Замена судьи в гражданском процессе: последствия

Как действовать,если произошла резкая смена судьи перед разбирательством?

Являюсь истцом по гражданскому делу в порядке главы 25 ГПК РФ по оспариванию бездействия прокуратуры района.

Было 2 предварительных заседания, оба отложены по истребованию доказательств (истребовали доказательства по моей инициативе).

В понедельник, 21.09 должно было состояться заседание, но вдруг резко сменили судью (с хорошего и адекватного, на мягко говоря не очень), причем никаких заявлений об этом официально не было заявлено в рамках заседаний.

Ответы юристов ( 2 )

  • 7,3 рейтинг
  • 1183 отзыва

В смене судьи нет ничего необычного, возможно судья заболел или вышел в отпуск, в отставку или заявил самоотвод.

В любом случае дело будет рассмотрено судьёй в соответствии с ГПК РФ, доказательства, которые вы истребовали обязательно будут приобщены к делу.

Также имейте ввиду, что судьи сильно ограничены рамками закона в своих действиях и ориентируются на вышестоящие инстанции, чтобы их решение эти инстанции не поломали. Так что личность судьи не должна вас особенно смущать.

В случае несогласия с решением суда вы сможете его обжаловать.

в суде говорят, что какой-то новый кодекс вышел, и что теперь из всех судей только двое могут рассматривать данные споры

Кроме того, сказали, что якобы с самого начала начнут процесс, раз сменили судью

Смена судьи может произойти по распоряжению председателя суда при наличии на то обстоятельств (болезнь и т.д.) В материалах дела должно быть данное распоряжение с обоснованием. Вы можете ознакомиться с материалами дела.

Кроме того, есть ч. 2 ст. 157 ГПК РФ:

Статья 157. Непосредственность, устность и непрерывность судебного разбирательства

2. Разбирательство дела происходит устно ипри неизменном составе судей. В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала.

а могу ли я как истец дать отвод новому судье, при условии что в обоснование ссылаться на ст. 157 ГПК? (неизменный состав суда)

На основании 157 — нет. Эта статья ведь предусматривает и вариант рассмотрения дела при замене судьи, при условии производства разбирательства с самого начала.

а как тогда быть с затягиванием срока рассмотрения дела? если до основного судебного заседания дойти не можем из-за препятствий со стороны прокуратуры (заинтересованного лица!) и непредоставлением доказательств истребованных?

ведь в порядке главы 25 ГПК – срок то всего 5 дней, а до заседаний не доходит – только предвариловки и все, а теперь еще и судью сменили

Нет уже 25 главы в ГПК. С 15 сентября действует КАС (кодекс административного судопроизводства).

Срок — месяц и может быть продлен еще на месяц.

«Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» от 08.03.2015 N 21-ФЗ

Статья 226. Судебное разбирательство по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями

1. Если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, административные дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, рассматриваются судом в течение одного месяца, а Верховным Судом Российской Федерации в течение двух месяцев со дня поступления административного искового заявления в суд.

5. Указанные в частях 1 и 3 настоящей статьи сроки рассмотрения административных дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов, организаций, лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, судебных приставов-исполнителей могут быть продлены в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 141 настоящего Кодекса.

Статья 141. Сроки рассмотрения и разрешения административных дел

2. По сложным административным делам срок, установленный частью 1 настоящей статьи, может быть продлен председателем суда не более чем на один месяц.

Верховный суд запретил менять неудобных судей

Тройная замена судьи

Спор, в котором трижды поменяли судью, был связан с вопросом о заключении договора цессии. Изначально компания МТК “Союз” застраховала в “Ингосстрахе” груз – посуду на 9 млн руб. Автомобиль, перевозивший посуду, попал в ДТП, и большая ее часть разбилась. Гендиректор компании определил ущерб в 8,6 млн руб., “Ингосстрах” не осматривал груз, представителей страховой уведомили о наступлении страхового случая через сутки после ДТП. Спустя некоторое время “Ингосстрах” запросил документы по грузу и аварии.”Союз” уступил право требования выплаты Лилии Затейновой*, заключив с ней договор цессии. Она и обратилась к страховой с претензией, когда так и не дождалась выплаты. Когда реакции на претензию не последовало, Затейнова пошла в суд и потребовала взыскать невыплаченное возмещение – 8,6 млн руб. – и госпошлину. Примечательным, однако, оказалась не фабула дела, а то, как именно оно рассматривалось.

В ходе рассмотрения страхового спора состав суда, рассматривающего дело по первой инстанции, был изменён трижды. В замене судьи нет ничего удивительного, если она мотивирована. Например, объективными обстоятельствами – болезнью, увольнением, или, например, отводом. Но здесь причины замены оказались другими. Определение от 29 августа 2017 года о назначении дела к слушанию вынесено судьёй Вахитовского районного суда Казани Евгении Зыбуновой. Через месяц, 27 сентября 2017 года, Затейнова подала заявление на имя председателя райсуда. На тот момент суд возглавлял занимал Фанис Мусин (ушел в отставку после истечения срока полномочий на фоне истории с уголовным преследованием сына). Суд, по оценкам местных СМИ считается одним из самых значимых в городе из-за проходящих в нем процессов, связанных с госорганами и мэрией.

В заявлении она просила заменить судью Зыбунову на другую судью Вахитовского районного суда. Истец аргументировала необходимость замены тем, что, по ее мнению, судья Зыбунова часто занимает позицию страховых компаний и отказывает в выплате страхового возмещения. Заявление было удовлетворено: на нем была резолюция «А.А. Хабибуллиной» и подпись председателя суда. Именно судья Альбина Хабибуллина 29 сентября 2017 года провела предварительное заседание суда.

В связи с привлечением к участию в деле третьего лица разбирательство отложили на два месяца – на 20 ноября 2017 года. За месяц до этой даты, 23 октября 2017 года, Затейнова подала на имя председателя Вахитовского районного суда еще одно заявление. В нем она просила ускорить производство по делу в связи с тем, что на день рассмотрения дела 17 ноября 2017 года (в действительности – 20 ноября 2017 года) ее представитель будет в командировке, которая планируется с 6 по 20 ноября. И снова заявление удовлетворили. Дело было передано в производство судьи Ляйсан Рахматуллиной и назначено к рассмотрению на 2 ноября 2017 года. Рахматуллина в итоге и рассмотрела дело, удовлетворив иск. В апелляции после проведенной экспертизы изменили решение, взыскав в пользу Затейновой меньшую сумму – 5,9 млн руб. “Ингосстрах” оспорил определение в кассации.

Дело рассмотрела коллегия под председательством судьи Вячеслава Горшкова – и обнаружила множество нарушений при рассмотрении дела – в том числе в части “переброски” дел от одного судьи другому.

Никаких случайностей

ВС в определении (дело № 11-КГ19-2) жёстко отреагировал на нарушения процессуального законодательства, выразившиеся в неоднократной и немотивированной замене судей по делу.

