать практику, которая хоть и в небольшом количестве, но уже была к этому времени (на момент подачи иска – март 2018 года, норма об ответственности действовала уже пол года).

При изучении практики я была очень сильно удивлена обилием дел данной категории в СОЮ, потому как искренне была уверена, что это только арбитраж – т.к. корпоративный спор в чистом виде и по другому быть не может.

Забегая вперед, скажу, что я пошла в арбитраж и не прогадала, многие меня поймут, не лежит у меня душа к СОЮ по вполне объективным причинам))))

На сегодняшний день мне удалось найти в открытом доступе 76 решений по данной категории дел (и это за 2 года. ). И вот друзья, сухая статистика: из них 27 – вынесены арбитражными судами, остальные СОЮ.

Несмотря на то, что статистика явно не в пользу арбитражных судов, я все еще продолжаю считать, что данная категория дел относится к корпоративным спорам в независимости от наличия у ответчиков статуса ИП, ведь спор связан с ликвидацией основного должника – ЮЛ (ст. 27, 225.1. АПК РФ нам позволяет обосновать свои доводы о подведомственности данного спора арбитражным судам). Но не буду подробно останавливаться на данном вопросе,т.к. хотелось бы поговорить с Вами о действенных приемах, которые позволят добиться положительного решения по Вашему иску.

Буду анализировать решения АС, т.к. выше уже писала, не лежит у меня душа к СОЮ.

Сразу скажу, что даже в моих любимых АС опять таки статистика не утешительная: из 27 дел, рассмотренных АС лишь по 11 вынесены положительные решения.

В целом при изучении судебных актов, такое ощущение, что пока наши суды не готовы привлекать контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по долгам основных должников, исключенных из ЕГРЮЛ.

Справедливости ради хотелось бы отметить, что и истцы в большинстве случаев идут не подготовленными, рассчитывая на «автоматическое» удовлетворение их требований только потому, что должник исключен из ЕГРЮЛ как недействующий.

Круг лиц, на которых пытаются возложить субсидиарную ответственность как правило ограничивается – единоличным исполнительным органом, крайне редко учредителем (по ним статистика еще хуже) и пока не разу не встречала дел о привлечении «реальных» собственников бизнеса как лиц, контролирующих должника, хотя сама норма нам позволяет это сделать.

Пока, к сожалению, ни одно из рассмотренных дел не дошло до Верховного суда (отказные определения не принимаем во внимание), но уже в судебных актах прослеживается некая логика и последовательность, несмотря на специфичность спора и огромное влияние конкретных обстоятельств дела на итоговое решение.

Начнем с первоисточника – ч. 3.1. ст. 3 Закона об ООО, которая гласит:

Исключение общества из единого государственного реестра юридических лиц в порядке, установленном федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц для недействующих юридических лиц, влечет последствия, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации для отказа основного должника от исполнения обязательства. В данном случае, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица, указанные в пунктах 1 – 3 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, действовали недобросовестно или неразумно, по заявлению кредитора на таких лиц может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам этого общества.

Но что такое недобросовестность и неразумность? Как ее доказать, если прямых доказательств у истца нет?

Как я уже писала выше суды неохотно удовлетворят иски, а учитывая специфику спора, представить прямые доказательства, что контролирующие лица вывели активы исключенного ЮЛ практически невозможно: истец не имеет доступ к указанной информации, ответчик ее не предоставляет, так сказать круг замкнулся, и как Вы понимаете не в пользу истца.

Исходя из анализа судебных актов в данной категории, нам поможет выиграть активное применение презумпций по корпоративным спорам о возмещении убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица.

Все помнят замечательное постановление пленума ВАС РФ от 30.07.2013 года № 62, в котором обозначены признаки недобросовестности и неразумности, а также распределение бремени доказывания по данной категории дел.

И вот тут к нам на помощь приходит постановление пленума № 62.

В абсолютном большинстве положительных решений суды распределяли бремя доказывания согласно разъяснениям, которые указаны в данном постановлении, как правило ответчику всегда есть, что скрывать, и в данном случае такая скрытность трактуется не в пользу ответчика (Постановление АС МО от 01.10.2019 года по делу № А41-2077/2019, Постановление 11 ААС по делу №А55-32550/2018, Постановление 17 ААС по делу №А50-30256/2018, постановлени АС ЗСО от 06.07.2018 года по делу № А70-10139/2017).