Порядок распределения дел исключает ситуации, в которых на состав суда могут повлиять заинтересованные в исходе дела, указал ВС, а дела распределяются судьям автоматически. Манипуляции с использованием автоматизированной информационной системы запрещены. Состав судей при разбирательстве не должен меняться – а при замене одного из судей дело рассматривают сначала, напомнил правила ВС.

ВС обнаружил целый ряд нарушений в процессе рассмотрения дела. Так, ГПК не дает возможность произвольно передать дело от одного судьи другому в том же суде. Также судью нельзя было поменять на основании статистики – просто потому, что большой процент ее решений вынесен в пользу страховых компаний. Перечень оснований для отвода судьи можно найти в ст. 16 ГПК, напомнила коллегия по гражданским спорам. Основания, которое указал истец, там нет. Кроме того, при замене судей разбирательство продолжали, а не начинали заново, как требуется по ст. 157 ГПК.

Другое нарушение касалось ускорения рассмотрения дела. Командировка представителя – не аргумент для решения об ускорении производства, отметил ВС, ведь срок по делу, предусмотренный ГПК, нарушен не был. ВС сослался на п.23 постановления Пленума ВС №11, где указано, что если установлены основания для ускорения рассмотрения дела, в определении или постановлении председателя можно указать на срок, в пределах которого надо провести судебное заседание, а также на другие действия, необходимые для ускорения** .

“Указание председателя Вахитовского районного суда Казани на проведение судебного заседания в конкретную дату незаконно и является грубейшим нарушением процессуального законодательства”, – говорится в определении ВС.

Реакция ВС объяснима: обе приведенные предпосылки для замены судьи совершенно нетипичны для практики, и практически никогда не реализуются в рамках процесса в суде общей юрисдикции, отмечает Дмитрий Шнайдман, партнер Адвокатского бюро КИАП КИАП Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Интеллектуальная собственность группа Комплаенс группа Налоговое консультирование группа Страховое право группа Уголовное право группа Антимонопольное право группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международный арбитраж группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Финансовое/Банковское право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × . “Можно предполагать, что при данных обстоятельствах ВС усмотрел наличие неких внепроцессуальных отношений между истцом и руководящими органами суда первой инстанции”, – заметил он.

ВС меняет практику

Грубые процессуальные нарушения, допущенные судом первой инстанции, привлекли повышенное внимание ВС к фактическим обстоятельствам спора. Результатом этого стали достаточно нетипичный для судебной коллегии по гражданским делам исключительно лояльный подход к доводам и аргументации страховой компании, отмечает Дмитрий Шнайдман.

ВС высказал позицию о необходимости исследования судами условий договоров цессии, в соответствии с которыми страхователями уступается право требования к страховщику, на предмет их заключённости и действительности. По закону договор цессии должен быть возмездным, цена – его существенное условие. При этом в договоре между “Союзом” и Затейновой нет ни цены, ни условия о его безвозмездности. “Ингосстрах” настаивал, что при этом договор можно считать незаключенным – но суды не прислушались к этому аргументу, обратила внимание коллегия ВС. По этой причине дело попало не в тот суд. Факт заключения договора уступки права требования напрямую влияет на то, какой суд рассмотрит спор. Без договора об уступке спор между «Союзом» и «Ингосстрахом» должен был, в соответствии с договором страхования, рассмотреть АСГМ.

ВС, высказав позицию по договору цессии в споре, сделал важный для практики вывод: пресек использование таких договоров для искусственного вывода экономспоров из арбитражного суда в СОЮ.

В последние годы сложилась практика заключения договоров цессии между первоначальными кредиторами (страхователями – юридическими лицами) и новыми кредиторами (физическими лицами), в связи с чем искусственно менялась подведомственность экономических споров в сфере предпринимательской деятельности с арбитражных судов на суды общей юрисдикции. Страховщики активно спорили с правомерностью рассмотрения данной категории споров не специализированными судами, тем не менее их доводы не находили отклика у судов. Это определение, возможно, стало одним из первых судебных актов, в котором позиция страховщика по поводу договоров цессии встретила понимание и поддержку.

Дмитрий Шнайдман, партнер Адвокатского бюро КИАП

Кроме того, анализируя обстоятельства спора, ВС согласился с доводами страховщика, что при рассмотрении спора по существу суды должны всесторонне рассматривать факт, причины и обстоятельства наступления страхового случая, а также доказательства размера убытка, не ограничиваясь исключительно формальным исследованием документации, представленной страхователем. ВС подробно описал доводы и доказательства, представленные Страховщиком в опровержение формальной позиции Страхователя. Так, ВС указал, что страхователь должен был немедленно известить о ситуации «Ингосстрах» и обратиться в Торгово-промышленную палату – чего никто не сделал. Также при перевозке груза не составлялась транспортная накладная.

“Подчеркнутое внимание ВС к этой аргументации, указание нижестоящим судам проверить такие доводы при новом рассмотрении дела – это, возможно, свидетельствует о дальнейшей либерализации подхода судебной системы к правовой позиции страховщиков при рассмотрении споров в сфере страхования”, – считает Шнайдман.

ВС отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело № 2-3923/2019 на момент написания материала не рассмотрено).

*Имена и фамилии участников спора изменены

**Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 марта 2016 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»

***ч. 7 ст. 61 ГПК, чч. 7, 8 ст. 10 КАС, ч. 7 ст. 61 АПК, ч. 6 ст. 61 УПК

Замена судьи в гражданском процессе: последствия

В статье автором рассматриваются вопросы замены судей в гражданском процессе. Отмечается в качестве недостатка, требующего нормативного регулирования, отсутствие в гражданском процессуальном законодательстве исчерпывающего перечня оснований для замены судей в ходе рассмотрения и разрешения гражданского дела.

Ключевые слова: гражданский процесс, замена судьи, уважительные причины, процессуальный документ.

Неизменность состава суда –один из способов обеспечения непосредственности исследования судом доказательств по делу, важнейшая процессуальная гарантия компетентной оценки доказательств и справедливого разрешения судебного дела.Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации1(далее –ГПК РФ) содержит положение, согласно которому разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей.

В случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала.ГПК РФ не содержит оснований, по которым может быть сменен состав суда, не связанных с отводом, самоотводом судьи либо прекращением или приостановлением его полномочий, а потому, на наш взгляд, фактически допускает произвольную замену состава суда.Необходимо отметить, что в арбитражном процессе аналогичный вопрос урегулирован нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации2(далее –АПК РФ). Так, в ч.2 ст.18 АПК РФ дело, рассмотрение которого начато одним судьей или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьей или составом суда.АПК РФ допускает замену состава суда, не

связанную с отводом либо самоотводом судьи или одного из судей либо прекращением или приостановлением их полномочий, лишь в случае длительного отсутствиясудьи ввиду болезни, отпуска, пребывания на учебе, нахождение в служебной командировке(п.2 ч.3 ст.18). Замена состава арбитражного суда в этих случаях вызвана объективной невозможностью (в связи с временным отсутствием судьи) либо практической нецелесообразностью (в связи с длительной задержкой разрешения спора) рассмотрения дела первоначальным составом суда.Анализируя практику судов общей юрисдикции можно выделить несколько проблемных вопросов.