Повторюсь, что, к сожалению, исключение основного должника из ЕГРЮЛ не влечет автоматическое возложение субсидиарной ответственности на контролирующих лиц, по крайней мере пока, но ссылаться на неразумное бездействие контролирующих лиц за не сдачу отчетности в ФНС и отсутствие хозяйственных операций по счету, что является основанием для признания ЮЛ недействующим и его последующим исключением из ЕГРЮЛ, в связке с постановлением пленума ВАС № 62 является вполне эффективным способом доказывания вины контролирующих лиц в причинении убытков истцу, в совокупности с другими обстоятельствами дела (Постановление 7ААС по делу № А27-8490/2018, решение АС Нижегородской области от 07.02.2018 года по делу № А43-32932/2017, решение АС Удмуртской Республики от 04.02.2019 года по делу № А71-15800/2018, решение АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 21.09.2019 года по делу № А56-140173/2018).

Также доказательствами недобросовестности контролирующих лиц, является их уклонение от обязанности инициировать банкротство (данный довод поможет Вам также подтянуть учредителя к ответственности) (решение АС Нижегородской области от 07.02.2018 года по делу № А43-32932/2017, постановление 7 ААС от 25.12.2018 года по делу № А27-8490/2018).

Здесь могут возникнуть трудности: как доказать, что такая обязанность у контролирующих лиц была, ведь у нас нет доказательств, подтверждающих признаки несостоятельности? В этом случае нам снова на помощь придут презумпции: согласно статьи 2 Закона о банкротстве, неплатежеспособность – прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное (Постановление АС МО от 09.10.2018 N Ф05-16161/2018 по делу N А40-44381/2016).

В целом из анализа судебных актов видно, что суды хотят видеть в деле не просто «формальные» доказательства неразумности или недобросовестности ответчиков в форме не сдачи отчетности или уклонение от обязанности инициировать банкротство, а доказательства, подтверждающие недобросовестность действий ответчиков по уходу от исполнения обязательств основного должника – ЮЛ.

Такими доказательствами в частности могут служить банковские выписки со счетов должника, документы, подтверждающие отчуждение имущества (как доказательства вывода активов).

Косвенными доказательствами, благоприятно принимаемыми судами, являются совокупность материалов исполнительного производства, подтверждающая отсутствие имущества у основного должника (если в свою очередь Ваш долг возник в результате продажи этому должнику товара), картотека дел, подтверждающая отсутствие судебных споров о взыскании задолженности, в которых основной должник выступает в роли истца (как доказательство того, что должник продал Ваш товар, получив за него оплату в полном объеме, что свидетельствует об отсутствии у него намерения погашать задолженность перед истцом ) (Постановление АС МО от 01.10.2019 года по делу № А41-2077/2019, Решение АС Краснодарского края по делу№ А32-49178/2018).

Также судами позитивно принимаются такие косвенные доказательства недобросовестности действий контролирующих лиц, как нахождение руководителя и учредителя в составе контролирующих лиц иных организаций, которые исключены из ЕГРЮЛ как недействующие, что уже позволяет говорить о системности неправмоерных действий (Постановление 3 ААС по делу № А33-16563/2018).

В целом, подводя итоги анализа сложившейся практики, можно сделать вывод о том, что на сегодняшний день тенденции таковы, что суды воспринимают данную категорию спора не как корпоративный спор, с вытекающими презумпциями, упрощающими жизнь истца, а как обыкновенные споры о взыскании убытков, с полным составом доказывания и отсутствием полезных для истца презумпций. Конечно же такой подход не несет ничего хорошего для истцов, и убедить в обратном суды порой бывает очень сложно, но как практик хочу сказать, что возможно.

А поскольку практику формируем мы с Вами, то предлагаю, коллеги делиться опытом, как Вы обосновываете правомерность Ваших требований о привлечении лиц, контролирующих должников, к субсидиарной ответственности по обязательствам должников, исключенных из ЕГРЮЛ как недействующих.

Буду Вам благодарная за любые ссылки на конкретные номера дел.

Как привлечь лицо контролирующее должника к субсидиарной ответственности

Директор является главным лицом компании. Но это не значит, что за промахи в работе он будет отвечать в одиночестве. Закон установил субсидиарную ответственность за нарушения. Статья рассказывает, как привлечь к субсидиарной ответственности контролирующего должника лиц в бизнесе, и когда она наступает.

Что такое субсидиарная ответственность и когда она возникает

Важно! Нельзя требовать выполнения обязанностей от второго должника, пока не станет ясно, что первый должник свои обязанности игнорирует. Солидарный должник извещает первого должника, что он получил требования.

Особенности привлечения к субсидиарной ответственности

Итак, ГК дает возможность предъявить требования к субсидиарному должнику, если основной должник ответил на требования отказом. Правильно направить требование означает выслать письменное извещение. На извещение получить отрицательный ответ или вообще не получить ответов.

Процедура напрямую зависит от того, кто выступил инициатором процедуры несостоятельности. Когда заимодатели направили заявление в судебный орган, арбитражный управляющий будет лоббировать их интересы. Поэтому велика вероятность того, что судья признает вину руководителя в разорении фирмы.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов с долгами, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам +7 (499) 450-27-46 . Это быстро и бесплатно !

Когда заявление подал директор, складывается иная ситуация. Судья вполне может принять точку зрения руководителя, и посчитать, что он со всей серьезностью действовал в интересах компании. В том, что результаты бизнес-процессов имеют столь плачевные результаты, вина руководства фирмы отсутствует.

Как происходит привлечение к субсидиарной ответственности

Закона «О несостоятельности» указывает, когда наступает дополнительная ответственность. 3 случая привлечения к субсидиарному наказанию:

  • Лица, осуществляющие руководство бизнесом, причинили убытки кредиторам.
  • Сведения в финансовой отчетности настолько сильно искажены, что проведение сверок не представляется возможным.
  • Нарушен порядок представления заявления об установлении факта несостоятельности компании.

В судебном процессе исследуется, какой ущерб причинен бизнесу по вине каждого должностного лица. Ошибки в составлении документации снижают шансы на выигрыш спора. 4 документа без которых нельзя привлечь к дополнительной ответственности:

  • Иск. Заявитель обосновывает в заявлении, почему обвиняемые лица должны нести ответственность.
  • Перечисление претензий заимодателей. Список подкрепляется выпиской со счета в кредитной организации. Выписка показывает, что средство должника не хватит, чтобы погасить задолженность перед заимодателями.
  • Выписка из Единого государственного реестра. Документ должен быть свежий и отражать последние изменения в работе организации.
  • Извещения с почты об отправке уведомлений в адрес должника.

Как избежать субсидиарной ответственности, смотрите в этом видео:

Кто привлекается к субсидиарной ответственности

Лица, которые несут ответственность за стабильность работы организации, отвечают за нарушения. 5 лиц, контролирующих работу фирмы:

  • директор фирмы;
  • учредители;
  • орган, обладающий управленческими функциями;
  • ликвидационная комиссия;
  • владелец имущества.
Читайте также:  Материальная ответственность военнослужащих по призыву

Важно! Перечисленным лицам грозит субсидиарная ответственность. Срок для привлечения составляет два года с момента снятия полномочий по руководству бизнесом.

Кто наделен правом привлекать к дополнительной ответственности

Уполномоченные лица перечисляются в Законе «О несостоятельности». Комитет кредиторов и конкурсный управляющий вправе привлечь должников к ответу.

Можно ли избежать такой ответственности

Законодательство дает возможность избежать наказания. Для этого нужно доказать, что контролирующее лицо не виновато в разорении фирмы. Суд признает, что вина руководителя отсутствует, если он действовал в интересах компании. Если руководитель фирмы докажет, что действовал добросовестно, то к ответственности его не привлекут (подп. 9 п. 4 ст. 10 Закона «О несостоятельности»).

Большой ошибкой будет полагать, что директор фирмы избежит наказания, если скроется. В действительности это не так. Процесс несостоятельности упрощается, если отсутствует должник. Поэтому, должнику, который решил по своим мотивам скрыться, от ответственности будет не уйти.