Читайте также:  Злоупотребление правом в арбитражном процессе: судебная практика

Во-первых, в практике судов замена состава суда зачастуюпроисходит безоформления какоголибо процессуального документа уполномоченным на то должностным лицом (председателем, заместителем председателя суда, председателем судебного состава) и без помещения его в материалы дела. Так, Пермский краевой суд в своёмопределении указал, что отсутствие в материалах дела процессуального документа о замене состава суда не свидетельствует о незаконности состава суда, принявшего решение, а потому не влияет на законность самого решения.

Необходимо отметить, что любая замена состава суда, не оформленная документально, должна быть признана незаконной. Замена судьи должна облекаться в соответствующую процессуальную форму, которой может являться вынесение мотивированного распоряжения или определения председателя суда или его заместителяи в обязательном порядке этот документ должна быть приобщен к материалам дела. Отсутствие такого документа нарушает право сторон на справедливое судебное разбирательство, в следствии чего, принятые данным составом суда судебные акты по существу спора должны признаваться незаконными и подлежать безусловной отмене в вышестоящей инстанции.

На наш взгляд совершенно правильно данный вопрос урегулирован в арбитражном процессе. Так, согласно практике арбитражных судов, отсутствие в материалах дела документов о замене судьи является самостоятельным безусловным основанием для отмены принятых судебных актов причем независимо от того, имела ли место в действительности невозможность рассмотрения дела первоначальным составом суда.Во-вторых, на практике достаточно часто суды производят замену состава суда без обоснования какихлибо уважительных причин.

Суды проверяют законность и обоснованность судебных постановлений либо только их законность, в большинстве случаевне подвергают анализу уважительность причин замены состава суда и возможность рассмотрения дела первоначальным составом суда, указывая лишь на то, что нормы гражданского процессуального законодательства не определяют развернутый переченьоснований, покоторым возможна замена судьи.Отсутствие в гражданском процессуальном законодательстве регламентации порядка разрешения вопроса о замене судьи, на что указывают некоторые суды общей юрисдикции, не должно освобождать суд от обязанности указывать конкретные уважительные причины, послужившие основанием длязамены составасуда, рассматривающего делос приложением соответствующих процессуальных документов.

В такомслучае необходимо руководствоваться ч.4 ст.1 ГПК РФ, согласно которой в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права).Исходя из этого, следует руководствоваться ч.2 ст.18 АПК РФ. Отсутствие в процессуальном документе причин, объясняющих замену состава суда, должно рассматриваться как нарушение норм процессуального права, в следствии чего такой документ должен признаваться незаконным.

Совершенно правильно сложилась практика арбитражных судов, согласно которой при замене состава суда, когда отсутствовала возможность рассмотрения дела первоначальным составом суда, дело считается рассмотренным незаконным составом, если суд не обосновал причины замены.

В-третьих, не решенным остается вопрос, с какого момента начинать рассмотрение дела после замены судьи и что вообще понимать под судебным разбирательством применительно к принципу неизменности состава суда.На практике в судах сложилась позиция, согласно которой, рассмотрение дела с самого начала после замены состава суда, независимо от оснований такой замены, свидетельствует о законности состава суда и принятых им судебных постановлений. В связи с этим рассмотрение дела после замены состава суда сначала становится единственным фактом, который проверяется вышестоящим судом для вывода о соблюдении законности такой замены.

В крайне немногочисленных случаях после замены состава суда проводится предварительное судебное заседание9. В подавляющем же большинстве случаев суды не проводят в таких ситуациях предварительные судебные заседания, так как полагают, что после замены состава суд должен рассматривать дело лишь со стадии судебного разбирательства.

Сразу же необходимо отметить, что рассмотрение дела сначала после замены состава суда не может само по себе свидетельствовать о законности нового состава суда и принятых им судебных постановлений.

На наш взгляд, состав суда должен оставаться неизменным со времени принятия искового заявления к производству и до вынесения итогового судебного акта.

При рассмотрении дела разными составами суда на стадии подготовки дела к судебному разбирательству и во время судебного разбирательства будет нарушаться и принцип непосредственности судопроизводства, предполагающий ознакомление судей, решающих дело по существу, со всеми доказательствами путем личного восприятия.

Следует согласиться с позицией С. Братуся, согласно которойо законном формировании состава суда можно вести речь только тогда, когда исключается возможность влияния на суд во всякое время рассмотрения дела, поэтому неприменение правила о неизменности состава суда к стадии подготовки дела к слушанию низводит на нет принцип формирования законного состава суда12.Принцип неизменности суда должен допускать исключения.

Данный вопрос урегулирован в АПК РФ. Так, согласно ч.5 ст.18 АПК РФ совершение процессуальных действий в случаях, не терпящих отлагательства, в том числе принятие искового заявления или заявления и возбуждение производства по делу, рассмотрение заявления об обеспечении иска, отложение судебного разбирательства, одним судьей вместо другого судьи в порядке взаимозаменяемости не является заменой судьи.

Таким образом, в заключение стоит сделать вывод о том, что гражданское процессуальное законодательство по вопросу замены судьи нуждается в совершенствовании, подобно тому, как данный вопрос урегулирован в арбитражном процессе.

ЗАМЕНА СУДЬИ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ

Э. Гаврилов, доктор юридических наук (г. Москва).

При рассмотрении дела в гражданском или арбитражном процессе может иметь место замена одного, нескольких или всех судей. Она производится либо по инициативе стороны процесса (удовлетворение ходатайства об отводе судьи или всего состава суда), либо по другим причинам (болезнь судьи, занятость его в другом процессе и т.п.). Правовые последствия при этом не зависят от того, по какой причине был заменен судья (состав суда).

Последствия замены одного из судей указаны в п. 2 ст. 117 АПК РФ: “В случае замены одного из судей в процессе разбирательства дела оно должно быть произведено с самого начала”. Аналогично решен этот вопрос в ст. 146 ГПК РСФСР. Хотя это правило предусмотрено только на случай замены одного из судей, нет сомнений, что оно должно применяться и при замене всего состава суда, и при замене судьи, рассматривающего дело единолично. Следовательно, в данном случае нормы обоих кодексов подлежат расширительному толкованию; в будущем их следовало бы сформулировать более точно.

Но если сфера применения этих норм ясна, то их содержание – “разбирательство дела должно быть проведено с самого начала” – вовсе не так ясно, как это может представляться.

Осуществляя разбирательство дела, прежний состав суда, как в суде общей юрисдикции, так и в арбитражном, производит различные процессуальные действия (в частности, выносит определения – о принятии искового заявления, об обеспечении иска, о привлечении другого ответчика, о вступлении в дело третьих лиц, об истребовании доказательств, о назначении экспертизы, о заслушивании свидетелей и т.д.). Ни АПК, ни ГПК не содержат ответа на вопрос о том, сохраняют ли силу эти действия, определения, принятые прежним составом суда, при замене судьи (состава суда). Думается, что это серьезный пробел в законодательстве.

Практика исходит из того, что все ранее вынесенные прежним составом суда определения сохраняют свою силу. Вместе с тем нельзя исключить, что по требованию лица, участвующего в деле, новый состав суда пересмотрит ранее решенный вопрос и вынесет по нему новое определение. Однако последнее имеет место очень редко. Обычно замена судьи сводится к тому, что председательствующий просит стороны еще раз изложить свои позиции по делу; при этом, как правило, добавляется: “Только, пожалуйста, покороче, потому что суд с делом уже хорошо знаком”. Таким образом, на практике ранее вынесенные определения считаются действительными, но могут быть пересмотрены.

Подобный правовой статус вынесенных ранее определений как “условно действительных”, прежде всего, неизвестен действующему законодательству. Кроме того, он порождает дополнительные проблемы.

Во-первых, остается неясным, в течение какого срока может быть поставлен вопрос о ревизии ранее вынесенных определений – сразу же после замены судьи (состава судей) или и позже – вплоть до вынесения судебного решения (в понятие “решение” здесь и далее включаются также “постановления” апелляционной и кассационной инстанций арбитражных судов и “определения” второй инстанции судов общей юрисдикции).

Второй возникающий при этом вопрос еще более серьезен. Некоторые вынесенные судом определения, как известно, могут быть обжалованы (ст. 160 АПК, ст. 315 ГПК). Если исходить из статуса этих определений как “условно действительных”, то необходимо признать, что при новом составе суда любая сторона может заявить повторное ходатайство по предмету такого определения и после принятия нового определения обжаловать его, причем независимо от того, обжаловалось ли ранее принятое по этому предмету определение. В этих ситуациях несовершенство законодательства и практики становится очевидным.

В-третьих, сложные вопросы возникают и в том случае, если стороны после замены судьи (состава суда) не ходатайствуют о пересмотре определений, ранее вынесенных прежним составом суда (а это самое обычное развитие судебного разбирательства), после чего по делу выносится решение. Попробуем в такой ситуации задать себе два вопроса: какой состав суда принимал эти определения, не подвергшиеся затем повторному рассмотрению, и повлияли ли эти определения (принимавшиеся прежним составом суда) на решение, принятое новым составом?

Нет сомнений в том, что на эти вопросы можно ответить только так: указанные определения были приняты прежним составом суда и они повлияли на решение, принятое новым составом. Поскольку это так, следует признать, хотя это и звучит парадоксально, что прежний состав суда принимал участие в принятии решения и что после замены судьи (состава суда) разбирательство не было произведено с самого начала. Отсюда должен быть сделан вывод: судья, принявший участие в рассмотрении дела на первом этапе и вынесший хотя бы одно определение по делу, косвенно принимает участие в вынесении решения, даже если этот судья был до принятия решения заменен другим судьей, при условии, что указанное определение не было отменено или заменено новым.

В этой связи трудно согласиться с правилом, сформулированным в п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. “О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции”, согласно которому понятие “судья, принимавший участие в рассмотрении дела” приравнивается к понятию “судья, участвующий в принятии решения”. Между тем первое понятие является более широким по своему содержанию.

Возвращаясь к нормам ст. 117 АПК и ст. 146 ГПК, которые устанавливают необходимость проведения разбирательства дела “с самого начала”, нельзя не отметить, что сходные (по крайней мере внешне) нормы установлены и при отложении рассмотрения дела. И ст. 120 АПК, и ст. 161 ГПК содержат одинаково сформулированную норму: “Новое разбирательство дела после его отложения начинается с начала”.

Практика исходит из того, что при этом новом разбирательстве суд не может пересматривать ранее принятые данным судом определения, а повторные ходатайства участников процесса, если они содержат ранее заявлявшиеся и рассмотренные мотивы и основания, должны автоматически отклоняться судом. Иными словами, при новом разбирательстве дела после его отложения применяется правило: все действия, совершенные в процессе до того, как рассмотрение дела было отложено, сохраняют свое правовое значение. Кстати сказать, это правило вполне заслуживает включения в АПК и ГПК или в постановления пленумов высших судебных инстанций.

Однако к случаям замены судьи (состава суда) это правило не должно применяться. Рассмотренное правило, состоящее в том, что все ранее принятые процессуальные действия являются действительными, но могут быть пересмотрены (т.е. являются “условно действительными”), также далеко от совершенства. В этой связи представляется, что, исходя из общего смысла норм, содержащихся в АПК и ГПК, целесообразно было бы придерживаться следующего правила: “При замене судьи (состава суда) новый суд вправе по собственной инициативе пересмотреть все процессуальные действия, совершенные в процессе. Такой пересмотр может быть произведен в первом новом судебном заседании. Для участников процесса все процессуальные действия, совершенные до замены судьи (состава суда), являются обязательными и сохраняют свою силу”.

Это правило может, по моему мнению, применяться на основе действующего законодательства.

Замена состава суда «по ГПК-шному»: пробел, ставший естеством процесса

Сейчас только ГПК РФ, в отличие от АПК РФ, УПК РФ и КАС РФ (из всех “чисто” процессуальных кодексов, т.е. мы не принимаем во внимание КоАП РФ), не регламентирует вопрос замены состава суда так, как бы это соответствовало основной идее ч. 1 ст. 47 Конституции РФ, гарантировавшей своим содержательным смыслом ещё в 1993 году персональную неизменность судебного состава. И даже т.н. “процессуальная революция”2018-2019 гг., привнесшая в ГПК РФ новеллы процессуальных правил о рассмотрении гражданских дел в апелляционных и кассационных судах общей юрисдикции, обязательности наличия высшего юридического образования у представителя, сопровождающего дело в областном (равном ему) и выше суде, обязательном ведении аудиозаписи и прочие нововведения, не ликвидировала очевидный практический пробел “многострадального” кодекса – ГПК РФ по-прежнему не знает императивной нормы о том, что рассмотрение дела, начатое определенным составом суда, должно им же и быть окончено.

На наш взгляд, указанный пробел являет собой не просто пробел – с сугубо практической точки зрения это черствое и гнусное препятствие для активного участника дела, яро отстаивающего правоту своей правовой позиции в суде апелляционной инстанции (в частности).

Уже стало объективной истиной то, что в Московском городском суде дела, проходящие апелляционный этап, рассматриваются не только в списке “70-80 дел на один день одному составу суда в один зал”, но и при проведении нескольких заседаний по делу разными составами суда, причем персоны этих составов зачастую меняются на 100%. Возникает вопрос: влияет ли это на качество рассмотрения дела, заслушивание и оценку позиций сопрящих по этому делу сторон, либо данное явление абсолютно не способно привести к постановлению неправильного апелляционного определения? На этот вопрос каждый коллега ответит по-своему с учетом собственного опыта работы по делам в Мосгорсуде.

Осмелюсь кое-что огласить из практики своего участия в подобных предприятиях. Очень сложное гражданское дело о взыскании неосновательного обогащения, сопряженное с исследованием иного сложного по объему и предмету дела и некачественно рассмотренное одним из районных судов Москвы по итогам 8-месячного слушания, попало в Московский городской суд, где первое заседание было проведено составом судей П., И. и М.