Что такое субсидиарная ответственность контролирующего должника лиц, расскажет это видео:

Разъяснения о том, когда руководящие лица освобождаются от наказания, сделал Высший Арбитражный Суд (Постановление № 62 от 30 июля 2013 года). Итак, если печальные последствия для компании возникли в период работы директора, не означают, что именно руководитель виновен в разорении.

Заявитель должен представить доказательства, что руководитель своими действиями причинил убытки бизнесу. 5 оснований для привлечения к ответственности:

  1. Контролирующее лицо осуществляет действия в условиях, когда личная заинтересованность конфликтует с интересами бизнеса.
  2. Сохранение в тайне или представление ложных сведений о сделках в отношении компании.
  3. Игнорирование требований законодательства о получении одобрения на сделку от других лиц.
  4. Уклонение после прекращения полномочий от представления сведений, имеющих непосредственное отношение к работе организации.
  5. Осведомленность о том, что сделка причинит ущерб бизнесу или контрагент свои обязанности не сможет исполнить. Например, подписание договоренности о сотрудничестве с фирмой-однодневкой.

Пример. Компания занимается установкой пластиковых окон. Стоимость услуги по установке одного окна составляет двадцать тысяч рублей. Но руководитель компании соглашается на подписание договора, где указывается цена на услуги пять тысяч рублей.

Очевидно, что заказчик при таких условиях получит большую выгоду, чем исполнитель услуг. Поэтому вина руководства компании является очевидной.

Что является наказанием при субсидиарной ответственности

Существует несколько видов ответственности. Рассмотрим виды наказаний.

  • Штрафы и лишение права руководить бизнесом. Размер денежных санкций за повторные нарушения определены КоАП. Взыскание налагается на саму компанию и ее руководителя. Также руководитель рискует лишиться права управлять компанией на срок до трех лет (п. 5.1 ст. 14.13 Кодекса об административных правонарушениях).
  • Уголовный кодекс накажет за уклонение от уплаты обязательных платежей в бюджет. Наказанием являются штрафы в крупных размерах и лишение права находиться на свободе. Конкретизируются санкции в статьях 198-199.2 Уголовного кодекса РФ.

Можно ли избежать дополнительной ответственности

Когда нет вины, то и наказания не будет. Если вина контролирующих лиц не доказана, значит наказывать нельзя. Обязанность по доказыванию возлагается на заявителя.

Привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц

Интересный факт. Избрание в качестве руководителей компании лиц из числа друзей родственников либо знакомых, не снижает риски. Напротив, оформление бизнеса на номинальных директоров подтверждает вину косвенным образом.

Попытки скрыться также играет плохую службу. Контролирующие лица признаются виновными в проблемах компании.

Заключение

Субсидиарная ответственность грозит как руководству общества, так и ее участникам. Наказание назначается, если вина контролирующих лиц была доказана. Санкции по УК РФ за нарушения перед налоговыми инспекторами грозит не только руководству, но и главному бухгалтеру.

Исход рассмотрения дела в большинстве случаев зависит от того, кто подал заявление в судебный орган. Когда инициатором выступает управляющий, в большинстве случаев вину руководства удается доказать.

Когда наступает субсидиарная ответственность лица, контролирующего должника, и кто относится к таким лицам?

Субсидиарная (или дополнительная) ответственность возникает у лиц, которые прямо или косвенно влияли на принятие решений должником в период, предшествующий банкротству.

  • 8 (800) 600-36-07 – Регионы
  • +7 (499) 110-86-72 –Москва
  • +7 (812) 245-61-57 –Санкт-Петербург

Правовое регулирование субсидиарной ответственности

К субсидиарной ответственности привлекают контролирующих должника лиц, если средств должника недостаточно для полного погашения всех претензий кредиторов, согласно п. 1 ст. 61.11 закона о банкротстве.

Ответственность контролирующих субъектов также регулируется:

  • ст. 61.12 – определяет ответственность контролирующих лиц за отказ заявить о банкротстве в суд в течение 30 дней со дня появления признаков неплатежеспособности;
  • ст. 61.14 – устанавливает, кто вправе инициировать дело о субсидиарной ответственности в арбитражном суде;
  • ст. 61.15 – перечисляет права и обязанности привлекаемых к ответственности по ст. 61.11 лиц;
  • ст. 61.16 – регламентирует процедуру рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

Ст. 399 Гражданского кодекса определяет, что привлечь контролирующего должника субъекта к ответственности по обязательствам кредиторов можно только после того, как претензии были предъявлены к самому должнику в рамках дела о банкротстве.