Читайте также:  Предварительное судебное заседание в уголовном процессе

Наша сторона настраивалась так донести огрехи суда первой инстанции и сориентировать апелляционный суд на принятие решения по делу в определенном виде, что установка на встречу в лице судебного состава адекватности, грамотности и внимательности приобрела идею фикс.

12.08.2019 г. в ходе заслушивания доводов сторон состав суда П., И. и М. проявил небывалую внимательность, сразу оценив степень сложности дела и дав участникам процесса понять, что продолжительность его слушания определит качество рассмотрения этого дела и, как следствие, законность, обоснованность и справедливость принятого в апелляции судебного постановления. Двое судей из состава П. и И. по завершении заседания даже прокомментировали доводы апеллирующих сторон (решение по делу обжаловалось двумя спорящими сторонами одновременно), из которых следовало, что суд настроен предельно четко подойти к разрешению спорных вопросов.

Получив допинг уверенности и радости адекватности судебного состава, сторона моего доверителя тщательно готовилась к очередному заседанию по делу, отрабатывая уже озвученные аргументы и укрепляя свою позицию. Зная о том, что заседание по делу назначено на утро 12.09.2019 г. первым из всего списка на данный день, я и мой доверитель благодарно оценили подарок судьбы.

Но утро 12.09.2019 г. стало развиваться совсем не по тому сценарию, какой предполагался и нами, и ,возможно, тем составом суда. Обнаружив, что наше дело будет слушаться в другом зале и иным составом суда (Е., К. и О.), состояние стабильной уверенности моментально пропало.

Привычно доложив обстоятельства дела по его материалам, председательствующий Е. не пожалел времени на вопросы сторонам и устроил, мягко говоря, блиц-опрос по фактам дела прямо в судебном заседании. Из характера вопросов, акцентов председательствующего следовало одно: состав суда не ориентируется в материалах дела, даже несмотря на совершенный формальный их доклад. Результат: “решение суда первой инстанции оставить без изменения”. Комментарии излишни.

Произошедшая в этом деле очевидно произвольная замена состава суда, которая ранее не так болезненно воспринималась в силу меньшей значимости (чем указанное дело) рассматриваемых у нас в Мосгорсуде дел, в одночасье кардинально переменила жизнь сторон этого дела, став для них разорвавшейся бомбой, которую никто не ждал.

Таким вот образом ГПК РФ с отсутствием в своем содержании императивного правила о том, что “рассмотрение дела, начатое определенным составом суда, должно им же и быть окончено”, сыграл злейшую шутку в судьбах участников спора.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. в п. 1 ст. 6 говорит о том, что каждый в случае спора о его правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона. Принцип независимости и беспристрастности суда должен обеспечиваться в том числе и порядком формирования состава суда, включая основания и порядок замены судей.

На первый взгляд кажется, что названные вещи чрезмерно теоретизированы и далеки от судебной жизни России, но так кажется до тех пор, пока собственными глазами не убедишься в чудовищности невоплощения данного принципа на практике, особенно на примере споров, подобных тому, что я рассказал.

Несоблюдение условия неизменности состава суда относится к числу существенных нарушений правил гражданского, арбитражного и уголовного судопроизводств, влекущих отмену судебных актов вышестоящим судом. Но опять же, это явление характерно лишь для АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ. Над ГПК РФ, вероятно, законодатель решил изрядно пошутить.

Согласно АПК РФ дело, рассмотрение которого начато одним судьей или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьей или составом суда (ч. 2 ст. 18). То же самое предусмотрено п. 37 Регламента арбитражных судов, утвержденного Постановлением Пленума ВАС РФ от 05.06.1996 г. № 7. АПК РФ допускает замену состава суда, не связанную с отводом либо самоотводом судьи или одного из судей либо прекращением или приостановлением их полномочий, лишь в случае длительного отсутствия судьи ввиду болезни, отпуска, пребывания на учебе (п. 2 ч. 3 ст. 18). Замена состава арбитражного суда в этих случаях вызвана объективной невозможностью (в связи с временным отсутствием судьи) либо практической нецелесообразностью (в связи с длительной задержкой разрешения спора) рассмотрения дела первоначальным составом суда.

УПК РФ наряду с АПК РФ допускает замену состава суда также лишь в случае невозможности кого-либо из судей продолжать участие в судебном заседании (ч. 2 ст. 242).

А КАС РФ в ч. 2 ст. 28 провозглашает, что административное дело, рассмотрение которого начато одним судьей или составом суда, должно быть рассмотрено этим же судьей или этим же составом суда.

Между тем ГПК РФ, в отличие от АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ, не содержит конкретных оснований, по которым может смениться состав суда, не связанных с отводом, самоотводом судьи либо прекращением или приостановлением его полномочий, а потому, на взгляд практиков и теоретиков права, фактически допускает произвольную замену состава суда, что собственно говоря и произошло в проиллюстрированном случае. И было бы легче, если б случай был один, но вопректи здравому смыслу таких казусов десятки, а то и сотни в практике Мосгорсуда.

При этом ч. 2 ст. 157 ГПК РФ определяет, что “разбирательство дела происходит устно и при неизменном составе судей”. И далее оговаривает: “в случае замены одного из судей в процессе рассмотрения дела разбирательство должно быть произведено с самого начала”. Однако снова – кодекс не предусматривает процедуру замены судьи, не отвечает прямо на вопрос о том, можно ли сменить одного судью или весь состав полностью, неубедительно доносит до читателя свой смысл, зарождая в его голове еще большее недопонимание.

Остается зацепиться за это выражение, прописанное в ч. 2 ст.157 ГПК РФ: “разбирательство дела происходит при неизменном составе судей”, но и оно не находит поддержки у судов, даже несмотря на то, что представляет собой небросскую норму закона.

Как пишет Савин К.Г., “в настоящее время в судах общей юрисдикции по гражданским делам сформирована практика, согласно которой замена состава суда не требует оформления какого-либо процессуального документа уполномоченным на то должностным лицом (председателем, заместителем председателя суда, председателем судебного состава) и помещения его в материалы дела. Поэтому отсутствие в материалах дела процессуального документа о замене состава суда не свидетельствует о незаконности состава суда, принявшего решение, а потому не влияет на законность самого решения” (напр.: определения Пермского краевого суда от 02.04.2012 г. по делу № 33-2644/2012, от 04.04.2011 г. по делу № 33-3156/2011; определение Томского областного суда от 10.01.2012 г. по делу № 33-47/2012; определение Саратовского областного суда от 04.07.2012 г. по делу № 33-3733/2012).

Он же отмечает и то, что “имеется многочисленная практика тех же судов, согласно которой замена состава суда не должна обосновываться какими-либо уважительными причинами. Суды, проверяющие законность и обоснованность судебных постановлений либо только их законность, вообще не подвергают анализу уважительность причин замены состава суда и возможность рассмотрения дела первоначальным составом суда, указывая лишь на то, что нормы гражданского процессуального законодательства не определяют круг оснований, по которым возможна замена судьи” (определения Санкт-Петербургского городского суда от 26.03.2012 г. по делу № 33-3495/2012, от 25.07.2012 г. по делу № 33-10197/2012, от 18.06.2012 г. по делу № 33-7937/2012; определение Вологодского областного суда от 30.03.2012 г. по делу № 33-1053/2012; определение Воронежского областного суда от 24.07.2012 г. по делу № 33-3856/2012).

Только одно исключение нашел автор Савин К.Г., проведя трудоемкий анализ практики судов по данному вопросу – теоретические рассуждения Саратовского областного суда, изложенные в определении от 03.10.2012 г. по делу № 33-5761/2012, сочли, что “замена судей является исключением из правила о неизменности состава суда и допускается лишь при наличии уважительных причин (в случае отвода, болезни, нахождения в командировке, при устранении от работы в установленном законом порядке и т.д.). “. Больше таких позиций нет.

Казалось бы, состав суда по делу полностью сменился, и что Господа гневить, процедуры, хоть и формально, но придержался: заседание открыл, дело доложил, стороны опросил. Именно на этих аргументах многие областные (равные им) суды “выезжают” – они говорят: раз процедура соблюдена, в протоколе записано, что дело доложено, стороны заслушаны, то надо считать, что дело рассмотрено новым составом суда “с самого начала”, как и полагается (определение Санкт-Петербургского городского суда от 29.10.2012 г. по делу № 33-14165/2012, определение Вологодского областного суда от 12.10.2012 г. по делу № 33-4166/2012, определение Московского городского суда от 26.09.2012 г. по делу № 4г/9-5349/2012). Ну да. (у автора глубокое сомнение). Но зачем тогда запреты на подобное предусмотрены “родственниками” ГПК – АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ, просто так что ли ?!

Даже при “бледности” ч. 2 ст. 157 ГПК РФ, устанавливающей неизменность состава суда, вывод о неопустимости произвольной замены состава суда никуда не испаряется – регулятивный смысл ч. 3 ст. 14 ГПК РФ (в ред. от 29.07.2018 г.) предполагает все-таки однократность формирования состава суда для рассмотрения каждого дела.

Кроме того, мы забываем о том, что ч. 1 ст. 47 Конституции РФ нам гарантирует: “никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом”. При скудности регламентационных возможностей ГПК РФ эта норма может быть применена судом в конкретном деле по свойству прямого действия (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Однажды Конституционный Суд РФ в определении от 03.04.2014 г. № 656-О пояснил, что “установленный ч. 2 ст. 18 АПК РФ порядок замены судьи служит гарантией от произвольной передачи дела от одного судьи другому судье этого же суда либо от произвольной замены судей при коллегиальном рассмотрении дела. Если замена в составе суда, рассматривающего дело, произведена без наличия на то установленных процессуальным законом оснований, то сформированный подобным образом состав суда должен быть признан сформированным с нарушением ст. 18 АПК РФ, т.е. незаконным, что в любом случае влечет отмену принятого им судебного акта (пу.1 ч. 4 ст. 270 и п. 1 ч. 4 ст. 288 АПК РФ)”. Аналогичной позиции придерживался и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлениях от 17.07.2012 г. по делу № А56-6180/2011, от 18.06.2013 г. по делу № А40-108801/2011 и от 15.10.2013 г. по делу № А10-3798/2012.

Логика запрета произвольной замены состава суда в АПК РФ, КАС РФ и УПК РФ, логика позиции КС России ясны как “белый день” – замена состава просто приведет к произволу либо некачественному рассмотрению дела, поэтому её нужно запрещать. Именно второй случай и проявился в деле моего доверителя, к тому же не столь безопасно – судьбы обеих сторон покалечены. Неясно одно – если законодатель так “крошит” ГПК, объявляя “процессуальную революцию”, то почему он упускает очевидную вещь?! Загадка.

А пока. пока видится возможным применение ч. 2 ст. 157 ГПК РФ в системной взаимосвязи с ч. 2 ст. 47 Конституции РФ, обладающей свойством прямого действия, которое по своему общему смыслу воспрещает произвольно менять состав суда при рассмотрении конкретного дела. Как бы суды и другие чересчур опытные юристы-практики ни глумились, внимание судов в положение ч. 2 ст. 47 Конституции РФ все-таки следует “тыкать”, в противном случае участникам гражданского судопроизводства на законное, объективное и исчерпывающее рассмотрение их дел подготовленным составом суда надеяться не придется.

как должна происходить смена судьи?

Я выступаю ответчиком в деле о наследстве квартиры. В декабре 2005 года наше дело начинала вести одна судья, показавшаяся мне справедливой. Истец подал заявление об отводе этой судьи. В деле находится определение этой судьи об отказе принять самоотвод. В судебном заседании она также устно выразила свой отказ. Однако, на следующее заседание дело принял уже другой судья, волокитчик и, на мой взгляд, небеспристрастный человек. С тех пор и до сего момента дело не сдинулось с мертвой точки. Истец затягивает дело, судья его поддерживает. В деле нет никаких документов о том, что первая судья была отстранена (заменена, смещена), тем более нет никаких обоснований этого и определений суда. Есть только определение, что второй судья принимает дело в свое производство. Как в устной беседе мне сообщила первая судья: “Председатель суда так захотел.” Должно ли в деле находиться определение председателя суда о смене одного судьи другим?

Вопрос: не было ли здесь допущено процессуальной ошибки? Правомерна ли такая необоснованная смена судей? Стоит ли написать жалобу в квалификационную коллегию судей на действия председателя суда? Если да, то в какую (дело тянется в районном суде г. Воронежа)?

Да, безусловно. Жалобы написать в квалификационную коллегию судей следует. Обычно, квалифколлегия находится в областном суде вашего округа (можно узнать, например, в канцелярии суда)Обычно, распределение дел между судьями происходит по территориальному признаку, а иногда и по категориям дел. В любом случае, замена одного судьи на другого должна быть обоснована и вызвана необходимостью. Например: декрет, отпуск, больничный, но никак не может зависеть от пожелания председателя суда!!

Большое спасибо! Ирина.