Контролирующее должника лицо

Основной признак лиц, контролирующих должника – это наличие у таких лиц возможности и/или полномочий участвовать в сделках от имени фирмы должника, влиять на принятие решений или получать доступ к бухгалтерским и учредительным документам фирмы.

К контролирующим должника лицам могут относиться:

  • члены контрольной или ликвидационной комиссий;
  • обладатели доверенности на совершение сделок;
  • распорядители более 50% доли уставного капитала или акций;
  • руководители подразделений и исполнительные директора;
  • главный бухгалтер;
  • глава юридической службы;
  • секретарь руководителя с правом доступа к документам;
  • иное лицо, влияющее на должника без юридических оснований.

Возможность третьих лиц, не занимающих официальных должностей в фирме должника, влиять на его решения определяет арбитражный суд. Определяющим фактором является факт получения такими лицами выгоды от действий должника, приведших к нарушению прав кредиторов.

Принципы субсидиарной ответственности

Контролирующий должника субъект может привлекаться к субсидиарной ответственности в случаях:

  • причинения вреда кредитору от участия контролирующего лица в сделке должника;
  • когда важные бухгалтерские документы фирмы на момент инициации дела о банкротстве отсутствуют или искажены;
  • если требования кредиторов 3-й очереди, возникшие по причине правонарушений контролирующих должника лиц, составляют более половины всех требований кредиторов 3-й очереди;
  • когда в Едином реестре или в ЕГРЮЛ отсутствуют актуальные данные о фирме должника.

Важно учесть, что контролирующий субъект признается ответственным при наличии перечисленных обстоятельств, если не доказано иное (п. 2 ст. 61.11 127-ФЗ), то есть действует презумпция виновности контролирующих должника лиц в причинении ущерба кредиторам по умолчанию.

Порядок привлечения к ответственности

Привлечение контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности осуществляется следующим образом:

  1. Управляющий оценивает объем непогашенных требований кредиторов после реализации собственности должника.
  2. Составляется список лиц, которые могли влиять на принимаемые должником решения.
  3. Определяются основания для привлечения к ответственности.
  4. Составляется и подается заявление в арбитражный суд.
  5. Заявление рассматривается арбитражным судом и назначается заседание.
  6. Контролирующему должника лицу присуждается обязанность погасить претензии кредиторов, права которых были нарушены из-за действий такого лица.

Согласно ст. 61.14, заявление о привлечении к субсидиарной ответственности вправе подавать:

  • управляющий;
  • конкурсные кредиторы;
  • представитель работников фирмы должника;
  • уполномоченный орган (налоговая служба или прокуратура).

Если привлечение к ответственности происходит вне рамок дела о банкротстве или после его закрытия, заявление могут подавать все кредиторы или работники должника, требования которых признаются судом законными.

Рассмотрение дела

Если не доказано обратное, ответчик признается судом виновным в нарушении прав кредиторов при одновременном соблюдении следующих условий:

  • ответчик обладает признаками контролирующего должника лица;
  • претензии кредиторов не могут быть полностью удовлетворены за счет продажи имущества должника;
  • имеется взаимосвязь между действиями или бездействием контролирующего субъекта и недостатком средств на погашение претензий кредиторов.

При рассмотрении дел о субсидиарной ответственности арбитражный суд оценивает не номинальное, а реальное влияние ответчика на деятельность фирмы банкрота и принимаемые руководящими органами решения, особенно в отношении совершаемых сделок и оформлении кредитов.

Имеют значение действия или бездействие контролирующего должника лица в течение 3 лет до появления первых признаков банкротства организации, что осложняет сокрытие реальных виновников банкротства и вовлечение в дело номинальных руководителей. При этом не снимается ответственность с номинальных руководителей, принимавших решения в ущерб правам кредиторов.