юрист, эксперт Москва т.89104041662

Основания для отвода судьи определяется по ст. 16 ГПК РФ. К ним относятся:

1. Для правильного применения ст. 16 нужно обратить внимание на ряд обстоятельств:

а) понятием судья охватываются лица, осуществляющие правосудие и исполняющие свои обязанности на профессиональной основе в составе судов общей юрисдикции (вплоть до Верховного Суда РФ) (ст. 11-16 Закона о судебной системе), а также:

мировые судьи (ст. 28 Закона о судебной системе, ст. 1, 3 Закона о мировых судьях);

судьи гарнизонного, окружного (флотского) и иных военных судов (ст. 22 Закона о судебной системе, ст. 10-24 Закона о военных судах);

Читайте также:  Обеспечение доказательств в гражданском процессе

б) не может участвовать в суде и лицо, которое до введения в действие ГПК участвовало в деле в качестве народного заседателя. При этом имеется в виду заседатель не только в составе районного суда, но и в составе любого вышестоящего суда общей юрисдикции, а также в составе военного суда, рассматривавшего гражданское дело по первой инстанции;

в) под словом “прокурор” в ст. 16 имеются в виду прокуроры:

и районных (городских) прокуратур (ст. 16 Закона о прокуратуре);

и прокуратур субъектов России (ст. 15 Закона о прокуратуре);

и Генеральный прокурор России (ст. 14 Закона о прокуратуре);

и прокуратур, приравненных соответственно к прокуратурам районов (городов), а также субъектов России, включая специализированные прокуратуры (ст. 11 Закона о прокуратуре);

г) секретарь судебного заседания – это лицо, составляющее протокол судебного заседания, а также протоколы процессуальных действий, совершаемых вне судебного заседания;

д) эксперт – это лицо, обладающее специальными познаниями в области науки, искусства, техники или ремесла, назначенное судом при рассмотрении гражданского дела;

е) переводчик – это не заинтересованное в исходе гражданского дела лицо, владеющее языком, знание которого необходимо для осуществления перевода;

ж) специалисты – это лица, привлеченные судом для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи.

2. Лица, перечисленные в ст. 16 ГПК, не вправе участвовать в рассмотрении дела и подлежат отводу, если они лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе дела.

“Личная заинтересованность” имеет различные формы: например, истица – сестра судьи, ответчик – близкий друг председательствующего, в качестве ответчика выступает банк, одним из учредителей которого является эксперт.

“Прямая заинтересованность” также может проявляться по-разному: прокурор не вправе участвовать в рассмотрении дела, если иск о восстановлении на работе подала его жена, переводчик безусловно прямо заинтересован в том, чтобы дело разрешилось в пользу его сына-ответчика, и т.д.

Примерами “косвенной заинтересованности” могут служить: заинтересованность судьи в исходе дела в пользу главного врача больницы (ответчика по делу), в которой лечится его отец; в пользу банка, в котором у него крупный депозитный вклад.

Под иными обстоятельствами (вызывающими сомнение в беспристрастности упомянутых выше лиц) понимается, например, рассмотрение дела в кассационном порядке судьей, который был членом суда первой инстанции по этому делу, производство экспертом бухгалтерской ревизии коммерческой организации – ответчика по делу.

3. Анализ положений ст. 16 показывает, что они:

а) относятся только к случаям отвода судьи, в т.ч. и председательствующего;

б) не исчерпывающим образом устанавливают основания для отвода судьи: о других основаниях отвода (или самоотвода):

в) запрещают лицам, состоящим в родстве между собой, входить в состав суда, рассматривающего гражданское дело. При этом:

речь идет не только о членах семьи (к последним относятся родители, дети, супруги, усыновленные), но и о других родственниках, как относящихся к числу близких (например, братья, сестры), так и нет (например, племянник, дядя, тетя);

речь идет только о лицах, входящих в состав суда (например, о судье – председательствующем, о двух членах областного суда, рассматривающего дело в кассационном порядке, и т.д.), но не о прокуроре, экспертах, о лицах, участвующих в деле. Тем не менее систематический анализ правил ч. 2 ст. 16 и ст. 18 позволяет сделать важный вывод: родственные отношения между членом суда и, например, прокурором, экспертом могут послужить основанием для отвода (ибо налицо одно из “иных обстоятельств, вызывающих сомнение в их беспристрастности”, упомянутых в ст. 16).

4. Судья не вправе участвовать в рассмотрении дела, если:

а) он участвовал в рассмотрении данного дела:

в ходе предыдущего рассмотрения. Речь идет о случаях, когда судья областного суда участвовал также при рассмотрении дела по первой инстанции: судья, слушающий дело в порядке надзора, до этого рассматривал его в первой или кассационной инстанции и т.д.;

в качестве прокурора, эксперта, переводчика, секретаря судебного заседания;

в качестве свидетеля, т.е. лица, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу. О них, а также об их обязанностях, о лицах, которые не могут быть вызваны в качестве свидетелей;

в качестве представителя (в т.ч. законного). О лицах, которые могут быть представителями, оформлении их полномочий, правах и обязанностях, см. коммент. к ст. 49-52 ГПК;

б) он является родственником:

сторон в гражданском деле;

других лиц, участвующих в деле;

в) он лично (т.е. сам судья непосредственно, а не его брат, друг и т.д.) заинтересован в исходе дела:

прямо, например, он желает, чтобы спор был решен в пользу сына (истца по делу);

косвенно или, например, чтобы ответчик, являющийся начальником его близкого знакомого, смог уйти от имущественной ответственности за ущерб, причиненный истцу;

г) имеются “иные обстоятельства” (прямо не названные в ст. 16), вызывающие сомнения в беспристрастности судьи или народного заседателя (если дело рассматривалось до 01.02.2003). Возможно, эти сомнения и беспочвенны (т.к. судья, несмотря на наличие таких обстоятельств, и не собирался принимать их во внимание). Тем не менее закон (в целях принятия объективного решения) предусматривает возможность отвода судьи и по такому основанию. О том, что отвод в этих случаях должен быть мотивированным.

Порядок разрешения заявления об отводе (ст.20 ГПК)

1. Правила ч. 1 (в отличие от правил других частей ст. 20) касаются порядка разрешения отвода во всех случаях независимо от того, какому участнику судебного разбирательства заявлен отвод (см. коммент. к ст. 16-19). Они императивно устанавливают, что:

а) получив заявление об отводе, суд обязан:

выслушать мнения лиц, участвующих в деле (см. об их составе и правах коммент. к ст. 34-47 ГПК). Эти мнения излагаются устно, хотя лицо может довести свое мнение до суда и письменно (в этом случае оно оглашается судом);

заслушать лицо, которому отвод заявлен. Последний вправе (но не обязан) дать устные объяснения по поводу отвода;

б) после того как суд заслушает мнение лиц, участвующих в деле, и отводимого, он обязан удалиться в совещательную комнату. Заявления об отводе разрешаются определениями суда с соблюдением тайны совещания судей;

в) принятое определение оглашается в зале судебного заседания.

При необходимости определение может быть выслано лицам, участвующим в деле (в копиях);

г) даже если прокурор участвует в деле, он в настоящее время уже не вправе давать заключение по поводу отвода (как это было предусмотрено в ст. 41, 156 ГПК 1964 г.).

2. Правила абз. 1 ч. 2 ст. 20 имеют определенную специфику:

а) они подлежат применению, если отвод заявлен судье (в т.ч. мировому судье);

б) систематический анализ ст. 19 и 20 позволяет сделать вывод о том, что эти правила применяются и в случаях, когда судья заявляет о самоотводе;

в) они запрещают присутствие отводимого в совещательной комнате (при решении вопроса об отводе). Если отвод заявлен судье районного суда в коллегиальном составе, этот вопрос решают остальные судьи (их должно быть не менее двух, см. коммент. к ст. 7, 15 ГПК). Аналогично решается вопрос и в вышестоящих судах;

г) в них установлено важное изъятие из общих правил ст. 15 (о том, что все вопросы, возникающие при разбирательстве дела, решаются судьями большинством голосов): при равном количестве голосов, поданных за и против отвода, судья считается отведенным. В случае отвода мирового судьи, всего состава судей районного (городского) суда дело рассматривается в том же суде, но в ином составе, либо передается на рассмотрение в другой районный (городской) суд другому мировому судье (при невозможности замены судьи). При этом разбирательство должно быть произведено с самого начала (см. коммент. к ст. 21).