Контролирующий должника субъект, признанный судом ответственным за невыполнение всех претензий кредиторов, имеет право истребовать присужденные ему выплаты с должника в порядке обратного искового заявления (регресса).

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефоны горячей линии. 24 часа бесплатно!

Субсидиарная ответственность в банкротстве

Автор: Екатерина Шатилова, заместитель руководителя налоговой практики КСК групп

Что такое субсидиарная ответственность?

Субсидиарную ответственность по-другому можно назвать дополнительной. Ее несет определенное лицо, если у основного должника не хватило денежных средств рассчитаться с кредитором.

Основной целью банкротства принято считать наиболее полное и соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Зачастую размер требований кредиторов многократно превышает совокупный размер активов должника. Это приводит к тому, что даже после продажи имущественного комплекса должника, денежных средств, вырученных от этой продажи, не хватает для полного расчета с кредиторами. Если должник не в состоянии в полном объеме рассчитаться по своим долгам в силу недостаточности имущества, то, как правило, причиной тому являются те или иные действия контролирующих его лиц. Такие контролирующие лица, в случае их привлечения к субсидиарной ответственности, будут солидарно нести ответственность личным имуществом по непогашенным долгам компании.

Кому может грозить субсидиарная ответственность?

В банкротстве субсидиарная ответственность может быть возложена на лиц, контролирующих должника. Контролирующее должника лицо – лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем три 1 года до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом.

Кейс 2 :

При рассмотрении заявления о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности, суды пришли к выводу, что действующее законодательство не исключает возможность привлечения к субсидиарной ответственности фактически контролирующего должника лица, проводящего свою волю через иных подконтрольных фактическому руководителю физических и юридических лиц, которые в действительности не выступали в качестве самостоятельных субъектов гражданских отношений. В результате с контролирующего лица в порядке привлечения к субсидиарной ответственности было взыскано порядка 6,4 млрд. рублей.

Основания привлечения к субсидиарной ответственности

Основания привлечения к субсидиарной ответственности делятся на подлежащие и не подлежащие доказыванию.

Подлежащие доказыванию

Не подлежащие доказыванию (вина предполагается)

1. Нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд.

2. Причинение вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника.

3. Отсутствуют либо не содержат необходимой информации документы бухгалтерского учета и отчетности, либо изложенная в них информация искажена.

4. Более 50 % реестра требований кредиторов 3-й очереди составляет задолженность по вступившему в силу судебному акту о привлечении контролирующего лица к уголовной, административной или налоговой ответственности. 3

Кейс 4 :

Суд, удовлетворяя заявление конкурсного управляющего о привлечении бывшего генерального директора должника к субсидиарной ответственности, указал, что директором была совершена сделка по отчуждению имущества должника в течение одного года до принятия заявления о признании последнего банкротом, а обязательства по равноценному встречному исполнению контрагентом не исполнены.

Инфографика «Как менялась субсидиарная ответственность»

Как минимизировать риски субсидиарной ответственности

Необходимо продумывать экономическую целесообразность для любых юридически значимых действий. Не следует забывать, что контролирующее лицо обязано действовать разумно и добросовестно в интересах юридического лица (ст. 53.1 ГК РФ). Любые сделки и операции могут быть расценены как действия, наносящие вред имущественным правам кредиторов.

Важно помнить, что предпринимательская деятельность – это деятельность, связанная с рисками. Ошибиться может каждый, но главное – действовать при этом добросовестно. Избегая работы с ненадежными контрагентами, совершения сомнительных операций и сделок, контролирующее лицо обеспечивает свою безопасность в будущем.

С другой стороны, воспользовавшись «презумпцией виновности» контролирующего лица, недобросовестные участники конкурсного процесса могут инициировать обращение взыскания на его личное имущество. Важно понимать эти риски и, при необходимости, составить грамотную правовую позицию.

1 Для заявлений, поданных до 01.09.2016 г. срок определения контролирующего лица составляет 2 года.

2 Определение ВАС РФ от 29.04.2013 N ВАС-11134/12 по делу N А60-1260/2009.

3 Норма действует с 01.09.2016 г. в отношении заявлений, поданных после этой даты.

4 Постановление ФАС Северо-Западного округа от 29.07.2014 по делу N А56-64652/2010.

Ссылка на основную публикацию