3. Анализ правил ст. 20, кроме того, позволяет сделать следующие выводы:

а) они подлежат применению и в случаях, если:

отвод заявлен нескольким судьям, участвующим в разбирательстве данного гражданского дела. Например, если из трех членов краевого суда отвод был заявлен двум из судей, которые рассматривали дело;

отвод заявлен всему составу суда;

б) в них содержится важное изъятие из общих правил:

вопрос об отводе суд решает в полном составе, удалившись в совещательную комнату. Определение суда по заявлению об отводе всего состава суда (нескольких судей) принимается простым большинством голосов (при этом в голосовании участвуют и отводимые).

4. Применяя правила ст. 20, особо необходимо обратить внимание на то, что они регулируют ситуацию:

а) когда дело (в случаях, предусмотренных законом, – см. коммент. к ст. 7) рассматривается судьей единолично;

б) при этом ему заявлен отвод;

в) в подобной ситуации судья также принимает определение в совещательной комнате и затем оглашает его в зале судебного заседания.

5. Характеризуя правила последнего абз. ст. 20, необходимо учитывать следующие обстоятельства:

а) они применимы лишь при отводе прокурора, эксперта, переводчика, специалиста, секретаря судебного заседания. При этом следует также руководствоваться правилами ч. 1 ст. 20 (см. выше);

б) именно суд, рассматривающий дело, должен вынести определение об отводе упомянутых лиц. Оно принимается простым большинством голосов в совещательной комнате и оглашается в зале судебного заседания;

в) ни в ст. 20, ни в ст. 21 прямо не говорится о последствиях отвода прокурора, специалиста, эксперта, переводчика, секретаря судебного заседания. Однако систематическое толкование норм ст. 20, 21, 168 ГПК позволяет сделать следующие выводы:

отвод любого из упомянутых лиц (если он удовлетворен) влечет те же последствия, что и неявка этого лица в судебное заседание;

в связи с этим разбирательство дела откладывается. Новое разбирательство (после его отложения) начинается сначала, но уже с новым переводчиком, экспертом, прокурором или секретарем судебного заседания.

Возникает вопрос: противоречит ли ст. 20, 21, 168, 169 ГПК практика отдельных судов, при которой разбирательство дела в таких случаях не откладывается, а прерывается, продолжаясь после явки нового эксперта, прокурора и т.п.? Нет, не противоречит, если заявление об отводе было сделано в соответствии со ст. 19 и не нарушены правила ст. 157 ГПК .

Об отводе эксперта, переводчика, прокурора суд обязан сообщить в соответствующие организации и прокуратуру.

Статья 21. Последствия удовлетворения заявления об отводе

1. Анализ ст. 21 позволяет сделать ряд важных выводов:

а) правила ч. 1 ст. 21 впервые подробно регулируют процедуру рассмотрения заявления об отводе или самоотводе, заявленного мировому судье.

При его отводе дело передается на рассмотрение другого мирового судьи этого же судебного района, а если это невозможно (например, из-за того, что в судебном районе один мировой судья), дело передается мировому судье другого района. Передача в районный суд на территории того судебного района, где функционирует мировой судья теперь, невозможна (этот вывод основан на систематическом толковании ст. 21, а также ст. 24 ГПК 1964, Закона о судебной системе, ст. 1, 3 Закона о мировых судьях);

б) правила ч. 2 ст. 21 исходят из того, что дело подлежит рассмотрению:

прежде всего в том же районном суде, судья которого был в установленном порядке отведен (см. коммент. к ст. 17-19, 23, 24 ГПК). Однако в этом случае дело должно быть рассмотрено в ином составе суда (т.е. в таком, где отведенный принимать участие не будет);

в другом районном суде, если замена судьи становится невозможной (например, из-за того, что в этом суде один профессиональный судья);

в) если отвод будет удовлетворен в отношении всего состава районного суда, дело должен рассматривать полностью обновленный состав данного суда, а если это невозможно (из-за невозможности замены судьи) – другой районный суд. Вопрос об этом решает суд, удовлетворивший заявление об отводе;

г) во всех случаях, когда в соответствии со ст. 21 дело рассматривается новым составом суда, разбирательство дела должно начинаться заново.

2. Правила ч. 3 ст. 21:

а) подлежат применению лишь постольку, поскольку:

отведен член суда, либо весь состав, суда субъекта России;

отведен член Верховного Суда РФ (речь идет о судье Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ);

отведен член суда окружного (флотского) военного суда либо член суда Военной коллегии Верховного Суда РФ;

б) касаются дел, рассматриваемых как по первой, так и по кассационной инстанции или в порядке судебного надзора;

в) императивно устанавливают, что дело рассматривается в этом же суде (т.е. суде субъекта России, военном суде, Верховном Суде РФ), но в другом составе. Если отведен лишь один член суда, то “другим” считается состав суда, не включающий отведенного. Если же отведен весь состав суда, то “другим” будет считаться состав суда, полностью состоящий из судей, не участвовавших в первоначальном рассмотрении дела.

3. Особые правила установлены в ч. 4 ст. 21. Они применяются, если:

дело первоначально рассматривалось в суде субъекта России или в окружном (флотском) военном суде. Этот вывод основан на систематическом толковании ст. 21 и ст. 15 Закона о военных судах;

дело не может быть рассмотрено в упомянутых судах потому, что вследствие отводов невозможно образовать новый состав судей (например, неотведенными остались только два члена суда).

Нужно обратить внимание на ряд важных обстоятельств:

а) дело передается соответственно в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ или в Военную коллегию Верховного Суда РФ;

б) правила ч. 4 ст. 21 применяются и в случаях, когда члены суда:

ранее принимали участие в рассмотрении данного дела в суде первой инстанции либо в порядке судебного надзора;

рассматривали дело в суде первой или кассационной инстанции;

рассматривали дело в суде кассационной инстанции или в порядке судебного надзора ;

в) последствия, указанные в ст. 21, наступают и в случаях, когда удовлетворено заявление о самоотводе.

Судья должен был вынести письменное определение. Все должно оформляться письменно.

Поэтому в вашем случае можно говорить о преднамеренном затягивании дела. Нужно написать жалобу в квалификационную коллегию судей. Он образуется при судебном департаменте Верховного суда субъекта Федерации (в вашем случае в Верховном суде г. Москвы или где у вас рассматривается дело). Квалификационная комиссия может применить к судье дисциплинарное наказание. Также жалобу можете написать в прокуратуру о нарушении ваших прав, и уже прокурор может написать в суд представление.

Если возникнут еще какие-то вопросы, обращайтесь по т. 89104041662

Ссылка на основную публикацию